Архив метки: Андрей Харламов

Андрей Харламов. Он верил в облака (рассказ)

Ох, всыпят, всыпят, всыпят ему!

Маленькая  сумрачная гримёрка,  вечернее окно,  тумбочка,  стул, стол с зеркалом, рыжий, видавший виды, диван и стены, испрещённые рожицами – весёлыми, сердитыми, плачущими, смеющимися…

И первой всыпет, когда разглядит его художества на обоях, завтруппой Наталья Степановна…

Юрий Федюнин вздохнул.

Не посмотрит на все его заслуги, регалии и дружбу с самим Северцевым… Читать далее

Андрей Харламов. Слово, летящее белой птицей (повесть). Предисловие

… Обхватив голову руками, он сидел перед двумя свежими могильными холмиками.

…Божия коровка – вертолётик! – царапнула кончик носа, побежала щекотинкой по губам, по подбородку – нелепо! ненужно! – Михаил стряхнул её с лица, и вздрогнул от неожиданности: рядом с ним стоял высокий худощавый светловолосый человек, в каком-то нелепом, как будто на несколько размеров больше нужного, ярко-синем костюме. Читать далее

Андрей Харламов. Слово, летящее белой птицей (повесть). Вступление

О – о – о… Вы не знаете, где этот край. Он лежит за синими горами, прячется за сугробами белых облаков, превращающихся то в снежный лес, то в ледяные торосы. И только по розовым дорогам солнечных лучей можно добраться туда, но кто – различит эти дороги в бушующем солнечном море? Читать далее

Андрей Харламов. Слово, летящее белой птицей (повесть). Глава 1. Встреча в Кивеже

— Когда ты проснешься, увидишь,

Что сна больше нет.

И синие волны,

вскипая сверкающей пеной,

Тебя поднимают

В волшебное таинство слов

Господней Вселенной.

Читать далее

Андрей Харламов. Слово, летящее белой птицей (повесть). Глава 2. Поэтический турнир

… Брызги солнца! Янтарь и смех! И стихи.

Чудо-конь. Белоснежный. Крылья – две волны, пенные и сверкающие, глаза-звёзды, золотая грива, и серебряные искорки из-под копыт.

Уголь снял с Пегаса тоненькую девушку в розово-голубом платье, с вышитым букетом ромашек на груди, и передал её в руки флеям. Читать далее

Андрей Харламов. Слово, летящее белой птицей (повесть). Глава 3. Целительница Болгер

«Деис»…

Он открыл глаза. И увидел над собой голубое глубокое небо. Всё покачивалось вокруг и лёгкий свежий ветерок приятно обдувал лицо.

Он слишком поздно почувствовал опасность. Он думал о Деис… Он забыл… Он пришпорил Пегаса и хотел развернуться, но было уже поздно. Он не ощутил удара, только вдруг дикая боль прошила грудь со спины и разметала сердце… И резкая липкая слабость – ладони сразу стали мокрыми, меч выскользнул из них. Он упал на гриву коню – и конь понёс… А он в стремительно темнеющем мире всё пытался удержать ускользающий образ Деис, и не мог его сохранить… Читать далее

Андрей Харламов. Слово, летящее белой птицей (повесть). Глава 4. Путешествие Дингвиса начинается

Нет, Дингвис и не собирался плыть к Болгер. Всё произошедшее в конце поэтического турнира: ход времени преломившийся, таинственная звезда – Туэра, картины, краски – всё то, в чём пронёсся или что пронеслось в нём – ошеломило и перевернуло флея. И огнём прожгли его слова Угля, повторившего фактически то же, что сказали ему во сне стоики. Никто больше не услышал их. Разве что Аркадьюшка — но у этого всё пролетело мимо ушей. Хотя накануне Дингвис рассказывал ему с Иваньюшкой свой сон, и слова сии, пусть и без последних строчек, друг его мог бы и запомнить. Но обиды на товарища у Дингвиса не было. Пока бегом они несли Угля к Днеа, он решил один отправиться в путешествие к стоикам. Не нужны первому поэту флеев сопровождающие – его одного позвали. Жаль, конечно, что из-за Угля конец поэтического турнира оказался сорван. Читать далее

Андрей Харламов. Слово, летящее белой птицей (повесть). Глава 5. Давно, тысячу лет назад

«Деис»…

Он открыл глаза. И увидел над собой голубое глубокое небо. Всё покачивалось вокруг и лёгкиё свежий ветерок приятно обдувал лицо.

Он слишком поздно почувствовал опасность. Он думал о Деис… Он забыл… Он пришпорил Пегаса и хотел развернуться, но было уже поздно. Он не почувствовал удара, только вдруг дикая боль прошила грудь со спины и разметала сердце… И резкая липкая слабость – ладони сразу стали мокрыми, меч выскользнул из них. Он упал на гриву коню – и конь понёс… А он в стремительно темнеющем мире всё пытался удержать ускользающий образ Деис, и не мог его сохранить… Читать далее

Андрей Харламов. Слово, летящее белой птицей (повесть). Глава 6. Мёртвое воинство Горуна

Чёрный провал вдруг возник перед ним.

«Нет»…

Надвинулся – и непроницаемый мрак закрыл всё пространство.

«Я не проиграл ещё». Читать далее

Андрей Харламов. Слово, летящее белой птицей (повесть). Глава 7. Поединок

— Пу – уть!

Рёв разносился эхом, превращался в неясный гул.

Бесчисленные потоки воинов на чёрных крылатых конях двигались по серебристой дороге, уходящей в чёрно-звёздное небо. Отряд за отрядом. И каждый, проходя мимо холма, приветственно вскидывая лес копий:

— Пу – уть!

Серебристая пыль клубилась в воздухе, уносилась серебряным ветром ввысь. Читать далее

Андрей Харламов. Слово, летящее белой птицей (повесть). Глава 8. Дингвис у Царевны воды

Вспышка! Блеск. Мерцание в чёрно-фиолетовой бездне…

Дингвис вдруг обнаружил, что полулежит на огромном плоском фиолетовом камне. Пенные водопады обступили его. Читать далее

Андрей Харламов. Слово, летящее белой птицей (повесть). Глава 9. Хранитель времени

«Когда ты проснёшься, увидишь,

Что сна больше нет.

И синие волны,

вскипая сверкающей пеной,

Тебя поднимают

В жемчужное таинство слов

Господней Вселенной.

Читать далее

Андрей Харламов. Слово, летящее белой птицей (повесть). Глава 10. Владыки Шамбалы

Золото! Золото!

Зверь золотой готовится к прыжку из горы!

Пики сверкающие плывут в розовом мареве… Дзиньк-дзиньк! – золотые колокольчики невидимых пагод.

Вижу вас, тайные владыки Шамбалы. Тысячи высохших аскетов и отшельников, медитирующих в золотой нирване в глухих пещерах – вы. Тысячи грязных бродяг по дорогам, питающихся подаянием и отбросами, — безумных мудрецов, отказавшихся от всех благ материального мира, — вы. Тысячи йогов, превративших своё тело и свою душу в железный конструктор – вы. Незримые когорты серебряных воинов, только от прикосновения которых начинает перерождаться всё живое – ваши воины. Загадочные чёрные модули, треугольники и шары, снующие в разных уголках Земли – ваши корабли. Читать далее

Андрей Харламов. Слово, летящее белой птицей (повесть). Глава 11. Что такое любовь?

Необычное ощущение! Чёлн плыл в серебристой воде, в серебристом свете – сам воздух светился серебром! — неестественно, нереально – мысли, чувства – и разгорающееся сияние впереди.

— Ты как себя чувствуешь? – донёсся откуда-то издалека-издалека голос его спутницы.

Да спутница его – та же самая девушка в ромашковом платье, так восхищавшаяся его стихами на поэтическом турнире под Юрюзанью? – нет! – это скульптура, фигурка фарфоровая, ожившая по мановению волшебной палочки странного кудесника, пишущего про них – книгу… Читать далее

Андрей Харламов. Слово, летящее белой птицей (повесть). Глава 13. Горное сражение

«Уголь, Уголь»…

Он вновь нёс на руках окровавленное тело Болгер…

Кто-то зовёт его?

Уголь очнулся, провёл ладонью по лбу. Огромный белый ледник слепил глаза. Вновь опустил набрякшие тяжёлые веки. Вот так же он уснул в первый раз. И вновь Уголь услышал голос, зовущий его, и вдруг увидел бледное перекошенное лицо Дингвиса. И тут же флей рассыпался, пропал, исчез. Он ведь снова спит. Какое ему дело до маленького тщеславного поэта? Схватка идёт у подножия горы, оттуда доносятся крики, — там, может быть, кто-то зовёт его – тот, кто верил ему, полководцу, кто хотел жить, и он, Уголь, не спас его. Читать далее

Андрей Харламов. Слово, летящее белой птицей (повесть). Глава 14. Дингвис идёт в Шамбалу

Девушке, мечтающей увидеть свет.

Дингвис поднялся с земли. Толком ещё ничего не соображая, потряс головой. Перед ним на соломенном коврике, скрестив под собой ноги, сидел смуглый щупленький человечек, в видавшим виды коричневом халате. На лице человечка светилась приветливая улыбка, но узкие, с хитринкой, глаза смотрели цепко, и флею показалось, что они в мгновение перебрали все мысли в его голове. Он огляделся – ложбина. Камень и песок. Узенькая тропинка вверх. Читать далее

Андрей Харламов. Слово, летящее белой птицей (повесть). Глава 15. Пыль и прах

Горы! Горы и снег. Звёзды-иглы. Небо.

И сумасшедшая скачка много дней. И стычки, и мелкие бои, забирающие у него воинов, которые нужны ему так в главной битве. Горун пронизывал миры, в серебристых языках пламени появляясь то там, то здесь, носился по равнинам и холмам. Он пролетал и над долиной флеев, и над городом гномов, и следом, рядом, впереди него двигались сотни его разведчиков. И уже по выбранной наилучшей дороге шло великое его воинство, сметая мелкие преграды и обходя крупные заслоны света. Читать далее

Андрей Харламов. Слово, летящее белой птицей (повесть). Глава 16. Братья поневоле

Серебряная пыль вихрилась вокруг чёрного крылатого скакуна, расплывалась облаком, тянулась, угасая, мерцающим шлейфом к фиолетовому небу, откуда они только что спустились. Читать далее

Андрей Харламов. Слово, летящее белой птицей (повесть). Глава 17. На диком поле перед битвой

Ночь. Звёзды. Над Диким полем начал стелиться туман. Он гасил костры часовых, накрывал шатры и повозки и спящих вповалку под плащами воинов, заволакивал и прятал горы вокруг, может, он скроет и звёзды под своим одеялом, пусть и они выспятся перед решающей битвой… Читать далее

Андрей Харламов. Слово, летящее белой птицей (повесть). Глава 18. Волшебные кристаллы

Счастье! Вот что такое счастье! Оно нахлынуло на Дингвиса, и он заплакал, и уже сквозь слёзы, родившись заново, увидел все эти краски, которые, казалось, навсегда потерял. И увидел – белоснежный храм с золотым луковичным куполом и золотым крестом на самой маковке. Прекрасный и чудный, стоял он на сверкающей белой горе, на фоне удивительного неба, усыпанного сказкой – звёздами сияющими бело-золотыми. Но это длилось лишь мгновение, а в следующий уже миг небо разлилось голубым океаном, заполнило голубым воздухом всё пространство, и полетела, засветила ослепительно белая птица, не птица! – тысячи кораблей тончайших – жемчуг и алмазы, летели, сияющие, с белыми парусами, и Ангелы, нёсшие под руки флея, сквозь вспышки слепящие молний, сквозь огонь очистительный молитв пронесли, опустили его на один из крайних кораблей. Стоики, удивительные стоики, к которым он так долго шёл, как их много на корабле, улыбались ему, и один из них, голубоглазый светловолосый юноша с золотым крестиком на груди, подошёл и обнял Дингвиса. Читать далее

Андрей Харламов. Слово, летящее белой птицей (повесть). Глава 19. Последняя битва

Белые горы, небо… Там, за грядой, рядом! Долина флеев. Отшельник поднялся ему навстречу.

— Здравствуй, Дингвис.

И флей удивился перемене, произошедшей в его бывшем проводнике в Шамбалу. Серьёзный, напряжённый, ни тени иронии, хоть бы капелька насмешливости в узких пронзительных глазах. Он поздоровался с ним – как с равным. Читать далее

Андрей Харламов. Слово, летящее белой птицей (повесть). Послесловие

Прикоснись сердцем к небу — чудными красками наполнится твоя грудь… Ты выздоравливаешь, друг. Отбрось все свои склянки и микстуры: боль ушла от тебя. И синее небо в душе. Читать далее

Андрей Харламов. Об авторе

andrey_harlamovХарламов Андрей Витальевич. Родился и живу в Казани. Окончил Казанский государственный университет. Журналист. Из литературных публикаций повести, рассказы, эссе в литературных альманахах, бумажных и электронных изданиях, изданные в том числе и отдельной книжкой.