Архив рубрики: Владимир Никитин

Владимир Никитин. Черепаха (рассказ)

За последнее время я приобрел стоящего собеседника – он внимательно слушает, вытягивая шею, и вдумчиво молчит. Он знает об этом мире все. И, скорее всего, не доволен «Ледниковым периодом». Там много насочиняли, – мог бы он авторитетно заявить. Но он не обижает творческих людей: как и я, он к ним снисходительно добродушен. Они что-то рисуют, и им линии кажутся важными…О-ля-ля, за одно это их стоит любить. Читать далее

Владимир Никитин. Дети (рассказ)

Он с усилием вспоминает начало разговора.

– Ну, вы дети и устроили, – сказала тетя Игоря – одного из «детей».

Второй ребенок – Аня, сидела здесь же, подле тети на белом ковре. Комната сделана под кабинет – черно-серая «стенка», офисное вертящееся кресло, на встроенном в «стенку» столе – компьютер. Бежевые обои, строгая лампа, плоский плафон. У окна стоит раскладывающийся темно-синий диван Игоря. Эту комнату он приберегал для себя, а гостей пускал только в случае серьезных разговоров. Самый-самый, по его мнению, происходил сейчас. Читать далее

Владимир Никитин. Кофейные зёрна (рассказ)

В ближайшем будущем,

вне зависимости от времени, в котором живёте.

Дело было так.

Я тогда служил адвокатом в скромной, но амбициозной конторе, которой в свои двадцать три года вполне соответствовал. Сидя около окна, в ожидании интересного случая, я гадал, когда он соизволит упасть с неба. На своего шефа я не рассчитывал – лучшие дела доставались лишь старшим по званию, а спрашивали так, словно мы были в равных условиях. Читать далее

Владимир Никитин. La Seine. Этюд (рассказ)

Маленькая печаль красноречива, великая – безмолвна.

Сенека.

 

Эту картину я написал пять лет тому назад – балерина в снегу исполняла на пуантах фуэте. Многие решили, что я изобразил зиму, потом зарисовывал девушку в теплом доме. Ну а затем добавил для верности пар изо рта и нежный румянец на впалые щёки. Но они забыли про легкую скованность, которая была ей не свойственна, но стянула движения на морозе, словно корабль во льду. Этого бы я придумать не мог – не такой уж я реалист, чтобы сделать хуже, чем просится. Читать далее

Владимир Никитин. Обратный ход (повесть)

Мы помним лишь то, чего никогда не было.

I часть

 

Действительность прояснялась, словно кто-то включил свет и навёл резкость.

Теперь он смог увидеть кадр именно таким, каким он и был. «Кадром» он называл то, что другие именовали действительностью – фотоаппарат или камера были здесь не при чем

Вокруг стояли люди: большей частью ещё молодые по возрасту, но назвать их таковыми не поворачивался язык. Согласно времени прожитой жизни им было не больше 35 лет. Если судить по лицам и осанке – все 50.

Раздался громкий визг, словно десяток детей высокими голосами выкликнули какой-то лозунг или девиз, и комната наполнилась деловитой и суетливой малышней.

– Школа, – пронеслась у него мысль. Читать далее

Владимир Никитин. Парк, которого не было (рассказ)

Когда я влетел с морозной улицы, весь раскрасневшийся, словно боярыня с картины, влетел румяным пирожком, со сверкающими от слез глазами, сын всё еще увлеченно собирал конструктор, выстраивая идеальные цветовые сочетания.  Он до сих пор не был одет и ползал по мягкому и теплому ковру, словно по пушистым волнам… Читать далее

Владимир Никитин. Острова и материк (сборник рассказов, вторая редакция)

Дама из музея

Помни это, помни это
— Каплю жизни, каплю света…
«Донна Анна! Нет ответа.
Анна, Анна! Тишина».

Г. Иванов.

 

Часто немые глаза красноречивее уст.

«Наука любви».

Публий Овидий Назон

 

 

Студенты перешли во «французский зал» музея, где были выставлены картины Модильяни и Гогена.  В его центре они увидели стеклянную конструкцию, в которой на мягком кубе лежала девушка, пока не обнаженная, но словно приготовившаяся к близости. У неё был влажный взгляд, губы сверкали.  Расстегнутая блузка  приоткрывала тонкое изящное белье, на стройных длинных ногах надеты черные чулки. И хотя не было полного обнажения, поза модели, её взгляд и готовность к страсти, взбудоражили и пробудили ответные чувства. А потом ребята поняли, что перед ними живой человек, не экспонат.  Помещенный в стекло,  как арт-объект современного творчества, словно кто-то решил устроить ловкий  перфоманс. Обрадовавшись, что рядом  с ними женщина,  способная отзываться на ласки и томно стонать,  они остановились. Их пульсы от волнения ускорились. А потом им стало заметно другое. Студенты увидели, что зрачки у неё не движутся, что небольшая, но красивая грудь не подымается.  Ребята робко присматривались, боясь сказать и слово вслух. Как часто бывает в таких случаях, у многих из них зачесался нос, и в горле ссохлось. Но ни чиха, ни кашля позволить себе они не могли.

Экскурсовод подошел к девушке, вернее, к стеклянной конструкции, в который она была замурована.  На стеклах не оставалось следов дыхания. «Она мертва», – подумал он.  Вызовите охрану, – произнес вслух.  Читать далее

Владимир Никитин. Последнее время (повесть)

1

 

«На какой-то такой очередной попытке закончится жизнь», – думал Алексей. Он только что вернулся из небольшого театра с представления, до которого ему не было никакого дело. На спектакль его завлекла афиша с именем актрисы, игравшей главную роль. С ней они были знакомы лет десять назад.

Он отыскал её на сайте, по школе, в которой они вместе учились. Нашел от скуки, от ощущения безвременья, которое каждый раз возникает, когда впереди не предвидится цели, или как он сам говорил, оттого, что «кожа не чувствует будущего». Встреча вышла на удивление пресной. В отличие от юности Алексей без волнения и потому легко подошел к ней и завел бесполезный, сентиментальный разговор.

Настя (как звали актрису) ничего не помнила, он уже ничего не чувствовал. «А да, учились, – говорила она. – В каком году? Ну надо же, и прямо-таки любил, а я тебя и не помню… Да, играю, воспитываю дочь. А ты чего не ходил на встречу выпускников? Дорожил воспоминаниями? Ну-ну»

Всё вышло настолько бессмысленно, что Алексей пожалел о своем приходе, хотя ничего и не ждал от встречи. Они разошлись на ступеньках театра. Он отправился домой, тут же выбросив из головы пошлую пьесу.

Читать далее

Владимир Никитин. Последний танец (рассказ)

Александре

 

Кофейня расположена на оживленной трассе. Каждые полминуты он видит через стекло красные стоп-фонари. Окно немного запотело. Зрение у посетителя  слабое, и огни то немногое, что он видит всегда.  Он плохо различает силуэты, рисунки – только цвета и оттенки.  Говорят, каждый раз перед художником встает вопрос, когда он берется за холст: рисунок или цвет. Перед ним этот вопрос не стоит. Цвет, всегда цвет. Читать далее

Владимир Никитин. Об авторе

Владимир Никитин

Владимир Никитин

Никитин Владимир Александрович, родился в 1980 г, окончил Литературный институт им. А.М. Горького, работал литературным редактором, журналистом, фотографом, в пресс-службе.   Читать далее