Архив рубрики: Владимир Абрамсон

Владимир Абрамсон. Свидетель истории (рассказ)

Тянутся, тянутся бесконечно лишенные смысла годы солдатской службы Сергея. Впрочем, не в самом ужасном месте он служит. Не на острове Новая Земля. Назовите три города, имеющие в русском языке постоянный эпитет «мать». Киев- мать городов русских. Москва — матушка и Калининград — мать наша Казарма. Серо и отупляюще, потом не замечаешь и живешь. В армии время течет то плавно, от бурлит: маневры, то целый взвод в самоволке, или стрельба на посту. Читать далее

Владимир Абрамсон. Хорст (рассказ)

Я графоман со стажем: полшкафа отвергнутой прозы, мешок стихов. Опасаюсь белого листа. Но попробую написать о Хорсте. С ним понял, насколько возможно, немцев и Германию. Читать далее

Владимир Абрамсон. Война детей (рассказ)

Deti istra

2015 год

Перед войной мне исполнилось двенадцать лет. Сладко грезить о юных светлых годах. Но завтра была война.

Последние сорок лет я пишу лишь инженерные сметы да выговоры нерадивым работникам, искореняя завет «платите нам сколько хотите, только не заставляйте работать». Полагаю, в писательстве, за которое взялся как любой пламенный пенсионер, есть свои методы и правила. Как закон стройки: котлован, фундамент, стены, наконец крыша. Открыл Интернет на «Литературной учебе». «Первая, начальная фраза должна заклинить внимание читателя и информировать, куда он попал. Придумайте пример. Написалось: «Наконец больной протянул ноги», производственный роман из больничной жизни». Читать далее

Владимир Абрамсон. Время по Гринвичу (рассказ)

                                                                      Март 2014

 

ПРОБОЙ пера я обязан В. В. Путину. Он объявил 2007 годом русского языка и литературы за рубежом.   Главные события  были в Москве и Лондоне под патронажем двух министерств иностранных дел. Русское посольство в Лондоне нас приветило. Как ходили в посольство и что видели, расскажу позже.
Читать далее

Владимир Абрамсон. Вечность — единица времени (рассказ)

« Я молился с братьями веры во многих странах — начал он. — Везде наши хоры едино и мощно воздают хвалу Господу. Хор латвийской земли пока еще не прозвучал в полную силу». Опытный политик, он знал: американцу, и даже ему, в России нельзя высказываться открыто. Иносказание внятно: смрад религиозных запретов в стране. Баптисты не аплодируют в своих стенах. Они вынимают белые платки и в полной тишине трогательно машут ими.

Читать далее

Владимир Абрамсон. Заметки проходимца (сборник рассказов)

2012

 

 

 

Страница автора. Если автор заявляет свой текст литературой, это еще ни о чем не говорит. Кроме его амбиций. Литературой его сделает читатель, сопереживая прочитанному. Или хотя бы заинтересовавшись им. Таков мой неясный взгляд на изображение жизни авторучкой по бумаге. Пишу плоховато, хотя печатают и даже переводят. Страницы не о действительной жизни, но об  авторском отношении к ней (героям, событиям). Подмена жизни вторичностью.
Читать далее

Владимир Абрамсон. Путешествие вегетарианца (очерк)

              Неизвестная война, в которой фюрер участвовал лично.

                             Очерк не слишком дальней истории             

 

С некоторых пор Адольф Гитлер стал вегетарианцем. От Берлина до городка Свиноуйсьце на Балтике 160 километров. Там он собирался обедать. Двенадцатицилиндровый «Хорьх» пожирал пространство. Личный шофер фюрера Эрих Кемпка был доволен пустынной и прямой дорогой. (Четырьмя годами позже он расскажет  о последних днях Адольфа Гитлера»). Рядом с шофером  сидел майор Фриц Даргес. ( Он станет личным адъютантом фюрера). Гитлер и   адмирал Эрих Редер на заднем сидении говорили о смешной ситуации с польскими евреями. Их принудительно возвращают из рейха в Польшу, упрямые поляки закрыли для евреев границу. Они уже неделю мечутся толпами меж пограничных столбов.
Читать далее

Владимир Абрамсон. Искренен и почти свободен. Вспоминая журналиста Александра Каверзнева (очерк)

Akawersn

 

                                                                                             Владимир Абрамсон

                                                                             2011 г.

 

                              ИСКРЕНЕН И ПОЧТИ СВОБОДЕН

 

                        ВСПОМИНАЯ ЖУНАЛИСТА АЛЕКСАНДРА КАВЕРЗНЕВА

 

В марте 1983 непонятная болезнь в считанные дни унесла жизнь известного тогда всей стране телевизионного журналиста Александра Каверзнева, едва вернувшегося из Афганистана. Ему 50, он популярен, красив, любим зрителями 200-миллионной страны. Народ, не доверяя официозам, искал причину в афганской войне. Молва несла версию происков «шурави»  — на языке пушту это означает «товарищ», «советский».
Читать далее

Владимир Абрамсон. Solitude (рассказ)

В. Абрамсон 2011 г.

 

Solitude значит  по  французски Одиночество.  Одинаково произносится по латышски и по русски. По французски ударение на последнем слоге. Окраинный район Риги называется Золитуде. Здесь в старом доме я живу. Преждевременно стар для сегодняшнего, часто бесцельного бега. На задворки  выселен бывшей профессией  — историк, искусствовед. Донашиваю десятилетнее пальто. Оно лоснится на локтях. Брюки обвисли в коленях. Впрочем, элитарность скудно подкармливает. Когда в кабинет директора банка нужна картина в полстены, или богатому человеку пейзаж в тон гостиной – советуются.  Поветрие советчиков пошло с отъездом евреев на Запад. Тогда все – всем советовали, что там продается. (Присягаю, видел «полотно Веронезе» и в правом верхнем углу парит одноногий ангел. Не поместилась ангельская нога. Жуткую копию увезли).
Читать далее

Владимир Абрамсон. Отнюдь (рассказ)

В. Абрамсон, лето 2010

В аэропорту Шереметьево им  предложили оставить теплые вещи, уложить в пластиковые мешки: летели далеко на юг. Тащить из чемоданов гавайские рубашки и снимать зимнее нижнее бельё в зале, в  отгороженном  углу, на людях, неудобно.
Читать далее

Владимир Абрамсон. Уходя, гасите свет (рассказ)


    Подлинная история.  В каждой фамилии  (или
    имени) автор заменил по одной букве. Поскольку
    речь идет о поступках и любви реальных людей.

Море стало их  судьбой.

Его имя Бэр — Исраэль, об этом не многие знают, и называют Борей. Бабка была сильно разочаровавшаяся еврейская большевичка. Имя выбрала она. Мать не перечила, вынужденная оставить ей мальчика на несколько лет. Так всплыло имя, непопулярное первые двадцать шесть лет его жизни. С детства он стеснялся имени. Стеснительность стала частью эмоционального мира.
Читать далее

Владимир Абрамсон. Vtorogodnik.ru (рассказ)

Встретились одноклассники через много лет. Феликс точно знал – восемь лет прошло, как они пили на выпускном и потом кричали песни под дождем. Рядом со школой заросшее кладбище. В светлых сумерках на тесной аллее, в ногах почивших в мире праведников и грешников,  сыграли в футбол. Мяч ударялся в могильный крест и отскакивал. Игра продолжалась, это называлось: пас от покойника. В тот вечер  сверхдозволенные бутылки зарыли, до времени, в крупный и грязный кладбищенский песок. Феликса послали и когда он с двумя бутылками перелезал  забор, в школьном дворе выстрелили из ракетницы. Все на миг озарилось багряным. Влас стрелял, не в Фелю, но близко. Повалился с двумя бутылями  на школьный двор. Позже вечером он украл у Власова ракетницу и три патрона. На ту ночь (ребята рассказывали) Майка, Шура и Таня поставили расстаться с невинностью. Но не с Фелей же…
Читать далее

Владимир Абрамсон. Германистка (рассказ)

Лейтенанты  из хороших ленинградских, московских, севастопольских морских семей  женились непременно на красавицах. Рождались  благополучные дети. Юные романы были серьезны и трогательны. Выскочишь в воскресенье из флотской казармы, она ждет и ветер с Невы треплет и пушит девичьи волосы. Набережные и парки людны, целоваться негде. Ничто другое и не подразумевалось. Красавицы уезжали с лейтенантами в дальние базы, полагая в каждом будущего адмирала, уносясь мечтами на Невский проспект…На концерте флотской самодеятельности в забытом гарнизоне блистали яркие женщины. Но сырая пурга, когда от дома к дому бредешь по единственной улице военного городка, холодит ноги в тонких колготках.

Читать далее

Владимир Абрамсон. NET W INTERN. KNIGE

В. АБРАМСОН 2010

ПРЕКРАСНОДУШНЫЙ

В старости ум не дает вариантов мысли. Душевный и постоянный диалог с самим собой становится плоским, а воспоминания невольно правдивы при спящей фантазии. Да и мистер Паркинсон вскоре разделается со мной, как некогда с моей матерью: я пишу, придерживая кисть правой руки – левой. Не припомню имени молодого актера, он прощался со зрителями телеканала, где недавно был популярен. Вид перекошенного страдающего лица ужасен, но продюсер, очевидно, не мог отказать. Актеру подали микрофон, но лишь тень человеческого голоса (если голос может иметь тень) прозвучала. Дали белоснежный лист бумаги и он, упирая левой рукой правую, написал по детски крупно и в кадре «прощайте». Изображение дрогнуло – сбилась рука оператора за камерой.
Читать далее