Екатерина Ивлева. Роксана (повесть)

Придя с работы, Роксана посмотрела в окно первого этажа, раздумывая, поужинать, или заняться привычным делом. Сердце колыхнулось знакомым и томящим трепетом. Вечера она проводила, всматриваясь из окна в каждого проходящего мужчину. Занавеску полностью не открывала, чтобы не быть замеченной. Заметить должны были ее, заметить и пропасть от любви. Причем давно, лет 25 назад, поэтому надо подготовиться тщательнее, ведь вероятность возрастала с каждым днем. Ее ожидание не было тоскливым, томительным. Наоборот, оно было трепетным и радостным. Мужчин она обозревала чуть сверху, так как первый этаж был высоким, что вполне соотносилось с ее системой координат. Она всматривалась в лицо каждого из проходящих, пытаясь разглядеть знакомые черты. В основном шли мужики с пивом — большими затемненными наполненными   до краев бутылками , многие несли по нескольку в двух больших пакетах, думая о том, как бы поскорей дойти до дома. Когда на горизонте появлялся следующий подобный персонаж, она с тревогой и радостью вглядывалась в улицу за поворот, откуда появлялся следующий. Роксану они не замечали.  Одеты они в основном были в сланцы на босу ногу и выцветшие футболки с пляжными шортами. Проходили пары, мужчины были большей частью ухоженными. Те, кто постарше, обреченно тащились за своими благоверными, устало кивая вместо ответа на их недовольные речи. Те, что помоложе, были большей частью тоже с пивом в руках, громко разговаривали. Были пары состоятельные, оба супруга ухожены и хорошо одеты. В них Роксана всматривалась особо, стараясь уловить их интонацию, тембр, темп, а также содержание речи. Она не сомневалась, что вот-вот появится породистый мужчина во фраке дорогом светлом костюме на белом коне серебристом Мерседесе с корзиной цветов и, преклонив колено, споет серенаду под гитару возле ее окна. Соседки начнут перешептываться, приятельницы начнут звонить по телефону, завистливо предупреждая. Вот тогда она театрально раскинет занавески, одарит его белоснежной улыбкой и…

Вздохнув, она отправилась к зеркалу, чтобы посмотреть, что же он увидит. Следовало быть готовой к такому важному моменту. Роксана критически оглядела себя. В зеркало глянула невысокая женщина: кожа ее была по-прежнему хороша и свежа, чуть наметившиеся синяки под глазами ничуть не портили ее, напротив, придавали мудрости, с детства торчащие вперед верхние зубы теперь прикрыты пухлыми губками еще такими соблазнительными, второй подбородок почти не был виден при определенном ракурсе. Вполне еще хороша! Она взялась за макияж, к месту был неброский, но подчеркивающий миндалевидной формы зеленые глаза. Неяркие тона помады, чуточку румян. Вот и все, готова! Одежда. Вот это, несчастливое платье с голубыми рюшами, до жути женственное и шедшее ее фигуре с небольшой грудью, сшитое ей для подобного случая, она больше видеть не могла. Как часто насмотревшись в окно до темноты, она плакала прямо в нем. Или картинно усевшись в кресле, читала романы о красивой любви, которые всегда заканчивались слезами. Может быть, именно от этих слез и залегли мешки под глазами? Неважно, они только придают ей породы. Ведь она всегда помнит, кто она.

Роксана родилась в маленьком провинциальном городке в семье водителя Павла и домохозяйки Ирины. Молодой отец, обожавший свою красавицу — жену был на седьмом небе от счастья и побежал регистрировать ребенка в ЗАГС. Принес домой свидетельство, куда аккуратным почерком было вписано имя Роксана. Молодая мама прочитала и вздохнула. Как ребенку будет с таким именем на свете? Но спорить было бесполезно. Еще во время беременности жены муж вычитал, что Роксаной звали жену Александра Великого. Брак с Роксаной, красивой и цветущей девушкой, в которую Александр однажды влюбился, увидев её в хороводе на пиру, сблизил его с варварами, которые они прониклись к нему доверием и горячо полюбили его за то, что он проявил величайшую воздержанность,  не захотел незаконно овладеть даже той единственной женщиной, которая покорила его. Вот она — великая миссия женщины! Вот какие мужчины должны быть рядом с его дочкой — принцессой! Только такие, и больше никто!

В созвучие к мыслям молодого отца, дочка родилась действительно чудесной. Миндалевидной формы изумрудные глазки ласково смотрели на папу, ротик изумительной формы беззубо улыбался во сне.  Вьющиеся беленькие волосики обещали всем окружающим ослепительную блондинку. Многочисленные родственники, приехавшие в Н-ск, чтобы взглянуть на новорожденную, ахали: «какая красотка!» Молодой отец краснел от похвал и осознавал свою великую миссию отца принцессы.

Молодая мама смущенно разглаживала рюшечки на самосшитой распашонке, позируя с дочкой на фото. Она с надеждой и трепетом вглядывалась в лицо спящей малышки, думая, какое будущее ее ждет. Она была счастлива в браке, но, несмотря на отсутствие образования (выросла она в образованной семье), смутно ощущала, что вышла замуж за простолюдина, одарила его счастьем отцовства и теперь была его очередь доказать свое право быть отцом новорожденной красавицы.

Вскоре начались проблемы со здоровьем малышки. Частые простуды, синуситы, гаймориты, высокая температура и антибиотики, так популярные в то время. Во время обострений очередной простуды папа не находил себе места. Он готов был всю ночь не спать, чутко прислушиваясь к неровному дыханию, давать по часам лекарство и качать на руках, чтобы дочка не беспокоилась по поводу одиночества. Днем он уходил на работу, предварительно привезя домой одну из бабушек: девочка должна быть постоянно под присмотром. Бессонные ночи, казалось, делали его еще более работоспособным: дома его ждала его принцесса и ее королева — мать. Когда пришла пора записывать дочь в ясли, отец категорически отказался. Не место чудо-девочке в яслях с общими холодными горшками. Мать должна сидеть дома и заниматься воспитанием дочери. «Халтурные поездки», и без того с азартом подхватываемые молодым отцом маленькой принцессы, он воспринимал как лепту, вносимую в судьбу принцессы — дочки. Это ничего, принцессы иногда болеют. И в болезни они остаются принцессами и находят своего принца. Все так, все правильно.

После годика начал проявляться характер Роксаны. Без сомнения, она выделялась среди сверстников живым умом, развитой речью и умением получать свое любой ценой. Причем она не закатывала скандалов, не требовала. Она могла сделать таким образом, что нужную ей вещь или игрушку родители соседа по песочнице приносили к ним домой с извинениями. Например, изобразить невыносимую скорбь, наблюдая за играми мальчика с красивым мячом. Мама мальчика пыталась позвать играть Роксану с ними, но упрямая девочка с выражением скорбной несправедливости распределения земных благ, понаблюдав издалека, молча удалялась домой, сопровождаемая покорной бабушкой. Мальчик — хозяин мяча закатывал скандал, крича, что хочет играть только с Роксаной. Вечером он с мамой шел к девочке и вручал ей мяч. Роксана с благодарным кивком и приветливой улыбкой принимала щедрый дар. Папа маленькой Роксаны с пониманием улыбался. Все правильно, все верно. Его дочь ничего не попросит, ее оценят по достоинству и сами все дадут. Ведь она — его принцесса, Роксана. И прижимал девочку к себе. Роксана милостиво позволяла.

В семье интересы ребенка сомнению не подвергались. Все самое лучшее — дочке. Новые платья, новая обувь, белоснежные колготки.  Никаких обносков! Так решил отец. Справимся. Заработаем. Когда в три года малышка научилась читать, отец расценил это как очередное подтверждение его уверенности в большом будущем дочери. «Какая красотка!» -думал он. «Я все время на работе, халтуры каждый день. Как выпускать такую прелестницу в большую жизнь? Кто ее защитит?

«Давай родим сына!» — предложил Павел молодой жене. Квартира есть, денег нам хватает. Ирина загадочно улыбнулась в ответ. Она любила мужа и в его беззаветной любви и преданности к дочке видела любовь к себе. Наверное, сына он будет любить еще больше! Она согласилась.

Через год в доме появился маленький Витек. Он был похож на сестру, только волосики были темными. Бабушки хлопотали дома постоянно: готовили, стирали, убирали. С детьми постоянно кто-то играл, гулял, молодой отец был на работе.

Роксана быстро освоилась с новым членом семьи. К его появлению в доме она относилась покровительственно, ей нравилось прозвище «старшая», которым ее наделили родные. Витек был безобидный, но упрямый. Как только он начал проявлять характер, Роксане он стал неинтересен. Она не собиралась ни с кем конкурировать.  Все свои приемы влияния, которые она легко использовала в общении со сверстниками, с Витьком не работали. Он единственный мог запросто дать сестре игрушкой по голове, за что неоднократно бывал жестоко наказан отцом.

Роксана к этому времени завела себе подружек, которые поддерживали ее уверенность в своей исключительности. Все они в чем — то уступали ей: не умели так хорошо читать, не были одеты в красивое пальто и шапочку с меховой опушкой, с ними не гуляла бабушка или мама. При этом высокомерия от Роксаны они не чувствовали, скорее снисходительное разрешение на дружбу. Они старались заслужить дружбу Роксаны любой ценой, ссорились между собой, кто пойдет с ней за руку. Уже с шести лет у Роксаны постоянно были кавалеры — воздыхатели. Они дарили ей свои лучшие игрушки, приносили букеты из одуванчиков и бежали за автомобилем ее папы, когда он ее нарядную, с бантом в пышных светлых кудряшках, увозил в гости к бабушке.

Маленький Витек подрастал, это был довольно красивый складный мальчик. Сначала у его сестры нашли порок сердца, потом у него. Если известие о болезни сестры повергло всю семью в шок, все стали искать лучших врачей, лучшие лекарства, то его болезнь все восприняли более спокойно. У него не было великой миссии стать спутником великого человека, он должен был быть телохранителем сестры. Когда из-за диагноза его не взяли в секцию бокса и запретили спорт, молодой отец потерял к нему всякий интерес. Физически Витек был хлипковат, спорт ему запретили категорически. Миссия сына оказалась невыполнима.

На мужские развлечения — ловлю рыбы, выпивку с друзьями у него не хватало времени. Он шел домой, к своей принцессе. Сын проявлял способности к чтению, любил мастерить солдатиков из коры. Его любила бабушка, дома он не получал того тепла, которое нужно ребенку. Все были заняты Роксаной, ведь ее отдавали в первый класс. Справится она или нет — об этом речи не шло. Конечно да! Вот только здоровье позволит ли? Обнаруженный порок сердца, хронический синусит, дорогие лекарства из города, которые привозили водители из гаража Павла — это занимало окружающих взрослых. И он снова брался точить солдатиков из коры, срезая с сосен, растущих за забором, толстую кору.

Роксана пошла в первый класс. Все восхитились: какая чудо — девочка пришла к нам! В длинные светлые волосы вплетены два огромных белых банта с узорами. О таких другие девочки могли только мечтать! Красивая пелеринка покрывала новенькую школьную форму, огромный букет гладиолусов был самым большим в классе.

Когда учительница случайно назвала ее Оксаной, сказав, что одна Оксана у них уже в классе есть, девочка тихо сказала: «Меня зовут Роксана». И замолчала. Молодой учительнице стало стыдно, и она разрешила Роксане выбрать место в классе самой.  Роксана с достоинством кивнула и села на первую парту, перекрыв огромными бантами обзор доски сидящим сзади. Никто не смел и пикнуть. Все правильно, все верно. Как и учил ее Павел: ничего не проси, тебя оценят и сами дадут.

Школа давалась ей легко, она училась на 4 и 5. Красивая, хорошо одетая девочка, рано научившаяся читать, она полностью оправдала ожидания своей семьи. Подруг у нее было много, она позволяла дружить с собой. Она была уверенной в себе, позитивной, положительной во всем, но при этом мастерски умела держать дистанцию.

Родственники – папины и мамины сестры приезжали со своими детьми – братьями и сестрами Роксаны. Первое внимание, восхищение – все доставалось ей. Какая красавица! Какая хозяйка! Как ровно вилочки разложила! Читает с трех лет? Сама косички заплетает так ровно? Света, смотри, какая у тебя сестра, не то, что ты. Иди, поучись у нее уму-разуму.

Внешность Роксаны к тому времени сильно изменилась. Волосы стали темными, тяжелыми, почти перестали виться. Длинная коса — папина гордость — была густой и спускалась ниже пояса фартука. К концу первого класса выпали зубы, так как Роксана из-за хронического насморка дышала ртом, новые выросли сильно выпирая вперед. Верхняя губа до конца на опускалась, обнажая торчащие вперед зубы. Девочка была улыбчивой, при улыбке это не сильно бросалось в глаза. Маме рекомендовали установить девочке брекеты, но Роксана при поддержке папы категорически отказалась. «И так слишком хороша!» -сказал папа. Он продолжал смотреть на дочь с полным обожанием.

В шестом классе наступил переходный возраст, сверстники покрылись прыщами. Роксана поражала на их фоне ослепительно чистой белой, с нежным румянцем, кожей. Папа с пониманием улыбался на школьном концерте: «ну, видно же, кто на что родился».  Ее розовые щечки покрылись нежным пушком, который был ей очень к лицу. Брови срослись в одну дугу, стали черными. Мальчики-ровесники перестали ее интересовать, она решила попробовать свои чары на старшеклассниках. Олег учился в 8 классе, был спортивным высоким и хорошо сложенным. Она увидела его на уроке физкультуры в сквере возле школы. Он был самодостаточен и не стеснялся девочек, сам подошел к ней, представился и спросил, как ее зовут. Роксана представилась. Домой они шли вместе. Свой портфель она милостиво позволила нести ему. Он в первый день поведал ей свою страшную тайну — он мечтает поступить в суворовское училище, чтобы связать свою жизнь с армией. Роксана нахмурилась. В ее планы муж — военный не входил. Олег понял, что сказал что-то не так и сменил тему разговора.

Войдя во двор, они встретили отца Роксаны. Папа хмуро оглядел взрослого ухажера, протянул ему руку, представился. Олег сказал, что учится на пятерки в восьмом классе, увлекается спортом и авиамоделированием, мечтает о карьере военного.

Папа расплылся в улыбке. Вот он, будущий Александр Великий. Красивый, высокий, умный. Нашел свою Роксану. Все правильно, все верно. Как он и мечтал, когда впервые взял на руки маленькую принцессу. Олег был приглашен в субботу в гости на пельмени.

Олег пришел с букетом цветов для мамы Роксаны, самой же ей подарил маленькую модель самолета — свою первую самостоятельную работу. Вечер прошел очень весело, они много смеялись, вместе лепили пельмени. Потом дружно их варили и ели. Олег подружился с Витьком и обещал взять его на выездное занятие кружка авиамоделирования, где планируется запуск учебных моделей.

С тех пор Роксана ходила в школу и из школы под бдительной охраной своего портфеленосца Олега. Девчонки завистливо шептались, Роксана воспринимала как должное. Все правильно, все верно. Павел успокоился: охранник есть.

Наступило лето, Олег поступил в город в суворовское училище. Роксана осталась в Н-ске. Осенью они начали переписку. Письма Олега были полны длинных восторженных рассказов об училище, о товарищах, о трудностях, которые приходится испытывать. Роксана отвечала сдержанно, ей нравилось внимание взрослого парня, но категорически не хватало внимания к себе. В его письмах она искала восхищения, преклонения перед ее достоинствами, а они были скорее дружескими. Она выросла в атмосфере обожания и всеобщего восхищения, от Олега она этого не получала. Он хотел видеть в ней друга. Она была принцессой.

Олег приехал на каникулы — возмужавший, в новенькой форме с блестящими погончиками, в начищенных до блеска сапогах. С автостанции сразу, не заходя домой, помчался к Роксане. У нее был день рождения. Его встречала вся семья — папа, мама, Роксана и Витек, который теперь увлекся спортом и записался в секцию авиамоделирования. Родители горячо радовались прибытию нового члена семьи, как они уже его считали. Роксана была холодна. Она улыбалась ему ровно настолько, насколько этого требовали приличия. Скакавший от радости Витек ее раздражал. Все, что происходило в доме, не входило в ее планы. Поприветствовав Олега, она удалилась в свою комнату. Родители смущенно замолчали. Им было неудобно перед этим хорошим парнем. Накормив его пирогами, они поспешили попрощаться с ним, чтобы на раздражать Роксану.

Уехав после каникул в город, Олег продолжал писать Роксане, но откуда ему было понять, что в Н-ске живет принцесса. В зимние каникулы, приехав домой, он пытался пару раз утром, как ни в чем не бывало, вытащить Роксану на лыжную прогулку. Роксана сказалась нездоровой, осталась дома. Ручеек дружбы иссяк, больше Олег не писал.

Прошло два года, Роксана выросла в привлекательную девушку. Она была невысокого роста, ее фигура была немного детской: неразвитые груди, женственные бедра, покатые плечи. Брови сходились плавной дугой над переносицей, верхнюю губу и щеки покрывал нежный едва различимый пушок. Во внешности проглядывало что-то восточное при полном отсутствии восточной крови. Неужели имя наложило отпечаток? Тонкие запястья, длинные пальцы, красивые овальные ногти. Выражение лица на выпускных фотографиях было как у чистокровной принцессы. Папа с гордостью показывал фото друзьям и на глаза его наворачивались слезы радости. Мама благодарно улыбалась отцу. Витек вытягивал шею, пытаясь из-за плеча Павла рассмотреть, что же их там восхитило.

Она закончила школу с тремя четверками в аттестате, ей прочили большое будущее. Будущее — это город, Н-ск придется покинуть. Папа был в ярости: зачем принцессе ехать куда-то? Зачем конкурировать, что-то доказывать, куда-то поступать? Все идет своим чередом, принцесса расцветает, ее оценят и все сами дадут, без всякого образования. Что будет с принцессой в большом городе? Мама молчала. Принцесса Роксана собрала чемодан и, дав слово, что будет жить у родственников, уехала.

В первый раз за все эти годы папа запил. Он был так уверен в своей принцессе, так гордился ей. А она взяла и уехала. Без разрешения. Куда? Зачем? Городским кобелькам на забаву? В глазах его потемнело. В чем теперь смысл его жизни? Зачем работа, халтура, деньги? От этих мыслей становилось нестерпимо больно. Протянул жене: «Будешь?» Она молча улыбнулась и взяла рюмку.

Роксана приехала в большой город впервые. Ей здесь очень понравилось. Улицы были большими и просторными, дома нагромождались друг на друга, и невозможно было сосчитать, сколько в них этажей. Она остановилась у папиного брата. После расспросов об институте она выбрала самый лучший. Туда шла учиться ее ровесница — племянница жены папиного брата. Ира была красивой, веселой, уверенной в себе медалисткой, Роксана впервые была заинтересована ровесницей, с которой чувствовала себя на равных.

Они пошли подавать документы. Им дали список экзаменов с датами, которые они должны сдать для поступления. Поскольку Ира была медалисткой, экзамен она сдавала только один, если подтверждала пятерку, ее зачисляли. Про экзамены Роксана не думала совсем, сдав первый, она поехала с семьей дяди и Ирой купаться. На третий день были результаты. Они пришла к спискам. Напротив своей фамилии Роксана увидела «неуд».  С ее пятеркой по русскому! Это был первый раз, когда она не могла кивнуть папе «все правильно, все верно». Она, первая всегда и во всем! Которая только надув губки, добивалась все, чего хотела с раннего возраста! Папина гордость и мамина надежда! Получила неуд по русскому на вступительном экзамене в институт! Все это не укладывалось в ее голове. Мимо нее шли счастливые парни и девушки, некоторые плакали, уткнувшись в мамино плечо. Вот прыщавая девушка вытирает слезы. Все правильно, все верно. Нет, не все! Ее, Роксану, не взяли! Она не прошла конкурс! Она, которая вне конкурса! Вот именно — вне конкурса. Больше она не будет участвовать ни в каких конкурсах. Это не для нее.

Ее тронула за плечо Ира:

— Оксана, может, на апелляцию подать?

— Меня зовут Роксана — ответила она и гордо пошла забирать документы.

Ира поступила на первый курс экономического факультета, подтвердив своей пятеркой золотую медаль. Роксана, больше не возвращаясь к теме института, поступила в техникум на ту же специальность. Отучившись три года на одни пятерки (вне конкурса она могла использовать свое влияние), Роксана устроилась работать на главпочтамт бухгалтером. В начале 90-х это оказалось крайне востребованным направлением, многие инженеры и учителя получали бухгалтерские корочки, чтобы выжить в непростую эпоху перемен. Освоиться полностью в большом городе Роксане удалось не сразу. Это в Н-ске она была первой красавицей, здесь ей приходилось конкурировать с городскими барышнями, которые знали толк в модной одежде и умении ее носить. Кроме того, выяснилось, что папина строгость и всеобщее преклонение в Н-ске совсем не научили ее пользоваться макияжем. Она очень изменилась за этот период. Она стала носить очки, так как зрение ее за время учебы в техникуме заметно упало. Длинная коса, которая была предметом зависти Н-ских школьниц, в городе смотрелась нелепо. В моде были короткие стрижки «   под мальчика» с длинной объемной челкой. Пришлось начать эксперименты с косметикой. Это был ее первый опыт, макияж не сразу стал смотреться на ней естественно. Городские барышни ходили в модельных туфлях на каблуках, девчонки из Н-ска надевали их только на праздник. Роксана чувствовала себя вне семьи не совсем уверенно. Когда она жила у дяди, все продолжали восхищаться ей — так было принято в их семье.  Роксана – принцесса, об этом знали все. После неудачи с поступлением Павел звал ее вернуться обратно в Н-ск, но вернуться «на щите» у жизни принцесса не могла. Только «со щитом» в руках у принца и больше никак, так будет правильно. Ухажеров у нее в городе не было.

Вернуть уверенность в себе ей помог неплохой заработок на должности бухгалтера. Это не было связано с ее великими заслугами на этом поприще, скорее просто ей повезло оказаться в нужное время в нужном месте. На работе ей хватало восхищения и преклонения, ей прочили большое будущее и называли будущим начальником почтамта. Жена дяди помогла Роксане получить койко-место в общежитии, том самом, на первом этаже. Сама она ничего просить не собиралась. Так велел папа. Общежитие находилось в рабочем районе, поэтому контингент в близлежащих кварталах был соответственный. Ну, ничего, пройдет время и все станет на свои места.

Очень скоро Роксана поняла, что ей не хватает того, что она в таком избытке получала в семье. Преклонение и восхищение положено получать принцессе. Здесь ее называли Оксанкой. В ее короткие визиты домой и к родственникам она получала порцию положенного, но ей уже было этого мало. Она должна была рассказывать о своих достижениях, чтобы слышать в ответ то, зачем она приехала. Кроме того, папа и мама стали меняться. Это можно было бы назвать алкогольной деградацией, но она не могла даже подумать об этом. При ней даже упоминания об алкоголе в семье быть не могло. На праздниках наливали, с опаской глядя на Роксану. Отец принцессы должен быть королем, а не потрепанным жизнью алкашом. Визиты домой становились все реже. Поток восхищения иссякал, Роксане требовалась подпитка извне.

Тогда Роксана решила: «Короля играет свита».   И начала ее формировать. Для начала она нанесла визиты своим одноклассницам из Н-ска, которые поступили и учились в институтах. Это было нелегкое испытание, они расспрашивали, почему она не в институте, и прочее. Она это стоически перенесла, гордо отвечая, что поступать по конкурсу никуда не собирается. Они, выдержав большой конкурс при поступлении, пожимали плечами.

Свита из провинциальных подруг ее не устраивала. У одноклассниц были подруги, она расширила свой круг общения за счет них. Они еще учились в институте, жили на стипендию и помощь из дома. Она содержала себя сама, гордо выставляла на стол в общежитии дорогие продукты и дарила на праздники подчеркнуто дорогие подарки. Роксана оформила подписку на художественную литературу и скупала все дефицитные книги. Читать их времени у нее не было, она формировала свиту и давала почитать новым подругам, восхищавшимся ее библиотекой. Места для книг в общежитии не было, она складывала их в коробки прямо на работе, среди кип бумаг и документов.        Формирование свиты стоило ей немалых усилий. Из свиты нужно было выделять статусных девушек, успевая завоевывать их уважение и признание.

В комнату к Роксане подселили смуглую и некрасивую девушку Наташу. Она была тихой, но с железным характером. Третий год подряд Наташа поступала в мединститут. Все это время Наташа жила у родной тети, тоже врача, в свободное время занималась и слушала музыку. Для свиты она не годилась совсем, разве что можно было использовать ее медицинские связи. Роксана снисходительно улыбалась, когда видела очередной учебник биологии.

Ей хотелось создать круг общения среди городских барышень, подруги по общежитию не подходили, так как они также были провинциалками. Пришлось вернуться к Ире. Ира училась на 4 курсе, жила в общежитии и имела жениха по имени Дима. Она дружила со Светой, тоже круглой отличницей престижного факультета экономики.  Света была очень застенчивой и из простой семьи. Ну что же, у нее могут быть городские подруги.  Так появились в ее жизни Лена, Аня. Всем им Роксана оказала маленькую услугу, дала телефон нужного человека, договорилась о встрече и так далее. Наконец-то круг ее общения составляют городские барышни. Она начала завоевывать их признательность по — очереди. Все свои королевские замашки она спрятала подальше, старалась быть простой, терпела обращение Оксанка. Роксана чуть бледнела, закрывала глаза и про себя говорила : меня зовут Роксана. В ее арсенале на смену снисходительной улыбке пришел высокий заискивающий смех. Она жадно впитывала каждое слово, старалась стать для них своей. Первый визит она нанесла к Ане. Она жила неподалеку и это был хороший повод для общения. Ани не было дома, дверь открыла ее мама. Дома был маленький братик лет 8. Звали его по странному совпадению Витек. Он был белобрысый, рыжеватый и при сравнении проигрывал ее красавчику — Витьку, что было вполне естественно. Оксана пустила в ход все свои чары, пара добрых советов, и вот уже Анина мама поит ее чаем, слушает ее истории и просит остаться ночевать. Удача. Все сработало. На следующий день мама расскажет Ане, что ночевала Роксана, такая замечательная девочка. Аня была с мамой в натянутых отношениях и восприняла визит Роксаны скорее как повинность.

Роксана притом, что была красивее Ани, она понимала, что проигрывает ей абсолютно во всем. И городской квартирой с хрусталем и серебряными ложечками, и кругозором, и умением носить золотые украшения, и пресловутыми туфлями на каблучках и интеллигентной мамой. Аня много путешествовала. Она ездила со школьными группами, была даже за границей. И обо всем этом она говорила мимоходом, как об обычных вещах. Роксана впитывала каждое слово и хотела изо всех сил походить на нее. Она слушала Анины пластинки с иностранными названиями, записи кассет, они были для нее чужими. Никаких чувств у нее эта музыка не вызывала. Роксана купила себе кассетный магнитофон. Покрутив Анины кассеты, она выключила, купила записи «Золотого кольца» с Надеждой Кадышевой и возвращалась мыслями к тем временам, когда росла в маленьком городке Н-ске, взрослые пели эти песни, танцевали и восхищались ей, Роксаной. Слушала их украдкой, когда спрашивали об интересах в музыке, ориентировалась на Анины.

Путешествия. Это она могла себе позволить, зарабатывала она хорошо. Вся страна сидела без зарплаты, Роксане платили дважды в месяц и помногу, перемежая выплаты регулярными премиями. Все правильно, все верно, так и должно быть. Путешествовать в одиночестве Роксана боялась, сказывалась ее провинциальность. Девочки Аня, Света, Оля договорились поехать в Питер на студенческих каникулах. Им дали путевку в студенческий профилакторий. Роксана зашла вслед за ними в профком. Вышла с бесплатной путевкой на 21 день. «Я еду с вами», сказала она изумленным девчонкам.

Поездка в Питер была мучительной для всех четверых. Света искала себе жениха и посвящала свое время этому, Аня и Оля составили насыщенную культурную программу и вечерами пропадали в театрах, а днем — в музеях и на экскурсиях. Роксана была одна. Тем не менее, к концу поездки ей удалось пару раз сыграть на чувстве вины и внедриться в компанию девушек. Обратно они приехали почти подругами. Теперь не пригласить Роксану на день рождения или не прийти к ней было неудобно. Роксана стала своей.

На почтамте она подружилась с Надей — улыбчивой блондинкой, работавшей на кассе и отличавшейся бешеной скоростью и правильностью пересчета пачек купюр любого объема. В дальнейшем Наде это ее качество очень пригодилось.

Домой Роксана ездила все реже, находя своих близких в алкогольном дыму. Они уже не стеснялись ни запаха перегара, ни проданных вещей, ни пустых бутылок в кухонном углу. Витек вырос внешне интересным парнем, он заканчивал школу, но круг его интересов не устраивал Роксану. Она уже была городская. Папа поговаривал о том, что отправит его в город к сестре, но Роксане он не был нужен: она только начала сближаться с городскими и формировать себе свиту, зачем ей провинциальный паренек? Не дождавшись завершения темы, Роксана уехала.

Она начала путешествовать — одна она по-прежнему не могла. Ей было страшно. Она искала себе компанию — среди коллег, приятельниц, просто знакомых. Поездка была отличным способом сблизиться с нужными людьми. Ездила в основном по стране: золотое кольцо, Москва, Пермь, Оренбург. Россия 90-х представляла жалкое зрелище, народ выживал, торговал на рынках, зарабатывал себе на еду. Роксана могла позволить себе тратиться, жить в хороших отелях, покупать дорогие сувениры.

Мужчины довольно редко интересовались Роксаной. Она была своенравна, при выборе вглядывалась, и не могла разобрать — действительно ли это тот самый принц на белом коне? Нет, не он. Время шло, Роксана стала вполне городской по облику. Косметика уже гармонично ложилась на ее величественное лицо. Но принц так и не приходил.

Время шло. Городские барышни стали выходить замуж. Первая вышла Ира. Свадьба была большой, шумной, студенческой. Роксана снисходительно смотрела на происходящее, так как не особо знала, как ведут себя на городских свадьбах и на всякий случай держалась в стороне. В то время как ее городские подруги активно знакомились с друзьями жениха, танцевали, выпивали, смеялись. Дима был совершенно счастлив, не сводил восхищенных глаз с Иры. Ира отвечала ему нежной улыбкой.

Света на свадьбе Иры и Димы познакомилась с простоватым Славой, студентом строительного факультета и уже в следующий раз, когда Роксана пришла к ней в гости, застенчиво сказала, что она не одна. Слава относился к Роксане приветливо и с почтением, через 4 месяца Света и Слава поженились.

Вышла замуж Аня за невысокого, но безумно доброго коллегу по работе с лучистыми синими глазами. Роксана была свидетельницей на свадьбе. Это было, конечно, достижение, но не то, от которого папа-король мог бросить пить и вернуться к своей роли.

К Наташе, в то время уже поступившей в мединститут, стал захаживать Дима, она его представила как брата. Роксане это казалось странным, так как Дима часто приходил с цветами, иногда с шампанским. Однажды она застала их обнимающимися в темноте. Роксана молча вышла из комнаты, ушла ночевать к однокласснице Лене, которая на тот момент жила в съемной квартире.

Через день после работы вечером к Лене заявился хозяин квартиры – молодой полноватый парень Олег. Он пришел под явно надуманным предлогом проверки крана холодной воды, Роксана почувствовала, что она здесь лишняя. Через год Лена и Олег поженились.

На работе Роксана стала серьезно раздумывать над своей жизнью. Ей уже скоро двадцать пять. В городе она вроде-бы закрепилась, есть работа, подруги. Что не так? Ей никогда не стать городской? Может, папа прав и ей нужно вернуться? Куда? В алкогольную берлогу? Ее прежнего – простого, но милого и уютного гнезда уже не было. Она хотела красивого, умного, щедрого принца, но главное – чтобы он сам выбрал ее и добивался ее внимания. Вскоре пришла Надя и позвала ее на обед. Надя была красива, ее искристый взгляд заражал энергией. Намечалась свадьба с Владимиром, Надя много об этом говорила. Роксана опустила глаза, подруг не оставалось совсем. Надя решила, что Роксану печалит предстоящая свадьба, чтобы отвлечь ее, рассказала о том, что с Владимиром вышла размолвка, он против ее поступления в институт связи в Новосибирске.  Роксана стала отговаривать Надю: «Зачем тебе это: экзамены, сессии, нервы», на что услышала в ответ волшебную фразу: «Работники почтамта поступают без экзаменов». Вот оно! Наконец-то судьба услышала ее и приготовила этот сюрприз. Все так, все правильно. Роксана решила поступать. Новая жизнь, новые люди, и, наконец, диплом! Городские подруги, закончившие институт, перебивались торговлей на рынках, она уже была старшим бухгалтером. А если будет диплом?

На первую сессию поехали с Надей, на вокзале их провожал смешной очкарик Вова. Он внимательно оглядел Роксану и сказал: «Роксана, с тобой отпускать Надю не страшно». Роксана милостиво восприняла это как комплимент ее добропорядочности. Поезд тронулся навстречу новой жизни.

В Новосибирске их ждала большая общага, жили по пять человек в комнате. В первый день занятий она увидела ЕГО. Он был точь-в-точь таким, каким она его себе представляла. Высокий, русые волосы, чеканный профиль. Звали принца Алексей Нахимов. Алексей сразу обратил внимание на Роксану, сел с ней на следующей лекции. Больше они не расставались. Она чувствовала его заботу круглосуточно. Он приносил чистые тетради после мимолетной досады Роксаны о том, что мало взяла с собой. Он следил, чтобы она вовремя обедала, приносил вечером йогурт для того, чтобы утром не ушла голодной. Следил за погодой и за тем, как тепло Роксана одевается. Роксана вспомнила то светлое чувство, которое зарождалось в ее душе после встречи с Олегом. Только здесь она была просто окружена заботой и вниманием. Расставаясь на вокзале после окончания сессии, Роксана заметила в глазах Алексея слезы. Свои слезы Роксана сдержала. Ведь это все – благодарность от судьбы за ожидание. Все так, все правильно.

Приехав домой, Роксана впала в период возбужденного ожидания. Она навестила всех городских подруг. Аня родила мальчика, остальные работали, крутились, зарабатывали на жизнь. Шел 1999 год. У Нади и Вовы была назначена свадьба, Надя ждала ребенка. Отношения брата и сестры Димы и Наташи зашли уже слишком далеко, оказывается, что это и была причина переезда Наташи из благоустроенной квартиры тети в общежитие с соседкой по комнате. Теперь Наташа ждала ребенка, все разговоры были только о том, как все родственники не понимают их любви. Дима был не против брака, но против того, чтобы портить отношения с родней.

Алексей писал Роксане нежные письма, полные любви. Роксана хранила эти письма в ящике рабочего стола и радостно щурилась, натыкаясь на них. Принц есть. Вот его письма. Летом будет сессия. Все так, все правильно.

На следующую сессию поехали снова с Надей. Она недавно родила девочку, оставила ее с мамой. Вова провожал их на вокзале, снова наказал Роксане приглядывать за женой.

Приехав в Новосибирск, в комнату они заселились вместе с Нахимовым. Алексей выхлопотал у коменданта отдельную, без подселения. Это был настоящий медовый месяц. Шутливые прозвища, ласки, вечерние прогулки, занятия экономикой до поздней ночи, совместное приготовление ужина на пустынной кухне. Алексей безумно ревновал свою Роксану. На общую кухню выходить не разрешал, когда там были мужчины, чистку картошки брал на себя, либо стоял рядом и ждал. Глаза Роксаны просто искрились от счастья. К своему удивлению, она стала регулярно отмечать проявления внимания от других мужчин. Алексея это приводило в бессильную ярость. Однажды он даже не сдержал слезы, когда застал Роксану объясняющей вопрос по бухгалтерскому балансу в фойе института своему одногруппнику. Когда они вернулись в свою комнату, Алексей заплакал и сказал, что они не смогут быть вместе. Влюбленные помирились, но до окончания сессии Алексей сделал все, чтобы подобное не повторилось. В конце сессии Алексей уверенно говорил о будущем, мечтал о детях, но предложения принцесса так и не дождалась. Они, теперь уже оба, со слезами расстались.

Приехав в Н-ск, Роксана обрадовала родителей помолвкой. Она много щебетала о женихе, рассказывала, что он работает горным мастером, получает диплом о высшем образовании, как у них все хорошо. Отец спросил, когда Роксана познакомит его с женихом, Роксана загадочно улыбнулась в ответ. Родители, поняв ее улыбку по-своему, решили завязать с алкоголем, решив, что это является препятствием.

Витек к тому времени превратился во взрослого лоботряса. Он наконец-то интересовал родителей, они полностью содержали его на свои пенсии. Витек поддерживал их увлечение спиртным, компания сложилась крепкая. Решимость родителей завязать он воспринял вштыки.

Тем временем, Роксана вернулась на работу. Она уже не строила планов стать начальником почтамта, на работе была рассеянной и не понимала, зачем принцессе это окружение и временами в прострации поглаживала пачку писем от принца. Он – есть, он – реальный, уже пересек линию горизонта и немного слышен храп его белого коня.

Следующая сессия началась с того, что был конец отчетного периода и Роксану не отпускали на сессию в назначенный срок. Она приехала на неделю позже остальных. Алексей в письме обещал также выбить комнату для проживания вдвоем. Однако приехав, Роксана с вокзала поехала в институт, не обнаружила там Алексея. Не было на занятиях и Нади. Вопросов одногруппникам она не задавала, ей следовало сохранять выдержку и достоинство. Приехав, она пошла к коменданту и заселилась в комнату с одногруппницами. От них же она и услышала страшную новость: Надя живет с Алексеем в одной комнате. У них — роман. Для Роксаны это был сильный удар. Мелькнула мысль не дожидаться окончания сессии и уехать домой. Только куда? Дима с Наташей практически жили в их общей комнате, ждали отдельную. Папа и мама ждали знакомства с женихом. На работе ее ждали с дипломом. Роксана осталась.

Надя в тот же вечер вызвала ее на разговор. Оказывается, Алексей, ревнуя Роксану и будучи не в силах справиться со своей ревностью, писал Наде письма, в которых расспрашивал о Роксане. Сначала Надя отвечала ему только на его вопросы. Начиная со второго письма, Надя стала жаловаться на свою неудавшуюся семейную жизнь. Алексей, будучи чувствительным и отзывчивым по природе, жалел Надю, утешал ее и со временем вопросы про Роксану отошли на второй план. В письмах они уже смело обменивались двусмысленностями. В день, когда они встретились на сессии, Алексей пригласил Надю в кафе. Искру, которая возникла в переписке, и проскочила снова, Алексей принял за новую любовь. Надя бросилась из безденежья и домашнего быта с маленьким ребенком в объятья новой страсти. В общежитие они вернулись вместе, Надя перенесла свои вещи к нему в комнату.

Роксана сохранила достоинство до конца, ровно общалась с одногруппниками, с Надей вместе выполняла курсовую, и только от взгляда на Алексея начиналась бешенно кружиться голова. Объясниться он попыток не предпринимал, только отводил глаза. Хваткой Наде, не ждущей манны небесной, он сделал предложение на этой же сессии.  На обратном пути в поезде у Роксаны сильно сильно заболело сердце. Она ни слова ни сказала ни одному из попутчиков, отвернулась к стенке купе и притворилась спящей. Боль решила перетерпеть без приема таблеток. Вскоре она действительно уснула. Ей приснилась ее семья: папа, мама и Витек, они сидели за накрытым столом, в центре которого стояли два пустых стула, приготовленных для гостей, приехали родственники. Она вошла в открытую дверь одна. Папа встал из-за стола, радостно пошагал ей навстречу. Ей нечего было ему сказать. Сердце бешено колотилось и его стук перекрывал мерный стук колес поезда, который стучал в ушах сквозь боль, и не прекращался.

Придя в общежитие, Роксана наконец-то осталась одна. Наташа расписалась с братом Димой, свадьбы не было, она жила с ним на съемной квартире и вот-вот должна была родить девочку.

Впервые за эти годы Роксана взяла больничный, ей крайне необходимо было остаться одной. Как ни странно, по мистическому совпадению, фальшивый диагноз, написанный знакомой – врачом – крапивница – стал проявляться наяву. Сначала начались высыпания на теле. Затем распухли пальцы на ногах. Когда она пошла закрывать больничный, проявления сыпи разной степени крупности были практически на всех частях тела. Роксане выписали таблетки и обследование. Выходя из поликлиники, Роксана встретила Олега. Он практически не изменился, по ее шее были рассыпаны красные пятна с копеечную монету. Годы шли Олегу на пользу, он стал гораздо брутальнее, чем был раньше. Он сразу узнал Роксану. Казалось, что он был крайне рад их встрече. Роксана не чувствовала ничего. На предложение встретиться в кафе, она отреагировала резко отрицательно, представив свои распухшие руки с дорогим платьем. Телефон Олегу продиктовала, и, милостиво улыбнувшись, ушла. Олег с грустью смотрел вслед Роксане. Где та беззаботная девочка, одаривавшая его своей улыбкой в ответ на его шутки? Откуда этот высокий заискивающий смех? Потухшие глаза?

Он решил набрать ее в тот же вечер. Роксана сказала, что она приняла таблетки и спит. Оказалось, что они живут совсем рядом – буквально через два квартала. Олегу было уже тридцать, за плечами у него была неудачная карьера военного и оставленные жене двое детей и квартира. Он жил в общежитии, вел секцию футбола в дворовом клубе и довольствовался малым. Своих детей он поддерживал, искал халтуры, чтобы помогать семье, в выходные брал девочек для прогулок в кино и кафе.

Девушки обращали на него внимание, но неудачный брак научил его проявлять осторожность в отношениях. О причинах развода Олег никогда ни с кем не говорил.

Встреча с Роксаной всколыхнула в его душе щемящее чувство уходящей молодости. Он поймал себя на мысли, что чувствует скорее жалость и желание остановить время.

Через неделю, когда она встретились в кафе, Роксана была в полном порядке. Ее глаза сияли, кокетства в них не было, лишь легкая усталость. Олег сразу уловил этот дружеский настрой и даже немного обрадовался. Роксана рассказала о своей жизни, о работе, учебе. Олег рассказывал о себе. Они оба не касались личных тем, будто считывая настрой друг друга, для обоих это было своеобразной отдушиной, позволяющей вернуться в детство. Они расстались, пожелав друг другу всего хорошего, без договоренности встретиться.

Роксана решила навестить городских подруг.

Аня родила второго сына. Они жили бедно, но дружно. Роксане были рады, Сергей называл ее свидетельницей и подкладывал на тарелку нехитрое угощение.

Ира с Димой безуспешно пытались зачать ребенка, решились на ЭКО. Дима хорошо обеспечивал семью, Роксану приняли довольно холодно.

Света тоже забеременеть не могла. Она работала на заводе экономистом за смешные деньги, со Славой жили они бедно, но постоянно затевали веселые вечеринки с переодеваниями и были счастливы.

Лена ругалась со свекровью, та постоянно пыталась попрекнуть Лену провинциальным происхождением и обвинить в корысти. Олег безвольно слушал маму и жену. Лена думала о разводе.

Наташа родила девочку, Дима встретил ее из роддома, отвез ее обратно в общежитие и подал на развод. Формально причины никакой не было. Скорее имели значение постоянные истерические рыдания его мамы и полное нежелание признавать внучку. Наташа звонила ему, его маме и просила денег. Ей казалось, что если они поймут, как им тяжело, то обязательно изменят свое мнение и горячо любимый ей брат снова будет рядом. Кроме того, девочка была так похожа на отца, даже имя получила то, которое он ей придумал – Катя.

Надя жила с Вовой, который резко рванул в гору. После поездки на сессию, она собрала чемоданы, одела дочку и отправилась в маленький городок к Нахимову. Оказалось, что он был совершенно не готов к ее с дочкой приезду, о сделанном предложении предпочитал не вспоминать. Через три дня Надежде пришлось уехать, Вова простил ее. Он открыл к тому времени компанию по приему цветных металлов и деньги в семью полились рекой. Семья переехала в новую квартиру и супруги приняли решение никогда не вспоминать о том, что было. Наде было нестерпимо стыдно перед подругой, она понимала, что сломала отношения, а свои не построила. Вдобавок свалившийся достаток не отвечал ее настроениям, ей казалось, что она всего этого не заслужила. И она решила познакомить Роксану с вовиными друзьями.

Роксану пригласили на день рождения Вовы. Было шумно, людно, гостей пригласили в новый загородный дом. Андрей поехал проводить Роксану. Он был пьян и вызвал такси до города. Андрей был видный, высокий, густая шевелюра и прямая спина делали его привлекательным. Он был деловым партнером Вовы, на праздник попал случайно. Его жена недавно родила сынишку, ребенок был беспокойный, часто болел и плакал, приглашение Владимира он принял как возможность отдохнуть от домашних дел.

Роксана была одной, пришедшей без пары. Андрей сильно перебрал с алкоголем и решил уехать домой пораньше, не дожидаясь салюта. В машине они разговорились с Роксаной, он сказал, что как раз ищет бухгалтера и напросился «на чаёк». Все произошло внезапно, их разгоряченные свежим воздухом, солнцем и спиртным тела слились, произошло быстрое и страстное соитие.

Андрей оставил номер телефона, сказал звонить и пошел ночевать домой.

Роксана проснулась наутро от сильной головной боли. Что это было? Зачем?

Довольно странная история для принцессы. Она с головой окунулась в работу, стараясь забыть произошедшее как страшный сон и не допустить подобного в дальнейшем.

Андрей не позвонил. «Тем лучше»,- подумала Роксана, хотя в глубине души все-же ждала подтверждения тому, что это было не случайно. Конечно он не принц, но подтвердить ее высокое предназначение и попытаться умереть от любви он мог бы.

Между тем утренняя тошнота нарастала, тест подтвердил беременность.

Роксана твердо решила рожать. Она мучилась вопросом: говорить ли Андрею? Врач выдала ей пачку бумаг, в том числе на возможное уродство в случае, если у отца в роду есть патологии. Она твердо обещала врачу связаться с отцом ребенка, но так и не решилась. Звонить? Она – ему?!? С какой стати?

Между тем, подошло время новой, последней сессии. Роксана твердо решила закончить институт, получить диплом. На кафедре ее ценили, рекомендовали поступать в аспирантуру. Это было правильно, она чувствовала себя спокойной с этими преподавателями. Учеба давалась ей легко, в зачетке были практически одни пятерки.

Нахимов приехал на сессию и поселился на съемной квартире, в общежитие вернуться не смог. С Роксаной виделись редко, не говорили. Лишь в выпускной вечер, который отмечали в снятом для этого кафе, Алексей подсел а Роксане.

-Прекрасно выглядишь!

-Благодарю.

-Как поживаешь, что новенького?

-Все без перемен, работаю.

-Я слышал, ты в аспирантуру собралась?

-Да, меня зовут.

В это время ансамбль, выступавший на мини-сцене, заиграл песню «Эти глаза напротив».

-Я тебя приглашаю, — тихо сказал Алексей.

Роксана слегка кивнула, и они вышли на танцпол. Кроме них еще медленно кружилась одна парочка, неизвестно как зашедшая в кафе.

-Тоже, что — ли пойти в аспирантуру, — задумчиво сказал Алексей.

-Как хочешь. Если время позволяет, иди.

-Я без тебя не справлюсь. Если только вместе с тобой.

-Я года через три только.

-Почему? — удивился Алексей.

-У меня будет ребенок.

Алексей замолчал. Музыка играла слишком громко и чересчур неуместными были эти пошлые слова из песни про захлестнувшую страсть. Наконец-то она закончилась. Алексей проводил Роксану на ее место. Поцеловал руку.

-Спасибо тебе за все.

Молча вышел.

Роксана абсолютно не понимала, что происходит. Голова кружилась. Этот эпизод ее жизни должен был закончиться слезами радости Алексея и предложением руки и сердца. А потом бы они поехали к родителям, она представила бы им принца и они все вместе стали бы ожидать маленького наследника. А папа пробормотал бы: «Все так, все правильно». Что пошло не так? Разве имеет значение, чей ребенок, если речь идет о настоящей любви и преданности принцессе?

Роксана решила оставить рассуждения до приезда домой, она боялась расплакаться.

Роды были намечены на день рождения Витька, из-за проблем с сердцем предстояло кесарево сечение. Домой она ездила только однажды, на вопрос папы о женихе, ответила, что занят. Папа очень изменился. Он действительно бросил пить, в облике улавливалась старая зависимость, но издалека он казался просто сухопарым мужчиной. Мама постарела. Роксана внимательно смотрела на нее, пытаясь понять, сможет ли она ухаживать за ребенком, если взять ее с собой? А что она ей скажет, когда та заметит отсутствие принца? И еще расскажет отцу? Нет, этого допускать нельзя. Роксана всячески уходила от разговоров о знакомстве с новой родней и о том, кто поможет с маленьким.

Роды прошли легко, под наркозом, Роксана ничего не почувствовала.

Девочка родилась такая же светленькая, но с крупными чертами лица, похожая на свою маму.

Роксана обзвонила всех знакомых и пригласила на выписку. Ей нужна была машина с водителем – мужчиной и свита. Именно так она видела праздничную процессию. Подруги отказывались: мужья работали и ни в какую не чувствовали себя частью свиты. Роксана рассерженно молчала в трубку.

Пошли встречать Лена, которой удалось подмениться в больнице и Надя с мужем, которому отпрашиваться было не нужно. Ребенка у медсестры принял Вова.

Дома Роксана стала думать об имени для дочки. Сначала она хотела назвать Ксения, созвучно к своему имени. Но позже пришло озарение: имя тоже должно быть царственным: Софья Андреевна.

Все городские знакомые по — очереди приходили помочь с малышкой и с пеленками. Роксана следила за качественной глажкой пеленок. Подруги бросали своих малышей и мчались через весь город на помощь Роксане. Она с благодарностью принимала их помощь.

Андрей так ничего не узнал о рождении дочери, и в один прекрасный летний день пришел по старой памяти.

-Привет. Можно к тебе?

-Привет. Проходи.

Андрей протиснулся между мокрых пеленок, только что развешанных женой роксаниного дяди.

-Ой, кто это у тебя?

-Девочка, дочь Софья.

Андрей остановился и замолчал. Софья крепко спала в своей кроватке, громко посапывая носиком.

-Пойдем, поговорим.

Они вышли на кухню, помолчали. Цветы на стенах отбрасывали яркие длинные тени от заходящего солнца. Андрей повернул Роксану от солнца и внимательно молча смотрел в ее глаза. Она не отводила глаз, вглядываясь в его черты и стараясь разглядеть в них нужные.

-Оксана, это моя? Ровно год прошел…

-Да. Я Роксана.

Андрей засмеялся, отстранился:

-А я пришел по бухгалтерии посоветоваться. А тут такой сюрприз. Что теперь делать?

-Не знаю. Ты же пришел.

Андрей помолчал. Он держал в руке папку с документами по ООО и рассеянно смотрел на нее.

-Слушай, я не готов ко всему этому. Давай я возьму недельку, подумаю, наберу тебя. Я должен подумать, принять какое-то решение. Ок?

-Хорошо.

-У тебя деньги-то есть?

-Есть.

-Ну давай, держись. Наберу тебя. Пока.

Андрей ушел, аккуратно прикрыв дверь.

Больше Роксана его не видела.

Потянулись длинные дни, недели. Роксана выходила гулять с нарядной коляской, одежду ей отдавали уже родившие подруги, приносили сами. Надя приносила деньги, у нее была возможность помочь.

На новый год Роксана с уже начавшей ходить дочуркой поехала домой. Папа встречал радостно, опять спрашивал про зятя. Старенькая мама ласкала Софью, расчесывала, разглядывала маленькую красавицу.

Витек поздоровался, поцеловал сестру и пошел отмечать с друзьями. Это был самый счастливый новый год за последние годы. Все были вместе, все были счастливы.

 

 

В апреле, когда Софье исполнился годик, Роксане позвонили из дома. Умер Витек. Сердечный приступ. Роксана догадывалась об истинной причине смерти: Витек выглядел очень испитым. Девушки у него не было, работы тоже. Он старался избегать родителей, предвидя возможные упреки и расспросы, старался уйти на улицу при каждой возможности.

Во дворе его ждала пьющая компания: Леха, Серега , Женька. И он, Витек. Он умер первым — не выдержало сердце дешевого алкоголя. Ребята принесли его домой, с синим подбородком, занесли в комнату и положили на кровать. Скорая зафиксировала смерть. Папа и мама позвонили Роксане и стали ждать. Соседи знали: дочь живет в городе с зятем и маленькой дочкой, они должны приехать и решить все проблемы.

Прошло пять дней. Витек лежал на кровати. Роксана купила подгузники, детское питание на неделю, оставила дочку с соседкой, примчалась домой, с порога спросила мать: уже похоронили? Мать молча кивнула на кровать с мертвым Витьком.

В этот момент Роксана поняла, что крепости за плечами в виде королевства больше нет. Нет папы-короля, нет королевы-матери. Есть только разбитая армия, послевоенный хаос и ей восстанавливать страну для новой жизни. Она побежала, взяла справку о смерти, договорилась о транспортировке тела в морг, сходила в церковь насчет отпевания, назанимала денег у бывших одноклассников, на кладбище вырыли для Витька могилу, выбрала гроб, венки, заказала автобус, поминальный обед.

Вечером папа в алкогольном бреду плакал: «Я так и знал, доченька, на забаву городским кобелькам тебя отпускаюююю, зачем ты уехалааа, ты ведь лишила меня смыслааа… Зачем жить?» и наливал себе стакан за стаканом. Роксана легла спать. Отвечать было нечего, отпираться бесполезно. Она родила без мужа, ничего не попишешь. Наверное, принцессы так не делают.

Родные, соседи, друзья Витька расходились после поминок. Подошла тетя, папина двоюродная сестра: «Роксана, деньги то у тебя откуда? Чай дорого стали похороны? Давай хоть немного тебе дам?» Роксана от помощи отказалась, просила присматривать за родителями, не заходя домой села на поезд и уехала.

Дома ее ждала дочка — все, что осталось в ее жизни. Девочка была красивенькая, но с крупными чертами лица, все меньше походила на мать. Она должна заменить ребенку отца, бабушек и дедушек. Причем всех! Роксана устроилась на работу — мыть пол в школе по соседству. Дочка должна была получать лучшие игрушки, подарки, питание. Просто потому что она лучшая. Роксана сама получала все это в свое время и хотела для дочери счастливого детства.

Мыть пол было тяжело: ломило суставы, спина болела от тяжелых ведер. Дочку приходилось оставлять одну или у соседки, возвращалась она затемно, когда Софья уже спала. Как ни странно, текущее непростое положение нисколько не поколебали веру Роксаны в свою исключительность. У принцесс бывают такие периоды, когда нужно потерпеть для восстановления страны из руин. Уехать, подождать, пока все наладится. Жизнь все расставит на свои места. Это не меняло положения вещей — она — принцесса, принц — существует, надо только подождать. Терпение — добродетель принцессы. Только царственные особы обладают безграничным терпением.

Между тем, Софья подрастала и совсем не радовала мать своей сообразительностью. Возможно, давало себя знать кровоизлияние в мозг, полученное в результате кесарева сечения, но она не могла принять в дочери то, что она отставала от сверстников. Те в три года бойко складывали слова, считали вслух, начинали осваивать компьютер. Роксана приняла решение, что логопед будет учить ее дочку чтению. Логопед, которая работала в этой же школе радостно согласилась и на эти занятия уходила почти половина того, что Роксана получала на мытье классов. Вторую половину Роксана выплачивала за похороны Витька.

Роксана окружила себя новой свитой матерей — одиночек, живущих в общежитии. Конечно, это был не тот круг, как 10 лет назад, соседки матом разговаривали со своими нагулянными детьми, хвастали как разводят их неосторожных отцов на деньги и новыми любовными успехами с женатиками. Дети росли стайкой, мамаши их постоянно оставляли друг у друга, чтобы попытать очередного счастья в личной жизни, или отправляясь на заработки.

Они обменивались рецептами, как получать больше пособия, нужно ли ребенку вписывать в свидетельство отца, как выбить садик, стайкой водили туда детей. Дни рождения детей, новый год отмечали вместе, с веселыми переодеваниями, розыгрышами и конкурсами. Роксана создала себе новую стену. О старой старалась не вспоминать.

Через год после смерти Витька позвонила тетя, сообщила, что отец при смерти. Мама говорить не могла. Роксана поехала с дочкой, но папу уже не застала. Снова оплатив все расходы, вернулась к маме. Мама лежала на грязной постели, увидев Роксану, отвернулась. Роксана подвела дочку: это твоя бабушка. Мама провела по вьющимся светлым волосикам девочки, как бы прощаясь.

Больше Роксана ее не видела. Приехала хоронить маму через полгода после отца, в квартире было грязно, мама лежала на матрасе без белья. Ее пьющие подружки приносили алкоголь и выносили из дома все, что можно вынести для продажи. Роксана закрыла квартиру, ключи передала тете.

Удивительно, но внешне Роксана становилась только краше. Работа допоздна, забота о дочке, тяготы быта в общежитии не превратили ее в тетку. Ее глаза по-прежнему искрились, в них было царственное спокойствие и ожидание чуда. Бывает, что принцесса теряет свое королевство, она ведь не перестает быть принцессой? Все идет своим чередом, нужно только подождать.

Уже с пяти лет Софья оставалась дома одна. Она могла разогреть себе ужин в микроволновой печи, сама могла играть несколько часов, вместо прогулок мама разрешала ей играть на балконе.

Между тем время шло, Роксана вышла на работу. Семейные события последних лет все-же отразились на ее уверенности, она понимала, что работа — это возможность поддерживать жизнь в ее маленьких остатках государства. Поэтому вопрос с начальником почтамта был закрыт, она довольствовалась скромной должностью и к карьерным успехам больше не стремилась. Про аспирантуру тоже больше не вспоминала — некому и нечего было доказывать.

Роксана набрала кредитов. Так делали все окружающие. Она сама себе подписывала справки для банков о зарплате с многими нулями, банки давали деньги. Новые кредиты уже не покрывали старые, инфляция, вопреки прогнозам, замедлилась и не опережала бешеные переплаты. Кроме того, Роксана на работе подписала акт выполненных работ, не удостоверившись, что работы выполнены. На ней повисла серьезная недостача.

Роксану не волновало будущее. Принцесса должна получить свое. Придет принц и все решит. Решит, брать новые или закрыть эти. Наличие маленькой принцессы должно его только порадовать. Отсутствие жилья не проблема для настоящей принцессы, ведь ее миссия — вдохновлять мужчину своим существованием и принести гармонию своей души в его мир и после этого – в окружающий мир. Ее ожидание не было томительным, она знала, что всему свой час, по-прежнему считала терпение высшей добродетелью часто молча улыбалась. Сюда же укладывалась и возможность существования с ребенком в крошечной комнате в общежитии, и кредиты, и «повешенные» на нее недостачи на работе.

Роксана с улыбкой снисхождения смотрела на своих соседок по общежитию с маленькими детьми, которые делали ремонты в комнатах, чтобы обеспечить деткам сносное существование, искали возможности дополнительного заработка, искали мужей. Она сознательно не включалась в эту гонку, брать кредиты было не напряжно, не требовало суеты, она по-прежнему осознавала свою великую миссию — быть принцессой.

В связи с утратой королевства стали происходить сбои, которых Роксана объяснить не могла. Ее влияние абсолютно не распространялось на дальнее окружение. Например, когда Софья пошла в детский сад (путевку легко удалось получить), родительский комитет решил назвать группу «Слонята». На все предложения Роксаны, которые она тихо, с достоинством и тоном, не допускающим возражений, выносила на обсуждение, активный председатель родительского комитета махала рукой: вопрос не обсуждается, решение принято. Дома Роксана, уложив дочку спать, пыталась осознать происходящее. Это никак не укладывалось в ее систему мировоззрения: она не привыкла к возражениям. Ей достаточно было надуть губки и все было так, как она хотела. Кандидаты в принцы — не в счет, они просто доказали, что были ненастоящими.

Тем временем активные соседки предложили ей помочь с ремонтом. Роксана дала деньги на обои, клей и разрешила отремонтировать комнатку, и даже мыла окна после побелки. Комнатка была маленькая, Роксана захламила ее, каждое новое приобретение – покупку вещей или отданные Надей вещи дочерей, она расценивала как свое достижение и расстаться с ним уже не могла. Аккуратно гладила, складывала, приберегала. Со временем жила уже на больших тюках с вещами. Ничего страшного, она переждет и ее увезут отсюда со всеми своими достижениями.

Соня была характером похожа на мать, но то ли из-за того, что не было восхищенного окружения, то ли по другим причинам она не имела того влияния, которым пользовалась ее мать. Она была немножко нескладной, медлительной, часто падала. У нее не было настоящих друзей, только дети из компании матери. Когда ей что-то удавалось – сделать поделку на занятиях или ее ставили танцевать перед другими девочками, мать хвалила ее и почему-то добавляла: «Все так, все правильно». Соню это удивляло. Вообще это было редко – успехов было мало. Читать ее научили, но любви к чтению у нее не было. Мать принесла ей с работы гору новых книг по возрасту, но она, посмотрев картинки, откладывала их в сторону.

Тем временем произошла история, которая ввергла Роксану в недоумение. У ее приятельницы по общежитию Ольги умерла сестра Наталья. Она была младше Ольги, ей было 28 лет, была проблема, связанная с онкологией. Наталья была замужем за Эдиком, для него это был уже третий брак.

Роксана приняла участие в похоронах, помогала организовать поминки. Когда исполнилось 9 дней, решила ночевать вместе с Ольгой в доме Натальи и Эдика, ведь поминки были допоздна, надо было убирать и мыть посуду. Но даже начать ее мыть она не могла, так как ей рассказывал о своей жизни подвыпивший Эдик. Ольга несколько раз заглядывала в комнату и недовольно хлопала дверью. Роксане было жаль Эдика, она сама совсем недавно перенесла потерю близких.

Они разошлись за полночь, когда вся посуда уже была вымыта и даже убрана. Эдик за это время дважды плакал у нее на плече. Расставаясь, Эдик обнял ее совсем не по-дружески.

Роксана перепугалась. Как к этому относиться, она не знала. Эдик явно не был принцем, к тому же он был дважды разведенным вдовцом с двумя детьми и алиментами, работал дальнобойщиком на большой машине. Внешность у него была довольно простая, он был бы симпатичен ей, но без жен, детей, умершей жены и большой машины.

Придя на работу, Роксана задумалась. Дело в том, что Эдик уже дважды звонил ей на работу и оставил свой номер с просьбой перезвонить. Как быть? Изменить себе, своему предназначению? Папы уже нет, отчитываться не перед кем. «У нее же растет принцесса! Ей нужен отец», — вдруг вспомнила она.

Отношения закрутились сразу и бурно. Эдик перевез к ней вещи на этой же неделе, оставил большую машину перед окнами и велел Софье называть его папа. Соня была очень горда. Она моментально рассказала в садике, что папа приехал, а дети маминых подруг из общежития впервые поймали на себе покровительственный взгляд.

В их жизни наконец-то было все: веселые походы в кино, кафе по субботам, посещение торговых центров с подарками. Роксана получила шубу, золотое кольцо и подтверждение своего великого предназначения. Софью забирал из садика папа, она гордо шла с ним за руку, играл с ней на улице, пока Роксана мыла пол в школе – уволиться она все-таки опасалась. Эдик регулярно говорил ей: «Брось, Оксанка, моя жена работать вообще не должна!» Рассказать Эдику о всех своих кредитах Роксана не решалась.

Очень странно, но все ее приятельницы из общежития отговаривали Роксану, говорили, что Эдик ее не любит, строя ему глазки и заходя в ее отсутствие по поводу и без. Эдик по простоте привез к Роксане все золото, которое покупал своей Наташке после свадьбы. Роксана с достоинством приняла подношения. Сестра покойной Ольга, увидев знакомую шкатулку, закатила истерику, заявив, что если они не расстанутся, их дружбе конец. Остальные всячески пытались расстроить их зарождающиеся отношения, прося присмотреть за детьми в выходной, звоня ночью по телефону и рассказывая небылицы про таких как Эдик.

Между тем то, что испытывала Роксана в этих отношениях, она не могла назвать любовью. Впервые за много лет она вернулась в блаженное детство, когда ее появление вызывало ажиотаж среди окружения, а она могла с достоинством кивнуть: «Все так, все правильно» и с достоинством улыбнуться. Каждый новый подарок Эдика она воспринимала с милостивой улыбкой. Высокий заискивающий смех покинул ее, за счастливой улыбкой сквозила мудрость.

Эдик был внешне похож на папу Роксаны, тоже был водитель. Он тоже не смотрел на нее с обожанием: скорее с благодарностью и жадностью, как на ценный трофей. Наташка ушла из его жизни слишком стремительно, он слишком любил её, её место не могло пустовать. Роксана аккуратно заняла место Наташки, ритм жизни почти не изменился. После работы он спешил домой, там его ждали, целовали, кормили. Новая любовь до 40 дней после потери жены его не смущала нисколько. Наташку не вернуть, надо думать о живых. Дети от первых браков волновали его несильно. Он вспоминал о них только когда отсылал алименты через почту да по рассказам матери, когда навещал ее в поселке. Старший, сын Василий, рос с неблагополучной пьющей матерью, однажды он рассказал Роксане о нем, парню 14, а тоже уже прикладывался к бутылке за компанию. Роксана отнеслась к рассказу холодно, дети от прежнего брака напоминали ей о том, что принц ненастоящий. Больше он о детях разговор не заводил.

Эдик мечтал купить свой дом, во дворе держать свою огромную машину, заработанную потом и кровью, в свободное время попивать пивко, ремонтировать ее, разговаривать с друзьями до ночи. Рядом с собой он видел женщину. Это была ни Роксана, ни Наташка, ни предыдущие жены. Просто женщина – пристань, оплот, очаг. Он приглядел подходящий и недорогой – на выезде из города. Конечно, дом требовал вложений, ремонта. Но Эдик никогда работы не боялся, хотел все сделать сам. Однажды в воскресенье повез туда Роксану с дочкой, показал. Роксана недовольно подняла бровь: «что это?» Никаким образом этот старый дом не укладывался в ее видение своего будущего и будущего дочери. Ей в этом году идти в школу. Как она будет ездить? А кружки, секции, музыкалка? Очевидно, что ее дочь Д О Л Ж Н А все это получить. Никакого обсуждения не было. Эдик почувствовал, что Роксану не переубедить.

Гром грянул после майских праздников. Роксана пришла домой и увидела на столе записку: «Роксаночка, милая, прости. Я ухожу. Спасибо за все. Эдик.»

Роксана перечитывала эту записку раз за разом, пытаясь найти какое-то тайное послание, объясняющее происходящее. Послания не было. Ее бросили. И ее принцессу – дочку. Роксана сказала Софье и подругам по общежитию, что Эдик уехал в дальний рейс. Она продолжала свою жизнь по накатанной, механически мотаясь с работы на вторую работу, затемно приходя домой. Она не плакала, веря, что Эдик вернется. Позвонить ему она считала унижением, он должен все понять сам.

Первой забила в фанфары Ольга, она по родственным каналам узнала и с торжеством сообщила, что Эдик сошелся с женщиной, покупает дом и скоро ждет прибавления в семье. Слух быстро распространился по общаге, к Роксане потянулись сочувствующие подруги с бутылкой. «Ах, какой подлец, я так и знала!» — говорили они. Роксана холодно смотрела на распитие, сама участия не принимала, ничего не рассказывала. Она вспоминала финал фильма «Москва слезам не верит», где подруги приводят к героине слесаря Гошу, а она гордая и заплаканная говорит ему: «Как долго я тебя искала!» Это было бы правильно. Ни одна из подруг не делала таких попыток, она терпела их присутствие и слушала их проклятья в адрес Эдика. Сама Роксана не проронила ни слезинки.

Первой на изменившуюся внешность Роксаны обратила внимание Аня. Она не видела Роксану месяца два, встретив на улице, не узнала. Роксана по-прежнему хорошо выглядела, но очень похудела. Ее белая кожа истончала и была прозрачной. Расспросы Ани прояснили ситуацию: Роксана перестала есть. Она готовила еду для Софьи, сама не ела.  Совсем. Ей просто это было не нужно, не было потребности. Утром пила чай и уходила на работу. Обедать не ходила. Вечером шла на вторую работу, после ложилась спать. Сон отвлекал ее от страшной реальности, она видела живого папу, маму, Витька, Софью и себя с принцем. Лица у принца не было, она чувствовала его запах, его прикосновение, чувствовала его дыхание. Они молча сидела за большим столом, было полное ощущение счастья. Разговаривать было не нужно никому, все было так, как должно быть.

Между тем, Роксана потеряла в весе уже килограмм 15. Старые вещи были ей велики, она обновила гардероб за счёт того, что отдали ей подруги. Она заставляла себя есть, когда кто-то рядом настаивал. Остальное время потребности она не испытывала.

Наташа и Лена уже работали врачами, организовали Роксане обследование в клинике.

Был конец лета, Софья собиралась в первый класс в школу, в которой Роксана мыла классы.

Она купила ей ленты, форму, ранец – все самое лучшее. И легла в больницу. Она тщательно допрашивала врачей на тему своего здоровья и перспектив. Но они только разводили руками: диагноз ей поставить не могли. И направляли к специалистам другого профиля, но те также не могли поставить диагноз.

Первое сентября Роксана провела в больнице. Софью отвели в школу подруги, чьи дети – ровесники также поступили в первый класс. Она позвонила по телефону, поздравила дочку. Софья выслушала мать и поскорей простилась, пожелав выздоровления.

Роксана лежала уже в третьем отделени­и областной больницы. Ее вес составлял 45 кг. Есть ей так и не хотелось. Она насильно заставляла себя, уговаривая вслух: «Тебе еще дочь растить» и с трудом проглатывала очередной комок несоленой каши. Диагноза никакого ей не ставили, у нее врачи вызывали слезы и раздражение. Она понимала, что умирает.

«Как это возможно? Из какой это сказки? Нет сказок с таким концом!» Кроме всех молитв, которые помнила Роксана, она перебирала сказки, которые в детстве ей читал папа. «Все верно, все правильно». Роксане показалось, что она слышит его голос, произносящий эти слова. Это был действительно папин голос, но слова звучали более растянуто. «Что правильно, папа!?! Правильно, что я живу в грязной комнатке в общежитии? Что ращу дочку без мужа и работаю на двух работах? Что все деньги уходят на кредиты? Что мне наконец-то встретился мужчина, готовый заботиться обо мне и бросил меня, не прожив со мной и полгода? Что я сейчас лежу в больнице и умираю, а мою дочь чужие люди водят в первый класс?» Она кричала все это отцу в пустоту, ведь его она не видела, только явственно слышала его голос. Он снова и снова повторял «Все правильно, все так, как должно быть». «Папа, ты обманул меня? Зачем ты называл меня принцессой? Выходит, я — такая же, как все?». «Все правильно, все так, как должно быть».  «Зачем мне тогда это имя, моя свита, дочка — принцесса и вообще все моя жизнь? Для чего я жила? Чего я добилась? Я всю жизнь посвятила гордыне, которую ты мне внушил! Я НЕ СОЗДАЛА АБСОЛЮТНО НИЧЕГО! Я разрушила нашу семью, моя дочь не имеет отца! Даже вашу квартиру скоро отберут за долги, потому что мне нечем платить за нее!» Голос отца смолк. Роксана проснулась вся опухшая от слез и с севшим как от крика голосом.

Роксана выписалась из больницы с твердым намерением жить.

После выздоровления Роксана решила уволиться с почтамта. Делать карьеру там она уже не собиралась, заработки резко упали, ответственность возрастала. Ольга устроила ее на работу в институт, занимающийся проверкой результатов ЕГЭ. Там были довольно большие заработки. Кроме того, работа в институте подтверждала амбиции Роксаны на аспирантуру. Если уж жить, так на полную катушку.

Заработки не оправдались, Роксана снова работала на двух работах, зачастую не пренебрегала и халтурами на третьей и четвертой. Дома ее почти не было.

Ей удалось взять ипотечный кредит, купить квартиру и съехать из общежития. Но это абсолютно ничего не изменило в ее жизни. Дочку она видела очень редко, девочка выросла очень замкнутой, как должное принимала деньги от мамы, требовала лучшие вещи и гаджеты, невзирая на реальное положение финансов в семье.

Софье едва исполнилось 15 лет, когда она забеременела. Парень Егор был ее одноклассником, они переписывались в соцсетях, лайкали друг другу фотки. В школе никак не показывали взаимной симпатии, дома продолжали переписку с обменом мнениями о сегодняшних школьных событиях. Однажды после классного похода в кино Егор подошел и взял ее за руку. Софья благодарно пожала ее. Это была детская любовь, но оба уже были готовы к взрослой.

Роксана философски восприняла беременность дочери. Софья родила мальчика, которого назвали Иваном. Школу удавалось совмещать с воспитанием малыша благодаря егоровой бабушке, которая взялась помогать.

Роксана взяла очередной кредит, подарила деньги дочери на рождение малыша. Работая на трех работах, чтобы высыпаться, съехала в свою старую комнатку в общежитии на первом этаже.

И тут к ней пришло второе дыхание. Несмотря на две работы, она снова чувствовала себя молодой, полной сил, энергии и поняла, что снова вглядывается в окно в ожидании принца.

И вот ОН пришел. Она шла пешком с первой работы на вторую, и вдруг услышала вслед: «Принцесса». Она не уронила достоинства, ведь эту встречу она ждала всю свою жизнь.

Он догнал Роксану, почтительно шел рядом, на полшага отставая от нее.

Сыпал осторожными комплиментами, несмотря на южный акцент, ему удавалось быть деликатным и тактичным. Принца звали Рафаил.

Он проводил Роксану до работы, она работала наборщиком текстов, заполняла медицинские карты в клинике профосмотров. В течение рабочей смены она находилась в радостном возбуждении, словно предчувствуя скорую развязку после долгого ожидания.

Когда она вышла из клиники, было еще светло, ее взгляд счастливо опустился при взгляде на букет в руках Рафаила. Рафаил проводил ее до дома. Он был смугл, строен, модно пострижен, очень аккуратно и со вкусом одет, телефон его был самой новой модели. Шел чуть сзади, негромко рассказывал, какой у него сегодня был тяжелый день, но встретив такую красавицу — принцессу он был вознагражден за все. Проводив ее до общежития, она милостиво сообщила ему свое имя и разрешила проводить ее завтра по тому же маршруту.

Назавтра, приняв букет цветов и выслушав дифирамбы, положенные принцессе, она слушала, как тяжело живется иностранцам в России. Он — не такой, как остальные его соотечественники. Во-первых, он родился в Душанбе, а не в маленьком поселке без электричества, получил образование, закончил школу. Во-вторых, у него отец — вполне состоятельный по таджикским меркам, он приехал сюда с небольшим капиталом, чтобы открыть кальянный бизнес. В-третьих, он планирует поступить в институт и получить гражданство России.

Но теперь, встретив такую красавицу, его планы круто меняются. Он уже позвонил в Душанбе и попросил разрешения жениться.

Роксана загадочно улыбнулась и закрыла за собой дверь общежития, кивнув в ответ на его вопрос, можно ли завтра проводить ее.

Закрыв дверь, она прижалась к ней спиной. Наконец-то все шло так, как и должно быть. В памяти всплыли слова папы: «Все так, как и должно быть». Вот он — принц, красивый, восхищенный, с ходу признавший ее достоинства и превосходство, готовый ради нее изменить свою жизнь. Она закрыла глаза и ей показалось на мгновение, что все это — просто сон. Открыв глаза, она увидела два маленьких, но очень красивых дизайнерских букета, стоявших в вазах.

Роксана оглядела комнату. Обои в комнате были грязными в тех местах, где стояла мебель, когда она переезжала с дочкой в ипотечную квартиру.  Мебель была частью сломанной, частью детской, оставленной при переезде за ненадобностью. Роксана, всегда равнодушная к быту, даже новую квартиру не смогла обустроить, так и жила без штор на окнах, сейчас содрогнулась. Она всегда представляла себе этот момент, но думала о впечатлении, которое произведет, о чувствах к ней принца в этот момент. Но окружающей обстановки в ее видениях не было. И она явно не была этой грязной общагой.

Ее мысли заметались. Что делать? Взять кредит? Третий? Как и когда делать ремонт? Может ли случиться, что это станет препятствием в отношениях? Если это настоящий принц, то не должно. Ведь принцесса-то настоящая!

На следующий день она увидела Рафаила с букетом цветов. Ей в нем нравилось все: нездешний загар, белые зубы, шикарные цветы в его руках, почтение, которое он ей оказывал, и то, как он произносил ее имя с легким южным акцентом. Между ними безмолвно установились правила игры, он их поддерживал, ее они устраивали. Сегодня, дождавшись ее одобрительного взгляда и поняв, что с принцессой можно говорить, Рафаил сообщил, что в ресторане зарезервировал столик, и, если Роксана согласится поужинать с ним, он будет счастлив. Роксана сказала, что ей нужно 20 минут, чтобы переодеться. Рафаил ответил, что готов ждать хоть всю жизнь, если Роксана даст ему маленькую надежду.

Царственной походкой Роксана спустилась с крыльца общежития и подала руку ждавшему ее Рафаилу. Ресторан находился неподалеку, представлял из себя скорее кафе и принадлежал земляку Рафаила, который при виде Роксаны расплылся в сладкой улыбке и комплиментах. Этот скромный антураж никак не мог омрачить торжество момента.

Живой музыки в кафе не было, из колонок доносилась популярная музыка из 90-х, перемежаемая шансоном. Роксана села на отодвинутый официантом стул, напротив сел Рафаил. Его лицо излучало счастье, в глазах искрились лучи восхищения.

Рафаил начал разговор с комплиментов Роксане и благодарности судьбе за то, что она дала ему возможность долгожданной встречи со своей принцессой.

Официант разлил по бокалам заказанное вино.

«Я предлагаю выпить за нашу встречу, которая, я надеюсь, превратится в крепкую семейную жизнь!»

Роксана милостиво опустила глаза, оба немного отпили из своих бокалов.

«Я хочу познакомиться с твоими родителями»,- сказал Рафаил.

Роксана ответила, что у нее никого нет, только взрослая дочка с мужем и ребенком.

«Дочку удочерю, внук к бабушке поедет, к солнцу, абрикосы свежие кушать!», — со страстью заявил принц.

Все верно, все правильно. Роксана посмотрела на него долгим взглядом. В ее взгляде не было оценки, не было сожаления об упущенных годах тоски и ожидания, не было в нем и торжества. В нем было спокойное удовлетворение принцессы, очнувшейся после долгого сна.

Рафаил снова налил пахнущее цветами вино, поднял бокал и протянул Роксане приоткрытую синюю коробочку: «Это — тебе, в знак большой и вечной любви!»

Роксана взяла протянутую коробочку. Размер кольца, проба металла и натуральность камня ее абсолютно не интересовали. Также ее не интересовало, обязывает ли ее это к чему-то. Ей неинтересно было, наблюдает ли кто-то за этим, что творится вокруг.  Ведь все шло как по — накатанному. Так, как и должно было быть. Вся предыдущая жизнь Роксаны: папа, мама, Витек, Андрей, Алексей, Эдик, Софья — были будто долгим и беспробудным сном, вызванным сильным снотворным — вязким, тягучим, из которого не выберешься. Роксана сейчас и правда не смогла бы сказать, было все это наяву или нет. И вот, наконец, пробуждение. Принц. Неважно, как он выглядит, сколько ему лет. Он пришел, разбудил ее, и это главное. Какое значение имеет предыдущий сон? Роксана с удовольствием вдыхала аромат вина в бокале, прислушивалась к песням, доносящимся из динамика, и впервые за все годы мир казался ей таким реальным.

Рафаил уже нежно поглаживал ее руку с подаренным кольцом, пересел на стул рядом с ней.

«Можно мне тебя поцеловать?» — спросил он и, не дождавшись ответа, прикоснулся губами к ее щеке рядом с верхней губой.

В этот день он проводил ее до дверей общежития, уже более решительно заявив, что будет ждать ее после работы.

Роксана пришла домой и почувствовала, что ей — лет двадцать. Роксана легла спать просто по привычке. Уснуть не могла. Она была полна сил, энергии, желания жить, строить семью, вить гнездо. Ее взор рисовал Рафаила, ее, Софью, Егора, Ивана. Где это происходило — она затруднилась бы ответить. Вокруг было какое — то подобие райского сада, слышалось щебетание птиц, было очень много солнца. Иван, похожий на ангела, бегал босыми ножками по зеленой траве, вокруг пели птицы, Егор обнимал Софью, ее обнимал Рафаил, все смеялись и понимали, что жизнь — вечна, и здесь они вечно, как в награду за долгое ожидание и терпение.

На следующий день, выйдя с работы, она снова увидела Рафаила с цветами. Он решительно подошел к ней, взял ее сумку и протянул букет цветов. Они уже под руку неспешно дошли до общежития.

«Когда мы будем жить вместе? Я уже сгораю от нетерпения поскорее обнять тебя, моя принцесса. Я сегодня смотрел квартиру, чтобы снять и жить с тобой. Хочешь, пойдем вместе посмотрим?»

Роксана удивилась: зачем? Ведь все шло так, как и должно было быть, внешний антураж не имел значения.

«Тогда готовь свои вещи, завтра после работы переезжаем».

Действительно, после работы он встретил ее на такси. Небольшую сумку с вещами Роксана вынесла из общежития, и они уехали.

Квартира была в хорошем районе, рядом с парком, Роксана даже и не мечтала жить здесь раньше. Здесь было все, что нужно для комфортной жизни: бытовая техника, мягкие диваны, большая кровать. Свет приятно регулировался, и была возможность сделать и очень ярко, и приглушить его. Роксана взялась за тряпку, чтобы создать здесь свой порядок, но Рафаил мягко схватил ее за запястье.

«Моя женщина — не уборщица. Здесь будут убирать — я договорился».

Время полетело стремительно, Роксана жила полной жизнью. Ее чувства, ощущения обострились до предела, она вдыхала эту жизнь полной грудью. Ей нравилось в ней абсолютно все. И принц, и их дворец, и отсутствие необходимости решать бытовые проблемы. Они будто бы перестали существовать.

На работе время пролетало быстро. Все так, все правильно. Ощущение молодости, всесильности, окрыленности давало ей возможность выполнять ту же работу за меньшее время и более качественно.

К неодобрению ее коллег, она получила повышение. Оно было скорее формальным признанием ее заслуг, денег по-прежнему едва хватало, чтобы гасить ипотеку и кредит, взятый на рождение внука. Но теперь это ее не смущало, это был всего лишь тягостный шлейф из ее вязкого сна, нужно немного потерпеть, и он отстанет. Вторую работу Роксана бросить не решалась. В дела кредитов она мужа не посвящала, он не спрашивал. К ее работе он относился с пониманием, больше как к безобидному хобби и средству самореализации жены, чем как к средству заработка. Рафаил был очень внимательным и предупредительным в мелочах: старался, чтобы Роксана ни в чем не нуждалась.

В выходные они выезжали за город. Всегда были только вдвоем, Рафаил хмурился, когда Роксана упоминала про подруг и дочку с семьей. Ездили на загородные экскурсии, просто отдыхали на реке, катались на лодке, иногда останавливались на ночлег в случайных маленьких придорожных гостиницах.

Ну и пусть, ничего страшного. Где работал Рафаил, было для нее неясно. Деньги у него были, он платил за съём квартиры, вечером они ужинали в кафе, цветы регулярно появлялись в их дворце и стояли в вазе, потрясая изысканным дизайном букета.

Наступила осень. Роксана иногда проведывала Софью и внука. С Егором они жили неважно, сказывались последствия скороспелого брака. Мамой Софья оказалась неважной, рано бросила кормить грудью, она вдруг стала дружить с подругами по школе, они часто звали ее в кино и на прогулки. С ребенком больше сидела бабушка Егора, сам Егор оказался домашним парнем, после школы сразу шел домой и помогал по хозяйству.

Семейная жизнь дочери не особо интересовала Роксану. Свита теперь ей была не нужна, она была сама собой, никому ничего доказывать она не собиралась. Не идеальность в этой части своей жизни списывала на вязкий шлейф прошлой и уходила домой, в настоящую жизнь.

Наступила зима. Рафаил по-прежнему был с ней нежен и обходителен. Однажды он сказал, что у него проблемы с регистрацией и ему нужно сделать пересечение границы или уплатить одному человеку в УФМС, который может помочь с документами. Роксану такие вещи не волновали. За все это время она ни разу не заглянула ему в паспорт, какое у него гражданство, регистрации в ЗАГС у них также не было. В раю не бывает документов, там все люди — такие, какие они есть. На следующий день Рафаил сказал, что с деньгами ничего не получилось, придется ехать на родину, делать пересечение границы.

«Ты поедешь со мной? Я познакомлю тебя с мамой, отцом, с моими сестрами. Они будут любить тебя так же, как я. Ведь ты — моя принцесса».

Роксана вздохнула, ведь принцесса была связана обязательствами прошлой жизни вязким шлейфом.

«Езжай без меня, я буду ждать».

Надолго ли уезжал Рафаил, ее также не интересовало.

Вестей от Рафаила не было неделю. Роксана не скучала, ведь в раю не бывает скучно. Его шикарные букеты – большие и маленькие – радовали ее своим ароматом и постепенно увядали. Роксана расставалась с ними с большой неохотой, помощница по хозяйству их не выносила, пока Роксана не выбрасывала их в мешок для мусора, а выбрасывать ей было жалко. На восьмой день он позвонил, сказал, что у него здесь неприятности и нужно срочно заплатить деньги, т к его обратно не выпускают из-за формальной ошибки в документах. Но он очень любит ее, скучает и не дождется того момента, когда снова обнимет свою принцессу.

Дух у Роксаны от этих слов не захватило. Вне зависимости от того, где был ее принц, главным для нее было осознание того, что он есть. Ее жизнь изменилась. Крылья, которые выросли за спиной, уже было никуда не деть. На работе дело спорилось, все кипело, кредиты потихоньку таяли, будущее уже наступило, и было безоблачным и светлым. Вязкий шлейф становился все меньше и почти не ощущался.

Наступил новый год. Его Роксана встречала со своей дочерью и зятем, Иван уже делал первые шаги и с улыбкой заглядывал Роксане в глаза.  Роксана покровительственно трепала его по макушке.

Подруги не приглашали ее, изменившийся голос и взгляд Роксаны, ее спокойная уверенность и молчаливость раздражали. Раньше она готова была первой смеяться над старыми анекдотами, считала неприличным не прийти в гости или не позвать кого-то на день рождения. Сейчас ее это не интересовало, по мнению подруг, она вела себя «как блаженная», тихо улыбаясь непонятно чему.

Рафаил между тем звонил по скайпу, дышал в трубку и говорил «Моя принцесса». Все правильно, все верно. Что он говорил после этого, она слабо помнила и понимала. Что-то про невозможность приехать сразу из-за проблем то ли с визами, то ли с деньгами, которыми он не смог откупиться от местных бюрократов. Она не скучала по нему, ей было достаточно его звонков и слов.

Роксана не смогла отразить тот момент, когда пошла и оформила кредит в банке. Такие пустяки омрачали ее счастье и полноту текущей жизни, физически снова ощущался вязкий шлейф. Все деньги отослала своему принцу в Таджикистан, наконец-то узнав его фамилию.

Она давно съехала из их роскошного гнезда обратно, в общежитие, так как хозяйка подняла арендную плату.

Прошло два года, от Рафаила пока не было вестей. Роксана теперь была абсолютно счастлива, ведь у нее был принц и он любил ее. Где она жила и как, ее не интересовало. Где жил он, было также неважно. Он есть. Он приедет. Он любит. Она ждет.

Соня и Егор нашли Роксану лежащей в кровати в обшарпанной комнате общежития на первом этаже. На ее лице играла счастливая улыбка, которая не сходила с ее губ последние годы. На ней было надето выцветшее платье с голубыми рюшами. Она умерла во сне, сказался старый порок сердца и многолетняя работа на двух работах.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.