Александр Балтин. Топоры стучат… (сборник стихотворений)

*  *  *

Век мой много хуже зверя —

Динозавром дан мой век —

Чести, совести потери

Не заметил человек.

Ящер всё, что было свято

Разорвал под ярый  рык.

Век, замешанный богато

На ничтожном, данном встык

С гадким… Динозавра очи

Мутной жижою полны.

Оказался б век короче,

Чем дурные наши сны.

 

*  *  *

Число оттиснуто на воске,

Число и оттиск. И моллюск

(Ассоциаций в недрах мозга

Порой избыточно, боюсь) —

Оттиснут в камне, как в сознанье

Былое, что не изменить.

 

Число, чьи ритмы мирозданье

Явили, как нам уяснить?

 

*  *  *

Пышный, как сады Семирамиды,

Как павлиний хвост, цветной папизм.

Тайны Ватикана, лабиринты

Редких книг. Политика, как жизнь.

Одеянья, как знамёна славы.

Проповеди, что весьма сложны.

И века истории лукавы,

И кровавы, будто свод вины.

 

*  *  *

Топоры стучат… а где стучат?

Не дают покоя топоры.

Некто где-то созидает ад,

И не формой будничной игры.

 

Торгаши, воителей разбив,

Памятника ставят сундукам.

 

Мир конкретен! он — совсем не миф.

Деньги всё! и веруйте вождям.

 

Топоры тяжёлые стучат,

Выбейте из рук чудовищ их.

Все убиты, кто могли. Хотят

Ад иные, сладостен для них.

 

УРОДЛИВЫЙ СНЕГ

(стихотворение в прозе)

Перо судьбы, тонко прочертившее пространство, дало узор, в петлях которого запуталась жизнь.

В лесопарке — сплошной снежный слой, не верится, что идёт первая неделя апреля, Страстная к тому же; не верится в зелень, нежные акварели весеннего месяца…

Нет, это разумеется не петля, прочерченная пером судьбы, но — все ощущения, спрятанные в недрах сознанья и в лабиринтах психики суммарно тянут на неё.

Кондовая формальность церкви и глупая наивность народная: мол, главное яички крашеные, куличи, пасочка творожная, да попостились сколь могли, ругаясь с ближними и дальними, гадя им в меру силёнок, мошенничая и распутничая, как всегда.

Кто говорит про обрезание сердца?

С кафедр если что и талдычат — так то формальность; и как обрезать его: помрёшь же…

Светлая вера, надежда, любовь, — византийская, подъятая над миром чаша — матерью их Софией.

Долго прожив, мудрее ли станешь?

Перо судьбы чертит тонко, слишком тонко для того, чтобы разбирать причудливость узоров его, и соплетаются они, страшные, как в кошмаре, причудливые, как в чьей-то изощрённой фантазии, и оседает, оползает уродливый снег…

 

*  *  *

Глаз потерял и ногу,

Был ранен пулями и саблей.

Протёк военную дорогу

С Наполеоном… малой каплей.

Сапожник в мирной жизни, время

Войны, как счастье вспоминает.

Так жизнь, устроенная вредно,

Нас парадоксами питает.

 

НЕ МОГУ ВЗЯТЬ В ТОЛК

(стихотворение в прозе)

Не могу взять в толк…

Нет, не так…

Не разумею, как люди могут…

Нет, снова не это…

Любые шутки о смерти — будто её нет, будто выдумка зряшная…

…поздравляя жену, сказал за столом — после слов вполне обыкновенных, — И ещё я хотел бы, чтоб ты меня похоронила!

Подруга захохотала: Конечно, каждому хочется, чтоб его…

…все эти наши — и всё: кирдык! двинул кони! сыграл в ящик!

Страннейшие ощущения на кладбище: будто развернулась лента велика для погружённого в лодке гроба в землю, а ты остался…

Нет, не могу взять в толк… Как вообще говорить об этом: тайне тайн, самом неведомом, таком страшном, таком торжественном.

И — будничная суета похоронных контор, венки, гробы, счета, деньги текущие…

Странно всё.

Хрупко.

Неоднозначно.

 

*  *  *

Царь голод тощ, царица похоть

Пышна, округла, и т. п.

И оседает жизни копоть

В душе, которая в тебе.

Царицы совести не видно.

Мошна капризная сулит

Тебе и женщин и повидло.

Добро забытое молчит.

Кем заведён такой порядок,

Не опровергнутый  никем?

Кто ныне скажет: Грех мне гадок?

Он мил, не гадок он совсем.

 

*  *  *

Голоса земные — птиц и нас,

Рыб сигналы сложные,  животных.

Пищей в основном, теплом животным

Мы о жизни тянет наш рассказ.

 

Голоса поэтов и вождей,

Схожести не пробуйте искать здесь.

Всё равно, что линию дождей

представлять из камня.

 

И учёных голоса, и масс

Блеющие, тянется мычанье.

Голоса земные, как рассказ

О фрагменте малом мирозданья.

 

 

 

*  *  *

Медленно качаются деревья —

Тополя двора, что велики.

Медленное видишь их движенье,

Сочиняя старые стихи.

Старые — а чтоб звучали снова.

Медленны деревья, велики.

Мало ныне в жизни стоит слово.

Веришь — много. Пишутся стихи.

 

Александр Балтин

 

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.