Людмила Шаменкова. Река речей (сборник стихотворений)

ДЕТСТВО

Неумело каркает
Медная труба.
И на красном бархате
Выносят ордена.
Кто с клюкой.
Кто с гипсовой
Ногой или рукой
Осторожно движется
Отряд нестроевой.
Медсестрички белые
Теснятся впереди,
Слышится несмелое:
«Молод был комдив»
Так тончайшим краешком,
Хоть она длинна,
Прикоснулась к памяти
Страшная война.
В классе холод Арктики.
Голый, у доски
Стоял скелет оскаленный
С биркой на кости.
Он знался с Кукрыниксами,
Все видели плакат?
«Капут!» с меня написано,
Гордился экспонат
Дует ветер в ставенки,
Печь дымит, не греет.
И стена, оттаивая.
Сыростью потеет.
Пар в тумане плавает.
Лезем под матрац.
Слезы мамы капают
На письмо отца..

РЕКА РЕЧЕЙ

Над миром высится. как сумрачный костел,
Громада каменных идей и представлений.
Пыхтит и булькает невидимый котел
И каша льется, угрожая затопленьем.
Что делать, ты хлебаешь эту муть,
Поскольку в рот вливается задаром.
И все же бросишь есть когда-нибудь,
Почувствовав, что кашей ты замаран.
Поэт, не ешь,
В сторонку отойди.
Пусть без тебя течет река речений.
Стило свое в чернила окуни
………И углубись в печаль уединенья.

ПЧЕЛА

Мне близок путь доверчивой пчелы.
Она не любит тонкого обмана.
И мед ее, сокровище земли,
Далек от смеси с белым рафинадом.

ЗЕРКАЛО

Зеркало алчет добычи.
Не забывая – сиять.
Затянет тебя в пучину,
И будет лицо глодать.
Отнимет природный румянец.
Ужимки сведет на нет.
За слоем стеклянного глянца
Прячется сумрачный свет.
Захочешь ударить – не бойся!
Как в морду бандита врежь!.
Потом собери отбросы
И выброси в черную брешь.
Скажи пустоте с выраженьем:
«Признайся в своей вине!»
И новенькое отраженье
Повесь на голой стене.

ГОЛОС
Как жаль, что в голосе моем
Нет трубного призыва.,
Что нет императива в нем
И грозного мотива.
А я б хотела сделать так,
Как в сказке «Семеро козлят»,
Где волк менял басовый рык
На пенье матери- козы.
Ну, где ж найти мне кузнеца,
Который начал бы с конца
И в тонкую плаксивость
Добавил бы крикливость.
Тогда б заговорила я
О всех проблемах бытия
Так громогласно, чтоб меня
Не только слышала б родня.

БЫТОВОЙ ВОПРОС

Пронизываю мыслью слой за слоем
Обычность обывательских забот.
Гремели за стенами войны, бойни,
Менялись флаги, шли на эшафот,
Кипели страсти в «верхних эшелонах»,
Трещали кресла признанных светил,
Но быт, преображеньями нетронут,
Сводив концы с концами, как-то жил.
В войну он ел котлеты из очисток,
От недостатка витаминов стал плешив
И, как былой изобретательства зачинщик.
Народным способом своих детей лечил.
Сгибался быт под тяжестью ненастий
И трясся от гайдаровских реформ,
И было, как обычно, все некстати,
Но быт стоял, минуя гнет препон.
Приветствую его незаменимость,

Его кастрюль торжественный трезвон,
Его неукротимую терпимость
И отдаю ему почтительный поклон.
И пусть над ним плывут неуследимо
Угрозы покорить его форпост.
Я верю: пролетают мимо, мимо
Попытки наступить ему на хвост.

5 марта 2018
,

* * *

К чему фантазии о том,
Чего в помине нет,
Когда немыслимый сюжет
Доступен, как предмет.
Сменяя сцены невпопад,
Витийствует театр.
И новый Гамлет выйти рад,
С тряхнув с кулисы прах.
Дня не проходит, чтоб спектакль
Толпу не забавлял.
И смерть подносит свой бокал,
Где веселится зал.

И снова взяты из райков
Циничных клоунад
Костюмы глупых игроков
И маски буффонад..
Узнать, кто вышел в летний парк,
Фальшивя обаяньем,-
Задачка не для школьных парт,
Ведь лица – без названий.
И тянется из грунта лет
Кровавый бал мистерий
И цепкий на руке браслет,
К несчастью, не утерян.
Забавы дня накроет мрак
Невыясненных фактов
Их по привычке замолчат,
Сыграв в последнем акте.

* * *

Трудно выбралась из грубой шубы,
Ноги грузные поставила враскос.
По-ямщицки выругалась круто,
Больше от досады, чем всерьез.
Барыней прикидываться тошно,
Но и от народа далека.
Люди вздрогнут:
«Поэтесса, что ж ты
Так ругаешься и смотришь свысока».
Шаль поправив невесомой муфтой,
По ступеням поднялась дворца..
Придала своей фигуре крупной
Значимость известного лица.

* * *

Уходит пора любви,
Приходит пора раздумий
О бедах родной земли.
Поруганной злобой огульной.
И мысли о ней тяжелы,
Как гири для груза капусты.
Они – о бесчестии лжи,
О проклятом ложе Прокруста.
О многом другом, что саднит
При виде молекул распада.
О том, почему скорбит
Душа, будто камнем прижата.

Судьбу невозможно понять,
Но с нами неладно опять
И скалится зло за окном,
Кляня колокольный звон.

* * *

Забудутся дома, где хоронились
Рубины долгожительства родов.
Мерцавшие в неистребимых генах
Наследников подпорченных годов.
Забудутся мечты и упованья,
Без связи с оглушительным ТВ
Террасы, чаепитья, гостеванья,
Библиотеки, елки и т.п.
Забудутся лакеи, гувернантки,
Вошедшие героями в роман
Исчезнут на полях страны таланты.
К несчастью не доставшиеся нам.
Как жаль, что все сводилось к усреднению,
Что опекаем властью «средний» класс.
Но так хотелось видеть исключенье,
Чтоб класс аристократов был у нас.
Не богачей, не меркантильных боссов,
В костюмах зарубежных кутюрье,
А тех, кто слышал в детстве мамин голос,
Воспитанный в возвышенной семье.

23 ноября 2017 г.

*. * *

Не верю в райское блаженство
И даже не стремлюсь к нему.
Я б предпочла несовершенство
Простых забот и ночи мглу.
Пускай внезапно оборвется
Родная эта благодать,
Я не хочу существовать,
Когда родных слеза прольется.
Скажу начистоту, что мне
Неловки было б в тишине,
Где ничего не происходит
И даже солнце не восходит.
Но если прав рассудок высший,
Что не исчезнет дух – со мной,

Я буду жить частичкой мысли
И, может быть, одной строкой

Март2018

* * *

Язычество живет во мне
Как корень разветвленный.
Оно сильнее по весне
Среди цветов и кленов.
Не знаю, корень этот – зло
Иль малая частица,
Когда простых людей влекло
На Горку веселиться.
Не вырвать памяти о том, —
Об одухотворенье
Всего, что выросло, цвело,
Родившись в нетерпенье
.
Что изменилось с давних пор?
Пустынен красный косогор,
Но каждый куст имеет
Священное значенье.

* * *

Не пробить носорожью шкуру.
Так зачем же пытаться сдуру
Равнодушие словом прожечь
На краю нерешительных встреч.
Я давно потеряла терпенье.
Не коснулась дверного звонка.
Не большая ведь это потеря.
Все прошло, поболев слегка.

«МЕТЕЛЬ»

Колымага моя громыхает, скрипя,
День за днем по тернистой дороге.
Старовата она, может быть, как и я,
Но крепки ее прочные ноги.
Колымага моя – это рок и судьба,
И нехоженый путь – не для слабых.
Едешь, едешь, не зная куда,
Проклиная тычки да ухабы.
Чуть мелькнет сквозь туман огонек впереди,
Колымага спешит – хоть согрет ься1

Но шальная метель запоет, зарябит
И с «Метелью» внезапно сольется.
Я по той же дороге по следу иду,
Даже если ее замело.
.
Колымага скрипит, ковыляя в бреду
Дуэлянтам заморским назло

22 марта 2018-03-23

* * *

Руку с телефоном отвожу,
Если слышу вздох баритональный.
Я боюсь, что снова раздражу
Этот голос интеллектуальный.

За предательницу, может быть, сойду,-
Так не хочется мне слышать излиянья.
Лучше я на улицу пойду,
Чем терпеть унылое ворчанье
Закадычный, как считалось, друг,
Что с тобой такое приключилось?

И зачем ты лучшей из подруг
Говоришь о боли в пояснице?

Старость – эта горести страна,
Серебром по волосам струится.
Но на то и мудрость нам дана,
Чтоб молчать о боли в пояснице..

КВАРТИРА БЛОКА

Я была в Петербурге
И вывела новую линию.
Она, не считая мостов,
Поверх новоявленных блоков,
Над белым покровом снегов
Вела на квартиру Блока.
Я видела через окно
(По коже бежали мурашки),
Как тонкой иглой ледяной
В стекло упиралась Пряжка.
Не звук и не стук за стеной,
Не призраки галлюцинаций,-
По кромке воды ледяной
Безмолвно шагали «Двенадцать».

Март 2018.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.