Андрей Харламов. Слово, летящее белой птицей (повесть). Глава 18. Волшебные кристаллы

Счастье! Вот что такое счастье! Оно нахлынуло на Дингвиса, и он заплакал, и уже сквозь слёзы, родившись заново, увидел все эти краски, которые, казалось, навсегда потерял. И увидел – белоснежный храм с золотым луковичным куполом и золотым крестом на самой маковке. Прекрасный и чудный, стоял он на сверкающей белой горе, на фоне удивительного неба, усыпанного сказкой – звёздами сияющими бело-золотыми. Но это длилось лишь мгновение, а в следующий уже миг небо разлилось голубым океаном, заполнило голубым воздухом всё пространство, и полетела, засветила ослепительно белая птица, не птица! – тысячи кораблей тончайших – жемчуг и алмазы, летели, сияющие, с белыми парусами, и Ангелы, нёсшие под руки флея, сквозь вспышки слепящие молний, сквозь огонь очистительный молитв пронесли, опустили его на один из крайних кораблей. Стоики, удивительные стоики, к которым он так долго шёл, как их много на корабле, улыбались ему, и один из них, голубоглазый светловолосый юноша с золотым крестиком на груди, подошёл и обнял Дингвиса.

— Здравствуй, Дингвис, вот и закончилось твоё путешествие. Мы рады видеть тебя.

— Дингвис! Дингвис!

Шум крыльев – Ангелы с белыми крыльями, могучие и сильные, улетали прочь:

— До свидания, Дингвис!

— До свидания, — прошептал флей.

— Дингвис, — сказал юноша, — тебя очень хотела увидеть царевна Вода, она первой хотела сказать, что ты выиграл свою битву. Помнишь её слова?

— Помню.

— Но сейчас ей недосуг, её царство, великая цивилизация Гиперборея, проснулась, она поднимается из ледяных чар, смотри.

И град величественный, окружённый бирюзовой солнечной водой увидел Дингвис, с куполами и храмами, и голубыми башнями обсерваторий, портиками и колоннадами и сводами хрустальных библиотек, где хранятся знания, накопленные прошлыми цивилизациями за миллионы лет. Он увидел – расступается зелёная бездна, и звёздные водовороты хороводят радужно в глубине, лопаются с гулом и стоном ледяные хребты, отступают, исчезают под кипящим валом разноцветных энергий… И всплывает – белое солнце, превращается в слепящий глаза огненный столп, уходит вверх, в небо! И где-то там, в невообразимой вышине, недоступной для мысли и крыл, замыкается, вспыхивает победно радугой звёздное кольцо света!

Дингвис пошатнулся, затравленно посмотрел на стоика.

— Но Сын Бога, я не принёс волшебные Кристаллы Счастья… Ваша флотилия, ваша белая птица…

— Не продолжай и успокойся, — тот взял его за руку, — всё хорошо. Вот так… Во-первых, я не Сын Бога, а во-вторых… Знаешь, Дингвис, нам не нужны волшебные Кристаллы Счастья, так же как они не нужны тебе, так же как они не нужны Сказочнику… Неужели ты до сих пор не понял? Волшебные кристаллы находятся не вовне, а внутри человека, Кристалл Счастья – это его крылатое сердце. Сердце человеческое, именно оно, принявшее Бога, способно творить чудеса и изменять мир. Ясно тебе?

— Ясно.

Юноша засмеялся и вновь обнял Дингвиса.

И вдруг словно небесная рука перелистнула страничку – они стояли вдвоём на берегу голубого моря, тёплые волны накатывались и обнимали ласково ноги… Прекрасный белый корабль покачивался крылышком белым на сияющей воде у самого берега.

Юноша зачерпнул пригоршню мокрой гальки и протянул её Дингвису:

— Передай их Сказочнику. Пусть он убедится, чему научилось твоё сердце, и вероятно, когда-нибудь научится его.

Дингвис недоумённо принял горсточку голышей.

— Бери, бери.

Положил в карман.

— И пусть он больше не ищет Шамбалу.

Стоик помолчал.

— Мы спешим на последнюю битву, Дингвис, и у нас осталось очень мало времени. А тебе пора возвращаться в долину флеев. В храме возле Кивежа ждёт тебя и за тебя молится Фея. Спеши к ней. Счастья вам. Пусть будет счастлив тот, кто победил в своей последней битве.

— Счастья, — повторил вслед за ним Дингвис.

Юноша взбежал по откидывающейся лестнице на борт корабля. Обернулся и помахал ему рукой. И все стоики на корабле, необыкновенные, похожие и непохожие на обычных людей, тоже подняли свои руки:

— Счастья, Дингвис!

Корабль взмыл вверх, а вверху, высоко – сверкающее белое облако, белая птица; корабль – пёрышко, точечка, искорка, — долетел, присоединился, вошёл в облако, в птицу…

И опять всё преобразилось вокруг Дингвиса, он стоял уже на голубой дорожке, ручеёк океана небесного, сбегающий вниз по горному склону. И флей почему-то почувствовал, понял, сам не зная почему, что это конец пути и там, за последней грядой, откроется внизу его чудная долина, его Снежтич, его Юрюзань, его Кивеж, где ждёт, ждёт его – Фея!  Радость переполнила Дингвиса. Он побежал, не оглядываясь, не боясь упасть на крутой дорожке, побежал изо всех сил!

— Фея! Фея! – крикнул он что есть мочи, и осёкся, и остановился, как вкопанный…

Впереди, где дорога опускалась и проходила, как в ворота, между двух скал, на груде обсыпавшихся серых камней, в выцветшем халате сидел – Отшельник.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.