Свет вдохновения во тьме…

Я проблеск света увидала
во тьме ночной… во власти тишины.
В полуденных лучах нам не видны
они. За суетой незрячей их нимало.
Бывают и в морозном блеске утра,
но в сумерках глухих их нет —
они упрямо своевольны. В том секрет.
Лишь тишина хранит их мудро.

То манят за собой, то исчезают,
сбежав за серебристый диск луны.
То, еле слышной музыки — полны,
как всполохами душу наполняют.
В незрелой ясности вдруг вспыхнет
уголёк. Забрезжит, пробудив мечтанья,
а то и слуху поперёк, бывает, что устанет,
мерцанием оставив искры рифмы.

 

 

Audio — сопровождения произведений
вы можете услышать на Fabulae.ru
автор — sherillanna — Надежда.
http://fabulae.ru/autors_b.php?id=8448
https://poembook.ru/id76034
http://novlit.ru/maksa/

Анти — обречённость…

Дружеский батл с  талантливым поэтом, под псевдонимом — Ohmygod.

                    Обречённость.

В трубах ветер поёт монотонную песню,
на далёкой площадке по сваям стучит дизель-молот.
В притворённую дверь заползает предутренний холод
и туман снежно-белый – ненастья предвестник.

Осень поздняя, дней изменилась картина.
Пожелтела трава, и поспели садовые сливы.
Слышны птиц перелётных унылые речитативы
в небесах цвета синего аквамарина.

И зачем эта осень? Зачем нам ненастье?
Листья жухлые липнут к туфлям и ботинкам.
Ни брюнеткам, ни рыжим, ни даже блондинкам —
Не досталось им летом ни капельки счастья…

Обречённостью осенью веет в природе.
Нудный дождь обречённо идёт и стекает по крышам.
Ну, когда ж посчастливится женщинам чёрным и рыжим?
Обречённость в судьбе, обречённость в погоде…

                Анти-обречённость.

По трубам ветер шлёт органное звучание,
Со стройплощадок веет новой жизнью.
Проныра – холод кандалами виснет,
Но улыбаюсь его колкому бурчанию.

Хоть осень поздняя, но как красива!
Янтарным светом, и плодами сливы,
В ней пенье птиц так не уныло —
Напоминает нам о том, что живы.

Ах, осень, осень! Как же ты нужна нам!
И как важны для радости ненастья,
Чтоб трепетали пред проталинами счастья,
Не упиваясь разлагающим дурманом.

И все блондинки, рыжие, брюнетки,
Не ждут, но видят всюду капли счастья,
Что дарит над тоской всевластье:
На вкус, как мармеладные конфетки.

Нет обречённости на целом белом свете,
Но только в мыслях — их вы изгоните…
Весёлое звучание  дождя ловите.
«Прекрасно жить!» — споёт нам ветер.

Твоя награда…


Концерт закончился почти в четыре утра. Пока музыканты собирали аппаратуру, Лена вышла на улицу хлебнуть воздуха. У неё в процессе ночных бдений, выработался ритуал: прежде чем отправляться домой, во сколько бы ни закончился концерт — непременно подъехать к морю. Хотя бы на полчаса. Стряхнуть с себя чужую энергию и освежить свою. Почти всегда это удавалось, и возвращалась домой новым человеком, способным, что-то слышать и понимать. Но сегодня… Сегодня не чувствовала совсем ноги. Их просто нет… Всё это новые туфли… Восемь часов на этих самых ногах, зажатых в ласковые тиски концертных туфель. Но винить некого, и от этого на душе совсем не СЕРДИТО, а просто УСТАТО. Наконец, появились музыканты, разчмокавшись на прощание друг с другом, расселись по машинам, и… по дома-а-ам.

Раннее утро. Пустынная дорога устлана свежим снегом: пушистым, пушистым… Лена ехала вальяжно, наслаждалась тихой грустью, так ощущала состояние езды по ночной, заснеженной дороге. Ты в машине, звучит лёгкий джаз, а сверху летят пушистые крупные снежинки. Ка-а-а-айф!
Причалила домой к шести часам утра. Машину ставить в гараж не оставалось сил, поэтому забросила на стоянку. Рядом с домом.

Попугайчик Кешка, с нерадивой хозяйкой не разговаривал, а только с укором косил одним глазком-черничкой: «Тоже ещё, — молча, говорил Кешка! Ходишь тут по ночам, а я вынужден сидеть с открытой клеткой, когда прямо в глаза светит фонарь! Как будто не знаешь, что я так не могу уснуть!»
 Она извинилась, протянув к нему руку. Кешка, нехотя так, снизошёл и взгромоздился на тёплую, родную маленькую ладошку — позволил себя поцеловать в клювик. Почесав под крылышком комочек счастья, накрыла клетку покрывалом и нырнула в душ. После водной процедуры к ней постучался консенсус, и они завалились с ним в обнимочку баиньки.

И вот, субботнее утро! И можешь ты, или нет? Выспалась, али не выспалась? Это не обсуждается. В десять утра у тебя на кухне как штык — в пеньюаре сидела Катька… Соседка. Любимая соседка. Её муж, врач скорой помощи — на вызове, ребёнок ещё в животе, а она у Лены на кухне в ожидании чайного церемониала.
Вот такой расклад. Церемония, в самом деле — ритуал. Самовар, прочие атрибуты этого мероприятия… Самовар, правда, электрический, и сами мы неискренние, если верить Жванецкому… А она не только полагалась на мнение сатирика, но жюила по-Жванецкому. Всё остальное у них отменно качественное: настоящий Японский чай гёкуро (Gyokuro). Его привезли именно из того места — восточной плантации Киото. На столе в вазочках были разложены аппетитные вкусняшки. Орешки всевозможных сортов, мёд, вишня, черника, боярышник, курага, инжир, чернослив и чеснок. Медный красавец пыхтел всеми форсунками, а они готовились вкусить дары природы.

Пока Катюша разливала чай по чашечкам, Лена подошла к окну посмотреть, как там её «боевая подружка» под снегом на стоянке? Метель повелевала так, как она может распоряжаться только на Дальнем Востоке и Камчатке с Сахалином. Машина, конечно же, была укрыта снегом вся: «Брр-р-р! Глядя на эту картину из окна, предстоящая чайная церемония, кажется, ну просто раем в аду, — подумала ёжась девушка».

Предвкушение удовольствия от чаепития, направило к столу, но она тут же, подскочила, как будто какая-то неведомая сила вытолкнула… До сих пор не понимая, что это было… Перед домом Лены идёт длинная дорога, уходящая далеко в гору… С правой от  стороны нет ни единого дома, а только глубокий спуск к гаражам. Чтобы с неё попасть в какой-нибудь близстоящий дом, пришлось бы: или высоко подняться к верхним домам, или с крутизны спуститься  к гаражам. Владивосток, одним словом… Рельеф-мама не горюй. Горы, море, спуски и подъёмы… Но, зато воздух свежайший, скажу я вам.

Когда она разглядывала свою машину, мельком заметила, как два человека сгорбившись, едва передвигались по тротуару к верхним домам… Ветер трепал их в разные стороны, сбивая с ног. Ещё подумала тогда: «Куда вас несёт?! Ведь объявили же, чтобы не высовывались. Люди! Мощный циклон!» И сейчас, сидя за столом, подскочила, как ужаленная от мысли, что это, вообще… старики. Да конечно же — два пожилых человека, видно по тому, как они передвигались. А точнее, сказать, почти топтались на месте. Один из них, висел на другом, а у того ещё и что-то в руках болталось…

-Лен, ну, чего ты там застряла?! — взывала в нетерпении Катя. Чай остывает.
В очередной раз уселась за стол, взяв в руки хрупкую чашечку, приступила к чаепитию, но в горло не лезли вкусняшки… Та же неведомая сила почти катапультировала со стулом вместе, направила снова к окну… Парочка не продвинулась и на метр, а впереди ещё шагать и шагать до первого дома: «Куда же им надо?! — мысленно спрашивала Лена».

Сердце сжималось от боли. Ещё раз сделала попытку погрузиться в чаепитие и расслабиться, но не получалось… Катя, вообще, ничего не понимала, а Лена и не знала, что надо сказать… У неё внутри всё кричало, и куда-то гнало…
«Кто же вас отпустил, чудики вы?! Куда несёт нечистая?! — обругивала про себя этих неугомонных. Что вам не сидится дома?!»

-Катя, я быстро… Мне надо… Потом всё объясню, — проговаривала на ходу, натягивая на пижаму дублёнку. Выскочила на стоянку, размышляя: «Так! Даже если мне греть минут пятнадцать, они не уйдут далеко».
Ребята-стоянщики помогли очистить машину от снега, ругая девушку…
-Ты что?! Нельзя сейчас выезжать на дорогу! Скользко.
Но… Леной уже овладел амок, всецело охватив. Выехала со стоянки и юзом подкатила к тротуару, с которого сбивало пургой двух, прижавшихся друг к другу старичков. Открыв дверцу, браво так скомандовала:
-Ну-ка быстренько ныряйте в машину!
Старики встрепенулись и прижались, друг к другу. Она пристально посмотрела на них сквозь метель, продолжая взывать:
-Давайте, давайте, садитесь, а то совсем замёрзните.
-Это вы нам, — вдруг спросила женщина тихим испуганным голосом.
-Да, да! Вам…
-Но у нас нет денег, заплатить.
-Да не надо оплачивать, садитесь быстрее, — командовала Лена, не выходя из машины, как ей казалось, из лучших побуждений — скорее их уже обогреть.

Только потом, со стороны прошедших от события тех дней, представила, как всё это выглядело… Как они себя чувствовали на пустой дороге в круговерти пурги, а тут благодетельница выискалась… Требует срочно выполнять её команду и не задерживать исполнение благодеяний: «Курица самодовольная! -Аж, зубы сводило от стыда, когда вспоминала эту себя…».
Но как говорится: «Поздно пить Боржоми».
— Но мы не можем скорей, — ответил тихий голос женщины.
У неё зуб на зуб не попадал от холода. Немой вопрос застрял в глазах Лены?! И тут она, наконец, изволила внимательно присмотреться к этой парочке.

Старушка, в одной руке держала тортик, а на другой висел, видимо, муж — полупарализованный мужчина… У него не работала рука и волочилась нога… Лене стало невыносимо стыдно за свой командно-повелительный тон: «Мессия тут выискалась, чёрт возьми! — выругала себя». Наконец, изволила выйти из машины, а не руководить из неё беспомощными людьми, но сквозь пургу мало чего можно было  понять. Забрала из рук старушки тортик, поставив его на переднее сидение. Вместе с ней медленно усаживали мужчину, и только потом, дрожащей от усталости рукой, держась за дверь, уселась она сама. Старики молчали, испуганно поглядывая на, непонятно откуда появившуюся помощь.

-Вам куда? — спросила совершенно растерянных стариков.
-Нам к двадцать третьему дому…
-О, мой бог! — взвыла Лена. Да это же на самой высоте! Машины оттуда просто слетают вниз по скользкой дороге. Что же вас туда гонит-то?! — не унималась. Как же собирались добраться по такой погоде?! У вас есть какие-нибудь дети?! А откуда идёте?!

Когда они ответили, откуда, ошеломлённая девушка чуть сидя не упала в обморок. Оказывается, бедолаги шли снизу от своего дома уже больше часа, а ещё часа два добирались бы к дочери, если бы совсем не замёрзли… Сколько таких случаев. И ведь ни единая машина не остановилась рядом. Даже вездеходы.
-Дочь не могла такси заказать и оплатить?! — негодовала Лена, считая, что гнев относительно нерадивых детей вполне праведный.

Пожилая женщина говорила с такой интонацией и паузами, что можно было в ней определить бывшую учительницу, или что-то в этом роде.
— Наша дочь инвалид. У неё нет денег на такси. Она совсем не ходит, — прошептала женщина.
Лена просто обмерла…
— А её муж?! — уже без всякого праведного гнева робко переспросила.
— Муж лежит парализованный. Дочь за ним ухаживает на коляске.
— Извините меня за допрос, — тихо буркнула, глотая слёзы гнева.

Гнева на того, кто сидит в канцелярии… Да, да! Той самой, из кабинета, которой рассылают нам людям наказания за какие-то грехи… Это как же надо нагрешить, что бы так тебя наказали?! Обложили со всех сторон, что невозможно понять… Как люди могут ещё дышать при таком наказании?!
КАК?!
Но у Лены к небесной канцелярии, и, помимо этого, полно других вопросов.

-Ну, что же, поехали на день рождения! Про себя прокручивала возможную ситуацию, что делать, если машина начнёт пробуксовывать на подъёме: «Тогда я забираю их и возвращаюсь домой. Заказываю такси-вездеход туда и обратно, — мысленно готовилась к худшему повороту событий».

Включила медленный джаз, и… поплелись. Она была уверена в своей резине, но тем не менее ползла очень тихо. Когда, наконец, подкатили к дому, Лена повернулась к ним сказав:
-Ну вот! Мы и приехали. Сейчас помогу выйти.
Старики не шевелились, глядя та-а-кими глазами! Умными, всепонимающими и одновременно — ничего не понимающими… И вовсе даже не старики оказались, а достойные, солидные люди… Качество уходящих лет жизни, которых — должна быть КОМФОРТНОЙ…
— Разве так бывает?! — тихо спросила женщина.
— Как? — ответила вопросом Лена, хотя прекрасно понимала, что она имеет ввиду… Но просто не была согласна с таким понятием в принципе.
— Ну, так как вы сделали, — дрожа всем телом, почти прошептала бедная женщина.
— Раз это случилось с вами, значит, бывает. Почему нет?! Вы разве не заслужили такого отношения к вам?!

У мужчины из глаз текли скупые слёзы. Он молчал: «Такие слёзы могут быть только у человека — сильного духом, но поверженного жизнью, — подумала Лена под аккомпанемент щемящей грусти».
-А как вы поедете обратно? — спросила.
— Мы не поедем, а пойдём.
Ещё некоторое время помолчала, пытаясь проглотить комок в горле.
— А телефон у вашей дочери есть?
— Да есть.

Написала на бумажке свой номер телефона и попросила, чтобы они позвонили, когда соберутся домой. Старушка заплакала навзрыд. Проводив их до подъезда, Лена попрощалась. Женщина, вдруг развернулась и, глядя ей прямо в глаза, с достоинством сказала:
-Спасибо вам! Мы сегодня получили такой подарок, какого у нас не было за всю жизнь.
Тут уже Лену буквально прорвало… Разревелась  в голос, обняв её, ответила, что это ОНИ ЕЙ сделали подарок, не позволив поступить по-свински.
ПОЗВОЛИЛИ ИСПОЛЬЗОВАТЬ ПРАВО — НАЗЫВАТЬСЯ ЧЕЛОВЕКОМ.
Да, да! Сидеть пить чай, когда старикам на твоих глазах требуется помощь, и ты в СОСТОЯНИИ её оказать?! Имеешь полную возможность для этого?! Это ли не свинство?!

Вернувшись, они с Катей ещё долго чаёвничали и молчали. Она умная и всё поняла, тем более эпопею наблюдала в окно, пока подруги не было дома.
Весь день Лена занималась делами. Вдруг обратила внимание на то, что постоянно ловила себя на мысли: «Позвонят или постесняются?».

Ждала звонка, как награду для себя. Сама не понимала, за что, но ждала…
И они позвонили.
Какие же это были счастливые люди!
Как будто манна небесная на них снизошла!
А ведь всего-то: получили чуть-чуть той теплоты, внимания, коими просто обязаны быть окружены.
По статусу — ЧЕЛОВЕК преклонных лет — НУЖДАЕТСЯ В НАШЕЙ ПОМОЩИ.
ЛЮДИ!
На любом отрезке своего следования по жизни. И неважно: ваш ли он, не ваш ли…

Лена их встретила у подъезда и помогла сесть в машину. А как же было спокойно на душе, когда усадила СВОЮ НАГРАДУ в машину, как непослушных родителей, которым не сидится в такую погоду дома.
В суете жизни мы перестаём себя ощущать.
Ненужные дела и разговоры всё об одном отхватывают на свою долю лучшую часть времени, наилучшие силы, и, в конце концов, остаётся какая-нибудь куцая, бескрылая жизнь, такая чепуха, что и уйти и бежать нельзя…
Да простит меня Антон Павлович Чехов…
Позаимствовала его удивительную способность, гениально формулировать состояние. Никогда не стыдно учиться, но надо быть благодарным своим учителям, называя ИХ ИМЕНА.

Старики улыбались, как родному человеку. В глазах светилась защищённость. В машине ждал пакет с вкусняшками для чая, а по дороге Лена заскочила в овощной магазин и накупила  им целую корзину фруктов.
— Это от меня в честь дня рождения вашей дочери.

1999г.

Телячьи рёбрышки… или… Целый камин счастья…

-Алёнка! Нам опять не выдали заработную плату. Хозяин обещал к Новому году рассчитаться, но уже тридцатое… Чёрт, и ведь мы полностью сдали объект  в срок, как договаривались, — Дима оправдывался, виновато глядя на жену с полугодовалым сыном на руках.

-Да, обидно, конечно же, но не станем же мы из-за этого портить наш любимый праздник. Тем более что это ещё и годовщина знакомства, — Алёна поцеловала мужа в щёчку. Давай посмотрим, что у нас есть в наличии, а имеем мы… — порывшись в кошельке, улыбнулась, скривив смешно нос, продолжила подсчёт.
— А имеется всего две тысячи… Ну и прекрасно! Шампанское есть. Купим немного любимых рёбрышек телячьих, и я потушу их с овощами. На это должно хватить.  Алёна положила Сашеньку в кроватку и подошла к мужу.
-Ну, что ты раскис?! Давай дуй быстренько на рынок, пока я буду наряжать ёлку.
-Как мне посчастливилось с тобой, девчонка! – Дима нежно поцеловал жену.
-Нам вместе удача улыбнулась. Вот выйду на работу, и будет легче. Ты ведь и нас сыном обеспечиваешь и маме своей помогаешь. Приезжай быстрей, а то грустно одной ёлку наряжать.

На рынке, купив картофель и овощи по списку, Дима направился к мясным рядам. Возле рёбрышек скопилась небольшая очередь из-за того, что представительная дама в шляпе разглядывала, смешно обнюхивая при этом, каждое рёбрышко, а из её корзины, поражающей предновогоднее воображение габаритами, притягивая взгляд и вызывая слюноотделение, торчали лапы ароматно опалённого гуся, длинные   хвосты свежей рыбы, ещё подёргивающиеся в ритуальном прощальном танце ,  а  теперь туда же должны были отправиться рёбра, если их одобрят.
Вдруг взгляд Димы выхватил необыкновенную тоску… Она исходила из грустных… Нет, не печальных, а пожалуй — усталых глаз от постижения жизни. Утомлённых… От осознания и невозможности — НИЧЕГО в ней изменить.

За женщиной, выбирающей рёбрышки, наблюдала старушка с мягким интеллигентским взглядом. Потом вздохнув, чему-то улыбнувшись, посчитала копейки в своей руке, пошла к прилавку с замороженным мясом… Попросила суповой набор из костей.
У Димы перехватило дыхание в груди. Первое, что готов был сделать, это на все деньги купить ей рёбрышек, но… Но побоялся обидеть… мало ли как она к этому отнесётся, да и семья ждёт… И тут же, буквально подпрыгнул, от мысли, пришедшей в голову: «Раз она так стеснена в деньгах, значит, живёт одна, — подумал, направляясь к старушке».

-Здравствуйте! Вы меня извините, пожалуйста, и не опасайтесь, — смущённо обратился к старушке.
-Добрый день, молодой человек! Да я и не боюсь. Уже давно никого и ничего не пугаюсь, сынок, — ответила улыбаясь.
-Вы живёте в одиночестве? Я имею в виду — в Новый год будете, наверное, одна? — Дима вдруг испугался, подумав: «Может подумать чёрт знает что, исходя из реальных событий… Как мошенники повсюду обманывают стариков сегодня».
-Да вы не волнуйтесь так! Как вас величают?
— Дима, меня зовут, а вас?
— Зинаида Петровна! Так вот что я скажу, Дима. С таким глазами, как у вас не обижают живое существо, стариков, в том числе. Говорите, что намеревались.

-Вы только не удивляйтесь, но я хочу вас пригласить к нам на праздник. Понимаете, у  жены родителей нет совсем, а моя мама живёт очень далеко. Я рассчитываю… что вы украсите наш Новогодний стол своим присутствием — бабушки. У нас маленький сын… — смущаясь, сбивчиво приглашал Дима.
Зинаида Петровна совсем растерялась от такой неожиданной просьбы, но немного подумав, ответила:
— Да, я проживаю одна. Мой муж в прошлом году умер, а сын… — задумавшись, — сын живёт в Испании. Уже пять лет, от него нет никаких вестей. И я, наверное, приму это приятное приглашение, если ваша семья не станет возражать.
-Не станет, не станет! Я уверен.
Дима подвёз Зинаиду Петровну к её дому. Он был недалеко от них. Оказалось, живут почти рядом. Договорились, что завтра за ней приедет.
Алёнка, выслушала рассказ мужа с полным пониманием.
-Ты же, знаешь, я поступила бы так же. Завтра с утра забирай её к нам и пусть она немного побудет в семье. Чуть-чуть привыкнет.
-Алёнка, ты всё-таки наряжай пока ёлку сама, а я ещё попробую денежек немножко заработать извозом, — поцеловав жену, умчался счастливый.

Зинаида Петровна, в свои восемьдесят пять, не могла усидеть на месте. Всё время порывалась помогать, но Алёна не разрешала. Оставалось лишь забавляться с малышом, и она делала это с огромной радостью. Выглядела совершенно счастливой. Алёна, наблюдая за ними, испытывала живое тепло за сына, за себя. Добро, исходящее из сердца старых людей, несравнимо ни с чем. И она была этого лишена.

За праздничным столом аппетитно пахли рёбрышки, смешиваясь с ароматом мандарин. Дима казался несказанно счастливым, глядя, с каким удовольствием Зинаида Петровна подносила ко рту рёбрышко. После поздравления президента, ворвалась Света — соседка, ещё и близкая подруга, украшенная мишурой. Шумно всех поздравила, вручив целое блюдо холодца из куриных лапок.

— Вы это, уложите Санька, приходите с нами покуражиться, а то нам с мужем скучно одним. Он всё рвётся танцевать.
-Так, вы можете идти, а я уложу малыша, — предложила Зинаида Петровна. -Да и сама буду рядышком отдыхать, поглядывая в телевизор.

Алёна слегка волновалась… Мало ли… Пожилой человек… Выпила немножко шампанского и с маленьким ребёнком…
— Димочка, я быстро сбегаю домой, посмотрю, как там у них дела.
Она вошла в квартиру…
-Баю-баюшки-баю… Ааа-а-а-а-а-а! – доносилось из комнаты сына.
Над кроваткой склонилась бабушка, с любовью напевая ему колыбельную, а Сашок, чему-то во сне улыбаясь, сладко посапывал. Алёна подошла к старушке и нежно поцеловала в голову, шепнув ей:
— Знаете, с вами, как будто зажжен в доме камин, которого и нет вовсе…

Расслабившись, они с Димой до утра плясали у Светланы, а потом полдня отсыпались. А бабушка Зина?
А бабушка Зина кормила внука и сказывала ему сказки.
Вот ведь какая незамысловатая история, а счастья — целый камин!

Audio — сопровождения произведений
вы можете услышать на Fabulae.ru
автор — sherillanna
http://fabulae.ru/autors_b.php?id=8448
сайт novlit — Эхо наших поступков
samlib — sherillanna

В объятиях тепла…

Осенний сон коснулся ложа мыслей,
качая и баюкая листвой,
и стаей журавлиной за собой
унёс покой. А тучи, что нависли —
он с сумрачного неба разогнал.
Замешкалась слепая боль,
не доиграв тупую роль…
Поплыло всё… исчезла тень её
крыла.

Анестезируя звучанием в висках,
дождя, ворсинками проникнув внутрь
мохнатой стужей перламутра
зажав в трепещущих тисках
поток, стремящийся наружу,
без мути снов, и хмари дней,
туда, где царствие огней
в объятиях тепла опять
закружит.

Audio — сопровождения произведений
вы можете услышать на Fabulae.ru
автор — sherillanna — Надежда.
http://fabulae.ru/autors_b.php?id=8448
https://poembook.ru/id76034
http://novlit.ru/maksa/

Остались тени на трельяже…

Не говори мне о любви.
Забудь о майской карамели,
Когда нам пели соловьи,
А мы неслись на карусели.

Не говори мне о весне…
Она к нам больше не вернётся.
В разрыве, кто из нас главней —
Никто пока не признаётся.

Наверно майская гроза,
Так, испугала счастье наше,
Что до сих пор ещё дрожат:
Свеча и тени на трельяже.

Не стану я тебя судить,
Любить, увы, не перестану,
Но не хочу вновь городить
Шалаш из горького обмана.

Не говори мне о любви…
Неслышно… плачет кречет,
А к речке больше не зови:
Я рвусь к тебе, но не отвечу.

Обиды в сердце, не держу,
И даже вовсе не капризна я.
Не верю больше миражу…
Всё горьким соком там забрызгано.

 

Audio — сопровождения произведений
вы можете услышать на Fabulae.ru
автор — sherillanna — Надежда.
http://fabulae.ru/autors_b.php?id=8448
https://poembook.ru/id76034
http://novlit.ru/maksa/

Взовьются пламенем бессмертия…

 Как искры в пролетающих столетьях,
Не успеваем разжигать костёр,
Общаясь лишь пустыми междометьями –
Восторгу, объявляем приговор.

Боимся мыслей, рвущихся к полётам,
Не замечая, как покой хитёр,
И на душе, как плесени налёты —
Свои лапищи лени распростёр.

На  чувствах, чтобы не будили,
На рвущихся словах, как кандалы,
Зажав колокола, чтоб не звонили,
Держа в плену инертной кабалы.

Но если искра вырвется из плена,
И разожжёт прижизненный пожар,
Не устрашат её вердикты тлена,
Познав любви пылающий угар.  

Сразив пером налёты смерти,
Пронзая словно шпагой тьму,
Оставит в поэтическом конверте-
Лампады счастья, неба-синеву.

Мгновения в веках, как вертел,
Прокручивают жизни кутерьму.
Cтихи взовьются пламенем бессмертия,
В забвении, пробив  кайму.

 

 

Audio — сопровождения произведений
вы можете услышать на Fabulae.ru 
автор — sherillanna — Надежда.
http://fabulae.ru/autors_b.php?id=8448
https://poembook.ru/id76034
http://novlit.ru/maksa/

Мое соленое блаженство.

Меня заждалось море – это видно.
У  волн я вновь, мой шумный друг.
Кто незнаком с тобой – за них обидно,
Или… знаком, но не услышал звук.

Люблю тебя в любое время года,
И вслушиваясь в исповедь твою —
Купаюсь в отраженье небосвода.
По капелькам солёный воздух пью.

Брожу ночами по дорожке лунной,
Танцующей на трепетных волнах,
С желаньем вечным — разгадать рисунок,
Что создан был в загадочных мирах.

С тобой, я словно к новым жизням
Вновь открываю для себя пути,
Отбросив груз наземной дешевизны,
Чтоб дальше налегке идти.

Благодарю за бесконечное терпенье,
Выдерживая на себе людской багаж,
Плывущий с жаждою, ища спасенья,
Ломая совершенный твой пейзаж.

Прости за вечное несовершенство!
Порою мы не властны над собой,
И лишь твоё солёное блаженство,
Подарит вновь утраченный покой.

 

Audio — сопровождения произведений
вы можете услышать на Fabulae.ru
автор — sherillanna — Надежда.
http://fabulae.ru/autors_b.php?id=8448
https://poembook.ru/id76034
http://novlit.ru/maksa/

Свет фар в танцующих снежинках…

Прекрасный стих подобен смычку, проводимому по звучным фибрам нашего существа.

Анатоль Франс.

 

Свет фар ворвался в карнавал снежинок,
В круженье хаотичном, с танцами сплетясь
Окрасил рыжей смальтою пушинок,
По наготе деревьев без стыда пройдясь.

Мазком скользя, прошёлся по прохожим,
Улыбкой озарённой, щедро одарил,
И лунной ночи он покой встревожил,
К покрову одиночества, лучи сложив.

Не ведая куда, в ночи бредущих,
Из бездны поднимал, бросая вновь.
Вручал от веры и надежды – ключик,
Чтоб не царила в душах нелюбовь.

Сновал по окнам, двигаясь пугливо,
Как — будто что-то тайное ища,
Бросая зло во тьму брезгливо,
Любви мигая и рукоплеща.

В снежинки проникая — тает в лужах,
И превращается в туманный дым,
Лаская мокрые, встревоженные души,
Укутывая одеялом цветовым.

Подводит к тёплому порогу дома,
Где ждут тебя, и ты не одинок.
Камин горит. Не слышно грома.
Мурлычет на коленях маленький клубок.

Свеча мерцает, отражаясь в стуже,
И грусть морозная, которой ты пленён,
Утихнув, пробурчит простуженно,
Что ты отпущен и навек прощён.

Нырнув, огни заглядывают в сумерки,
Окутанных, ночною тайною окон,
Скользя янтарно-рыжей пумою,
Водя по стенам кистью волокон.

Ночной пейзаж оранжевых созвучий,
Дрожа, рисует трепетным мазком,
И от его любви мороз трескучий,
Подмигивает прослезившимся глазком.

И согревая сны под зимним покрывалом,
Лучами заплетает он в венки печаль,
Затихнув, притворив глаза устало,
С волною, набежавшею, уносит вдаль.

Впусти мятежницу. Открой ей двери

Прижав к стеклу горячий лоб,
Дождю доверила усталость духа,
А он в окно… все хлоп-хлоп-хлоп,
Души, касался, но не слуха.

Явилась осень, штормом известив,
Что кто-то ей испортил праздник,
Терзая провода, деревьям мстив,
Бросая ветром окрики бессвязные:

«Так вот же! Вдохновение! Возьми,
И опиши мятежный дух красотки.
Поднимешь свой. Тоску уйми,
Раздвинув над порывами решетки.

Отдай всецело штормовым ветрам:
Предчувствие, сомненье и безверье,
Не поддавайся  ранящим   словам-
Впусти мятежницу. Открой ей двери».

Audio — сопровождения произведений
вы можете услышать на Fabulae.ru
автор — sherillanna — Надежда.
http://fabulae.ru/autors_b.php?id=8448
https://poembook.ru/id76034
http://novlit.ru/maksa/

мелодия охрипшей флейты…

Когда б могли восстановить
мелодию охрипшей флейты,
что так пытаясь угодить,
просила нас: «Прозрейте!
Не доплыть».

Понять значенье нежных нот,
к нам рвущихся из плена ада,
скорее увести в обход,
и не попасть под россыпь града,
а вброд.

Упрямы мы в своих грехах,
не думая о скользкой яви,
живём в неведомых мирах,
и скатываясь, тонем в лаве
на губах.

Теряем суть значенья слов,
что извергает жерло боли,
нарушив строй живых основ
для оживления усталой воли,
дав кров.

Но не смогли мы уловить
звук, нарастающий цунами,
и оставалось лишь молить
реальность горькую глазами –
нас простить.

 

Audio — сопровождения произведений
вы можете услышать на Fabulae.ru
автор — sherillanna — Надежда.
http://fabulae.ru/autors_b.php?id=8448
https://poembook.ru/id76034
http://novlit.ru/maksa/

В обьятиях растаяв однозначно

Укладывает лето в чемоданы,
Цветенье васильковых снов,
Прощаясь, опьянив дурманом,
На ложе травяных ковров.

Пакует бережно цветы,
В пергамент из росы прозрачной,
Чтоб возвращенья красоты,
Волшебный дар был не растрачен

И запах скошенного сена,
Смешав с ромашковой пыльцой,
Создав шедевр гобелена –
Связало лентой золотой.

«Я не прощаюсь навсегда, 
На пир вас приглашаю брачный.
Когда мне скажет: «Да!» — зима.
В обьятиях  растаяв — однозначно!»

Audio — сопровождения произведений
вы можете услышать на Fabulae.ru
автор — sherillanna — Надежда.
http://fabulae.ru/autors_b.php?id=8448
https://poembook.ru/id76034
http://novlit.ru/maksa/

Ветер, возврати…

Предрассветный туман от уснувшей реки
Натянул над прощаньем унылый свой купол,
Поцелуи под ним, как калина горьки,
А притихшие губы на слова стали скупы.

Что тут скажешь, если горечь
Сладость заменила нам,
Погрузила счастье в полночь —
Ветром унесла  к снегам.

Неужели нельзя повернуть его вспять,
Развернув над любовью поникшие крылья,
И позволить ветрам, в саксофоне играть,
Ввысь подняв наш цветок, не смешав его с пылью.

И услышал тихий ветер
Горький зов моей души:
«Все! Finita la commedia!
Двигатель я заглушил.

Возвращаю в начало поющих вас дней,
Утонувших во мраке безудержной спеси.
Чтобы чувства вернуть из глухих февралей,
Прежде чем говорить, мысли требую  взвесить».

 

Audio — сопровождения произведений
вы можете услышать на Fabulae.ru
автор — sherillanna — Надежда.
http://fabulae.ru/autors_b.php?id=8448
https://poembook.ru/id76034
http://novlit.ru/maksa/

Закрываю глаза…

Закрываю глаза, сохраняя момент…
Возвожу для него в памяти постамент:
Тихих шагов и мелодии звуков,
Где не расстанутся гибкие руки.

Злая метель, заметает следы,
Льдом, покрывая живые пруды.
Я не позволю им полностью скрыться,
Ветер колючий пусть с ней веселится.

Закрываю глаза, получая патент —
В тёплой обители ожил контент.
Вновь зазвучали мелодии скрипок,
Заглушая тоску завывающих всхлипов.

Тлеет свеча, продолжая светить,
Сад освещая, где любили бродить.
Гроздья рябины покрыты слезами.
Льдинки стучат под живыми глазами.

Закрываю глаза, прикрывая тебя
Тёплой ладонью, как прежде, любя.
Пусть нас уносят ожившие кони
В мир, где душа никогда не стонет.

Закрываю глаза, оживает что было…
Пусть буянит гроза, сохраню, что есть силы.

 

Audio — сопровождения произведений
вы можете услышать на Fabulae.ru
автор — sherillanna — Надежда.
http://fabulae.ru/autors_b.php?id=8448
https://poembook.ru/id76034
http://novlit.ru/maksa/

Вкусный яд увлечённости…

Из цикла эссе:»Здравствуй, наше маленькое-я!»

Кто о чём, а я всё про увлечённость  сочинять жизнь: пером, маслом, пастелью, мелом, углем, вязальными спицами, ковать кузнечным молотом… Но  чтобы непременно — в пылу подлинно творческой лихорадки. Пробую судить непосредственно по себе.
Во время бесконечного бега по пересечённой местности  мгновения жизни, одновременно делая ошеломляющие открытия, а именно: если случалось нечем серьёзно заняться, то тебя накрывало мраморной плитой меланхолии, словно бочонок с груздями грузилом при засолке. Но стоило едва лишь пошевелить пальцем, совершая движение, как незамедлительно возникали силы вонзиться в тяжеленую плиту и немного сдвинуть — хлебнуть свежего воздуха. Чем энергичнее начинаешь двигать пальцами рук, ног, тем более изнемогает мраморная глыба на сознании, не препятствуя появлению на свет маленьких вещиц внутреннего восприятия, радуя так, что носишься, как заведённая по дому, музицируя, исполняешь рутинную работу в восторженном темпе гопака.

В философских размышлениях о немыслимых возможностях воодушевлений, припоминается, как царь Митридат- V — Понтийский, справедливо опасаясь, что его легко могут отравить, решил принимать ежедневно мизерные дозы мощных ядов, вырабатывая тем самым, невосприимчивость к ним. Пониженная чувствительность к отравам стала называться митридантизмом. Но с отравляющими веществами вопрос остаётся спорным, хотя от некоторых предохраниться, таким образом,  возможно. Организм постепенно начнёт учиться самостоятельно, противостоять, но на сто процентов не спасёт от отравления, если отравители возжелают командировать к праотцам,  осчастливив, такой дозой, которую вам не победить.

Да и каждодневные микродозы, при скапливании скорее начнут медленно убивать организм, чем  тренировать иммунитет. Критические массы тяжёлых металлов, в составе ядов, сделают своё грязное дело…  Но совсем иначе  обстоит дело с ежедневным потреблением маленьких капелек вкусного яда — душевного подъёма…
В круговороте жизни они станут созидать радужные воздушные пузырьки человеческого счастья, способные расцвечивать беспросветные тона жизни, примеряя нас  с драматическими явлениями.  Предательством  ближних, с негативом, который так и норовит вонзить в нас стрелы с ядовитыми железными наконечниками от родных людей, так, называемых — ненаглядных друзей, а им с наслаждением протянут руку помощи СМИ, телевидение.

Мы не в силах себя сполна обезопасить от горячей встречи с мордой — лица уродливого ужаса, но маленькие дозы ежедневных любимых занятий, помогут успешно сопротивляться его вражескому натиску, а в больших масштабах, и дать интеллектуально достойный отпор. Нет, они нас не спасут от мучительных терзаний, от утраты близких людей, но если иные в аналогичных случаях резко впадают в него, стопоря личное развитие, то ты доложен, наоборот, с головой погружаться в увлечение. Вбивать гвозди во внутреннюю стену хандры, стоящую перед  пропастью в никуда. Пытаться описывать воспоминания об этих людях, выхватывая из благодарной памяти захватывающие сюжеты их жизни. И уж, конечно, вполне возможно, обнаруживать в своём  глубоком колодце невообразимые изумления, но при одном неукоснительном условии, ЕСЛИ В НЕГО ЗАГЛЯДЫВАТЬ.

«Я в пылу пристрастия», «Напиваюсь этим». Подобные формулировки практически улетучились из жизни, а если и слышим их, то катастрофически редко, но ещё реже видим людей, живущих с экстазом, невзирая на иезуитские вылазки лазутчиков разгрома судеб. Драйв, и единственно драйв от действия спасёт тебя, и научит понимать великих мастеров, пронёсших через все жизненные невзгоды творчество, дающее нам силу, безграничную веру, надежду, обогащая души. Нередко они погибали на вершине своего созидательного полёта, но не прекращали его, оставляя нам  воспоминания о радости творения: в камне, холстах, музыке, танце, науке. Но даже уродливую ненависть способны были выразить через влюблённость в жизнь.

Именно творческая работа заполоняет интеллектуальной мощью, ибо невольно заставляет  распознавать  больше и ещё больше обо всём, что нас окружает. Но если мы что-либо делаем без того самого упоения, наслаждения…без спокойной радости, вынуждая себя во имя каких-нибудь меркантильных потребностей, или того хуже, потрафить  пошловатым порокам приспособления – роняем себя. Лихорадка может быть и  от жаркого восторга к моментам чувственного ощущения жизни. Я всем нам желаю ею заразиться. Тогда истая ненависть, любовь способны выплеснуться на страницы, чтобы лавиной неимоверной нежности обрушиться на мир, поделиться с ним, делая духовно богаче, содержательнее. Дарить ему   алмазные искры надежды на реальную ВОЗМОЖНОСТЬ.

 

Audio — сопровождения произведений
вы можете услышать на Fabulae.ru
автор — sherillanna — Надежда.
http://fabulae.ru/autors_b.php?id=8448
https://poembook.ru/id76034
http://novlit.ru/maksa/

Спасибо, девочка!

Из цикла эссе:»Здравствуй, наше маленькое-я!»

Я часто размышляю  над тем, как же удавалось в детстве, постоянно попадая в силки, расставленные: то ли судьбой, то ли жизнью (какая разница) – оказываться на свободе?! Не сломав тоненькую шею окончательно (развороты в другую сторону бывали), но, главное, не потерять окончательно вкус — жить. Ощущая себя почти мёртвой, пыталась понять: почему это происходит со мной? Неужели никому не нужна?! Чем я отличаюсь от других? Или страданье – это и  есть, та самая жизнь?!

Рассудительность размышлений, ответов росла в прямой прогрессии с вопросами, которые задавала  та самая жизнь, как мне казалось, чаще, чем другим одногодкам. Взрослея раньше них, я всё больше сторонилась их общества, и глубже окуналась в мир представлений. Сколько себя помню, всегда искала  лекарство от мучительных, неразрешимых (так казалось), вопросов, в увлечениях, которые сама же себе и придумывала. Я в них купалась, и выздоравливала от детской тоски, ненужности.  Сопротивляясь, меняла сама жизнь — переставала быть как все.

Сейчас, когда прожита бОльшая часть жизни, с полной ответственностью могу заявить, чёрт побери, что всё больше влюбляюсь в ту маленькую девчушку. Ведь именно она меня вдохновляет, по сей день на новые увлечения, дающие моему организму восхитительный витамин для продления жизни.

Оставив за бортом пространные рассуждения о прожитом (не терплю их у других, и себе… стараюсь не позволять), но хочу говорить об одном  увлечении – писать, поняв, что, благодаря ему, я всесильна. Да, да! Именно всесильна! Не быть ведомой всякими там: роками, фортунами, и прочими  устроителями человеческих судеб, но ведущей…

Какое счастье возвращать хороших, достойных людей с того света, делая их более сильными, давая им вторую, третью жизнь. И, о чудо – они встают, и я слышу: «Не слушай их! Ты можешь. Иди вперёд. Эти тупоголовые негодяи никогда не поймут, что можно жить иначе, но ты-то это знаешь. Так, не поддавайся их выпуклому нахальству,  беспардонному  натиску. Иди вперёд своей дорогой».

И всё больше влюбляюсь в жизнь, благодаря тому, что могу в ней что-то значить хотя бы в своих удивительных увлечениях. Конечно же, музыка в них на первом месте, но возможность писать мне яростно напоминает, насколько мы живы. Жизнь воспринимается, как привилегия, дар. И у нас нет никаких прав на неё, ибо она  подарок, требующий, чего-то взамен. Делает нас одушевлёнными, и мы должны ей служить.

Разумеется, все наши увлечения не способны уберечь от человеческих пороков, посягающих на разрушение душ: чёрной зависти, непроходимой тупости, злости, дряхления, войн. Но в их полной власти придать столько сил, насколько мы увлечены.
Писать, петь, играть, делать любую работу творчески, значит: выживать, обучаясь на каждом сантиметре жизненного пути. В твоих руках вечное оружие… И хотя ты понимаешь, что основную битву не выиграть так, как тебе  хотелось бы, но ты просто обязан сражаться. В меру  сил. Надо. И твоё простое стремление  выиграть бой уже является маленькой победой в каждодневном миге жизни.

Как сказал один монах – Шаолиня, стоящий на скале над пропастью в батмане: «Если я не занимаюсь один день — подо мной закачается скала. Если не занимаюсь два дня подряд — перестанут работать мышцы, а на третий день — я сорвусь в пропасть».

Так, и писать, да и,  в любом другом увлечении… За несколько дней простоя форма, какой бы она ни была, не потеряется, но случится более страшное…

Пороки, от которых так яростно убегал, начнут догонять, и пытаться брать над тобой верх. Не занимаясь увлечённо каждый день, постепенно накапливается отравляющее вещество разложения, ведущее к медленному, мучительному умиранию, безумию, но что, и того хуже: к тому и другому.

Когда ты опьянённый, насыщаешься творчеством, реальность бессильна в неукротимом желании  тебя уничтожить.  Ты уверено поедаешь, такое количество восхитительной правды, создаваемой собственными мыслями, какое ты способен проглотить, легко переваривая, а не биться на берегу, как рыба, выброшенная на берег, и ловить безуспешно воздух,  жабрами…  задыхаясь и медленно умирая.

Спасибо той маленькой девочке, что научила это не только понимать, но и принимать к сведению,  действуя.

Audio — сопровождения произведений
вы можете услышать на Fabulae.ru 
автор — sherillanna — Надежда.
http://fabulae.ru/autors_b.php?id=8448
https://poembook.ru/id76034
http://novlit.ru/maksa/