Светлана Чернышёва. Лазурчик (рассказ)

Так бывает – сотворишь чудо, а его никто не замечает. Говорят: что за ерунда… Утечёт много лет, постареет мечта, и все сразу начинают кричать: «А где вы были-то со своей красотой? Мы так по ней скучали!». Снова берёшься за создание и всё вспоминаешь, как было вначале…

Когда-то, ещё в школе, меня попросили нарисовать чудо-цветы – что-то вроде домашнего задания. А так как рисовать я не умел, принялся искать эти самые цветы, живые, чтобы взять за образец. Вышел на улицу, а там все носились, кто на велосипеде, а кто просто с мячом. Свистел ветер, качались деревья, шумели наши во дворе, а я сидел возле большого камня, прямо у мусорных баков, и ждал. Сначала ждал, когда все перестанут шуметь, потом захотелось, чтобы стих ветер. И вдруг прямо под носом я заметил совсем крошечный цветок. Он был таким восхитительным — лёгким, почти воздушным, словно голубое пёрышко, и я молча стоял рядом, потому что впервые видел красоту так близко. Я даже почувствовал его имя. Лазурчик. Может, это был никакой не Лазурчик, а какой- нибудь Трициртис Необыкновенный или Фаленопсис Сказочный. Но я тогда решил, что в моём альбоме он будет Лазурчиком, настоящим чудо-цветком.

– Получилось! – наконец произнёс я. – Мама, посмотри, ты видела когда-нибудь такое?..

Мама покачала головой, но всё-таки спросила:

– А что это?

– Лазурчик! – удивился её непонятливости я. – Это самый чудесный цветок…

– Подожди, – остановила меня мама. – А что это?..

– Трава, камень, солнечные лучи и дождевые струйки, – пробубнил недовольно я.

– Так много всего? – не унималась мама. – Даже не видно цветка.

Я наклонился поближе к рисунку, чтобы внимательно рассмотреть. Всё было, как нужно: трава, чтобы не расти цветку в одиночестве, как я, дождик и солнце – куда без них – и, наконец, камень, чтобы прятаться.

– Зачем же прятаться? – будто разгадала мои мысли мама. – Красивый цветок, пусть все любуются.

– Нет, – настойчиво сказал я. – Если все будут любоваться, от этой красоты ничего не останется. Красота не может быть общей.

– Не знаю, – задумчиво ответила мама. – По-моему, ты просто жадничаешь…

– Его же сорвут, выбросят и растопчут! – громко заявил я тогда.

– Но ты же не сорвал и не растоптал, почему это должны сделать другие? – вскользь заметила мама, вероятно, уже забыв про Лазурчика.

Весь вечер я сидел у нарисованного цветка и разговаривал с ним. Я пел ему добрые песни, сочинял тёплые стихи и даже уговаривал не бояться учителя по рисованию Наталью Петровну. Она ничего, нормальная. А потом мы вместе пили вечерний чай с бабушкиным вареньем и смотрели в окошко, как гуляет одинокий ветер, подкарауливая каждую травинку или даже огромную ветвь дерева, и начинает шутить с ними и шуметь. Вдвоём с Лазурчиком мне всё было интересно.

– Иди сюда, в портфель, завтра тобой будут любоваться мои одноклассники, – уговаривал я Лазурчика.

И он ловко проскользнул поближе к дневнику с пятёрками. Ах, только по рисованию я никак не мог добиться такой же оценки, но теперь это было в прошлом.

И утром я побежал с Лазурчиком за пятёркой, такой счастливый и не одинокий. Наталья Петровна долго рассматривала мой рисунок, а её лицо гримасничало: брови поднимались вверх, щёки краснели, а нос морщился. И вдруг она достала ручку и нарисовала жирный «трояк».

– Жуткий рисунок, сделаешь другой – исправлю оценку.

Я схватил альбом и выбежал из класса, а в школьном коридоре долго шептал Лазурчику:

– Ничего, пусть тройка, за друга можно вытерпеть что угодно! Ты необычный, даже прекрасивый! Мама же не сказала, что ты плохой!

Я переживал трагедию долго, дней десять. Всё время думал, почему моё чудо не может стать чудесным для всех. На помощь пришла мама:

– Не расстраивайся. Помнишь, ты говорил, что красоту нужно прятать? Вот и спрячь его на время в книжный шкаф, а там будет видно.

Прошло много лет, так много, что в пятый класс пошла моя младшая дочка Наташа. Для какой цели она стала рыться в книжном шкафу бабушки?.. Зато никогда не забуду её радостный крик:

– Папа, это же твой альбом! Так здорово!

– В каком смысле? – удивился я.

– Посмотри, какой удивительный рисунок! – восхищалась Наташа. – Па, да ты – талант! Я всем покажу в художке. Я буду у тебя учиться.

А дальше мы все вместе пили чай с малиновым вареньем.  И всё  было  необыкновенным: поседевший   сказочный  вечер, яркие листья, скользящие за ветром, вдоль окна, и птицы, поющие так искренне, что порой казалось, что  детство оно никуда не исчезло, просто недолго спряталось в мой рисунок. Уже почти в темноте я отправился искать старый камень, где когда-то вырос мой Лазурчик. И я долго стоял в пустынном дворе, прикрыв глаза и слушая тишину, а потом просто наклонился и отыскал его, свой цветок, снова…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.