Александр Васин. «Призрак свиньи» («страшная» баллада О. У. Холмса)

От переводчика

 

На эту жутковатую балладу О. У. Холмса я наткнулся совершенно случайно (в первую очередь меня, конечно, привлекло название – «Призрак свиньи») и тут же решил её перевести. Слишком уж не похожей на то, что я читал у этого автора ранее, показалась она мне.

Холмс написал эту балладу в 1830 г., когда ему было всего лишь двадцать с небольшим лет. Тем не менее, поэту, как мне кажется, удалось создать произведение, выгодно отличающееся от всего написанного в то время его соотечественниками-стихотворцами. Конечно, тема смерти, возмездия за убийство не раз звучала в стихах поэтов Новой Англии (достаточно вспомнить того же Лонгфелло или Уиттьера), вот только подавалась она всегда в несколько приподнятом стиле с неизменным налетом модного тогда романтизма. У Холмса же романтизма нет и в помине, все до предела реалистично (особенно в первой части баллады), я бы даже сказал, натуралистично. Хотя, думаю, и у него тоже были свои литературные предшественники–вдохновители. В поэзии это, скорей всего, «страшные» баллады немецких романтиков XVIII в., в прозе – викторианские истории о привидениях, а также готические новеллы американских писателей-современников  Ирвинга, Готорна, По.

И все же, повторяю, Холмс в «Призраке свиньи» пошел совершенно иным путем. Он поставил себе цель не просто напугать читателя, а заставить серьезно задуматься о жизни и своем месте в этой жизни. Я уже не говорю о том, что в балладе поднимается очень важная, на мой взгляд, тема жестокого обращения человека с «братьями нашими меньшими», ставшая сегодня как никогда актуальной, и это, безусловно, делает его произведение особенно интересным для современного читателя.

Впрочем, судите сами…

 

 

 

 

 

 

Призрак свиньи

 

Баллада

 

Мясник взглянул, наморщив лоб,

На жирную свинью:

«Клянусь вам честью, я её

Сегодня же забью!»

 

Она лежала на земле,

Не сдерживая дрожь,

Когда сердечко ей проткнул

Мясницкий острый нож.

 

Затем три дюжих молодца

В сарай втащили труп,

Связав копыта и воткнув

Дубинку между губ,

 

Надели петлю из пеньки

На потолочный брус,

И, словно маятник, на нём

Качался страшный груз.

 

Теперь отмаливай свой грех,

Бесчувственный злодей!

Ты позабыл завет Христа,

Гласящий: «Не убей!»

 

Душа загубленной тобой

Растаяла во мгле.

И ты когда-нибудь умрёшь

И будешь гнить в земле.

 

Ты злую клятву дал, мясник,

И был в решенье скор,

И ни на миг не испытал

Ты совести укор.

 

Но твой малютка-сын, когда

Глядел на всё тайком,

Сопел, прерывисто дыша,

И тёр глаза платком.

 

Он был, конечно, несмышлён,

Совсем ещё юнец,

В своей наивной простоте

Спросив: «Скажи, отец,

 

Зачем несчастную свинью,

Подвесив мордой вниз,

Вы толстой палкой по бокам

Дубасить принялись?»

 

На что мясник, хоть он и был

Угрюм и страшно зол,

На глупый мальчика вопрос

Ответить снизошёл:

 

«Натан, ты будущий мясник!

Не хнычь! А я потом

Тебе позволю поиграть

С отрезанным хвостом».

 

Но следом дочь его – она

Была совсем мала –

Вдруг зарыдала и кричать

Истошно начала,

 

Твердя сквозь слёзы вновь и вновь

Бессвязные слова:

«Ах, свинка! Свинка! Боже мой!

Она мертва, мертва!»

 

Мясник, на рожу кое-как

Улыбку нацепив,

Напрасно думал усмирить

Благой её порыв.

 

Не плачь, сердечная! Сотри

Потоки слёз с лица!

Тебе слезами не отмыть

Кровавых рук отца.

 

 

…Истаял розовый закат,

И, встав из-за холма,

До самых западных границ

Легла ночная тьма.

 

Уснул мясник, и видит он

Убитых им свиней,

Фонтаном хлещет кровь из ран,

И вопли всё сильней…

 

Но в полночь мёртвая свинья

Вдруг приоткрыла глаз,

Затем, сгоняя мух, хвостом

Качнула пару раз.

 

Один рывок – и сброшен жгут

С её пленённых ног.

И вот она уж на земле,

Шагнула за порог.

 

К жилищу, где храпит мясник,

Ведут её шаги.

Заухал сыч, и нетопырь

Над нею вьёт круги.

 

Засовом стукнуло в сенях.

Дверь настежь – путь открыт.

По дому слышен мерный звук

Топочущих копыт.

 

Вот возле спящего свинья,

Склоняется над ним,

Своё дыхание смешав

С дыханием живым.

 

Проснись, мясник! Ты побледнел?

Тебя вгоняет в пот?

Скорей хватай её за хвост!

Не трусь! Смелей! Вперёд!

 

И в хвост, закрученный кольцом,

Вцепившись что есть сил

(Был, как сосулька, тонок он

И руку холодил),

 

Он хочет вырваться – но нет,

Не разомкнуть руки:

Хвост, охватив её лозой,

Сжимает, как тиски.

 

«За мной, мясник!» Как ветер скор,

Сквозь двери напрямик

Пронесся призрак, словно тень,

И вслед за ним – мясник…

 

Ночь отступила – за холмом

Зарозовел рассвет.

Злодей так бился, так кричал,

Но не проснулся, нет.

 

Следы копыт вели в сарай.

На страшном месте том

Качалось тело мясника

Под балочным шестом.

 

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.