Виталий Пажитнов. Вечернее солнце, мерный плеск волн… (повесть)

Довольно знать, как много нам дано,

Познаний круг, — не шаткая ли малость,

Но скоротечность бытия, твой бег

Порой шатает то и то,

И твёрдые мосты, и шаткую усталость.

Но вечный круг, и суевёртность бытия, —

Когда-нибудь, Надежды друг скажи, —

Довольно – это много, или всё же малость,

И то что было так давно,

И что ещё не начиналось…

Течёт вода, и отражает в лунном свете

Познаний круг и млечность, что смеркалась…

 

 

 

1

 

 

 

Сергей пришёл к себе домой после своей очередной прогулки по берегу где-то около половины пятого, и зайдя на веранду около минуты немного задержавшись перед своим небольшим стеклянным шкафом немного вздохнул, подумав что его старая прогулочная рубашка всё-таки совсем уже выцвела, зашёл в первую комнату, и пройдя сквозь неё и в гостиную подошёл к столу и взяв большой плетёный графин с очень чистым и прохладным (и надо тут отметить, — совершенно особым и всегда неизменным лимонным напитком, которым он закупался у одного из своих соседей и большие запасы которого стояли у него внизу круглый год, и естественно конечно неизменно всегда и на столе в его гостиной) и налив себе свой привычный высокий бокал с этим напитком он подошёл к стоявшему у самой стены широкому дивану, и с чувством превеликого удовольствия наконец-то опустился на него.

Поставив бокал на небольшой журнальный столик и взяв лежавшую сбоку пачку сигарет с зажигалкой он прикурил, пододвинул немного поближе свою широкую стеклянную пепельницу и взяв наконец-то свой высокий бокал сделал несколько глотков этого очень тонкого и прохладного напитка (который по старой традиции всегда стоял на этом столе), потом два раза затянувшись сигаретой и выпустив довольно большой густой клубок дыма допил остатки этого прохладного питья и поставил свой бокал обратно на столик. Так он просидел ещё минут 10, потом немного потянулся, оглядел ещё раз свою большую и широкую гостиную и подойдя к высокому окну немного приоткрыл его и посмотрев на чуть заметную тропинку, ведущую отсюда самой короткой дорогой к берегу подумал что его сегодняшняя прогулка вышла очень и очень неплохо, и то что вода в его гроте уже опять совершенно чистая, и что никаких этих бурых водорослей, выделявших какой-то мутноватый тинистый налёт в этом его небольшом скалистом горном озере больше уже не появляется, — месяц назад он провёл там просто капитальную чистку, и две недели назад выдернул несколько непонятно как там оставшихся и пытавшихся снова прорости ростков этих очень нехороших и немного жгущих руки при прикосновении к ним водорослей-паразитов, и сегодня он ещё раз убедился что эти его работы были совсем не напрасны, и в чистой воде как и прежде сновали и переливались на солнце небольшие стайки резвых кефалей, а около его небольшой скамейки всё также как и раньше сидели и мирно пощёлкивали своими клешнями три уже давно там обитавших краба. Да, и по дороге домой было уже не очень жарко, море было спокойным и уже потихоньку начинался отлив.

Ну ладно, и Сергей вздохнув пошёл на кухню, включил плиту и поставил разогреваться свой нехитрый ужин. Когда закипел чайник, время на его настенных часах показывало уже начало 7. Он взял тарелку с прожаренной картошкой, большую чашку чая и хотел уже пройти в гостиную, как вдруг с небольшим удивлением услышал лёгкий, и какой-то немного весёлый звонок в свою дверь. Да, а кто это? Вроде он никого сегодня не ждал, да и дверь на веранду, да и кажется и входную дверь он сегодня не стал даже и закрывать, — всё равно где-то через час он собирался ещё немного прогуляться… Ну, да ладно, — и поставив свой ужин на стол он вышел на веранду и сразу-же увидел стоявшие около двери за изгородью три фигуры с дорожными сумками, причём одна из них показалась ему очень и очень знакомой… Да, а кто бы это… Да, проходите, — открыто — прокричал он с порога веранды, и гости открыв входную дверь пошли через двор к дому, а Сергей разглядывая приближавшихся отметил что двое молодых и идущих сзади ему были точно не знакомы, а вот тот что шёл впереди и немного улыбался, был очень и очень… Так, а это… Но тут шедший первым посмотрел на него, улыбнулся и шагнув на первую ступеньку веранды с небольшой улыбкой, и как-то очень и очень ему знакомо сказал: — Да а ты как я вижу, с тех пор так почти практически и не изменился. Ну что-же, здравствуй Сергей, сколько лет, сколько зим. Да, ну и забрался же ты здесь на самые окраины, мы почти пол дня пытались разыскать, где-же здесь находится это твоё новое жильё… Еле нашли…

— Э… Артур!… А…

— Да, Артур, Артур.

— Да это же… Да как-же, столько лет прошло, и… И где-же ты всё это время пропадал?

— Да после, после расскажу, а пока – ты извини, но лучше уже запусти пока меня и двух моих учеников в свои хоромы, а то ведь мы…

— Да что-же я, конечно-же, конечно, — проходите, пойдём, — говорил немного растерявшийся Сергей открывая дверь в помещение и пропуская вперёд своих гостей, — давайте сейчас прямо, а соседняя комната – это гостиная, и пожалуй там…

— Да, пожалуй давай пока присядем здесь, — ответил ему уже открывший дверь в просторную гостиную хозяина Артур и подойдя к дивану опустил на пол свою сумку, и подождав пока все войдут сказал: — Ну что-же, мы можем сесть на этот диван, а ребята – вот на тот напротив, — ты я надеюсь не возражаешь?

— Да нет, что ты, конечно-же, конечно…

— Ну что-же, давай тогда уже присядем, — и кивнув двум своим спутникам на такой-же диван напротив Артур опустился на мягкое кожаное сидение, и кивнув ещё стоявшему рядом хозяину который ещё раз посмотрел на него, потом на стол, и только после этого наконец-то опустился рядом. Артур достал из кармана пачку сигарет, закурил оглядывая это помещение, Сергей тоже взял со стола сигареты, прикурил и немного помолчав посмотрел на своего гостя и сказал:

— Да, вот кого уже не ждал сейчас, так не ждал. Ну здравствуй, здравствуй, и сколько уже лет прошло… Да, где-то уже больше 20… Да, а кстати, а ты почти не изменился.

— Ну, знаешь, да и ты вообще-то тоже.

— Да, а тогда, 20 лет назад, в Петербурге-Ленинграде, после нашей учёбы… Да всё то время, пока я не уехал всё же в эти южные края… Ты знаешь, а я в последнее время всё чаще и чаще вспоминаю и все эти белые ночи, и всё это наше весёлое студенческое время, весь этот наш вечерний Ленинград…

— Да, а ведь ты уехал через год после того как мы сдали наши последние выпускные экзамены…

— Да, почти что через год…

— Да, а в первый год мы все ещё довольно часто встречались, и участвовали на наших вечерах и на наших неизменных посиделках в кафе.

— Да, как-же, как-же, все эти наши белые ночи и вечерние кафе, а так-же небольшие вылазки с палатками куда-нибудь в леса и на озёра…

— Да, тогда после выпускных первый год у нас вышел почти что полностью практически свободным, и я только где-то через год подыскал себе довольно постоянную работу репетитором по иностранным языкам и по истории для поступающих в ВУЗы, и понемногу иногда занимаюсь этим и сейчас… Да, а ты первый год ещё повращался в кругах наших обычных студенческих вращений, ну а после этого мы с ребятами уже провожали тебя в эти дальние и южные края, и ты уехал сначала в Туапсе, где мы и пытались тебя сначала разыскать, ну а потом уже сюда, в Новороссийск. Да ну что-же, я очень рад нашей встрече, и хочу тебе сразу представить двух моих спутников, — этот который слева – Андрей, а тот что чуть повыше, — Башид.

— Очень приятно, — сказал обращаясь к двоим молодым людям Сергей и наконец-то снова прикурив свою уже давно погасшую сигарету.

— Ну что-же, а я очень рад что мы тебя сегодня всё-таки нашли, хотя это было вообще-то и не так-то уж и просто. Да, ведь это пожалуй даже и не окраины, а скорее уже пригород. Да, и однако а место то здесь и правда весьма живописное, — скалы, море… Да, и если не секрет, то давно ли ты здесь?

— В Новороссийске я живу уже около 14 лет, а в этот дом я переехал 9 лет назад. Это дом брата моего отца, и здесь когда-то жили ещё тогда молодые мои отец и мать.

— Да, а однако это строение неплохо сохранилось.

— 11 лет назад здесь был почти полный капитальный ремонт, и мне самому тоже пришлось здесь совсем немало поработать. Ну а 9 лет назад мой дядя и его жена получили ордер на весьма хорошее жильё в центре города, и они посоветовавшись со мной решили всё же переехать туда, — там для них ближе и магазины и многое прочее уже нужное им, ну а я уже с их благословения перебрался сюда. Да, а до этого я пока снимал квартиру на окраине города, и тоже не очень далеко отсюда. Ну и с тех пор я и живу здесь, — здесь и мало соседей, много зелени, чистый воздух, близкие скалы и море… Да, а если не секрет, а вы сюда какими путями и судьбами, и кстати, где вы здесь остановились?

— Ну что-же, в моих планах пока прожить здесь где-то год – полтора, а может быть и два. Да, есть небольшой интерес у нас и к этим, и к некоторым соседним здешним местам, а заодно я решил и немного вспомнить молодость и позаниматься немного живописью. Да, а приехали мы сюда 3 дня назад и остановились пока в гостинице. Да, есть планы снять какую-нибудь квартиру в центре, квартиру или дом на 2 года, и мы собираемся уже начать свой поиск по объявлениям. Ну, честно я не знаю, — но может быть и ты здесь сможешь что-нибудь нам подсказать, как уже бывалый местный житель, тоже стоявший раньше почти перед таким-же вопросом.

— Ну что-же, а знаете, — а ведь здесь я смогу вам кое-чем помочь, и кое что подсказать.

— Ну что-же, ну вот и прекрасно. Да, ну а устроился ты здесь уж и правда с комфортом, — проговорил Артур обводя взглядом ещё раз его гостиную и открытую дверь в соседние комнаты, и немного зевнув и слегка потянувшись раскинул свои руки на мягкую спинку дивана. – Да, сразу видно и что хозяин дома, и что хозяин этот – один из наших старых знакомых. И он немного прищурившись с небольшой улыбкой посмотрел не Сергея и ещё раз повторил: — Да, а правда, а ты почти что так и не изменился.

Сергей немного улыбнулся, и также с небольшим их ещё студенческим прищуром посмотрел на Артура и немного кивнув в его сторону также ответил:

— А знаешь, — и ты тоже, чему я честно очень-очень рад. Ну что-же, добро пожаловать, давайте размещайтесь, да и пожалуй что по чашке чая и чего-нибудь перекусить вам сейчас с дороги будут совсем не лишними. Ну что, пройдём пожалуй сейчас на кухню, и поставим для начала ещё раз чайник.

— С удовольствием, — ответил Артур и кивнув двум своим молодым спутникам встал и следом за Сергеем подошёл к дверям.

И примерно через 25 минут, когда всё уже было готово Артур приоткрыл дверь в гостиную и снова кивнув двум своим товарищам, сразу же получившим отставку в кухонном походе и разговоре двух старых друзей и терпеливо ожидавших их появления в гостиной сказал им: — А теперь вставайте и помогите нам перетащить всё это сюда.

Оба молча поднялись и через пять минут весь стол в гостиной был заставлен тарелками с пельменями и бутербродами с колбасой, чашками, банками с кофе и чаем и большим горячим чайником, и Сергей сказав: — Ну что-же, для начала, — чем богаты, а все разговоры и всё остальное – потом, — на что все трое прибывших друзей дружно кивнули и приступили к этому наскоро состряпанному ужину, а когда подошёл черёд чая (от кофе гости решили воздержаться, и только Сергей налил себе чашку кофе и добавил в него немного молока), то тогда у сидевших за этим столом появились в руках сигареты и потихоньку попивая чай и покуривая довольно приличный «Пелл Мелл» они потихоньку разговорились, и когда часы в гостиной показывали уже где-то около 10 вечера, то почти все основные новости были уже рассказаны, и где-то около получаса велась уже просто простая дружеская и полушутливая вечерняя беседа.

— Итак, как я уже понял ещё из нашего разговора на кухне, вас сейчас тоже очень интересуют некоторые исторические памятники, а также и эти береговые скалистые пещеры, гроты и подземные пещерные лабиринты, которые очень часто можно встретить здесь у нас на юге и преимущественно на Крымском полуострове… Но тут Сергей немного недоговорил, почувствовав на себе очень тонкий и очень внимательный взгляд Артура, и повернувшись он на доли секунды заметил какую-то серьёзную и задумчивую искорку в его очень глубоких глазах, но это только на какую-то секунду, и вот Артур по прежнему, почти как в те далёкие уже студенческие годы улыбнулся, и в глазах его по прежнему снова ожил тот самый весёлый и задорный очень жизнерадостный огонёк, и он кивнув и ещё раз улыбнувшись Сергею ответил: — Да, тут ты прав, и меня, и моих друзей очень интересуют эти места, и не скрою что в наши планы входят и несколько весьма для нас важных и возможно и весьма продолжительных поездок по этим местам.

— Да, но если вам это действительно очень интересно, то вы же знаете, что и я…

— Да, совершено верно, и мы буквально несколько дней назад об этом как раз говорили, — да, о том что ты тоже можешь составить нам небольшую компанию в этих наших поездках, — ведь многое из того что мы хотим там рассмотреть и обследовать будет для тебя пожалуй даже и не менее интересно чем и нам.

— Ну что-же, а тут я весь к вашим услугам.

— Ну и прекрасно, — умиротворённо и слегка потягиваясь проговорил Артур, — Ну и прекрасно. Да, а сейчас, — а не повторить ли нам ещё по чашке чая?

— С удовольствием. Да, и кстати, и насчёт ночлега…

Да, а что касалось ночлега, то всё было просто в самом лучшем виде и самых лучших гостеприимных традициях, и уложенные в двух небольших гостевых комнатах гости проснулись только где-то около 9 утра, и когда они вошли в гостиную, то там их уже ждал и горячий чайник, и всякое разное для бутербродов и спокойно покуривавший на одном из широких диванов хозяин.

 

И слегка позавтракав и посидев с полчаса на веранде они немного переговорили, зашли в дом и выпив ещё по чашке чая поблагодарили хозяина за тёплый дружеский приём и встречу, попрощались и взяв свои сумки пошли по направлению к ближайшей оттуда автобусной остановке.

А Сергей собрав и вымыв посуду закурил, вышел на веранду, немного постоял глядя на дорогу, по которой совсем недавно ушли его гости, а потом пошёл обратно в дом, — ему надо было ещё просмотреть кое-какие бумаги, а заодно и проверить ещё и несколько отчётных работ своих старшекурсников.

 

 

 

2

 

 

Следующие два дня прошли довольно мирно и ровно, а на утро третьего, где-то около 11 в его гостиной раздался лёгкий и мелодичный звонок телефона, и сняв трубку он не без небольшой улыбки снова услышал в ней голос Артура.

— Ну, у нас всё нормально, и большое спасибо тебе за тот адресный листок, который ты нам дал. Да, мы сняли большую четырёхкомнатную квартиру в самом центре, а также и большое помещение на первом этаже, — это будет наша мастерская. Да, да… Что? Да, два дня ты ещё будешь занят по своим делам? Ну что-же, прекрасно, а после этого… Когда, в четверг? Нет, лучше в пятницу? Ну что-же, давай в пятницу, часам к 3, годится? Ну и прекрасно, а мы за это время как раз наведём у себя небольшой порядок, а заодно и всё расчистим в нашей мастерской. Ну всё, итак до пятницы? Ну и прекрасно, всё мы ждём.

Сергей повесил трубку, немного потянулся, сел и закурил. Да, Артур, Артур… Ведь они познакомились больше 25 лет назад, когда они все жили тогда ещё в их далёком родном Ленинграде, и Артур… Да, и Артур, и его всегда вездесущая, видная, странная и немного загадочная фигура, всегда находившаяся в самом центре всевозможных новостей и действий ихнего молодёжного, да и не только молодёжного и студенческого круга… Да, это был человек, который обладал тем особенным даром, помогавшим ему почти что сразу оказываться в центре практически любой компании в которой он оказывался, да, Артур…

Да, Артур, — по характеру явно выраженный лидер и очень разносторонний и очень одарённый человек, глава любой компании и очень талантливый  художник и поэт, человек обладавший тем самым особенным даром просто притягивать к себе всех окружающих и становиться всегда в самом центре… Да, Артур, Артур… Тогда, в их позднем Ленинграде и раннем Петербурге они часто собирались в разные большие и небольшие компании и иногда очень часто задерживались втроём или вдвоём в каком-нибудь из небольших и аккуратных Петербургских кафе, и просиживали там часто вплоть до самого их закрытия, проводя всё это время за различными разговорами и осуждениями часто тогда уже так и сыпавшихся различных новостей и всевозможных событий… Да, это безоблачное молодое ещё Ленинградское время, и эти их постоянные встречи и вечера… А Артур – его фигура была тогда просто незаменимая и весьма и весьма загадочная, если даже чем-то и не магическая… Да, Артур очень хорошо обладал тем редким даром, тем редким сгустком очень живой и жизненной энергии, которая всегда очень чётко отделяла его от всех остальных окружающих, и всегда ставила его в центр практически любой компании, его непоколебимый авторитет и его разносторонние, и во многом очень и очень глубокие знания…

Да, Артур… Да и кстати, и была у него и ещё одна, и открытая совсем для немногих очень непростая и совершенно редкая способность и особенность, очень редкий и очень особенный дар, — да, ведь ко всему прочему здесь перечисленному Артур ещё тогда и почти уже в совершенстве обладал и ещё одним очень редким и весьма необычным даром, — даром экстрасенсорики, — да, он был ещё и экстрасенсом, и экстрасенсом очень и очень тонким… Да, и так как они с Сергеем был тогда на очень дружеской ноге, и к тому-же он как-то смог тогда разглядеть и у него очень редкие и очень нужные для этого дара особенности и свойства, то он тогда смог и ему… Да, а небольшой секрет ведь был ещё и в том, что Артур ещё тогда, в Ленинграде всё же смог подготовить, обучить а после этого и передать Сергею весьма значительную часть этих особых знаний и способностей, в совершенстве научил его как надо правильно пользоваться и своим биополем и разными другими полями, как правильно с их помощью можно и нужно воздействовать на всякое и разное окружающее и происходящее, — например как правильно снимать боли и залечивать разные травмы, и как вовремя остановить становящуюся вдруг напряжённой и опасной обстановку, и многое и многое подобное… Да, и эти и другие весьма и весьма интересные фокусы, которым Артур смог тогда обучить Сергея почти что в совершенстве… Да, а всё это началось 24 года назад, когда все они тогда учились вместе на 2 курсе в СПБГУ и когда Артур ещё немного к нему присмотревшись смог различить в нём весь тот необходимый для этого потенциал и все нужные свойства, и в один из вечеров не заговорил с ним на эту тему, после чего последовали и их частые выезды вместе с ним на природу, где они и проводили различные необходимые для этого тренировки, а также и небольшую практику… Да, Артур, Артур, и большое тебе за это спасибо…

Да, и кто бы мог знать, — а вот теперь они опять встретились, и теперь уже у него, в Новороссийске, и они теперь к тому-же и соседи… Да, Артур, Артур… Ну что-же, и вот уже в эту пятницу они договорились об встрече, и теперь уже Артур приглашает его в гости на новоселье, — да, с жильём у него и у его друзей теперь всё уже в полном порядке, и в пятницу днём они его уже будут ждать у себя. Ну что-же, — посмотрим как там они обустроились, — подумал Сергей достав из пачки сигарету и прикурив выпустил два больших дымчатых кольца, и снова откинувшись к спинке дивана посмотрел на свой большой плетёный сосуд с тем свежим прохладным лимонным напитком, немного улыбнулся и налил ещё один бокал. Да, Артур, Артур… И посидев так ещё минут 10 он поднялся, вышел на веранду и закурив ещё одну сигарету приоткрыл дверь и с удовольствием вдохнул немного свежего и дувшего тогда с моря немного влажноватого и прохладного бриза. Простояв так ещё минут 20 он прикурил ещё одну сигарету, посмотрел на плывущие над морем облака, и простояв так несколько минут поглядывая на эту небесную картину он вздохнул, развернулся, вошёл опять в дом и немного задержавшись в гостиной перед столиком с лимонадом он ещё наполнил раз свой бокал, сделал несколько глотков и со вздохом направился к своему кабинету, — надо было прочитать ещё несколько писем от его бывших учеников, а также ещё и просмотреть некоторые из выпускных работ своих старшекурсников.

И где-то в начале 4, закончив уже со всеми этими работами он сначала посидел немного у себя в гостиной, потом немного вздохнув и улыбнувшись поднялся, посмотрел на вешалку и взяв на всякий случай легкую ветровку вышел из дома, и направился по небольшой и почти незаметной тропинке, ведущей ближайшей дорогой по скалистым участкам вниз, прямо на берег, — да, до заката он ещё вполне успеет прогуляться по своим любимым местам, а также ещё и немного посидеть в том небольшом тенистом гроте, — в том самом, немного ему полюбившемся месте, в котором о почти всегда задерживался минут на 40 – на час, и в котором он совсем недавно так успешно провёл свою подводную чистку его небольшого озера-лагуны от весьма неудобных и вредных буроватых водорослей-паразитов.

И спустившись по скалистой дорожке на ровную линию берега, на котором в тот день почти никого не было он немного постоял, глядя на несколько пенистую линию прибоя, потом развернулся и пошёл вдоль скалистого берега к тому весьма живописному месту, где и располагалась эта не очень большая, но очень уютная береговая пещера с небольшим озером-лагуной посередине, где он очень любил посидеть часок-другой, глядя как резвятся в этом озере кефали и разная другая живность.

 

 

 

 

3

 

 

 

И в четверг вечером возвращаясь со своей традиционной и почти ежедневной прогулки с берега, на который в этот вечер накатывались и рассыпались широкой и обильной пеной уже совсем не маленькие волны Сергей захлопнул свою дверь-калитку, миновал веранду и зайдя в дом сначала повесил на вешалку свою немного подмокшую ветровку, потом зашёл в гостиную и посидев там как обычно минут 15 со своей согревающей домашней сигаретой и неизменным совершенно особым лимонным напитком он поднялся, зашёл на кухню и поставив чайник подождал пока он закипит, налил себе большую чашку чая, насыпал сахара и осторожно, стараясь не расплескать пошёл в свой рабочий кабинет, где у него на столе лежали два ещё пока не распечатанных письма и три новые выпускные работы от его уже заканчивающих учёбу студентов.

Окончив с этими письменными посланиями и хорошо отредактированными, но всё-таки содержавшими в себе небольшие ошибки и немного неправильно написанные иностранные слова работами он минут 15 ещё посидел у себя в кабинете, и когда стрелка часов на его ноутбуке показала ровно 8 он немного вздохнув поднялся и пошёл опять к себе на кухню, — ведь прогулка по берегу — это очень хорошо, немного посидеть в своём кабинете рядом с большим настенным аквариумом – тоже, но всё-таки несмотря на всё это надо всё-таки так-же ещё и чего-нибудь всё же поесть…

И выгрузив на сковородку свою довольно нехитрую трапезу он поставил её на огонь, а сам усевшись в кресле и закурив ещё одну сигарету подумал: — Да, а ведь назавтра у него назначен и один, и отнюдь немаловажный визит к своим новым соседям, — да, а ведь это должно быть пожалуй довольно-таки интересно, — да, и как там они уже обустроились, и какие у них для него могут быть новости (а что какие-нибудь, но будут точно, — он практически не сомневался). Да, и каким только ветром его, а точнее, — то их сюда принесло, да Артур, сколько лет, сколько зим, — и вот здравствуйте, — а правда и не ждали… Ну, устроились они уже наверняка там по самому лучшему классу, а вот что касается дальнейшего времени… Да, ведь приехали они сюда примерно почти на 1,5 года, — эх, сковородка горячая, чуть не обжёгся, — да, и ещё… Да, ведь их ещё очень интересовали все эти скорее всего в основном Крымские карстовые пещеры и проходящие частенько прямо от них эти изрезанные всевозможные подземные ходы и проходы, которые вообще-то принято считать и называть как относительно недавние каменоломни, в которых действительно очень долго велись работы по добыче известняка и каменных пород (в основном для строительных целей). Да, это официальная версия. Да, с ней трудно поспорить, — ведь действительно что было, то было… Но однако, — каких только мифов и легенд не связано с этими подземными ходами, и каких только слухов и предположений об их происхождении не ходит… Да, и не ходило… Да и кстати и моя последняя работа об этих, и по моему твёрдому мнению и убеждению довольно более древних, чем это предполагается, — а точнее просто или тоже природных карстовых проходах и зазорах между старейшими тектоническими каменными блоками, за многие тысячи лет просто заполненными сверху этими самыми известняками и другими более лёгкими породами, или… Или совершенно загадочными и проложенными очень и очень давно и неизвестно кем туннели и проходы куда-то, на которые мы стали в последнее время всё чаще и чаще натыкаться, или просто обращать на них своё внимание… Да, и хотя моя работа была встречена отнюдь неадекватно, и больший перевес был конечно-же у тех, кто ставил её прост «в штыки», но и авторитетные и похожие мнения многих моих коллег тоже были значительны… Да, итак оказывается, и наших друзей интересует практически тот-же вопрос… Ну что-же, а это ведь тем интересней, и может быть и я тоже смогу им чем-нибудь помочь… Да, может быть и я… Ну да, а тут вообще-то обоюдно, — ведь и им известно, и известно ведь наверняка не мало, и раз уж они сами заинтересовались этим старым вопросом, — то возможно… То возможно… Да, то вполне возможно то, что мы там будем вместе… Да, а над этими вопросами ведь кто только не ломал порою свои светлые головы, — подумал Сергей, допивая свою первую чашку чая и собираясь налить следом и обычную вторую, — да, но это завтра, да и всё же очень интересно, — как они уже там устроились… Ну ладно, завтра в 3 часа, как и договаривались, и там мы немного переговорим и побеседуем, ведь чего-чего, а тем для разговоров будет вроде бы немало… Да, но это завтра, завтра… Да, и ещё бы не забыть, — ведь я же хотел сегодня вечером пересмотреть ещё и кое-какие бумаги, принесённые неделю назад, да, и ещё…

И лёг Сергей где-то в половине 11, а утром встав и посидев немного на веранде он посмотрел на часы, налил себе чашку чая и зашёл в свой кабинет, чтобы посмотреть ещё раз свой вчерашний ответ на одно недавно полученное и только вчера им прочитанное письмо, да и ещё и об предстоявшей им сегодня встрече…

И без четверти три он вышел из широкого и длинного автобуса, курсировавшего как раз между центром и теми окраинами, на которых он жил и с небольшой улыбкой посмотрел на высокий и жёлтый пятиэтажный дом, стоявший чуть правее остановки и неспешно направился к видневшейся почти посередине широкой арке двора, войдя туда он повернул налево, туда где примерно где-то метрах в 40 от входа виднелась немного ему уже знакомая блестящая железная дверь подъезда, где теперь и поселились его новые гости.  Время было ещё без 5, и он вытащив сигарету посмотрел на это (и нужно здесь пожалуй немного признаться, немного ему уже знакомое пространство этого уютного двора) и докурив вошёл в подъезд, и не спеша поднявшись на четвёртый этаж остановился перед большой широкой дверью, немного постоял и нажал кнопку звонка.

Дверь почти сразу же открылась, и отворивший ему Артур с небольшой улыбкой пропустил гостя и немного кивнув ему с небольшой улыбкой сказал: — Ну что-же, а ты ровно вовремя, сейчас ровно 3.

— Ну, а это уже как мы и договаривались.

— Ну что-же, — ответил Артур, — добро пожаловать в наши владения, проходи и присаживайся, да, давай вот сюда. Как видишь, чайник уже на столе, вот эта чашка – твоя, а Башид с Андреем сейчас заканчивают немного колдовать на нашей кухне, и где-то минуты через три – через четыре уже появятся здесь с нашим полным и совершенно достойным внимания угощением. Ну что-же, а пока по чашке чая, — ты как?

— С удовольствием.

— Ну вот и прекрасно, — и Артур немного приподнявшись наполнил две чашки, а Сергей достав из кармана сигареты прикурил и выпустив довольно большой клубок дыма немного осмотрелся по сторонам и не смог не отметить, — Да, а вы здесь уже совершенно неплохо устроились, и как я вижу, уже немного и обжились.

— Да уж, но тут вообще-то большое спасибо тебе за тот листок с адресами, который ты нам дал перед уходом, — этот адрес стоял в нём третьим, и позвонив и немного переговорив с хозяевами мы немного посовещались и решили всё-таки остановиться на нём. Хозяева – очень милые и радушные молодые люди, и они оставили здесь почти всю мебель, за что им от нас большое спасибо, и как ты уже отметил, эти стены уже сейчас имеют вполне нормальный, если даже и не комфортный и обжитой вид. Ну да ладно, — вон уже сюда идут с подносами мои ребята, и давай-ка мы сначала всё-таки немного перекусим, а уже потом мы покажем тебе и все эти наши новые владения, ну и конечно-же немного и поговорим. Да кстати, если мы немного запозднимся, — то тогда конечно если ты не будешь против, то уж что-что, а приличный ночлег для тебя здесь всегда найдётся.

— Ну, а это мы пожалуй рассмотрим уже ближе к вечеру.

— Ну что-же, а тогда вот это – наше угощенье, и приглашение разделить вместе с нами нашу скромную трапезу.

И Артур кивнул уже поставившим на стол подносы с большими тарелками, широкой большой фарфоровой чашей, в которой находилось что-то по видимому ко вторым блюдам, и накрытой сковородкой с чем-то немного ещё шипящим и постреливавшим маслом своим молодым людям, и сказав им спасибо тоже пригласил их сесть на свои места.

Да, угощение радушных новосёлов было и правда отменным, — хороший грибной суп из белых грибов, на второе прожаренная хрустящая картошка с большими кусками прекрасного тушёного мяса, лежавшего в той фарфоровой чаше, и когда подошёл черёд чая и кофе, то на столе очень быстро оказался большой и только что вскипевший чайник, рядом с ним большой кофейник, большая железная коробка с отборным чаем, сахарница и несколько порций весьма отменного мороженного, к которому было прибавлено и кое-что из ассортимента восточных сладостей, — тонкий нарезанный шербет, мягкая пастила и какие-то и очень неплохие и обсыпанные прожаренными орехами ещё незнакомые ему восточные щедроты.

Ну что-же, и когда наша компания уже перешла к большим чашкам кофе с сигаретами Сергей немного промолчал, потом ещё раз затянулся своей сигаретой и после этого снова продолжил их завязавшийся примерно минут 10 назад разговор, — Да, и значит вы сюда приехали…

— Да, а нас сейчас очень интересуют некоторые дошедшие до наших времён исторические памятники, часть из которых находится как раз на этих наших южных землях, и мы планируем уже этим летом провести несколько очень интересующих нас поездок в некоторые, уже заранее нами отмеченные места на этом черноморском побережье.

— А…

— Да, сначала мы хотим посетить некоторые места на довольно близких отсюда Кавказских предгорьях, где нас очень интересуют эти довольно загадочные и находящиеся там так называемые «дольмены», и может быть после этого мы также съездим и осмотрим некоторые места проведённых довольно недавно раскопок, на которых…

— ? Дольмены? Так вас тоже интересуют эти неизвестно кем и для каких целей построенные каменные строения, очень часто с обычно только лишь с одним круглым, и не всегда понятным  смотровым окном?

— Да, Сергей, и очень.

— Да кстати, а ты ведь ещё только что сказал, что вас также очень интересуют и кое-какие недавно проведённые раскопки…  Извини, а если не секрет, — а что на местах этих последних раскопок вы хотели бы осмотреть или найти, или… Или же что из этих последних раскопок для вас больше всего интересно, что вы там хотите найти, или с чем познакомиться?

— Ну, пожалуй немного не к обеду будет сказано, — ответил Артур, — но вообще-то нас очень интересуют все эти недавно обнаруженные при раскопках факты, следы деятельности и отчасти и сами захоронения когда-то живших здесь немного непростых людей, да людей с очень необычным и высоким ростом, — от 2,5 до 4 метров, — да, ведь ты и сам наверняка что-нибудь об этом также слышал… Да, а что там нас интересует… Да,  возможно и если это удастся, — то конечно-же и какие-нибудь сохранившиеся в местах их последних прибежищ какие-нибудь медальоны, монеты, оружие, какие-нибудь бытовые предметы, орудия труда, — всё, всё, что могло касаться их быта и жизни, просто всё, всё включительно.

— Ну что-же, вы знаете, я тоже был очень и очень удивлён когда на поверхность стали всё чаще и чаще появляться факты и сообщения об этих и недавних, и более ранних, но раньше просто скрываемых находках о таких неожиданных захоронениях этих людей-великанов, и… И… И вы знаете, — а вам сейчас пожалуй просто очень крупно повезло. Да, а дело в том, что один из моих знакомых, профессор исторического факультета одного из местных университетов, несколько лет назад был как раз на одной из таких раскопок такого загадочного захоронения двух очень крупных останков живших здесь когда-то людей очень большого роста, и которого тоже естественно очень интересует этот весьма интересный вопрос, и у него после этой поездки осталась весьма уникальная, и как я думаю, весьма для вас интересная коллекция этих самых амулетов-медальонов и небольших статуэток, которые он привёз с собой с этих раскопок, и я думаю что это должно вас пожалуй очень интересовать, и что…

— Правда? – весьма заинтересованно переспросил Артур.

— Да, и уж в чём, в чём, а в их подлинности вы можете совершенно не сомневаться, и ещё я от себя могу прибавить, что все эти находки сохранились просто в уникальном и целом виде, и хотя об точном их возрасте пока ничего сказать точно нельзя, но по примерным подсчётам это где-то около 2,5 тысяч лет.

— Да Сергей, ты извини, но…

— Да, а ваш вопрос сейчас скорее всего о том, когда-же и как можно будет с ними ознакомиться и осмотреть их немного повнимательнее? Ну что-же, сейчас этого человека пока нет в городе, и приедет он сюда только послезавтра вечером, и вы знаете, поскольку я с ним в очень неплохих отношениях, то давайте-ка я на днях просто созвонюсь с ним, и мы обговорим уже как следует этот вопрос, — как и когда вы сможете с ним встретиться, когда он согласиться пригласить вас домой, где у него и храниться вся эта его уникальная коллекция, и с его разрешения рассмотреть её и познакомиться с ней немного поближе, а уж заодно и побеседовать с ним, — знаете, как я считаю, вы очень быстро найдёте с ним и общий язык и много различных и общих для вас вопросов, которые как я прекрасно это вижу, весьма сильно интересуют как вас, так и его. Да, и я думаю что эта ваша встреча может состоятся даже где-то уже в конце следующей недели, да, ещё раз повторяю, что его тоже очень и очень интересует этот, и весьма не такой уж и простой вопрос.

— Ну что-же, а вот за что, за что, а вот за это тебе от нас просто очень большое и совершенно отдельное спасибо, — ответил очень внимательно его слушавший Артур, и кивнув сидевшим напротив них двоим молодым людям сказал: — Да, ну что-же, а пожалуй этот чайник можно поставить ещё раз, — а то за время этого нашего разговора он уже успел немного остыть.

И тот, что был немного повыше, Башид тотчас-же встал и отнёс действительно немного уже остывший чайник на кухню, и когда он вернулся, два наших старых товарища уже допивали такой-же немного уже остывший кофе, и когда их пустые чашки были уже на столе то Артур немного зевнул, посмотрел на своих молодых людей и немного им улыбнувшись сказал:

— Ну что ребята, а теперь может вы пока немного потренируетесь в нашей мастерской, и оставите пока двух старых товарищей немного побеседовать и поболтать друг с другом?

Оба молодых человека тут-же встали, немного кивнули и когда они уже подходили к дверям Артур немного громче, — так чтобы они его расслышали сказал им: — Да, вы пока можете позаниматься в нашей мастерской, а мы с Сергеем здесь ещё немного побеседуем, и я думаю что часа через полтора мы уже тоже к вам спустимся и покажем нашему гостю всё это наше новое расположение. Да, и за которое ему от всех от нас большое и отдельное спасибо.

— Да не за что, — я просто был немного знаком с хозяевами этой квартиры, и естественно зная что они буквально на днях собирались куда-то уезжать и скорее всего сдавать эти апартаменты просто пометил этот адрес как особый. Ну, а обо всём остальном вы как я вижу прекрасно договорились уже сами.

— Да, это очень милые хозяева, и просто прекрасно что после возвращения их своей поездки они согласились переехать в свой второй дом в пригороде Туапсе, и в результате на 2 года эти хоромы теперь наши, да и заодно ещё одно большое помещение на первом этаже, где раньше как нам сказали был какой-то магазин, но последнее время это помещение уже просто пустовало, и как только мы об этом узнали, то мы сразу-же арендовали его под свою мастерскую, ну и хотя там всё ещё далеко не совсем пока готово, — но впрочем когда мы туда спустимся ты уже сам всё прекрасно увидишь и оценишь.

— Ну что-же, посмотрим, посмотрим.

— Да и кстати, чайник ведь горячий, и пока он не остыл, — давай-ка ещё по чашке.

— Совершенно согласен.

И налив себе ещё по чашке они закурили, и отпив по несколько глотков вновь возобновили свою неспешную беседу. Первым заговорил Артур.

— Да, Сергей ты уж извини, но сегодня я ещё хотел тебя спросить и ещё об одном… Ведь если ты помнишь, то тогда, в Ленинграде, мы с тобой в последнее время ещё очень плотно занимались и некоторыми нашими экстрасенсорными фокусами, и я тогда пожалуй научил тебя уже многому. Да, я очень надеюсь что ты должен довольно неплохо сейчас это помнить, — и все эти наши выезды на природу, и постоянные тренировки с небольшой практикой, а после этого и твои уже достаточно большие успехи…

— А, ты об этом…

— Да, ведь как ты помнишь то когда мы тогда расстались, в тебе уже вполне проявились очень большие и очень уже серьёзные способности. И вот тут и мой сегодняшний небольшой вопрос: да, Сергей, а как давно у тебя была какая-нибудь последняя серьёзная практика?

— Да, а ты знаешь, а как тебе сказать… Вообще-то я всё это вполне хорошо и ясно сейчас помню, ну а вот что касается какой-нибудь практики… Да, а если честно, то её у меня и правда довольно-таки давно вообще-то уже не было. Да, и последний случай когда я применял все эти знания был примерно где-то год назад, — тогда я исправил и вылечил один очень неудобный и неожиданный вывих у одного из моих здешних соседей. Но здесь ты знаешь, — море – это немного особая зона, где даже немного прогуливаясь по берегу я каждый раз убираю все накопившиеся за какое-то время негативы, и каждый раз получаю почти что полный положительный и чистый заряд, так что…

— Да, я очень прекрасно всё это знаю и очень хорошо понимаю всё, о чём ты мне сейчас говоришь.

— Да, и если серьёзно, — то пока мне всех этих прогулок и небольшого постоянного общения с природой и правда очень и вполне хватало, хожу наблюдая все эти приливы и отливы, иногда задерживаюсь в некоторых здешних местах, где присутствуют весьма хорошие и положительные поля…

— Ну что-же, я очень рад что ты всё это помнишь, и знаешь, я очень надеюсь что вся эта моя школа прошла для тебя не совсем напрасно, — ты знаешь, я был бы этому просто очень и очень рад. Ну, а сейчас… Ну, а сейчас давай пока мы здесь одни и никто нам не мешает, давай-ка мы пока проведём несколько небольших тестов на практике и немного вспомним эти наши старые времена, да… Да, и давай-ка мы сейчас просто встряхнём немного эту нашу старину, да и проделаем сейчас пожалуй следующее, — и Артур немного серьёзно посмотрел на Сергея, потом немного улыбнулся и сказал: — Ну что-же, а давай-ка я сейчас немного проверю и немного прощупаю всё твоё поле, и попробую посмотреть в каком оно у тебя виде, и не было ли у тебя за последние годы у тебя каких-нибудь опасных встреч, а может быть даже и каких-нибудь травм, которые ты мог бы просто не заметить…

— Ну, если ты считаешь это нужным, то тогда…

— Да не то чтобы это всё было таким уж и срочным, но всё же пока у нас есть время…

— Ну что-же, давай.

— Ну что, тогда давай как и раньше, встаём на расстоянии вытянутых рук с небольшим зазором в полтора – два метра…

И Сергей, когда-то очень хорошо знакомый и с этой, и с другими такими-же подобными процедурами отошёл на три шага назад, Артур сделал тоже самое, и когда они протянули навстречу друг другу свои руки Артур очень серьёзно и сосредоточенно посмотрел на своего старого товарища, и когда Сергей очень хорошо всё это помня закрыл свои глаза, то сначала он почувствовал на своих руках и ногах множество очень тонких и весьма прохладных покалываний, а потом, минуты через две… Да, сначала перед его закрытыми глазами снова стало очень и очень светло, и потом… А потом у него перед глазами мелькнуло сначала несколько не очень разборчивых, но явно что-то напоминавших картинок, потом перед ними мелькнули немного скалистые лесные места одного из пригородов Ленинграда, где они тогда очень часто останавливались и где Артур учил его тогда некоторым, совсем пока ещё нехитрым фокусам, потом точно так-же у него появилась картинка более поздних их с Артуром упражнений, и он очень ясно увидел широкий песчаный пляж Финского залива и самого себя, стоявшего посередине этой песчаной полосы и недавно поднявшего и удерживавшего в воздухе метах в 15 над собой широкий и плоский пластмассовый диск, который он тогда уже совершенно спокойно мог поднимать и на эту, и на более высокую высоту, и он уже минут пять висел почти прямо над ним и Артуром, несмотря на довольно сильный ветер, дувший тогда на эту безлюдную полосу пляжа. Да, а вот и уже и немного другая картинка, — скалистая местность на берегу одного из озёр на Карельском перешейке, и там он подняв на расстоянии несколько больших пластмассовых колец пытается как можно дольше удержать их на весу, и так чтобы эти кольца были всё время на одном и том же ровном расстоянии друг от друга… Да, всё было нормально, и эти кольца висели на совершенно ровном расстоянии друг от друга, но вот картинка стала ещё как-бы более реальной, и за ней почти уже собиралась появиться ещё одна, да и наверное уже та, в которой он… Но тут всё вдруг снова стало очень и очень светло, потом этот свет как-бы немного мигнул и стал уже обычным, да и всё как будто было…

Да, но тут он уже очень отчётливо услышал как Артур очень мягко и ровно обратился к нему: — Да, а сейчас ты уже совершенно спокойно можешь открывать свои глаза. И когда он это сделал всё тотчас-же встало опять на своё место, — да, и находятся они сейчас в Новороссийске на квартире у Артура, и что с тех пор прошло уже довольно много времени, довольно много лет… Но тут Сергей снова почувствовал как по его рукам опять стали проходить сотни этих маленьких и тонких прохладных покалываний, и он очень хорошо всё это помня снова закрыл глаза, и вот вместе с этими покалываниями довольно большое пространство вокруг его рук вдруг  очень хорошо ощутимо начало как будто бы куда-то углубляться и расширятся, вот оно уже достаточно большое… Но тут по его рукам прошла волна большой прохладной свежести, потом — вторая такая-же, но охватывающая уже и все его суставы, и вот он снова почувствовал такие-же маленькие и прохладные покалывания и вдоль спины и ступней своих ног, потом ещё одна волна такой-же чистой прохлады снова прошла по всем его суставам, и Артур сказал:

— Ну что-же, — пока это всё, да кстати можешь открывать свои глаза.

— Ну что, ну и как я?

— Да ты знаешь, очень даже прекрасно и в самом полном порядке. Да, и давай теперь уже лучше присядем. И они опять опустились на свои прежние места, но только теперь Сергея уже также окружала  волна этой спокойной и лёгкой свежести, и сидящий рядом с ним и размешивавший уже совсем остывший чай Артур ещё раз немного сосредоточился, потом повернулся к нему и улыбнувшись сказал: — Ну что-же, а ведь те уроки, которые я тебе когда-то преподал совсем не прошли даром, и за последние 3 года у тебя был не один случай проверить их на практике, а по меньшей мере целых 3. Да, и биополе у тебя просто превосходное, и ещё могу сказать что ты постоянно, как минимум 15 – 20 раз в месяц бываешь в каком-то таком особом месте, которое заменяет тебе даже самые серьёзные тренировки и постоянно выравнивает и очищает все накопившиеся у тебя шлаки. Да, ну что-же я могу тебе ещё сейчас сказать, — да, пожалуй только что потенциал у тебя сейчас действительно очень большой и очень положительный. Да, а что это за местечко такое, которое ты здесь так удачно и постоянно посещаешь? Даже мне это немного интересно. Ну ладно, и кстати пока мы здесь заседали, наш чайник опять уже почти остыл, пойду пока его поставлю…

И Артур взяв чайник пошёл с ним на кухню, а Сергей немного потянувшись подумал, — да, а это место, которое я постоянно здесь посещаю, э, да это пожалуй та моя небольшая пещерка на берегу, и… Да, и вот тут перед газами у него как будто бы снова выросли эти знакомые стены его небольшого пещерного грота и его небольшое озеро посередине… Он сначала немного даже удивился, но вспомнив про Артура и про его весьма незаурядные способности он снова закрыл свои глаза, а когда он их открыл то уже никакого прозрачного и немного призрачного очертания этого его небольшого места уединения, как-бы само собой появившегося среди этих предметов мебели и следов совсем недавнего переезда уже не было, а вошедший в комнату Артур немного улыбнулся и сказал: — Спасибо, но я всё уже очень хорошо и весьма подробно рассмотрел. Да, а неплохое-же местечко ты отыскал во время своих прогулок. Признаюсь, — весьма живописно. Да, живописно и не только… Ну, я надеюсь, что ты ещё познакомишь меня с этим местом. Ну ладно, похоже что наш чайник уже вскипел, — и он опять шагнул в кухню и через минуту горячий чайник и их чистые чашки снова стояли на их столе, и Артур опустившись опять на своё место и немного вздохнув сказал: — Ну что, ещё по чашке чая или кофе?

— Ну что-ж, давай уж лучше кофе.

— Ну что-же, без особых возражений.

И через пять минут, когда свежий кофе уже немного остывал в их больших кружках Артур немного приподнялся, сделал несколько глотков и немного повернувшись к своему гостю сказал: — Да, и кстати о твоей последней работе, посвящённой теории стыков больших каменных пород и сохранившихся проходов между ними, заполненными за прошедшее время более мелкими породами, и в том числе известняками… Да, эта твоя работа посвящённая этой теории стыков, и в которой ты кстати также упоминаешь и об других, и немного совершенно непонятных всей нашей ведущей науке, но всё-таки реально существующих и очень странных подземных ходах и проходах… Да, я очень внимательно просмотрел всю её полностью, — что-же, эта твоя работа просто великолепна. Да, и я очень хорошо представляю сколько-же весомых и противоположных мнений и возражений она сразу-же встретила.

— Да, а уж чего-чего, а этого было предостаточно.

— Ну что я могу тут сказать, — а это тепло, а это уже тепло.

— Ну спасибо и на этом.

— Да, и как ты уже знаешь, нас ведь тоже интересуют некоторые такие подземные проходы, находящиеся в нашей стране и тут на юге, возможно где-то и здесь, и конечно-же и в Крыму. Да, а почему они нас так интересуют… Ты знаешь, твоя теория конечно-же очень хорошая, и мы против неё совсем не возражаем, даже напротив, и… И знаешь, пока мы здесь одни, то я в паре слов могу тебе немного рассказать и о нашем мнении относительно некоторых из этих подземных ходов и проходов…

Да, мы считаем, и совсем не безосновательно что многие из этих подземных ходов и проходов имеют рукотворное и весьма и весьма очень древнее происхождение, да что они когда-то были проложены людьми гораздо более древней и очень хорошо развитой цивилизации, и причём мы считаем что какая-то часть этих подземных туннелей и сейчас должны вести и выводить к некоторым, и пока ещё совсем нам неизвестным местам… Да, и примерный возраст этих подземных ходов вообще-то можно предположить как достигающий даже до нескольких десятков тысячелетий. Да нет, и не смотри на меня так, — тебе и самому уже наверняка доводилось слышать об таких теориях и предположениях. Да, и если немного поближе, — то вообще-то я хочу предложить тебе вместе с нами съездить в те некоторые места, и может быть и самому убедиться на практике, какая из этих теорий здесь будет вернее. Да, и если нам повезёт, то мы возможно что-нибудь там может быть найдём или разведаем. Ну, как ты смотришь на это?

— Заманчиво, да ты знаешь, — и очень заманчиво… Да, так вы считаете что некоторые их этих ходов…

— Да, как тебе конечно-же и очень хорошо известно, на очень многих этих южных землях осталось очень много всевозможных таких подземных коридоров и штолен, да эта сеть довольно больших каменоломней, оставшихся здесь с прошлого и позапрошлого веков. Да, естественно сами эти штольни нас конечно-же не интересуют, но дело в том что среди этих довольно недавно проделанных ходах этих каменоломней могут также попасться и проходы в гораздо более древние, и очень нас интересующие подземные туннели и коридоры. Но это вообще-то что касается наших более дальнейших предполагаемых планов походов и разведок. Ну а сначала мы планируем осмотреть один уже заранее отмеченный нами пещерный лабиринт на Крымском побережье, и кто знает, может быть там… Да а это место, которое нас так интересует там в Крыму, оно и на самом деле может быть и совсем-совсем не таким уж и простым. Да ну ладно, это мы разведаем уже на месте… Да, а так как ты тоже интересуешься этим вопросом, то тебе наше прямое предложение тоже присоединится к этим нашим экспедициям, и я  очень надеюсь, что ты от него не откажешься.

— Ну знаешь… Конечно-же нет, не откажусь. И даже ни за что, — немного улыбнувшись ответил очень до сих пор внимательно слушавший его Сергей, — конечно-же, хотя это твоё предположение и очень неожиданно, но очень интересно.

— Да, но давай мы это проверим уже прямо там, нам месте. Да, и ещё нас очень интересуют сейчас и эти самые «дольмены», и первую нашу поездку по некоторым нашим соображениям мы намеренны сделать как раз к ним. Конечно я не могу сказать это точно, но по моему… Но по моему все они хранят какую-то, и возможно и очень большую тайну…

— Да, Артур, а ведь пока мы здесь разговаривали, наш чайник опять уже остыл.

Артур взял свою чашку, сделал пару небольших глотков и ответил: — А знаешь, не совсем, ещё почти горячий.

— Ну что-же, если так, — тогда попьём такой.

Они сделали по несколько глотков, и да, их чай на удивление обоих был ещё почти горячий, и закурив по сигарете они немного помолчали и первым заговорившим был Артур.

— Ну что-же, вот такие почти все наши новости. Да, самые основные, о которых я хотел сегодня с тобой поговорить. Ну что-же, а сейчас, а сейчас давай-ка допьём этот чай, перекурим и спустимся пожалуй в нашу мастерскую, — да, мои ребята там уже часа полтора наверное слушают музыку и вовсю уже занимаются разными фокусами.

— Фокусами?

— Ну, пожалуй что так. И хотя я занимаюсь с ними чуть меньше трёх лет, но мои ученики сейчас стоят уже на довольно высоком уровне, и всевозможные небольшие фокусы для них… Ну впрочем что-нибудь из их успехов ты и сам сейчас сможешь спокойно посмотреть и оценить.

— Да, а ты всё такой-же, — с небольшой улыбкой и немного задумчиво ответил Сергей.

— Ну, пожалуй с тех времён я немного всё-таки подрос.

— Да, а кстати об «тех временах», — Артур, уж если это не большой секрет, — то где и чем ты занимался всё это время?

— А… Ну знаешь, — давай пожалуй сейчас мы спустимся к нашим ребятам, а об этом мы поговорим уже лучше немного попозже.

— Ну что-же, если ты так считаешь, — то что-же…

— Да нет Сергей, — ты не обижайся, но мне пришлось за эти годы просто так изрядно помотаться, что я сейчас даже и не знаю с чего-бы лучше мне начать свой рассказ.

— Ну что-же, если так, — тогда пошли.

И они оба поднялись, вышли на лестницу и стали не спеша спускаться.

Выйдя во двор они сразу-же услышали как из большой и немого приоткрытой двери того помещения, которое хозяева теперь именовали как «мастерская» раздаётся не очень громкая, но всё-таки весьма отчётливая музыка «Moody blues», и когда они вошли в это освещённое пятью большими матовыми лампами помещение, то Сергей сначала обратил внимание на то, что пол в этой большой комнате был уже полностью устлан довольно толстым, светло фиолетовым «татами», прямо напротив входа стояли два небольших и по видимому весьма удобных кресла, а рядом с ними стоял довольно длинный зеленовато-синий диван, перед ним находился довольно широкий и низкий стол, немного правее, почти в самом углу стоял довольно внушительный музыкальный центр, а два подопечных Артура в тот момент когда они вошли стояли почти по середине этой большой комнаты невдалеке друг от друга и занимались какими-то довольно интересными упражнениями с маленькими теннисными мячами.

Но естественно когда их Старший вместе со своим гостем вошли внутрь они сразу-же прекратили свою акробатику и повернувшись к ним немного опустили свои головы, а Артур также слегка кивнув им сказал: — Ну что-же, давайте-ка мы здесь немного прервём эти ваши упражнения, и давайте пока вместе присядем и дадим нашему гостю немного осмотреться в этой нашей «мастерской».

Оба тотчас-же согласно кивнули и пошли к двум небольшим креслам, а Артур с Сергеем опустились на этот и правда довольно удобный диван.

— Ну что-же, а вы молодцы, и давайте-ка мы сейчас уже немного освежимся, — и он кивнул на небольшой серебристый холодильник, стоявший прямо напротив них рядом с дверью. И один из этих ребят, тот что был повыше, Башид быстро и легко поднялся, подошёл к нему и вытащил две большие пластмассовые бутылки с каким-то лимонадом, и сняв с небольшой полки сбоку четыре большие пластмассовые чашки поставил их на стол, и взглянул на Артура, на что он улыбнулся и ответил: — Ну что-же ты, наливай этот «Швепс», вам сейчас это даже нужнее.

И Башид чуть склонившись наполнил чашки, взял две из них и передав одну своему соседу справа также снова уселся в своём кресле, а Сергей тем временем уже осмотрел всё это, и правда действительно довольно весьма неожиданное для этих мест помещение. Да, и это блестящее «татами», и эту вроде бы довольно нехитрую, но всё-таки тоже весьма экзотическую обстановку… Чуть левее музыкального центра стояли прислонённые к стене две довольно неплохие электрогитары, чуть дальше у второй боковой стены стояли два художественных мольберта, а рядом с ними находилась ещё одна небольшая дверь, ведущая ещё в какие-то помещения. Чуть выше входной двери, почти под самым потолком с двух сторон находились два небольших узких окна с небольшой и почти незаметной сеткой снаружи, сбоку от двери у стены стояли несколько больших гимнастических колец и широких пластмассовых дисков, рядом с ними лежали десятка полтора довольно небольших и тонких колец (таких, которыми обычно пользовались жонглёры) около них стояли несколько теннисных ракеток, а рядом с ними на полу аккуратно лежали около 15 небольших теннисных мячиков. Да, а довольно интересное всё-таки помещение, а если немного точнее и правильнее, — то пожалуй уже и мастерская, — немного улыбнувшись подумал про себя Сергей.

— Да ты прав, — мастерская, правда совсем ещё не готовая, — и эти стены, и этот потолок… Ну, это мы всё скоро исправим, — ответил ему сидящий рядом Артур и протянув руку взял со стола свою чашку, немного отпил и кивнул своему гостю, — рекомендую и очень, только что из холодильника.

— Да спасибо, я это видел, — ответил Сергей и взяв свою чашку тоже сделал несколько глотков. – Да, а неплохо же вы здесь уже устроились. Да и извини меня пожалуйста, — а живописью будешь заниматься только ты?

— Ну почему только я, — и Андрей, и Башид сильны не только в экстрасенсорных фокусах. И кстати у Башида четыре месяца назад в Петербурге была уже первая, и довольно успешная выставка.

— Ну что-же, поздравляю.

— Ну, пока ещё на самом деле почти ещё не с чем, но я думаю что всё ещё впереди. Но всё равно, — спасибо.

— Да Артур, а эти занятия, которые…

— Да, ты лучше налей себе ещё этого «Швепса», — с небольшой улыбкой ответил его старый товарищ и сам налив себе тоже посмотрел на молодых людей, немного улыбнулся и сказал:

— Ну что, давайте-ка покажем нашему гостю немного вашей тренировки, которую случайно прервал наш приход.

— Да, но мы прекрасно знали что вы должны вот-вот спуститься. Ну, а что касается этих наших небольших упражнений, — то это пожалуйста.

И они кивнув друг другу поднялись, отошли примерно на середину этой комнаты, и взяв по теннисному мячу сначала немного подбросили их, потом довольно быстрыми ударами направили их на пол и стали ловить отскакивающие мячики ударами своих ладоней, очень ловко отбивая их, и поупражнявшись так около минуты они немного переглянулись, кивнули друг другу, и вот, как и сказал Сергею не очень громко Артур, — и вот это был и первый их фокус, — и вот теперь эти теннисные мячики ударяясь об пол уже не долетали до их ладоней, а задерживались останавливаемые каким-то невидимым сильным полем в 1,5 – 2 сантиметрах от них в том-же ритме рикошетом продолжали всё так-же мягко и плавно отскакивать, правда теперь уже ударяясь не об их ладони, а об то невидимое поле, которое их удерживало. Сергей с большим интересом смотрел как проходит эта немного необычная тренировка, и повернувшись к сидящему рядом Артуру немного улыбнулся и не смог не отметить, — Да Артур, а твои ученики и правда проходят довольно большую практику.

— Ты ещё спрашиваешь? Неужели ты не помнишь этих наших Ленинградских тренировок, и как мы с тобой тогда также занимались почти такими-же по сложности и по уровню довольно непростыми упражнениями, и кстати занимались мы ими в довольно больших и серьёзных размерах?

— Да уж, вообще-то, что было, то было…

— Ну, а ты ещё и спрашиваешь.

Тем временем ученики Артура поупражнявшись так уже около 5 минут немного приостановились, о чём-то сказали друг другу и посмотрев на Артура сказали: — Ну что, а может и следующий уровень?

— Ну что-же, давайте. А ты смотри, — теперь этот мячик не будет касаться не только их рук, но теперь уже также и пола. И он кивнул им, и они начали. И действительно, теперь этот мячик подлетал к их рукам, немного недолетая до них тотчас же отскакивал и подлетая к полу также упирался в какую-то невидимую преграду, не долетая до него примерно тоже около 1 — 2 сантиметров, и также быстро отлетал от неё рикошетом обратно, к какой-то такой-же невидимой преграде около самых их рук.

Мы не станем скрывать что Сергей с очень большим интересом просмотрел всю эту тренировку, и когда через несколько минут его сосед немного подтолкнул его и показав на стоявший на столе «Швепс» сказал: — Ну что, давай-ка ещё по одной чашке, — этот лимонад и правда очень хорошо освежает. Сергей согласно кивнул, а его друг негромко хлопнув в ладони сказал двум жонглёрам: — Ну что, пожалуй достаточно, вы итак задержались с этим фокусом уже почти на две минуты дольше, — так что садитесь, и лучше немного освежитесь этим «Швепсом», — это вам сейчас гораздо нужнее. Ну, и на сегодня со всякими упражнениями уже хватит.

И присоединившиеся к ним ученики Артура также налили себе по шипящей пенистой чашке прохладного лимонада, и когда они просидели так минут 10 и почти опустошили одну из этих высоких бутылок Артур немного потянулся, посмотрел на своих молодых людей, потом на часы и сказал: — Ну что-же, такая у нас мастерская.

— Да уж, а здесь вы устроились…

— Ну что-же, теперь все наши новые владения мы тебе уже пожалуй показали, ну а теперь, — и он ещё раз посмотрел на часы, — да, а так как сейчас уже половина 8, то давайте-ка мы поднимемся сейчас к нам наверх, — да, и тогда у нас остаётся время и чтобы ещё немного посидеть в нашей гостиной.

И поднявшись он щёлкнул пультом, выключил этот так и не замолкавший музыкальный центр и они подошли к двери, щёлкнули выключателями и вышли во двор, в котором стояли уже довольно густые сумерки. Поднявшись в квартиру двое молодых людей сразу-же пошли на кухню возиться с чайниками, а Сергей с Артуром немного помолчали, потом достали по сигарете и Сергей немного подумав и выпустив довольно большой клубок дыма посмотрел на своего старого друга и немного помолчав сказал: — Ну что-же, а если вернуться к нашей недавней беседе, да, к той, в которой вы очень интересовались некоторыми недавно проведёнными раскопками, и некоторыми, и довольно интересными и немного загадочными артефактами, то что-же, то я думаю что примерно где-то через неделю я всё же смогу устроить вам встречу с тем самым человеком, который вас сейчас очень интересует, и у которого хранится эта довольно весьма уникальная коллекция, найденная им несколько лет назад во время проведения одних из таких раскопок. Да, и как я смею предполагать, эта ваша встреча будет весьма довольно интересной, ведь этот человек тоже очень интересуется и историей, и всеми этими неожиданными находками и раскопками, так что я думаю вам будет о чём с ним переговорить. Ну а насчёт остального, — мой телефон вам известен, ваш номер мне тоже знаком, так что…

— А вот и мы с чаем, — сказали устанавливая все чайные принадлежности и кое-что из отборного десерта на стол незаметно как вошедшие в комнату молодые люди, и когда все уселись на свои места, часы в гостиной показывали уже почти половину 9.

И примерно через час Сергей поднялся, и несмотря на все уговоры остаться на ночлег сегодня у них он конечно-же поблагодарил их за это, и сказав что вообще-то он лучше всё же вернётся сегодня домой ещё раз поздравил их с новосельем, пожал им всем руки и подойдя к двери ещё раз мягко кивнул Артуру, и сказав ему что через 3 дня он им обязательно позвонит вышел и стал потихоньку спускаться по лестнице. Последний рейсовый автобус в его сторону должен был подъехать к остановке ещё минут через 15, так что у него оставалось ещё время и немного перекурить под этими развесистыми каштанами, и послушать довольно-таки мирное и успокаивающее цоканье летних южных цикад.

 

 

 

4

 

 

Следующие два дня прошли относительно ровно и спокойно. Сергей как обычно часть дня проводил просматривая какие-то бумаги, а также иногда писал что-то и сам, время от времени пододвигая свой стул поближе к компьютеру и быстро набирая в поисковике какой-нибудь интересующий его вопрос просматривал ответ, и снова возвращался к своим записям. Да, и естественно когда время на часах переваливало за 3 часовую отметку он поднимался, закрывал свои двери и по почти незаметной, но очень хорошо ему знакомой тропинке спускался по местным прибрежным скалам на свою обычную прогулку по береговым местам, во время которой он конечно-же где-нибудь на час задерживался и в своём, немного нам уже знакомом гроте с небольшим озером-лагуной посередине, и возвращался домой он обычно уже в сумерках.

На утро третьего дня, вынеся чашку кофе на веранду он отпил несколько глотков, закурил сигарету и посмотрев на часы решил что раньше 4 часов ему звонить Анатолию ещё пока будет рановато, ну а после… Да, а это будет скорее всего довольно-таки длинный и не очень простой разговор и все объяснения насчёт этой их предстоящей встречи с его друзьями… Ну ладно, попробуем, и скорее всего Анатолий не будет особенно возражать, — ведь и он, и его друзья интересуются по сути одним и тем-же вопросом… И он ещё раз подул на кофе, затянулся сигаретой и сделал несколько небольших глотков.

И где-то в половине 5 он уже набирал номер своего недавно возвратившегося друга, и услышав в трубке довольно привычное и знакомое «Алло» он выдержал паузу в несколько секунд и начал: — Алло, алло, Антон? Ну, с возвращением тебя. Да? Да нет, спасибо, ничего. Да, вроде всё нормально. Да? Да нет, я не об этом. Алло, алло, Антон, — ты слышишь? Ну так вот, — Антон, я звоню тебе сегодня насчёт одного, и очень важного вопроса… Да, дело в том, что ты знаешь…

И продолжался этот телефонный разговор примерно где-то около получаса, и когда Сергей сказав ему ещё раз: — Спасибо, я всё им так и передам, — повесил трубку, то он сначала немного помотал головой, закурил и пройдя на кухню поставил свой чайник и подумав что сейчас сначала всё же лучше будет чашка кофе, ну а уже потом…

Да, и примерно минут через 40 он набрал номер Артура, и когда он снял трубку, то он после небольшого и обычного приветствия сказал ему, что только что разговаривал с тем самым человеком, и что он вообще-то не возражает против встречи с ними, и что он оставил им свой номер телефона и завтра днём он будет ждать их звонка, во время которого они с ним уже всё обговорят и обо всём договорится. Да, и что как он и говорил, его коллега приблизительно согласен на встречу с ними уже в конце этой недели.

— Ну что-же, большое тебе спасибо, и я думаю что завтра мы уже почти обо всём с ним и переговорим. Ну что-же, большое тебе спасибо и от меня, и от Андрея с Башидом. Что? А, передать им тоже приветы? Да, конечно передам, и ладно, — давай, и завтра вечером я обязательно тебе перезвоню. Всё, до завтра.

И на следующий вечер Артур позвонил Сергею, и сказал что они сегодня очень мило побеседовали и немного поговорили на все важные темы, и в результате они решили встретиться в субботу, и конечно-же вместе с Сергеем. Сергей ещё раз уточнил время, на которое была назначена эта встреча и сказал им что в пятницу вечером он им ещё позвонит, и они уже договорятся где и когда им лучше будет встретиться.

И в субботу утром подойдя в назначенное время к квартире Антона Александровича (так звали этого знакомого Сергея, одного из профессоров истории одного местного университета) они мягко позвонили, и после совсем небольшого ожидания дверь открылась и их очень радушно пропустил внутрь довольно высокий и крепко сложенный и очень добродушно и приветливо им улыбнувшийся хозяин. И когда они по его предложению прошли в довольно просторную гостиную и уселись на мягких креслах вокруг стоявшего посередине стола, то хозяин конечно-же сначала предложил им выпить по чашке чая, и так как Сергей их заранее предупредил что их новый знакомый просто особенный чайный гурман, и что у него дома их всех скорее всего ожидает целая чайная церемония, то все конечно-же единодушно согласились, и через 10 минут совместно с хозяином перенеся с кухни все нужные чайные принадлежности они опять уселись на свои места, закурили, и по рачительному совету хозяина налив чаю и добавив в него отдельно нарезанный тонкий лимон сначала немного помолчали, и первым заговорил Артур.

— Вы извините нас пожалуйста, Антон Александрович, но наш сегодняшний визит, как мы уже несколько дней назад говорили с вами в нашем телефонном разговоре, и о чём вам наверняка говорил и Сергей…

— Да, дальше можете даже и не продолжать. Да, я прекрасно в курсе того что вас интересует, и даже имею несколько предположений о том, что-же вы хотите попробовать там рассмотреть. Да, я конечно не знаю удастся ли это вам полностью, — но давайте уж сначала допьём этот чай, а потом уже можно будет и приступить к вашему знакомству с этой, и правда весьма уникальной коллекцией.

— Совершенно согласны, и с превеликим удовольствием.

— Ну вот и прекрасно.

— Да кстати, а чай у вас и правда превосходный.

— О да, спасибо, и признаюсь если честно, то это мой конёк и небольшая слабость.

— Да признаться, Сергей немного говорил нам об этом.

— О, спасибо что он вас предупредил.

— Да, а чай у вас и правда отменный.

И выпив по чашке чая они с предложения хозяина налили ещё по одной, и когда в их руках уже дымились сигареты то Артур затянулся, сделал два глотка чая и осторожно попробовал ещё раз перейти уже и к цели ихнего визита.

— Да, я конечно-же очень извиняюсь, но мы сегодня…

— Да не беспокойтесь же вы, сейчас как только мы допьём этот чай, мы сразу-же пройдём в мой кабинет, где у меня и находится всё вас интересующее.

— Спасибо, и извините нас пожалуйста.

— Ну ничего, — не стоит. И хозяин сделал ещё несколько глотков, потом закурил сигарету и ещё раз посмотрел на своих гостей, уже заканчивающих эту небольшую чайную церемонию.

И когда Артур последним поставил свою чашку на стол он ещё раз посмотрел на них, благосклонно кивнул и немного улыбнувшись сказал: — Ну что-же, а теперь давайте уже пройдём в мой кабинет, где и находится весь этот интересующий вас набор редкостей. И поднявшись он пригласил всех следовать за ним, вышел в коридор и немного пройдя открыл дверь и сказал: — Нам сюда. И когда все вошли и уселись он открыл откидной верхний ящик своего шкафа, в котором находился довольно приличный и не очень заметный небольшой сейф, вынул ключи и немного пощёлкав замком отодвинул плавно отворившуюся дверцу и немного склонившись вытащил из глубины довольно широкий и продолговатый, обтянутый тёмной зеленоватой тканью ящичек и осторожно поставил его посередине стола. Потом он небольшим ключом открыл внутренний замок и откинув крышку пригласил всех подойти поближе. Все гости конечно-же сразу-же встали и склонились над содержимым этой шкатулки.

Да, а посмотреть там действительно было на что… Несколько блестящих золотых медальонов и талисманов, несколько каких-то украшений с крупными драгоценными камнями и ещё десятка два с половиной очень аккуратных и сразу-же очень заинтересовавших Артура небольших, почти ювелирных маленьких статуэток, изображавших маленькие фигурки каких-то людей и животных. Да, и ещё один очень и весьма интересный факт: да, это то, что все эти редкости сохранились в таком виде, что похоже было на то, что всё пошедшее время было над ними просто совершенно не властно…

— Извините, извините, — проговорил очень внимательно смотревший на них Артур, — извините, а нельзя ли рассмотреть их немного поближе, да и если можно, то и какое-нибудь увеличительное стекло…

— Да, пожалуйста, а стекло, — и хозяин подошёл к столу, открыл один из ящиков и вытащив небольшое, но весьма приличное просимое протянул его Артуру, который тем временем уже очень внимательно рассматривал один из медальонов.

— Да, а вот спасибо, спасибо, — и он ещё раз повернул одну очень тонко изготовленную вещичку, немного отодвинул её и раскрыв увеличительное стекло стал что-то очень внимательно на ней рассматривать, немного поворачивая её и очень часто останавливаясь на каких-то незаметных, но особенно ему интересных деталях.

Осмотр первого медальона продолжался где-то около 20 минут, потом минут по 10 – 15 рассматривались следующие, причём он часто доставал свой небольшой блокнот и что-то медленно и очень часто сверяясь с осматриваемой вещичкой очень внимательно и тщательно туда записывал. Закончив осмотр этих амулетов и медальонов он отодвинул их немного в сторону, и очень внимательно склонился над коллекцией этих небольших фигурок-статуэток. Да, а эти фигурки сохранились также просто на удивление великолепно, и на изучение этих небольших предметов у него ушло где-то около 2,5 часов. Большую часть этих статуэток он точно также и очень тщательно перерисовал в свой блокнот, и когда эта процедура была закончена он подошёл к хозяину, сидевшему рядом с Сергеем и немного переговорив с ним попросил разрешения хозяина на проведения одного небольшого эксперимента, связанного с уточнением более точного возраста этих поделок.

Профессор очень внимательно выслушал Артура, потом немного улыбнувшись и посмотрев на Сергея сказал: — Да, я уже очень наслышан обо всех ваших просто уникальных способностях, и если вы считаете это нужным, — то что-же, попробуйте.

И Артур попросив всех (кроме хозяина) перейти пока в гостиную, снял свою лёгкую куртку и протянул свои руки над столом, на котором лежали все эти экспонаты и стал очень сосредоточенно и внимательно проводить над ними своими ладонями, иногда немного приподнимая их, иногда немного опуская… И эта процедура продолжалась где-то около 30 минут. И когда Артур наконец встряхнул своими руками и отошёл от этого стола сидевший у стенки и очень внимательно за этим наблюдавший хозяин тоже встал, и на его немой вопрос Артур кивнул и сказал, что может они лучше перейдут сейчас в гостиную, и там…

Да, и когда они все расселись по своим местам и молча посмотрели на Артура, то хозяин очень вежливо и с большим интересом спросил первым: — Ну как, и удалось ли вам узнать что-нибудь интересное насчёт этих находок?

— Вы знаете, кое-что, и вроде бы успешно. Как я уже и говорил, меня во первых конечно-же очень сильно интересовал возраст всех этих находок. Да, ведь они были найдены…

— Да, все они были найдены в одном очень большом захоронении, в котором покоились остатки одного очень большого человека, — его рост превышал отметку в 3,5 метра, как мы довольно точно установили по его достаточно хорошо сохранившимся остаткам. Да, а об возрасте этого захоронения, — наши эксперты считают что его возраст может колебаться где-то между 2,5 и 3 тысячами лет.

— Да, всё точно, я сейчас определил точно такую же дату.

— Да? А если не секрет, то удалось ли вам сегодня выяснить что-нибудь ещё?

— Да, один и очень интересный факт. Да, а дело в том, что возраст у этих находок просто весьма и весьма очень различный.

— Различный?

— Да, и если все металлические предметы относятся к 2,5 – 3 тысячелетиям, то все эти маленькие фигурки значительно их древнее. Да, и как я подозреваю, просто очень древнее.

— Да, а вот это интересно… А как-нибудь поподробнее?

— Да, можно и поподробнее, но только для этого может потребоваться ещё где-то около часа времени.

— Ну что-же, зная об ваших способностях, и уже немного их пронаблюдав… Ну что-ж, и так как время у нас ещё есть, и если вы считаете это нужным, — то пожалуйста.

— Да, а за это спасибо, большое спасибо.

— Ну, а пока давайте-ка ещё по чашке чая.

— Давайте, и сейчас совсем без возражений.

И когда после небольшого перерыва они опять вошли в кабинет, Артур немного посмотрев на лежавшие на столе предметы отодвинул в сторону все металлические изделия и расставив в каком-то ему одному понятном порядке все эти небольшие фигурки немного ещё посмотрел на них, потом поднялся, также протянул свои руки над этими предметами и простоял так то отдаляя, то приближая к ним свои ладони где-то около 20 минут, потом точно также направил их на группу лежавших рядом медальонов и минут 15 подержав их над ними снова направил их обратно, и ещё минут через 20 сказав что этого пожалуй уже достаточно кивнул профессору, и ещё раз сказав ему что это всё, подождал пока он встанет, и вместе с ним вошёл в гостиную.

— Ну что-же, и что вам удалось узнать на этот раз?

— Да вообще-то это довольно странно, но возраст этих фигурок по крайней мере на 10 тысяч лет древнее чем у этих, действительно изготовленных где-то около 3 тысяч лет назад медальонов…

— Вы в этом уверенны?

— Совершенно точно.

— Да, и что ещё… Да, все эти фигурки очень тонко вырезаны из какой-то разновидности слоновий кости, да и как я предполагаю, эти изделия были когда-то вырезаны скорее всего из бивней мамонтов. Да, и ещё одна, и очень интересная деталь, — эти фигурки в основном изображают каких-то людей и животных. Да, и вот что я перерисовал, — и он достав свой блокнот немного перелистал его, и остановившись на нескольких рисунках передал его своим собеседникам. Вот, посмотрите, и вот что здесь очень интересно, — некоторые из этих фигурок очень хорошо изображают каких-то, и довольно очень странных животных, и в некоторых из них довольно хорошо угадываются и узнаются некоторые виды живших когда-то, и кстати даже и достаточно давно, и немного нам известных поздних видов динозавров… Да, вот они, вот они, вот на этой  и на следующих страницах тоже. Да, а вот здесь, — внимание, одна и очень важная деталь, — на двух из изображений этих мастодонтов рядом с этими ископаемыми также вместе с ними стоят и человеческие фигурки, да, вот они, вот и вот, да а вот на этой, на третей, вы видите сами, — тут эта человеческая фигурка не просто стоит, а спокойно сидит на спине у этого мастодонта… Да, и что это такое, — это или следы древней дружбы, или может быть и следы древних средств передвижения… Да, и ещё и тот факт, что такие разные по возрасту находки были найдены в одном и том-же месте… Да, а это ведь тоже немного загадочно…

Да, и кстати, а какой-нибудь более точный возраст этих загадочных статуэток тоже можно определить и более подробней, да, но это уже пожалуй не сегодня.

— Ну что-же, если вы когда-нибудь соберётесь это сделать, — то что-же, эти двери у меня для вас всегда открыты.

— Большое спасибо, и я думаю что в течении месяца мы вас ещё раз скорее всего навестим. Просто очень интересно, каков же всё-таки настоящий возраст этих статуэток…

— Ну что-же, добро пожаловать, добро пожаловать, и в любое удобное для вас время.

— Ну что-же, ещё раз спасибо.

— Ну что-же, а пока — не повторить ли нам ещё по чашке чая?

— Вы знаете, а это — с превеликим удовольствием.

И усевшись в гостиной уже с чашками чая и сигаретами они ещё раз сказали хозяину большое спасибо, и когда они уже допивали этот чай добродушный хозяин посмотрел на часы и сказав что у него есть ещё один, и совершенно отборный сорт чая, и что если его гости не возражают, то…

— Да нет, спасибо, но мы лучше всё-таки уже пойдём. Да, а чай у вас и правда замечательный.

— Ну что-же, очень рад был с вами познакомиться…

 

 

5

 

 

Следующие две недели прошли совершенно ровно и спокойно, Сергей поздравил своих выпускников с успешно сданными экзаменами, а с последним своим молодым человеком, с которым он вёл репетиторскую работу по нескольким предметам он закончил всю его подготовку ещё 3 недели назад, и теперь решил пока временно воздержаться от всей своей репетиторской практики. И вот уже 2 недели он совершенно спокойно и счастливо гулял и лазал по многим живописным прибрежным скалам, прогуливался по берегу и иногда считал совсем не лишним проплыть метров 150 – 200 вдоль берега, и естественно он не раз посещал и те несколько довольно интересных пещер, первая и самая ближняя из которых была нам уже немного знакома, — да, это был тот самый пещерный грот с озером, в котором он очень любил задерживаться в последнее время. Да, и если пройти за него немного дальше по берегу, то там также находились ещё 3 довольно больших и глубоких пещеры, одна из которых была с таким-же подземным озером. Да, и за эти две недели он несколько раз доходил и до этих дальних береговых пещер, и конечно-же не забывал и о своём любимом гроте.

И вот после очередной своей прогулки, вернувшись и уже попивая в своём кабинете вечерний чай с лёгкой пиццей он собирался уже просмотреть по компьютеру вечернюю сводку последних новостей, как вдруг телефон в его гостиной неожиданно зазвонил, и Сергей сняв трубку не без небольшой улыбки услышал в ней голос своего старого, ещё студенческого товарища.

Да, звонил Артур, и сразу-же передав ему приветы от Андрея с Башидом и с небольшой улыбкой поинтересовавшись, чем это таки важным он занимался всё это последнее время, и услышав что кроме прогулок по взморью практически не чем, почти что сразу же сделал ему своё предложение: — Сергей, ну а как если на днях ты соберёшься, да и заскочишь к нам? Что? Или мы к тебе? Да нет, давай сначала мы лучше встретимся в центре, у нас, — да, посидим немного в каком-нибудь кафе, поговорим, вспомним былые годы, — как ты на это? Да конечно, а после этого на днях мы конечно-же тоже обязательно заедем немного побродить по твоим скалам и немного поплескаться в тёплых волнах. Да, но сначала лучше к нам. Да, когда, послезавтра? Отлично, давай, да и завтра вечером позвони, и мы договоримся обо времени, когда и во сколько… Ну да, всё договорились, жду звонка.

Сергей повесил трубку и просто не смог сдержать своей небольшой и доброй улыбки, — да, Артур… Да, Артур, Артур… И он ещё раз улыбнулся, взял со стола свой постоянно там стоявший плетёный графин с прохладным лимонадом и налив бокал сделал несколько глотков, взял со стола сигареты и отпив ещё немного ещё раз подумал: — Да, Артур, Артур…

И позвонив ему на следующий день вечером он в следующее утро, где-то около 11 часов уже выходил из автобуса почти что рядом с уже немного нам знакомым домом, в котором жили наши новосёлы, и войдя во двор он сперва посмотрел на большую широкую дверь их мастерской, — она была закрыта, и значит что все они были сейчас у себя на верху, и поднявшись на 4 этаж он только собрался протянуть руку к звонку, как дверь перед ним очень мягко и плавно открылась, и стоявший перед ним Башид с небольшим поклоном мягким жестом пригласил его пройти в комнаты. И как только он вошёл, как из гостиной сразу-же раздался и радостный голос Артура: — Ага, а вот и наши гости, вот и прекрасно, — прошу сюда, давай, заходи и присаживайся. Да, а мы тут к твоему приходу кофейку сварили, а Башид спустился в магазин и купил просто прекрасную партию специально отобранного мороженного. Ну, давай садись, да и вы кстати тоже. Что, а мы? А ты знаешь, я последнюю неделю почти полностью провёл в нашей мастерской перед мольбертами, а ребята просто привели за это время и её, и весь наш дом в полный порядок.

— Ну что-же, я это уже вижу, — ответил Сергей осматривая новые и свежие фотообои и ту небольшую перестановку, на которую он сразу обратил своё внимание.

— Ну что-же, а твои ребята с этим просто превосходно справились.

— Ну ладно, это мелочи, Башид прошу, — разлей наш кофе, а Андрей пока разберётся с этим и правда отменным мороженным. Да, а такого и у нас в Петербурге не всегда можно было найти. Ну вот, прошу, — ваш кофе, и Артур немного подмигнув Сергею пододвинул к нему его чашку, а Андрей поставил рядом фирменную чашу, полностью заполненную аккуратными и разноцветными шариками мороженного. Сергей отпил кофе, — он был просто превосходным, и немного посмотрев на Башида с небольшой улыбкой спросил: — А кофе кто заваривал?

— Вы угадали, я.

— Ну что-же, кофе просто превосходный.

— О, ну что вы, это же мы к вашему приезду.

И где-то минут через 40, когда кофе был изготовлен Башидом ещё один раз, а чаши с мороженым уже давно опустели Артур отпив немного кофе и затянувшись своей сигаретой поставил свою чашку на стол, и посмотрел на Сергея, на что тот немного улыбнулся, потом немного подмигнул ему и сказал: — Ну что-же, а теперь когда мы допьём этот кофе и покурим, то давай сначала спустимся в нашу мастерскую, где я обещал показать тебе 3 мои уже готовые работы, а потом… Ну а потом вы уж нас извините, — сказал он своим молодым людям, — ну а потом мы с Сергеем пойдём, и немного прогуляемся по этому чудному южному городу. Ну, я надеюсь что вы без нас не очень соскучитесь, ну а нам с Сергеем после стольких лет пожалуй будет о чём немого и переговорить.

— О, да ну что вы, ведь вы же… Ну а мы пока тоже немного поработаем над красками в нашей мастерской.

— Ну и прекрасно, ну и прекрасно. Ну что, давай допьём этот кофе и пойдём, заглянем для начала в нашу мастерскую, а потом…

Сергей тем временем допил остатки своего кофе, и поставив пустую чашку на стол тоже немного улыбнулся и кивнув головой ответил: — Ну что-же, я готов.

— Ну что, тогда пошли.

И они вышли во двор, и Артур открыв дверь их мастерской включил свет и кивнув вошедшему следом Сергею на диван подождал пока он сядет и тоже опустился рядом, и подождав когда Сергей прикурит наконец-то свою сигарету сказал: — Ну что, давай я для начала покажу тебе те «шедевры», которые я вывел здесь за это время, а после этого – давай-ка мы немного прогуляемся по этому проспекту, ведь если пройти немного подальше, то здесь есть одно очень даже неплохое кафе, в котором мы можем совершенно спокойно немного посидеть и поболтать.

— Да, я его кстати довольно неплохо знаю.

— Ну вот и прекрасно. Ну что-же, пойдём и посмотрим мой творческий уголок?

— Ну что-же, пойдём.

И действительно, на первых двух работах были изображены очень и очень профессионально набросанные пейзажные картины, — в каждой из них были и море, и скалы и ещё и что-то то неуловимое, призрачное и воздушное, которое очень трудно определить и передать словами, и которое под силу только большим и настоящим мастерам.

Сергей минут по 20 рассматривал каждую из этих работ, смотрел на них с разных точек, наклонов, углов и расстояния, и когда он отошёл чуть подальше и ещё раз посмотрел на вторую картину, в которой это изображение опять как-бы немного и совсем неуловимо поменялось, давая тот-же вид, только опять с совсем немного другой глубиной и оттенком, он ещё несколько минут молча посмотрел на неё, и потом отойдя к стоявшему всё это время немного дальше и молча своему другу посмотрел на него, и просто немного склонил свою голову.

— И… И это всё за одну неделю?

— Да.

— Ну знаешь… А ведь ты и правда, — гений.

— Ну, пожалуй совсем так не надо, — но я очень рад что тебе всё это понравилось.

— Да, и извини, но ты вроде бы наверху говорил мне о трёх своих работах, а здесь, на этих мольбертах пока видны только две…

— Да, конечно-же есть и третья, — немного улыбнувшись и слегка блеснув ему глазами ответил Артур, — да, есть и ещё одна работа, но давай-ка мы сначала немного попьём чего-нибудь прохладного из этого холодильника, ну а уже после этого… А после этого я конечно-же тебе её покажу, — вон она, да, вон тот рулон чуть правее дальнего мольберта, — и он показал на довольно высокий и скрученный рулон, скромно стоявший просто прислонённым к стене чуть подальше за мольбертами.

— Да, но только давай сначала попьём немного этого прохладного «Швепса».

И когда они поставили эту прохладную бутылку обратно в холодильник, он кивком предложил Сергею снова присесть на диван, а сам подойдя к мольбертам взял свою туго свёрнутую работу и тоже опустился рядом, и на немного вопросительный взгляд своего друга он немного улыбнулся и ответил: — А сейчас ты лучше не удивляйся, но эту картину я сделал в сравнительно — символической и образной манере, и она больше похожа на работы школы авангардистов и абстракционистов, и тут без моих разъяснений ты навряд-ли даже что-нибудь поймёшь… Да, естественно к этой картине в будущем будет прилагаться и небольшой листок с объяснением всего того, что-же здесь всё-таки изображено и нарисовано, но он пока что ещё у меня не готов, и тебе пока что придётся просто послушать мои разъяснения. Но, я думаю что ты не очень то от этого огорчишься.

И он открепил эти пластмассовые скрепки и развернул это большое и почти всё абсолютно белое полотно, где только в самом центре находился довольно небольшой круг, закрашенный какими-то красками, и развернув его немного поудобнее (хотя дальние края так и не желали оставаться прямыми, и почти касаясь дальними краями боковых ручек этого дивана так и пытались хоть как-нибудь, но свернуться обратно, пока Артур не закрепил их со своей стороны несколькими лежавшими на этом диване книжками), и вот эта последняя и недавно законченная работа была наконец-то развёрнута, и…

И Сергей уже довольно внимательно рассматривал довольно небольшой, сантиметров 70 – 75 круг посередине этого холста, а Артур немного подождав пока он рассмотрит его повнимательней устроился у себя чуть поудобнее закинув ногу на ногу, и начал.

— Ну что-же, вот что мы здесь видим в центре.

А в центре этого полотна был действительно только один этот круг, весь закрашенный очень отчётливыми и очень правильно нанесёнными друг на друга совершенно различными и разными, очень яркими и своеобразными, порою даже несколько смелыми и дерзкими очень отчётливыми мазками.

— Да, а здесь пожалуй не хватает только твоего вопроса, — а что-же это? А это… А это, — ты видишь этот, весь заполненный всевозможными резкими, яркими и как я старался, — часто совершенно различными и отчётливо видными почти что даже по отдельности мазками. Да, а всё остальное пространство я просто специально оставил совершенно чистым и пустым… Да, а дело в том, что здесь уже вступают рамки немного как-бы сразу обусловленного, немного своеобразного и самого настоящего символизма. Да, как я и старался это здесь изобразить, этот круг по середине, — это всё то, что нам известно и было когда-то известно обо всей нашей жизни, и о всей нашей истории, и всё-всё и о нашей планете Земля. Да, это также и все наши знания и предположения и о том, что-же всё-таки может быть и за её пределами, какие силы и законы управляют нашей солнечной системой и галактикой, какие законы и порядки могут быть и в других, и совершенно нам пока не ведомых системах и мирах, быть может и не так то уж от нас и далёких… И может быть не только в них одних… Да, а что касается этой последней, космической темы, — то эти ответы можно очень смело и очень долго искать на этих очень широких, и как ты совершенно прекрасно это видишь, — совершенно белых и незаполненных мною полях. Да, это собственно совершенно всё, что нам пока об этом может быть известно. Да, и увы пока просто не больше… Да, а этот круг посередине… Да, а ведь это наша Земля… Да, и здесь я несколько довольно символически попытался изобразить как будто бы весь синтез наших знаний и гипотез, все наши самые важные, смелые и неожиданные открытия и предположения, всё то что мы пока что знаем, и то о чём пока что только лишь предполагаем… Да, а этот круг, весь полностью заполненный всеми этими яркими и красочными мазками, — он как-бы здесь обозначает просто все, все наши знания об всей нашей жизни и истории, это и книги Библии и древние иероглифы на стенах пирамид, это открытия Галилея  и Ньютона, это труды и теория Энштейна и все её оппоненты, это все важнейшие открытия и изобретения всех наших последних времён, это все наши важнейшие прорывы в науке и технике, да, это и все наши знания и незнания об окружающем нас мире, и все предположения обо всём остальном… Да, этот всё то, что мы так стремились узнать обо всём остальном, все наши стремления хоть как-то, но расширить горизонты наших знаний, — да и вот они, — и вот наш результат, — вот это, этот круг, весь полностью заполненный очень яркими и весьма запоминающимися, порой своеобразными и часто очень смелыми мазками… Да, а всё остальное пространство, о котором мы так долго и упорно пытались и пытаемся хоть что-нибудь узнать, — да, ведь оно всё абсолютно белое и совершенно всем нам пока что неизвестное, и очень, и очень большое, а на самом деле всё оно точно также должно быть закрашено точно такими-же яркими и отчётливыми мазками и красами, — да, тогда это была бы уже полная картина всего этого мира, а пока, как ты прекрасно видишь, всё это пространство осталось просто не заполненным и совершенно белым… Да, а вопрос тут нарисовался и немного философский… Да, ведь это и всё то, что нам пока известно и об окружающем нас мире…

Да, и тут весьма наглядно и достаточно понятно мною здесь изображено, и изображено то, что известно  всем нам на самом деле ведь совсем не так-то уж и много, — это всего лишь этот яркий круг посередине, — а всё остальное и специально оставленное мной пустое пространство – это и есть всё остальное, и нам пока неизвестное… И как ты здесь прекрасно это видишь, этого неизвестного здесь просто очень – очень много, — я специально подобрал такой формат, чтобы как-то условно были бы видны какие-нибудь приблизительные границы всего этого нам неизвестного, и постоянно нами пытаемого и испытываемого этого Большого Знания…

Но а пока что всё, что нам известно, — это всего лишь только этот небольшой кружок посередине, и ты знаешь,- навряд-ли нам когда-нибудь здесь, на Земле будет известно хоть что-нибудь, но больше. Да, ведь и всё это белое пространство должно быть точно также всё заполнено точно такими-же красками, как и этот небольшой кружок, — ведь всё это закрашенное – это не что иное, как знания, да, знания, закрашенное – это уже известные нам, а всё остальное и белое – так это-же все остальные и возможные знания и об этом мире, и об многих и многих других, это и знания об законах галактик, а также и все знания о законах жизни в тех далёких галактиках…  Да, это кстати и знания и обо всех нам неизвестных и совершенно для нас недоступных других измерениях, по которым скорее всего живёт большая часть всего этого белого и неизвестного…

Да, и ещё… Да и ещё, — всё это незаполненное и пустое – это ещё и всё то, что нам только может быть известно и о самом нашем Творце… Да, и если угодно, — то это всё, что нам известно и о сотворении нашего мира и всех других миров, это всё то, что нам известно и об самом нашем Творце, — или – о Боге…

Да, и всё что мы имеем, — это всего лишь этот маленький белый кружок посередине этого большого и белого полотна. Да, а всё это незаполненное мною очень и очень большое пространство, — так это и есть как раз всё это остальное, и пока ещё нам просто совершенно неизвестное… Да, а этот маленький закрашенный кружок, — это мы, это все наши знанья и незнанья, все попытки, и это всё что мы смогли, и может быть ещё и сможем…

Сергей минут 20 сначала просидел просто молча, смотря на это полотно и размышляя над тем что только что сказал ему Артур, потом поднял голову, посмотрел на него…

— Да, а ты знаешь, — а это всё…

— Да, а это – просто всё, что нам пока известно.

— Да, и так ты это всё…

— Да, и конечно-же на днях я ещё обязательно напишу и подробный пояснительный листок к этой картине, а то она пожалуй будет слишком уж непонятной.

— Да, а ты знаешь…

— Да, я примерно представляю, и поэтому я и хочу тебе сейчас напомнить, что нас ожидает ещё и запланированный нами поход в одно, и не очень далёкое и очень даже приличное кафе, где мы сможем совершенно спокойно и поболтать и пошутить, и что времени у нас для этого будет просто предостаточно. Да и кстати, а перед тем как мы отсюда выйдем, да и просто после небольшого твоего знакомства с этим моим творчеством я просто очень рекомендую заглянуть сначала ещё разок в этот холодильник, и вытащить оттуда ещё почти что целую бутылку нашего и правда очень неплохого «Швепса», и я надеюсь что каких-нибудь возражений здесь просто не будет. И Артур точно также свернул это так пока и лежавшее полотно, закрепил его пластмассовыми скрепками и поставив его сбоку от дивана поднялся, достал из холодильника бутылку «Швепса» и наполнив две чашки немного подмигнул Сергею и сказал: — Ну что-же, давай немного освежимся, перекурим и уже пойдём, — на улице сейчас просто прекрасно, и небольшая прогулка под этими цветущими каштанами пойдёт нам только на пользу.

— Конечно-же давай, — ответил своему товарищу немного улыбнувшийся Сергей и глотнув немного шипящего «Швепса» закурил сигарету, и ещё раз посмотрев на стоявшую рядом с диваном работу ещё раз сказал: — Да, только один маленький зарисованный круг посередине, а всё остальное… Нет Артур, — ты действительно гений.

— Да брось ты эти действительно – не действительно, — давай-ка лучше допьём этот лимонад, да и пойдём немного прогуляемся.

— Ну что-же, давай.

И через 10 минут они уже закрыв мастерскую довольно неспешно шагали под высокими и густыми южными каштанами, и негромко о чём-то разговаривали между собой, и когда они минут через 15 подошли к дверям того кафе и Артур открыв дверь и пропустив туда Сергея вошёл туда следом, и кивнув ему на дальний столик прошёл к нему, и заняв дальнее от прохода место немного подмигнул Сергею, уже усаживавшемуся с ним по соседству. И когда они там устроились и посмотрев на листочек с меню закурили и заказав очень быстро подошедшему к ним официанту по 2 больших кофе откинулись в своих кресла и молча докурили, подошедший официант принёс и поставил их кофе, и спросив не нужно ли им что-нибудь ещё удалился, то они ещё раз осмотрев это кафе вытащили ещё по сигарете опять продолжили свой негромкий разговор.

— Да, а вообще-то здесь совсем неплохо.

— Да, обстановка и атмосфера здесь такие.

— Ну что, а знаешь, а это что-то напоминает… Что-то, и совсем по-Ленинградски.

— Да, и я сейчас почти про то же.

— Да, а сколько лет уже прошло…

— Да, а прошло то их уже немало, но всё равно, — и всё это время, и эти наши небольшие Ленинградские кафе, в которых мы тогда засиживались чуть-ли не до полуночи, все эти наши светлые воспоминания…

— Да уж лучше не говори. Всё это наше безоблачное студенческое время, наш Ленинградский университет, все эти наши студенческие встреч и сборы…

— Ну ладно, — давай-ка сначала попробуем какой здесь у вас варят кофе. Да, когда я приходил сюда один раз раньше, он был вообще-то очень неплохой.

— А кофе здесь и правда очень неплохой, и кстати можно приступать.

И отпив по несколько глотков они немного помолчали, потом отпили ещё немного, и Артур весьма благосклонно кивнув немного улыбнулся и сказал: — Да, а кофе здесь и правда неплохой, сразу видно, — из лучших сортов. Да, но всё же всё равно эти наши «маленькие двойные» по 16 копеек в Ленинграде-Петербурге вряд ли что-нибудь уже заменит… Да, но это наша память, наши молодые годы…

— Да, ты прав. Хотя… А хотя ведь иногда бывает и такое, что временами кажется, что всё это было совсем-совсем недавно… Просто совсем – совсем… Да, время, время…

Артур в ответ посмотрел на Сергея, и он не смог не заметить что на какие-то доли секунды в его взгляде мелькнула какая-то особенная глубина и какая-то спокойная и прохладная искра, которая как будто бы что-то… Но вот что это «что-то» Сергей уже определить так и не смог, — взгляд Артура очень быстро стал точно таким-же мягким и спокойным, и немного улыбнувшись своему соседу он немного промолчал и ответил: — Да, время, время… И правда, — как будто бы совсем недавно. Но – только и ты почти совсем не изменился, да, да и я вроде бы тоже… Ну что-же, а кофе здесь и правда очень неплохой, да и если вспомнить и те наши «маленькие двойные», — то мы ведь выпили тогда их столько… И всё это так и осталось в нашей памяти, — и все эти кафе, и все эти наши разговоры, и этот наш вечерний Ленинград… Да, и все эти наши прогулки по вечерним набережным, мостам, проспектам и кофейням… Да, время, время… Как будто бы совсем недавно, и как будто бы… И ты вообще-то должен это ведь совсем неплохо знать, что все эти наши воспоминания, вся эта светлая память так и останется с нами почти точно такой-же вплоть до самой поздней нашей старости, почти до самой – самой, да почти до самого конца… Да, и все эти наши Ленинградские вечера и прогулки, все эти наши молодые и беззаботные студенческие годы…

— Да, а ты в этом прав, прав…

— Да, и все эти наши разговоры, все эти наши долгие вечера, всё это так и останется таким-же молодым и светлым… Да, все эти наши вечера и разговоры… Да, и ведь всё вокруг как мы тогда и предполагали, ведь всё почти что так и изменилось, — да, настали и совсем другие времена, немного как будто и чуть-чуть другие правила… Да, но обо всём этом мы тогда ведь тоже говорили, и к большому сожаленью, мы тогда вообще-то и почти что не ошиблись…

— Да, а если немного поконкретнее, то как например, в чём именно?

— Да, а если немного поконкретнее… Да, а ты знаешь, — а вообще-то почти что во всём… И хотя это очень печально, но как мы тогда и предполагали, но все мы, всё наше человечество так и продолжает, и продолжает очень и очень активно просто и дальше делать всё то, все те очень часто просто опрометчивые шаги и действия, последствия которых могут быть просто очень и очень печальны…

— Да, а если что-нибудь к примеру?

— Что-ж, к примеру? Ну что-же, если чуть поближе… Да, пожалуйста, — возьмём пожалуй для начала нашу экологию… Да, а экология… Да, а картина здесь очень большая, и увы, пока совсем весьма не утешительная… Во первых, это все эти наши, и далеко совсем не безопасные и очень токсичные отходы, всё это наше пока очень часто весьма наплевательское отношение к нашей природе, все эти наши нефтяные стоки и многое и многое другое и подобное… Да, и также и то, что сейчас даже простого бытового мусора, очень часто просто переполненного и всякими видами электроники, и другими всевозможным высокотоксичным содержимым у нас уже столько, что мы уже сейчас просто не знаем, что-же с ними делать, да, и ещё к примеру можно взять и то, что у нас за последние годы на многие десятки раз увеличилось количество машин, которые обычно пробегают где-то лет по 5 – 7, а потом уже только увеличивают эту, и так довольно-таки печальную картину… Да, и увы, но никакой нормальной и действующей программы какого-нибудь обезвреживания и утилизации всех этих отходов у нас сейчас просто нет, а чем дальше, — то тем больше ведь их будет, и тут уже очень нужна хотя-бы какая-нибудь действующая программа или средство, чтобы как-нибудь обезопасить хотя бы это… Да, а все наши промышленные отходы и загрязнения… Да, хорошо если когда-нибудь найдут вообще-то хотя бы какой-нибудь нужный выход, что-же со всем этим можно будет сделать… Да, а пока мы продолжаем, и продолжаем  очень активно жить, вычерпывая все и всевозможные средства наших потреблений из недр нашей бедной планеты, но и они ведь, увы, не безграничны, и когда-нибудь и они тоже могут просто иссякнуть с такими нашим безраздельным потреблениям, и уже тогда… Да, а пока мы всё также безжалостно продолжаем вырубать наши леса и совершенно спокойно выплёскивать в реки тонны нефтяных и других таких-же опасных и токсичных отходов… И ведь сейчас у нас уже даже на Байкале начинают кричать «караул», но никаких нужных действий пока ещё нет…

Да, Сергей, во первых, — мы совсем ещё не научились щадить нашу природу, и я больше чем уверен, что как это не печально, в том, что когда-нибудь наша природа просто точно так-же может просто и не пощадить и нас…

Да, это во первых то, что мы стоим на краю просто очень большой экологической катастрофы, последствия которой могут быть очень и очень печальны. А во вторых… А во вторых, Сергей, это очень простой и очень видный факт, — да, а во вторых это то, что этот безумный, безумный, безумный мир просто никогда не мог жить мирно. Это было раньше, это было всегда, всё время, сколько мы всё это помним, и это-же это же всё также происходит и сейчас, — война то тут, то там, — или война или революция или что-нибудь такое-же, вполне их заменяющее… Ты конечно-же очень хорошо должен помнить тот конец 80 – х, когда ещё при СССР мы наконец-то прекратили эту нашу проклятую и совершенно безумную холодную войну, эту нашу и Американскую «Гонку вооруженья», и решив наконец-то что дальше так нам уже некуда, наконец-то объявили об «Гонке разоружений» и об захоронении всей большей части уже обезвреженного нашего ядерного оружия… Да, как мы были тогда рады! Да, Горбачёв, Шеворнадзе… И ведь за эти небольшие годы мы сумели обезвредить столько ядерных боеголовок, что их хватило бы пожалуй на уничтожение почти что половины всей нашей Солнечной системы…

Да, это было, и это была почти что эйфория, — падение «Железного занавеса», мирные переговоры, разговоры об сотрудничестве… Да, но было это только несколько лет, несколько лет…

А потом – всё опять, всё опять, — вооруженья, распад Союза, смутное время, армии и теперешние очень прохладные взгляды на нас с Запада… Да, этот безумный, безумный, безумный мир… Ну ладно, — давай-ка ещё по чашке кофе.

— Давай.

И подозвав официанта они заказали ещё по 2 большие чашки, закурили и немного отпив кофе Артур немного помолчал, потом посмотрел на Сергея и с небольшим вздохом сказал: — Да, а всё ничуть не изменилось, и человечество всё так-же верно и уверенно изобретает и подготавливает всё новые и новые средства и способы для своего уничтожения… Да, и если в результате у нас что-нибудь случиться, и если у каких-нибудь безумцев когда-нибудь просто не дрогнет рука, и всё-таки будет нажата эта красная ядерная кнопка… Да, то тогда в результате если кому-нибудь и удастся выжить, то увы, совсем уже не многим…

Да, и ты знаешь, что самое страшное в том, что хоть как-то остановить или изменить всё это почти что совершенно невозможно…

— Да, а сейчас ведь ты пожалуй прав, и всем нам сейчас пожалуй остаётся только уповать лишь на какое-нибудь чудо, и не меньше…

Артур взглянул на Сергея, несколько секунд помолчал и ответил: — Да, ты пожалуй прав, и пока увы, пожалуй только на какое-нибудь чудо, да, и или ещё и на Надежду на это Чудо, и если даже и не полное, то хотя-бы на какое-то. Да, увы и ещё и на надежду на то, что если весь этот безумный мир когда-нибудь всё же всё-таки и рухнет, то очень хочется верить что кто-то, хоть какая-нибудь, и очень хочется верить что действительно достойная этого часть, но всё же уцелеет. Во что вообще-то очень хочется верить. Да, и знаешь, — давай-ка мы ещё по кофейку.

— С удовольствием.

И ещё раз подозвав официанта и заказав ему ещё по кофе они опять закурили, и когда их заказ поставили на столик Сергей потушил свою уже почти догоревшую сигарету, закурил новую и спросил: — Да, а ты думаешь что всё это уже настолько серьёзно, и что… И что вероятность что мы всё же…

— Понимаешь… Как тебе сказать… Знаешь, это всё можно охарактеризовать, и особенно для людей думающих и действующих как на ту самую Надежду на какое-нибудь Чудо… Да, ведь все мы дети этого времени, и нам остаётся только смотреть и наблюдать все эти происходящие на нашем земном шаре события, и уже относительно них строить свои планы и выводы… И конечно-же… Да, ты вспомни ту мою третью картину, ту, которую ты совсем недавно так тщательно и внимательно рассматривал. Да, этот небольшой круг, весь заполненный резкими и отчётливыми мазками посередине, и это большое – большое и совершенно сознательно незаполненное мною поле вокруг… Да, ведь это мы, и все наши знания, возможности, все наши упования на то, что нам действительно сейчас совсем ещё неведомо и неизвестно. Да, а ведь там где присутствуют такие понятия как неведомое и неизвестное, то там ведь точно так-же присутствует тогда и такое-же и совершенно реальное понятие как Фактор Неизвестности, который так-же укрывает и все наши дальнейшие ходы и их последствия, и кстати ведь на ту мою картину можно посмотреть и как и на ту самую Надежду, ту, которая осталась так пока ничем и не заполненным и чистым полем, да на  нашу Надежду на то что может быть кто-то или что-то, или быть может и мы сами каким-то чудом, но как-то что-нибудь всё-таки, сможем…

Да, и ведь если вернуться к нашему разговору, то я напомнил тут просто картинку возможного нашего дальнейшего мира, и то, что мы можем ожидать, если всё и дальше будет продолжаться и двигаться так-же… Да, конечно-же это всё к сожалению очень возможно, но совсем не стоит забывать что все мы так или иначе, но всё это время просто живём какой-то нашей Надеждой, и если угодно, — то и надеждой на какое-нибудь чудо, на какие-нибудь перемены и изменения…

Да, это и вся природа человека, это ещё и весь тот земной путь, который ещё нам суждено здесь пройти. И конечно-же, — это Надежда. Да, и ещё конечно и тот Фактор Неизвестности, скрывающий и хранящий всё наше дальнейшее будущее. Да, это тот самый Фактор Неизвестности, который на моей картине остался просто не закрашенным и который просто заставляет, а очень часто даже вдохновляет нас жить и двигаться дальше, искать ключи к решениям многих и многих наших проблем, искать подходы к различным вопросам, встающим на нашем пути, искать ответы на многие вопросы и загадки…

Да, это то самое, чем все мы продолжаем дальше жить и то что продолжает дальше двигать нас вперёд, к поиску каких-нибудь решений, компромиссов или выходов, да это и есть та самая Надежда, та которой очень часто все мы просто и живём, и иногда порой бывает что пожалуй даже только ей одною…

— Ну что Артур, а может быть ещё по кофе?

— С удовольствием.

И когда новые чашки с кофе оказались у них на столе они опять закурили, выпили по пол чашки, потом немного помолчали и Артур посмотрел на Сергея, потом отпил ещё немного и негромко продолжил дальше этот их неспешный разговор.

— Да, и что ещё я пожалуй хотел бы тебе сегодня сказать, и о чём поговорить… Да, как ты заметил, что когда мы сюда приехали, то мы приехали с какой-то весьма определённой, и очень нас интересующей целью… Да, тут нам от тебя скрывать нечего, и ведь ты и сам прекрасно знаешь, что нас очень интересуют и те сравнительно недавно открывшиеся артефакты о различных, и не очень обычных людях, или если говорить немного поподробнее, — то вполне возможно что и о совсем других цивилизациях, живших когда-то на нашей земле… Да, об тех самых цивилизациях, которые жили и процветали здесь ещё задолго до нас, — это и та Атлантида, это и те Гипербореи, это и весьма загадочная Лемурия и те другие, им подобные, о существовании которых мы сейчас практически почти что ничего не знаем, и не секрет что 20 – 30 лет назад и вовсе не знали, — «совсем не до того тогда нам было», и многое тогда об этом было доступно только лишь со строгим грифом «Совершенно секретно».

Ну что-же, и вот за эти последние 20 – 30 лет мы наконец-то обратили более пристально наше внимание на то многое и многое, что нам оставили все эти очень от нас далёкие времена, и вот теперь и все эти находки живших когда-то раньше людей 3 – 4 метрового роста, это и те загадочные для нас находки при более пристальном изучении дошедших до нас остатков древних городов, на которые мы наконец-то обратили наше внимание, это и те постройки не только Египетских, а как недавно оказалось и Китайских, и Южноамериканских, и многих других подобных пирамид, которые были построены людьми, достаточно и в совершенстве обладавшими достаточно совершенными технологиями и знаниями… Да, это и те загадочные тексты и символы, которыми покрыты и внутренние проходы пирамид, и многие другие дошедшие до нас памятники…

— Да, а ты кстати ведь сразу сказал, что вас сейчас просто очень интересуют все эти, стоящие здесь на Черноморском побережье и дошедшие до нас скорее всего с весьма древних и далёких времён эти весьма и весьма таинственные «дольмены», и ещё что-то весьма особое и конкретное вы хотели найти и в тех Крымских подземных ходах и проходах, которые как вы считаете…

— Да, и которые скорее всего и являются как раз одними из тех самых загадочных следов, оставленных нам теми самыми жившими здесь ещё задолго до нас цивилизациями. Или если точнее, — то скорее всего одной, и очень большой и очень сильно развитой цивилизацией. Да, но об этом увы, нам и сейчас ещё практически почти что ничего не известно, — да, раньше это был почти что только тот рассказ Платона об жившем когда-то очень могущественном и властном народе Атлантов, земли которых когда-то из-за особо сильных извержений погрузились на дно моря, а сейчас… Да, и сейчас эта, и теперь уже весьма распространённая легенда об живших когда-то ещё задолго до нас и весьма необычном народе Атлантов и Гипербореев, земли которых когда-то из-за особо сильных извержений были поглощены океанскими водами… Да, а это была когда-то действительно очень могущественная и очень высокоразвитая цивилизация, и очень может быть что они обладали тогда такими знаниями и возможностями, которые даже и нам сейчас довольно трудно себе представить, да и ещё и тот немного странный факт, что что они почему-то оставили нам, их потомкам так мало знаний и о себе, и обо всей нашей истории… Ну ладно, может быть пока ещё и не наступало для этого какое-то время, и то что раньше, да и пожалуй даже и сейчас мы все просто ещё не очень к этому готовы, да и хотя бы то, что раньше у нас почти вся подобная информация была доступна только под строгим грифом «Совершенно секретно»… Да, и кстати ведь и очень похоже на то, что спустя несколько столетий после их падения их предкам просто приходилось уже опять начинать всё снова и практически с нуля, — каменные топоры, примитивные наковальни…

Да, так что нас сейчас очень интересуют все эти дошедшие до нас артефакты, — это и то, что мы нашли в коллекции у одного из твоих знакомых, это и те самые загадочные «дольмены», стоящие и у Кавказских гор, и во многих местах на этом Черноморском побережье… Да, это и те древние ходы, когда-то кем-то очень правильно проложенные и куда-то ведущие… Да, и не секрет что всё это для нас просто очень и очень интересно… Да, и пожалуй и ещё одно обстоятельство, — ведь вполне возможно, что если мы немного получше будем знать нашу историю, то это возможно как-нибудь, но сумеет предохранить нас и от каких-нибудь не очень лучших историй и в нашем будущем… Ведь кто знает… Ну да ладно, что-то мы заговорились, и совсем позабыли про наш кофе. Ну что-же, давай-ка ещё по чашке?

— С удовольствием.

— Да и кстати, и я и мои ребята очень надеются на то, что в этих наших поездках по этим местам ты тоже составишь нам компанию.

— И в Крым тоже?

— Да, конечно.

— Ну, ты знаешь… А пожалуйста, я согласен.

— Ну вот и прекрасно!

— Да, а кстати, а время-то уже почти 6 часов.

— Ну, если вспомнить наши старые Ленинградские посиделки в различных кафе, то это…

— Да, а это правда, и если хочешь, — то почти как тогда.

Артур в ответ на это ему только мягко улыбнулся.

— Да ну ладно, давай уже оставим эти наши большие и философские вопросы, и я ещё раз говорю тебе спасибо за то что ты согласился составить в них нам компанию.

— Ну Артур, да как-же!

— Да, а кстати, а ты и правда совсем не изменился.

— А ты знаешь, — и ты вообще-то тоже.

— Да, хоть ты и получил какую-то научную степень и работу.

— Да, а ты тоже, — как был когда-то вечным вожаком и очень тонким экстрасенсом… Только как я вижу, эти твои весьма необычные способности у тебя стали ещё больше и глубже, и ты…

— Да, есть такое немного… Эти годы пожалуй не прошли для меня напрасно. Ну что-же, а про тебя я могу сейчас сказать, что ты… И он ещё раз внимательно взглянул на собеседника. – Да, что потенциал у тебя действительно очень большой, и ещё я очень и очень рад тому, что те наши ещё Ленинградские тренировки и занятия не прошли для тебя даром…

— Да что ты, я же сейчас так далёк от этого всего…

— Да, однако за последнее время у тебя было 3 серьёзных случая, когда ты применял эти знания.

— Три? О чём это ты говоришь? Я… Я ведь только один раз в последнее время помог избавиться от одного очень неудобного вывиха одному из моих соседей, и больше я…

— ?

— Да, больше вообще-то никакой практики не было.

— А это очень легко проверить, — ответил ему немного подмигнув его друг и сказал: — А теперь ты на несколько минут просто закрой свои глаза, и не удивляйся, — в твоей памяти просто всплывут все эти случаи.

И довольно давно уже привыкший ко всем таким фокусам своего друга Сергей немного вздохнул и с небольшой улыбкой сказав: — Ну что-же, ладно, давай посмотрим, — закрыл свои глаза.

И буквально секунд через 20 он очень отчётливо почувствовал большое, внимательное и прохладное поле своего друга рядом со своей головой, и где-то примерно через минуту он буквально снова и очень отчётливо увидел как он стоит, протянув свои ладони над недавно вывихнутой ногой одного своего местного соседа, и эта картинка продержалась где-то чуть меньше минуты, потом появилась какая-то сероватая полоса с небольшими кругами по краям, и вот он идёт по своему пляжу, на пляже в тот день очень много народа, вот он поворачивается и смотрит на море, и тут кто-то спрыгивает в воду с одной из лодок, потом выныривает… И тут он очень замедленно ещё раз просмотрел этот момент, который тогда он просто не заметил, — этот человек вдруг всплывает в 4 – 5 метрах от пустой лодки и начинает как-то судорожно и беспорядочно бить по воде руками, стараясь удержаться на плаву. Он всё это время на него смотрит, видит что дело уже серьёзное, и как-нибудь помочь ему… Да, и тут этот человек вдруг погружается под воду, потом выныривает, но только не надолго, опять погружается, потом выныривает ещё выше и видимо уже собравшись и оправившись скорее всего от какой-нибудь судороги или сведённой ноги, — да, скорее всего от этого, и уже совершенно спокойно и уверенно подплывает к своей лодке и хватается за её борт… Тут он ещё раз увидел себя на этом пляже, как он идёт по нему, как смотрит в ту сторону, где всё это происходит, немного улыбнувшись наблюдает как кто-то из купальщиков забирается в свою лодку, поворачивается и идёт дальше, смотря куда-то вперёд… Да, а вот это интересно… Но тут у него перед глазами опять появилась эта сероватая полоса, и через несколько секунд он опять увидел себя на одном из перекрёстков своих окраин, вот он куда-то идёт, и тут мимо него неожиданно пробегают и собираются переходить улицу два подростка, мальчик и девочка, но вот внезапно вырулившая на этот перекрёсток большая и дорогая машина вдруг очень резко тормозит, и останавливается уже в трёх метрах от этих немного даже вздрогнувших подростков, как они благодарно кивают водителю и дальше уже спокойно переходят на другую сторону.

— Ну вот и эти три случая, когда совсем не обошлось без твоего участия, хотя последние два раза ты даже сам не заметил как ты отреагировал на грозящую кому-то опасность, и всё вышло буквально с помощью только твоего подсознания. Да кстати, открывай свои глаза и не удивляйся, — эти кольца и круги перед ними пройдут уже секунд через 20. Да и кстати, пока ты так сидел я обнаружил у тебя ещё 5 таких-же случаев, произошедших за эти 3 года, когда ты точно так-же незаметно для себя очень помог, а четыре раза просто спас нескольких людей. И если хочешь, я могу тебе их показать, но только не сразу, — лучше чтобы прошло примерно 4 – 5 часов с прошлого сеанса.

— Да… Да, спасибо, пожалуй… Да, и давай это мы сделаем уже где-то в домашней обстановке.

— Ну что-же, годится.

— Согласен. Да, а знаешь, — а ведь там, на пляже, и тогда на перекрёстке…

— Да, что ты тогда просто ничего не заметил. Но ещё раз говорю, — тогда просто сработало твоё подсознание, почувствовав сигнал об близкой опасности. Да, и в тех пяти других случаях, которые я сейчас у тебя нащупал, — точно такие-же истории. Так что ты уж извини…

— Да это извини уж ты, и если тут и нужно кому-то говорить спасибо, — так это тебе…

Артур ещё раз немного скептически, но всё же внимательно посмотрел на Сергея, немного улыбнулся и ответил: — Ну а знаешь… А уже это спасибо за то что ты когда-то был моим учеником, и учеником не совсем простым… Ну да ладно, — а хочешь ещё один небольшой тест на практике?

— Тест? А что именно?

— А это очень просто, — вот, смотри. И Артур протянул над столом свою левую руку и остановив ладонь над пустой чашкой взглянул на Сергея и сказал: — А вот такие фокусы ты можешь делать совершенно свободно. Вот, смотри, — и он ещё несколько секунд подержав свою ладонь над этой чашкой стал медленно поднимать её, и эта чашка как-бы слушаясь движения его руки очень мягко отделила от стола и точно также стала подниматься вверх. Подняв её над столом примерно сантиметров на 50 он остановился, потом немного посмотрел на Сергея и сказал: — А дальше можно например и так, — и он стал поворачивать свою ладонь боком, и эта чашка точно так-же полностью слушаясь движения его руки тоже повернулась почти на 90 градусов, после чего Артур немного подмигнул Сергею и аккуратно поставил её на тоже прежнее место, и ещё раз подмигнув сказал: — Вот видишь, а ведь всё это очень просто.

— Так… Так ты хочешь, чтобы и я сейчас тоже…

— Ну да, и можно и прямо сейчас. Но для начала давай-ка лучше выберем тебе что-нибудь полегче, — ну, например вот это. И он улыбнулся и положил перед Сергеем небольшую чайную ложку. Да, для начала лучше попробуем вот это.

— А… А как…

— А очень просто, — сначала с небольшой моей помощью, а потом уже сам.

— Да, а…

— А теперь ты протяни вперёд свою руку, и так чтобы твоя ладонь была прямо над ней, и тут я тебе сначала немного помогу, и ты очень скоро её просто почувствуешь, а потом немного сконцентрируешь своё поле и просто поднимешь её в верх.

— А…

— А вот так, держи ладонь прямо над ней.

И Сергей тут-же почувствовал как по его ладоням сначала прошли эти хорошо ему знакомые тонкие прохладные покалывания, а после этого он с небольшим удивлением ощутил что он уже просто как-то чувствует на своей ладони очертания всех этих предметов, лежавших перед ним на этом столе, но потом как будто следуя какой-то подсказке Артура он остановился на этой лежащей прям перед ним кофейной ложке, потом его поле стало более сконцентрированным, как это ни странно, но под ним он теперь чувствовал уже только одну эту ложку, потом он попробовал немного пошевелить своей ладонью, — ложка на столе точно так-же шевельнулась вместе с ней.

— Ну что-же, а теперь просто можешь уже поднимать её вверх.

И Сергей ещё лучше почувствовав этот небольшой лежащий на столе предмет и как-то убедившись что он его уже хорошо слушается стал потихоньку поднимать свою ладонь вверх, и эта небольшая ложка точно также слушаясь его движенью стлал медленно подниматься от стола, и подняв её также сантиметров на 50 он подержал её так около минуты, и после этого Артур сказал: — Вот, а теперь я уже убрал своё поле и свои подсказки, и ты держишь её уже сам. Так, а теперь можешь также и немного перевернуть её. И Сергей потихоньку стал поворачивать свою ладонь, и эта ложка точно также стала поворачиваться, держась на том же расстоянии и дойдя также до угла 90 градусов он остановился, посмотрел на Артура, и он одобрительно кивнув ему сказал: — Ну что-же, а теперь уже опускай её обратно.

И Сергей точно также, всё время её чувствуя опустил её опять на тоже место и немного вопросительно посмотрел на своего друга.

— Ну что-же, прекрасно. Ну а теперь попробуй тоже самое, но уже без моей помощи.

— Ну… Хотя… Хотя, — пожалуй попробую. Итак, сначала… И он протянул руку над той-же ложкой и точно также подержав её около минуты он так-же разогнал по своим рукам точно такую-же череду небольших и тонких прохладных покалываний, и этот хорошо уже ему знакомый ещё с молодых пор прохладный и свежий холодок вокруг своих рук, и где-то примерно через минуту он уже точно также ощутил на своей ладони весьма отчётливые очертания всех предметов, стоявших на столе, и точно также как и в первый раз он остановился на этой ложке, немного сконцентрировался и вот это поле вокруг его руки также стало более плотным и упругим, и под ним он чувствовал теперь уже только одну эту ложку, которую он сейчас должен будет… Да, вот так, теперь можно уже потихоньку поднимать в верх и руку, — и лежавшая на столе ложка точно так-же послушно оторвалась от поверхности стола и стала точно также подниматься вверх. Осторожно, и даже с небольшим азартом он приподнял её точно также сантиметров на 50, подержал её так немного на весу, а потом попробовал немного повернуть свою ладонь… Что-же, ложка точно также слушаясь его лёгкого движенья точно также повернулась вместе с ней, и повернув её также на 90 градусов он немного подержал её, потом посмотрел на Артура, который наблюдал за этим его фокусом глубоко откинувшись в своём кресле, и решив что пока уже хватит точно также опустил её на то же место.

— Ну что-же, для начала это неплохо. Да и кстати, — а вот тебе и одно небольшое домашнее задание, — поупражняйся-ка ты у себя дома точно также с различными небольшими предметами, — уверяю тебя, — это просто замечательная, если даже не превосходная практика.

— Да? Ну что-же, пожалуй и правда, — потренируюсь ещё немного у себя в домашней обстановке. Да, и давно же я этого не пробовал…

— А я всё это очень прекрасно видел, поэтому и предложил тебе этот небольшой простой фокус и небольшую тренировку. Да, и кстати обязательно поработай над ним у себя дома, — честное слово, потом это сможет просто очень сильно пригодиться. Да, ну а пока… Ну а пока, — а не подкрепится ли нам ещё и чашкой этого и правда весьма неплохого кофе?

— Да, пожалуй. Э, извините пожалуйста, а можно вас попросить ещё по такой-же чашке кофе?

Официант посмотрел на часы, потом на своего коллегу за стойкой, и когда он утвердительно кивнул ему ответил: — Да, пожалуйста, но учтите, что вы у нас уже последние посетители, и что через 15 минут наше кафе будет уже закрываться.

Артур и Сергей молча посмотрели на висевшие над дверью часы, — да, они уже показывали без четверти 10. Они вздохнули, улыбнулись и посмотрев друг на друга с небольшой улыбкой сказали: — Да, а совсем как когда-то тогда, ещё у нас, в Ленинграде.

— А ты что думал, я зря сюда приехал, — с небольшой улыбкой ответил Артур.

— Да, я вижу что пожалуй не совсем, — ответил ему точно так-же Сергей, и они поблагодарили официанта поставившего на столик их кофе, на что он в ответ улыбнувшись немного запоздавшим гостям ещё раз посмотрел на часы и сказал: — Да, пожалуйста, но в вашем распоряжении уже только 10 минут.

— Так точно, и совсем понятно, — ответили они ему и также улыбнувшись принялись за кофе.

— Ну что, сейчас допьём этот кофе, и давай уже у нас мы как следует немного побеседуем об этом, и о том…

И когда они вышли из этого кафе, и проводивший их официант закрыл за ними дверь, часы показывали ровно 10.

 

 

 

 

6

 

 

 

 

 

Следующие две недели пролетели просто незаметно. Сергей за это время довольно успешно и к своему удивлению довольно неплохо попрактиковаться над теми, и правда довольно интересными фокусами, которые тогда вечером показал ему Артур, каждый день он по несколько часов как обычно проводил на своём пляже, а потом и над работой с некоторыми бумагами у себя в кабинете, и в один из вечеров, когда он сидел уже у себя в гостиной, и как всегда с бокалом неизменного питья, вдруг зазвонил его телефон, и он снял трубку не без небольшой улыбки услышал в ней голос Артура. Он ещё раз улыбнулся, и довольно хорошо слышный голос его друга сперва сообщил ему что позавчера вечером они были в гостях у его коллеги, и там Артур ещё раз провёл экспертизу этой его и правда весьма уникальной коллекции. Да, и как он и предполагал, — действительный возраст этих редчайших находок был действительно очень большой, — эти фигурки были изготовлены ещё гораздо раньше, чем он предполагал это даже вначале, — их возраст колебался где-то между 17 – 20 тысячами лет. Да, и это очень интересно, я вчера просто никак уже не мог ошибиться, их возраст действительно настолько старше чем у тех амулетов. Да, и то что они были найдены вместе… Да, ну ладно, пожалуй пока хватит об этом, а вот почему я тебе сегодня звоню, — ты уж извини, но я ещё несколько дней назад подумал, — что будет, если мы на днях немного всё же потревожим это твоё прибрежное уединение, и как ты сам и предлагал… Что, когда? Да, послезавтра? Ну что-же, это просто прекрасно, итак послезавтра и где-то часам к 11 – 12, — что-же, отлично, годится. Да, и кстати вполне возможно, что на этот раз я пожалуй оставлю своих ребят дома и навещу тебя один, — там мы немного и поболтаем, и побродим по твоим скалам и берегу… Да, ну вот и отлично, — давай я завтра вечером тебе ещё раз позвоню, и там мы уже более точно обговорим… Что? Просто прекрасно, да, и давай я завтра вечером тебе ещё раз позвоню, и… Да, спасибо, обязательно им передам, ну ладно, до завтра, давай.

И повесив трубку Сергей ещё раз улыбнулся, — да, ведь послезавтра у него будут гости, и налив себе ещё своего прохладного настоя немного подумал, и закурив ещё одну сигарету ещё раз улыбнулся, — Ну что-же, послезавтра – так послезавтра. И отпив немного своего прохладного питья он поднялся, подошёл к окну, — на чистом ночном небе очень хорошо был виден висящий где-то над морем узкий серп месяца и большие и очень яркие россыпи звёзд, уже довольно давно усеявших это позднее южное небо.

И через день, где-то около 11 часов сидя у себя на веранде он ещё издали увидел идущую по дороге к его дому хорошо ему знакомую фигуру Артура, и когда он поднялся и подойдя к калитке открыл её и кивнул уже почти подошедшему гостю, на что тот также улыбнувшись ему немного прибавил своего шага. И когда он зашёл, и Сергей немного улыбнувшись пригласил его в дом и закрыл за ним дверь, то зайдя в дом они сразу же не останавливаясь на веранде прошли в гостиную, где Сергей сразу пригласительным жестом показал Артуру на диван, и когда они уселись Артур поставил свою сумку сбоку, посмотрел на хозяина, немного ему подмигнул и улыбнулся.

— Ну что-же, добро пожаловать, добро пожаловать. Вон на столе моё традиционное питьё, весьма рекомендую, да и тоже составлю здесь тебе компанию, — и налив два бокала этого всегда свежего напитка протянул один Артуру и пододвинув поближе пачку с сигаретами взглянул на своего гостя и немного улыбнувшись сказал: — Да, а всё-таки как мы и говорили, ты решил сегодня оставить своих ребят в городе, — ну что-же, тогда весь этот день будет наш. Ну что-же, тогда мы пожалуй и немного побеседуем, и погуляем по этим, и правда весьма живописным местам по старинке, как и раньше вдвоём.

— Да, я просто решил что так будет всё-таки лучше.

— Ну что-же, я конечно-же этому только рад, и кстати очень рекомендую ещё стаканчик этого моего традиционного питья.

— С удовольствием, оно у тебя и правда очень замечательное.

— Ну что-же, так как ты сейчас с дороги, то мы ещё немного посидим и перекурим, а потом пройдём на кухню, поставим чайник и посмотрим ещё чего-нибудь, что можно будет нам прибавить к чаю.

— Совершенно не возражаю, и с удовольствием составлю тебе в этом свою небольшую компанию.

— Да, ну а потом мы скорее всего ещё немного посидим здесь, может быть ещё немного поболтаем, а потом давай-ка пойдём, и побродим по этим и правда весьма живописным местам.

— Совершенно ничего против этого не возражаю, и кстати, мне даже весьма любопытно всё-таки и самому посмотреть на тот небольшой грот, о котором ты мне как-то рассказывал, и на те береговые пещеры, которые чуть подальше.

— Ну что-же, я с удовольствием выступлю в этой нашей прогулке в качестве гида, — ответил Сергей, и положив свою уже почти догоревшую сигарету в пепельницу немного потянулся, и допив остатки лимонада сказал: — Ну что-же, я надеюсь что эта наша небольшая сегодняшняя прогулка будет удачной, но а сейчас давай-ка мы уже пройдём на кухню, да и соорудим тебе чего-нибудь перекусить с дороги.

И примерно минут через 20, перенеся уже всё с кухни в гостиную и потихоньку размешивая чай Сергей поинтересовался у своего гостя, как он сегодня сюда добирался, и долго ли шёл автобус, на что его друг немного улыбнувшись ответил что вообще-то он сюда доехал на такси, и остановившись метрах в 500 отсюда на небольшой площади он дальше решил уже просто немного прогуляться и ещё раз посмотреть на эти окрестности, ну а здесь Сергей уже сам встретил его около этих ворот.

— Да, я просто сидел у себя на веранде, и увидев ещё издали твой силуэт… Ну да ладно, и что-же, — ещё раз с прибытием.

— Спасибо.

— Ну, я надеюсь что твоим ребятам без тебя скучать не придётся, ну а мы сегодня…

— Ну а мы сегодня здесь немного погуляем и немного кое о чём побеседуем.

— Ну что-же, ну и прекрасно. Да, кстати и вот это к чаю, — вон там, слева, — особенно рекомендую.

— Да, спасибо, кстати чай отменный.

— Ну, тебе как раз с дороги.

— Ну что-же, а об остальном нашем времени…

— Ну а что касается его, — то ты спокойно можешь остаться не только у меня на ночёвку, но и задержаться на два – три дня, — я просто уверен что всё это время мы скучать здесь не будем, — ведь и место здесь какое, и поговорить нам вроде есть о чём, а вон за теми скалами…

— Ну знаешь, а об этом твоём предложении я вообще-то подумаю, и очень может быть что хотя-бы до завтра… Да, а чай сегодня у тебя и правда знатный.

— Ну что-же, я этому рад.

— Да и кстати, а как насчёт тех небольших упражнений, которые я очень рекомендовал тебе при нашей последней встрече?

— А, насчёт этого? А ты знаешь, — каждый день, все две недели и весьма успешно.

Артур немного посерьёзнее взгляну на него, потом улыбнулся и сказал: — Ну что-же, а это просто прекрасно, и тут я за тебя просто рад. Ну ладно, давай уж ты сегодня вечером покажешь что-нибудь из того, что тебе за это время удалось усвоить.

— Ради бога, ради бога.

— Да и кстати, я ведь тебе позавчера вечером говорил что мы несколько дней назад ещё раз ездили домой к твоему коллеге, и что я ещё раз и очень внимательно осмотрел эту его коллекцию.

— Да, в паре слов ты мне об этом говорил. Ну и как прошёл этот визит?

— Встретили нас очень радушно, и когда я с его разрешения ещё раз занялся осмотром этой коллекции… Ты знаешь, — я провёл над ней 2 часа, и в чём я ещё раз твёрдо убедился, — так это в том, что возраст этих находок и действительно очень разный, и в том… И в том что все эти талисманы и медальоны имеют возраст где-то около 3 тысяч лет, а вот что касается этих статуэток… То ты знаешь, — тут я уже никак не мог ошибиться, я проверил это несколько раз, — временное поле этих скульптурок во много раз более тёмное и глубокое, и изготовлены они были примерно от 17 до 20 тысяч лет назад. Да, тут я уже не мог ошибиться, — ведь такие случаи определения возраста некоторых редких находок у меня встречались уже неоднократно, и у меня имелась уже довольно большая и обширная практика. Так что в этом случае ошибиться я просто не мог, — временные поля у всех у них действительно очень глубокие, а что касается коллекции этих фигурок, — то их поле просто уже такого свойства и такой глубины… Да, и то, что они были найдены вместе… Да, всё это даже немного загадочно.

— Ну ладно, шутки времени. Да и кстати, — может быть ещё по чаю?

— С превеликим удовольствием.

— Ну что-же, тогда милости просим, — и они по подсказке Сергея взяли свои чашки и выйдя на веранду уютно уселись в двух боковых креслах.

— Ну что уж, а устроился ты здесь и правда превосходно, — да, ничего не скажешь.

— Да, а место-то здесь действительно очень и очень неплохое, и к тому-же и от моря здесь недалеко, и ты знаешь… А вот и разини, да действительно, — а сигареты то мы кажется оставили в гостиной. Ты подожди, я сейчас их принесу.

И через полчаса, уже спустившись по той самой незаметной тропинке на берег они уже шагали по широкой полосе совершенно пустого в тот день пляжа, и Артур посмотрев на выходящий своим краем на эту песчаную полосу большой и уходящий довольно высоко вверх скалистый кряж кивнул на него Сергею, и сказал: — Ну что, а давай-ка у этих камней мы сейчас приостановимся, присядем где-нибудь, — ну можно даже там, — и он указал на довольно большой изгиб – выемку в этом утёсе, — да, и пожалуй там и побеседуем обо всех наших дальнейших планах и походах.

— Ну что-же, — никаких возражений, и место это и на самом деле очень неплохое, — ответил Сергей, и они подойдя к этому большому естественному углублению прошли немного вглубь, разложили на уже довольно горячем песке свои куртки, а потом уселись и сами. И под мерный шорох накатывавшихся на берег морских волн Сергей достал их термос, разлил по чашкам чай и они закурив опять возобновили свою ненадолго прерванную и довольно интересную беседу.

— Да, продолжил Сергей, немного приподнявшись и облокотившись на небольшой песчаный бугорок за спиной, — Да, итак в ваших планах в ближайшее время сначала стоит эта поездка по трассе вдоль Кавказских гор и предгорий, и вас очень интересуют стоящие там эти самые «дольмены»… Да, я примерно знаю эти места, и также и где их там можно искать. Ну что, давай пока договоримся где-нибудь примерно через две недели, — у меня как раз в это время начинается моё большое и совершенно свободное время, то есть в моём распоряжении будет больше 4 месяцев, не занятых никакими делами и работами, так что я во всё это время совершенно спокойно смогу составить вам компанию во всех ваших путешествиях.

— Да, ты уже сегодня мне об этом говорил, и что-же, — большое тебе от нас за это спасибо. Да, и я надеюсь что и самому тебе всё это будет также совсем небезразлично.

— Да уж, а тут ты вообще-то прав.

— Да ну ладно, — итак сначала у нас в планах примерно двухнедельная поездка по тем предгорьям и осмотр и небольшое изучение нескольких из этих «дольменов», а потом, примерно через месяц мы планируем ещё одну, и очень интересующую нас экспедицию в одно из особо нами отмеченных мест на Крымском побережье. Да, жалко что я сегодня не взял с собою карту. Да, совершенно верно, место где может находиться то что мы там ищем нам примерно известно, — это участок в несколько километров на Крымском побережье, на котором находятся несколько входов в довольно большую и уходящую в глубь сеть пещер, в которых мы…

— В которых по вашим предположениям могут находиться и какие-нибудь входы в эти таинственные подземные туннели…

— Да, совершенно верно. Да, и если нам повезёт, и мы действительно там чего-нибудь найдём, то…

— Да можешь дальше и не продолжать.

— Да, то тогда нам может просто очень повезти, и повезти очень крупно. Ведь там действительно может находится кое что, и очень даже интересное…

— Ну что-же, я надеюсь что всё это так и будет.

— Да, и нам тоже очень хочется в это верить.

— Ну что, нальём ещё по чашке из этого термоса за успех этого путешествия?

— Ну что-же, давай.

— Ого, а ты смотри как низко и очень близко от нас пролетел этот альбатрос.

— Э, а он уже поворачивается и кажется… Да, он опять летит почти сюда.

И большая птица, только что пролетевшая буквально в нескольких метрах от них и правда опять развернулась и ещё раз точно также пролетела примерно в полутора метрах от берега и в 3 – 4 метрах от нашей компании, и что-то громко крикнув немного поднялась и полетела уже дальше над морем.

— Да, а большая птица.

— Да, ну ладно, — итак, — давай-ка за успех этих наших путешествий.

— Ну, уж тогда нам для пущей важности вообще-то бы не мешало бы ещё и закурить.

— Пожалуй.

— Ну, и хотя этот чай и без сахара…

— Ну ладно, брось ты прибедняться. Да, и ещё, — ты знаешь…

Так они просидели в этой небольшой и уютной ложбине ещё где-то около часа, попивая свой чай и прислушиваясь к спокойному и ровному плеску прибоя, потом они очень внимательно смотрели и тот небольшой и особенно полюбившийся Сергею очень уютный и весьма живописный грот, и когда они вышли оттуда Артур немного улыбнулся, и сказал что место это действительно очень хорошее, и не только живописное, но и то что оно обладает ещё и очень большой и положительной энергетикой, и то что Сергей здесь с этим местом не ошибся. Потом они ещё немного постояли глядя на море, и Артур ещё раз посмотрев на эту небольшую пещеру, а потом на Сергея чуть-чуть помолчал и спросил: — Да, а кстати, а ты ведь кажется говорил что здесь, но только чуть подальше есть ещё такие-же похожие места…

— Да, да, конечно есть, ведь я же говорил, и знаешь…

Ну что-же, и возвратились они из этой своей береговой прогулки уже в самых сумерках, и когда они уже сидели у Сергея в гостиной с чашками чая Сергей немного улыбнулся и вспомнив их утренний разговор посмотрел на своего гостя и спросил: — Ну что-же, на ночёвку как мы уже договорились ты у меня остаёшься, а вот как насчёт ещё одного или двух этих пляжных дней в гостях?

— А ты знаешь… Давай завтра днём мы ещё немного прогуляемся по этому побережью, конечно-же немного искупаемся и поплаваем, ну а потом я пожалуй всё же возвращусь к своим ребятам. Да, и кстати, надо им сейчас позвонить и предупредить их чтобы сегодня они меня не ждали, и что я буду только завтра.

— Да, вот телефон, пожалуйста.

И вечером следующего дня они договорились что через неделю они ещё созвонятся и обговорят все тонкости и организационные моменты их предстоящей поездки попрощались, и Артур выбравшись на дорогу неспешно пошёл к довольно недалёкой автобусной остановке, куда как раз минут через 20 должен был уже подъехать и тот самый его рейсовый автобус.

 

 

 

 

7

 

 

 

 

Дорога была в хорошем состоянии и как всегда весьма извилистой, очень часто обочины заменяли горные склоны, и когда уже начало заметно темнеть Артур спросил у Башида, — сколько им ещё ехать до первого из этих дольменов, и Башид взяв карту, лежавшую у него на коленях посмотрел и немного прикинув расстояние ответил: — Ещё примерно около 30 километров.

— Ну что-же, подъезжать туда уже совсем в потёмках… Давайте уже лучше посмотрим, где здесь будут какие-нибудь чистые участки у дороги где можно будет припарковаться, и там и заночуем. Ну а уже утром можно будет туда совершенно нормально подъехать.

— Да, пожалуй согласен.

— Ну что-же, давайте тогда смотреть.

И первое такое ровное место попалось им уже довольно скоро, километра через 3, и они вырулив и отъехав от дороги метров на 10 остановились, вышли и осмотрев эту неожиданно появившеюся перед ними довольно большую и поросшую мелким кустарником площадку немного поговорили и решив что свои примусы они здесь разводить не будут, и что в их дорожных термосах горячей еды им должно вполне хватить до послезавтрашнего вечера. И они пошли к машине, где ещё немного переговорив решили вообще перекусить простыми бутербродами и чаем, и когда их дорожная трапеза уже подходили к концу они налили ещё по чашке чая, и Артур с Сергеем выйдя из машины и немного посмотрев на ясное звёздное небо опустились на большой и плоский камень лежавший неподалёку, немного поговорили и решили что ставить здесь палатки они тоже не будут, — машину для этой поездки они взяли довольно большую и удобную, и места для ночёвки у них вообще-то просто предостаточно. И сказав об этом тоже подошедшим к ним Андрею и Башиду, на что они только улыбнулись и сказали: — Что, в первый раз уже что ли такие поездки и ночёвки, — и пошли к машине, а Артур с Сергеем ещё немного посидев и допив свой уже немного остывший чай поднялись и тоже подошли к машине, где Андрей с Башидом уже довольно быстро и успешно готовили их спальные места.

Утром проснувшись и ещё раз посмотрев по карте сколько им ещё осталось до этого первого на их пути «дольмена» они немного ещё перекурили и прогулялись по этой горной лужайке, и когда все уселись и захлопнули дверцы Артур осторожно выехал с этой обочины и потихоньку стал набирать скорость. Когда они уже стали подъезжать к этому нужному им месту дорога сначала делала довольно большой поворот, миновав который перед ними открылся довольно ровный участок дороги, и проехав по нему около 5 минут они подъехали к довольно большому и широкому участку каменистого плато, возвышавшегося по мере удаления от дороги, и где-то метрах в 300 от них на склоне они почти сразу-же увидели и эту странную, и очень их интересовавшую постройку…

— Ага, а вот и то, что мы здесь ищем.

— Да, похоже на это.

— Ещё только похоже?

— Да подождите, я сейчас немного отъеду от дороги, и мы выйдем и осмотрим это всё немного повнимательней.

И выйдя из машины они прошли около 250 метров и подошли к этому и правда весьма странному и довольно загадочному построению… Да, этот дольмен состоял из четырёх больших каменных плит, служивших стенами и одной большой и почти такой-же довольно внушительной плитой сверху, посередине большой и обращённой к дороге стены на них смотрело маленькое круглое смотровое окошко, но каких-нибудь входов внутрь у этого строения просто не было, что было довольно таки странно и что очень многих замечавших такие странные сооружения часто просто ставило в тупик. Да, и кстати следующий «дольмен», стоявший в 50 километрах от этого и который они также собирались посетить был точно таким-же, состоящим из таких-же крупных каменных плит строением, точно таким-же как и этот.

Они поднялись, обошли вокруг этого странного сооружения, осмотрели эти массивные стены и крышу, и Артур немного ещё посмотрев на это круглое «окошко» обернулся, и сказав остальным что им лучше пожалуй сейчас здесь присесть опустился на лежавший сбоку большой и ровный камень, и все остальные следуя его примеру точно также опустились по соседству.

— Ну что, как нам и говорили, — никаких входов внутрь, только это круглое окно. Ну ладно, что здесь очень хорошо видно, так это то, что всем нашим современникам сейчас остаётся только лишь догадываться, для чего-же когда-то служили все эти сооружения, и кстати и также и кто и зачем их построил. Да, какие-то предположения конечно-же есть, и все они конечно очень разные…

— Да, а ведь их возраст…

— Да, а возраст некоторых из них доходит примерно до 6 — 8 тысяч лет.

— Да, и неплохо-же они для своего возраста сохранились, — сказал подошедший к этой постройке и внимательно осматривавший это круглое и ровное смотровое отверстие Сергей.

— Да, и я тоже так считаю.

— Ну, и что-же ты хочешь сейчас предложить?

— Да, конечно-же, но только не сейчас, а лучше чуть попозже, — ровно в полдень.

Сергей несколько удивлённо посмотрел на своего друга, но очень хорошо помня что Артур и его ребята собирались не только просто осмотреть эти загадочные постройки, но что и все они ещё и очень неплохо обладали разными и очень непростыми возможностями и способностями, и что они собирались здесь ещё и кое-что попробовать на практике, и решив не задавать лишних вопросов он ещё немного постояв и потрогав эту весьма гладкую стену немного приподнялся и заглянул в отверстие окна. Да, действительно этот вырез окна был очень ровным и гладким, но чего-нибудь рассмотреть там внутри он не смог, тут нужен был действительно очень сильный и мощный фонарик.

И подойдя к Артуру и снова сев рядом он посмотрел на часы, — было только 5 минут 12, и немного посмотрев на остальных, а потом на машину он немного помолчал и всё-таки высказал довольно-таки ясное и вполне закономерное и логичное предложение: — Ну что, а может быть пока по чашке чая?

— Ну что-же, это можно, наши термосы полные.

И двое молодых людей спустились к машине, и через несколько минут уже поставив горячие чашки на камень все немного подождали пока этот чай чуть остынет, и Сергей уже достал и пачку сигарет, но Артур посмотрел на него и отрицательно помотав головою сказал: — Нет, Сергей, подожди, всё ближайшее время – пока никаких сигарет, пожалуй только этот чай, и больше ничего.

Сергей немного вздохнув засунул пачку сигарет обратно, и отпив немного маленькими глотками из ещё горячей чашки немного пожал плечами и ответил: — Ну, если ты так говоришь, то тогда…

— Да, то немного воздержанья нам сейчас совсем не повредит, так что лучше ты не огорчайся.

— Да ну что ты, если ты так считаешь, то что-же…

— Да, что я считаю сейчас очень важным, и что я…

— Что ты сейчас собираешься…

— Да, а сейчас я и мои помощники немного здесь попрактикуемся, да, и немного проверим здесь на практике наши экстрасенсорные способности. Да, и сейчас, ровно в полдень мы попробуем немного прощупать и проверить эти стены, и может их немного оживить… Да, а это также и немного касается тебя, — немного такой практики тебе совсем не помешает, — обратился он к Сергею, — я конечно-же не предлагаю тебе также как мы участвовать в этой процедуре, но небольшая практика тебе сейчас совсем не помешает. Да, а сейчас, в полдень мы попробуем немного прощупать и немного оживить эти суровые серые стены, и попробуем всё-таки попытаться узнать, какие же такие тайны за ними всё-таки хранятся… Да кстати, как только мы вышли из машины, то я сразу-же почувствовал что это сооружение излучает от себя довольно большое и сильное поле. Да, и сейчас я с моими ребятами попробуем всё-таки узнать и что это за поле, и какие тайны и секреты могут за всем этим храниться… Естественно, что за точность здесь заранее ручаться нельзя, но всё же мы попробуем… И он ещё раз посмотрел на часы и сказал: — Итак через 20 минут вы все отходите отсюда вон туда, вон за ту черту, — и он показал на поросшую мелкой травой и небольшим кустарником обочину метрах в 150 от них, и там вы должны быть уже почти готовы. Да, а что касается тебя Сергей, то ты вставай вон там, чуть подальше, почти у машины, — и так как такое масштабное испытание для тебя просто первое, то предупреждаю сразу, что ты также сразу-же почувствуешь довольно большие и сильные полосы излучения, которыми будет заполнена вся эта площадка, и предупреждаю сразу что ты можешь почувствовать ещё незнакомые тебе покалывания и что на этом заряженном поле также вполне могут быть сначала и небольшие вспышки… Ну, небольшая практика у тебя всё же есть, и я думаю что тебя это не особенно удивит. Но предупреждаю сразу, – если ты вдруг почувствуешь какие-нибудь неожиданные боли и рези, или может быть даже и какое-нибудь жжение, то сразу-же отходи подальше в сторону, — вон туда, очищай свои руки, держи свои ладони вместе и держись в этой нейтральной сфере как я тебя когда-то и учил, ты должен это помнить.

— Да, совершенно верно.

— Да, это-же касается и кого-нибудь из вас, — если вы вдруг почувствуете какую-нибудь боль или ощущение ожога, — срочно делайте всё точно тоже, отходите и держитесь до конца в нейтральном поле.

— Да, понятно.

— Да, я всё-таки побаиваюсь что какие-нибудь ожоги от этого вообще-то можно ожидать… Ну да ладно, — попытка не пытка, через 10 минут уже полдень, так что поднимаемся и вставайте там, где я вам показал.

И без 5 минут 12 все четверо встали там где им и показал Артур, а сам он простояв несколько минут вместе с ними ровно в 12 вышел вперёд, прошёл примерно половину расстояния между дорогой и этим «дольменом» и минут 15 сосредоточенно, как будто о чём-то размышляя и к чему-то готовясь простоял, потом отошёл на два шага назад, оглянулся и кивнув двум своим помощникам протянул вперёд свои руки. Два стоявших в отдалении его помощника тотчас-же сделали тоже самое, и тут Сергей очень явно почувствовал, как вся эта площадка на которой они стояли стала наполняться какими-то полями и токами, и очень быстро оказалась вся пронизана каким-то ещё неизвестным ему излучением, идущим от этой постройки и он уже сам очень ясно стал ощущать очень явные лучевые потоки, исходящие от этого сооружения, и тут он вспомнив то что говорил ему Артур сосредоточился, и попытался вспомнить то, что он когда-то, ещё в молодости… Да, и вот, — вот вроде и оно, — и он отошёл на два шага назад, немного собрался, сосредоточился, и вот его поле также приобрело свой прохладный, спокойный и отражающий все негативные явленья и пощёлкивания фон, и он стоял теперь как-бы в уже защищённом и немного прохладном круге, а тем временем стоявший впереди Артур посмотрел на своих друзей, кивнул им и ненадолго поднял свои руки вверх, а потом опять направил их на это строение, и очень сосредоточенно и внимательно стал как будто наблюдать за чем-то, и Сергею показалось что он там пытается как будто бы что-то найти и нащупать, что-то особое и особенно важное, что-же точно он конечно-же не совсем понимал…

Но – вот Артур отошёл ещё на три шага назад, и всем троим теперь уже весьма ясно было что он что-то все-таки нашёл в этих невидимых полях, и теперь он уже очень сосредоточенно стоял, уже явно что-то изучая и как-то пытаясь что-то понять или как-то что-то узнать и как-то разучить…

Так продолжалось ещё минут 10, потом Артур поднял свои руки вверх, немного подержал их и опять направил их на этот дольмен. Стоявшие вместе Андрей и Башид следом за ним точно также повторили те же действия, и прошло ещё минуты три, все трое экстрасенсов стояли очень напряжённо и сосредоточенно во что-то всматриваясь и протянув вперёд свои руки, и вот…

И вот всё это поле как-бы поменяло всю свою окраску, приняло какой-то синеватый и несколько зеленоватый фон и какую-то уже совсем другую и совершенно мягкую прозрачность, и Артур ещё минут 10 простояв так, очень внимательно и сосредоточенно на чём-то, или над чем-то размышляя или что-то изучая, и потом обернувшись и как-бы говоря своим друзьям «стоп» опять сосредоточился на этих невидимых полях и потоках. И где-то минут через 5 он как будто что-то, и весьма для него важное нащупал и нашёл, и опять обернувшись к своим ребятам он слегка им кивнул и опять поднял вверх свои руки, подержал их так около минуты, после чего опять направил их обратно. Два его молодых друга тут-же сделали тоже самое.

И после этого Артур очень сосредоточенно над чем-то и куда-то глядя простоял так ещё столько-же, и вот всё это поле… Да, и вдруг всё это поле ещё больше просветлело, и все стоявшие вдруг очень ясно осознали что все они сейчас стоят, и уже просто упираются в какие-то потоки идущей прямо к ним информации, которой было уже заполнено всё это пространство, и информации очень большой и скорее всего очень важной, и что Артур… Да, и все стоявшие вдруг обратили внимание что Артур уже минут 10, если даже не гораздо больше… Да, если не гораздо больше что Артур и вся его фигура были уже самой сосредоточенностью и вниманием, и он уже довольно долго и очень внимательно, с очень большим интересом во что-то вглядывался и как будто что-то наблюдал, да что-то совершенно особое в этих нитях информационного поля, и это что-то было просто очень важным и всё это время было прямо перед ним, и он как будто изучал там что-то очень-очень важное и интересное, да что-то и какие-то потоки информации… Да, что-то и какие-то потоки информации… Да, и теперь всем уже было совершенно ясно что Артур что-то там нашёл, что-то особенное и очень важное, и что он как-то рассматривал и сами эти поля и также и как-бы разбирал и понимал какую-то информацию, которой все они были наполнены… Артур простоял так ещё где-то около получаса, и когда он наконец-то как будто бы оторвался от этих невидимых и несущих в себе просто потоки какой-то информации лучей и ещё чего-то, и явно даже большего чем всё это вместе взятое и стоявшего где-то сразу за ними и повернувшись к своим друзьям кивнул им, и сделав в воздухе круглый жест руками отступил на несколько шагов назад, ещё минуту постоял, наблюдая как гаснут и исчезают все эти неожиданные и совершенно невидимые токи, и когда это было уже почти всё закончено он повернулся к своим друзьям и сказал: — А вот теперь уже вроде бы всё, — и неспешно пошёл к своим спутникам.

Подойдя к ним и ещё раз оглянувшись на эту залитую каким-то ровным и ясным светом площадку и стоящее посередине неё строение он улыбнулся своим друзьям: — Ну что-же, а как будто всё прошло вполне удачно, и мы можем уже спокойно идти к нашей машине, да и выпить там по чашке чая.

— О, а это с просто с удовольствием.

— Ну что-же, идём.

И они подошли к стоявшей недалеко от них машине, уселись и разлив по чашкам чай немного посидели, ожидая когда Артур им первым что-нибудь расскажет, и он тоже это видя глотнул пару раз из своей чашки, немного улыбнулся и сказал: — Ну что-же, давайте уж попьём спокойно этот чай, — ведь кстати нам всем сейчас совсем не помешает немного расслабиться, — да, ведь это поле было совершенно непростым.

— Да, вообще-то было здесь такое.

— Ну ладно, давайте сейчас допьём этот чай, а потом мне пожалуй будет и об чём вам рассказать.

— Ну, мы все на это очень надеемся.

И через несколько минут, допив этот лёгкий чай и поставив все кружки обратно все с вниманием повернулись к Артуру, и первый вопрос был довольно естественным и дружным: — Ну и что-же, Артур, ты нам можешь сказать, что-же это там такое всё же было?

— Да, как вам сказать, с чего начать… Да, это поле, которое мы активировали с самого начала и которое сначала было просто неразборчиво, да, первое время, первые пол часа, пока я вдруг просто не наткнулся, — да, пока я вдруг совершенно неожиданно не нащупал этот другой, и совершенно неожиданный для меня очень глубокий и очень большой неожиданный уровень, прощупав первые пласты которого я с большим удивлением обнаружил что они все состоят из потоков очень различной и совершенно неожиданной и очень ёмкой информации, и немного просмотрев их я вдруг с большим для себя удивлением обнаружил, что я стою как будто бы перед каким-то входом куда-то… И когда я немного задержался на нём, пытаясь определить и что это за поле, и что это такое… То… То вы знаете, — то тогда я его уже просто увидел… Да, просто увидел его перед собой, это очень большое поле с совершенно здоровой и положительной энергетикой, и её там было так много… И тут вся эта картинка вдруг и начала меняться. Да, эти лучевые потоки информации стали немного видны и вам, а я… А тут и я уже смог разобрать или прочитать кое-что из того, что-же несли в себе эти потоки, то что мне удалось разобрать из того, что там открылось…

— Ну и что-же это было, и что-же удалось тебе узнать?

— Да, а вот это уже интересно. Да, с чего бы начать… Да, для начала пожалуй то, что почти все эти сооружения предназначались… Не знаю даже как это поточнее определить, но… Но скорее всего это могли быть какие-то своеобразные пропускные точки, или даже и аккумуляторы для передачи или возможно и хранения очень больших объёмов этой очень сильной и очень для нас странной энергии… Да и странной кстати тем, что эта энергия, которая возможно здесь генерировалась, обладала весьма странными и совсем нам ещё неизвестными и непонятными формами и свойствами… То есть это пожалуй совершенно не то, что мы теперь имеем в наших ведущих и передовых технологиях и разработках. Да, этот вид энергии, который они содержали, — вы знаете, он совершенно неизвестного пока ещё всем нам свойства, а если немного поточнее, — свойствами, могу лишь сказать что все эти свойства были совершенно различны и разнообразны, и могли совершенно спокойно меняться и модулироваться на самые различные и другие похожие и совершенно неожиданные уровни и свойства… Да, такого вида сильнодействующие средства нам сейчас просто практически совершенно не знакомы, это немного выходит за все грани и рамки всего нашего понимания, это что-то для всех для нас пока что просто совершенно сверхъестественное…

Да, и вот такой очень странной энергией и в очень большом количестве и обладали когда-то эти древние люди… Да, и эта странная энергия просто очень странного и необычного для нас свойства содержалась и передавалась когда-то и с помощью этих строений, внутри которых когда-то возможно и находилось что-то, нам сейчас совсем непонятное. Да, ещё могу сказать что те большие источники, откуда могли идти в эти дольмены передачи очень больших объёмов этой энергии были настолько сильны, что намного превосходили все имеющиеся у нас подобные аналоги, и что эта энергия была такого свойства и в своей степени на многие и многие разы просто совершеннее и выше всего того, что все мы сейчас имеем.

— Да, Артур извини, а как ты всё это…

— Да, а как я смог всё это определить… Ты знаешь, а я это просто увидел… Да, я просто смог это просто увидеть, и очень сильно удивиться… Просто вся эта энергетика… Вы знаете, — её было просто столько, её было просто очень-очень много, и вся она как-бы просто стояла передо мной, и у меня было такое ощущение, что я могу даже её как-то потрогать или даже как-то прощупать, да, вся она была как будто бы материальной, и её было так много, и вся она… Да, и она всё время изменялась, каждый раз открывая всё новые и новые как будто какие-то проходы или входы куда-то, и кстати совершенно там, где никто даже и не догадался бы хоть что-то искать… Да, итак всё это на время просто как-бы появилось передо мной, и я смог очень хорошо на всё это просто посмотреть и рассмотреть, — продолжил Артур, — да и ещё… Да, и ещё я там узнал и то, что такое понятие как время для всего этого похоже тоже просто не существует, — оно просто проходит как-бы сквозь него, и никакие временные рамки для него просто даже не существуют… Да, вы кстати должны неплохо знать, что есть такая теория об наших измерениях, в которой говориться что в каком-то или в каких-то некоторых измерениях такое понятие как время просто не существует, и что там оно пребывает как-бы совершенно в другом виде, что оно там является совершенно отдельной и совершенно самостоятельной субстанцией, и что всё это… И просто очень похоже на то, что всё это тоже и очень тесно со всем этим связанно…

— Вот это интересно, просто очень интересно… Да, а ты…

— Да, а я, а точнее, — то мы сейчас просто немного прикоснулись и познакомились и с тем видом совершенно нам сейчас неизвестной энергетики, которой очень часто когда-то пользовались эти древние люди, и которая им была скорее всего просто очень нужна… Да, вот такие результаты и итоги этого нашего первого, и совершенно спокойно можно уже сказать, — совершенно удачного визита в эти места и нашего небольшого и совершенно удачного опыта.

— Да, ведь ты же говорил и раньше, что мы вполне можем здесь встретить и что-то такое…

— Да, собственно за чем мы и приехали…

— Да, конечно-же вы правы, — ответил двум своим друзьям Артур. — Да, конечно-же вы правы, и поездка эта оказалась для нас совершенно успешной. И он посмотрев ещё раз на это плато и на это строение, около которого они ещё час назад попытались…

— Да, Артур, а я ведь тоже очень многое из того о чём ты сейчас нам рассказывал ведь тоже смог тогда увидеть, — немного улыбнувшись проговорил Башид.

— Ну что-же, я ведь давно уже тебе говорил что потенциал у тебя и правда очень большой. Ну что-же, поздравляю. Да, ну что-же, вот такие у нас сегодня результаты.

— Ну что, а может быть ещё по чашке чая?

— А что, а это с удовольствием.

— Ну что-же, а всё-таки, а ведь кто-бы мог такое хотя бы и предположить, — сказал ещё раз Артур глядя на этот всё так-же как будто освещённый какой-то невидимой и весьма яркой подсветкой стоявший неподалёку «дольмен», — и наша поездка оказалась и правда совершенно удачной.

— Да, и спасибо тебе.

— Да не за что. И кстати, а ведь следующий из этих «дольменов» вроде бы находится примерно в 50 километрах отсюда?

— Да, совершенно верно, ровно в 50.

— Да, а сейчас нам пожалуй… А давайте-ка сейчас ещё раз посмотрим на нашу карту, — да, Башид, достань её, — вон там вон, в бардачке. Да, спасибо, да и теперь давайте-ка посмотрим, — ведь насколько я помню, то сравнительно недалеко, примерно в 30 километрах отсюда и в 2 километрах от этой основной дороги должно быть одно, и скорее всего весьма живописное озеро… Да, точно, — вот оно. Да, и подъезд к нему с этой трассы… Да, а это то что нам сейчас как-раз и нужно. Ну, а как вы смотрите на небольшую, примерно 3 – х дневную стоянку на берегу этого озера и ещё наверняка и с отличным видом на эти горы?

— Да, а это же ведь просто замечательно.

— Ну что-же, постоим здесь тогда ещё где-нибудь с полчаса, выпьем ещё по чашке чая, — и вперёд.

…И под вечер, уже поставив палатки на берегу этого очень уютно и живописно расположенного в небольшом горном ущелье озера и прислушиваясь к мерному потрескиванию уже довольно хорошо горящего костра, над которым дымились их большой походный чайник и котелок с вечерней похлёбкой они все смотрели на уже собирающиеся густые и яркие краски готовящегося близкого заката и на очень чёткое и ясное отражение возвышавшихся близких горных склонов в почти что зеркальных вечерних водах озера. Они молчали, — да, говорить им сейчас если даже и было о чём, но совершенно не хотелось, и у всех в этот вечер просто чувствовалось ощущение какого-то особого спокойствия и умиротворения, и вся эта обстановка просто царила в тот вечер и над всем этим озером и недалёкими горными склонами, готовящимися к уже близкому закату солнца. И когда в ярких красках и пышных закатных отсветах это красновато-оранжевое солнце уже достаточно глубоко скрылось за одним из ближних горных склонов они переглянулись и Сергей кивнув им поднялся, подошёл к мерно и ровно потрескивавшему костру, с которого Андрей минут 15 назад снял их уже прокипевшую похлёбку и вскипевший чайник, все остальные тоже поднялись и подошли туда-же, где Сергей уже начинал разливать по мискам их вечерний ужин, и когда пустые миски поставили в сторону и взялись за горячий и попахивавший свежим костром чай, то Артур немного приподнялся и сказал: — Да, а замечательное всё-таки здесь место.

— Да, уж лучше и не говори.

— Ну что-же, а раз нам попалось такое прекрасное место, то давайте отдохнём уже здесь три дня, а потом…

— Ну а потом можно будет и навестить следующий «дольмен», а потом ещё раз вернуться сюда, и простоять здесь ещё несколько дней.

— Ну кто бы возражал.

— Ну и отлично.

И просидев так ещё около часа они поднялись и немного ещё постояв и о чём-то немного переговорив при свете уже догоравшего костра направились к своим палаткам, а на ночном небе очень отчётливо были видны очень большие и очень яркие звёзды и их отражение в водах этого озера.

Ну что-же, и поездка ко второму «дольмену» через 3 дня оказалась почти точно такой-же как и к первому, — этот «дольмен» был точно такой-же, — четыре стены и большая плита положенная сверху, точно так-же как и у первого, и когда они начали свой новый сеанс, то сначала также появилось это просто немного неопределённое поле, потом примерно через 20 минут небольших колебаний и изменений основного фона стали появляться и эти лучевые потоки, да, всё почти как и в первый раз, но только теперь это самое загадочное поле так-же смогли достаточно полно увидеть не только Артур и немного Башид, а точно так-же и к немалому своему удивлению и Андрей с Сергеем. Да, что касается Башида и Андрея мы точно не знаем, — у них было и больше и возможностей и всевозможной подобной практики, и они были больше уже подготовлены, а вот что касается Сергея… Да, а для Сергея это было просто неожиданно…

Да, во время проведения этого второго сеанса, минут через 20 после того как появилось это поле с лучевой информацией он вдруг совершенно неожиданно обнаружил что всё это поле как будто бы немного отступило и как бы развернулось перед ним, и он очень отчётливо увидел что он стоит перед внезапно перед ним открывшимся очень спокойным и глубоким очень мягким полем – излучением, идущим от этого «дольмена», и он уже стоял, очень явно и отчётливо ощущая все его мягкие волны и колебания, которые менялись одна за другой и как-бы показывали и открывали для него какие-то пространства и как будто бы какие-то входы и проходы куда-то дальше, вглубь, где как он очень явно это чувствовал и даже почти как-бы видел было что-то не совсем понятное, очень большое и очень разное, что-то очень умное и доброе, и почему-то очень хорошо ему уже давно знакомое, но только открывшееся перед ним действительно впервые, и каждый раз впереди перед ним он видел и какие-то картинки в глубине этого немного бирюзового свечения, — да, это были какие-то грани и какие-то тонкие и гранёные зубцы, какие-то строения и очертания очень далёких и не очень ясно различимых, но явно очень больших построек, каких-то видов откуда-то высоко сверху каких-то очень странных и довольно больших городов, временами перед ним угадывались пейзажи каких-то очень живописных местностей, потом их сменяли морские волны, потом – снова пейзажи каких-то очень красивых и чем-то очень запоминающихся лесистых и гористых местностей… Да, вот таки картинки открывали ему эти как-бы сменявшиеся волны, и он стоял, и каждый раз когда какая-то волна этого поля куда-то как-бы отступала, то перед ним снова через какое-то совершенно незаметное время открывался ещё один, следующий как-бы какой-то проход куда-то вглубь, и там где-то вдали ему снова были видны и эти странные картинки и пейзажи, какие-то довольно странные очертания каких-то геометрических форм и пейзажных видов…

Да, и ещё один факт, — это то что Сергею показалось что он стоял так вроде-бы не очень долго, но когда Артур как будто бы откуда-то совсем издали что-то крикнул ему, что точно он тогда так и не расслышал, а только обернулся, посмотрел на него, и когда он опять вернулся к тому виду, перед которым он только что был, он снова увидел как всё как-то меняется, как-бы отходит в какую-то сторону и после этого… Да, и после этого появилась снова какая-то прозрачная бирюзовая и немного клубящаяся пелена, вот она уже становится опять такой-же ясной и прозрачной как и в начале, и вот он уже видит что он стоит снова на той-же площадке и перед тем-же «дольменом», очень хорошо ему уже видному, и что приехали они сюда сегодня утром, и что рядом его друзья и Артур…

Да, и Артур, который ещё раз, но уже негромко сказал: — Ну что-же, на сегодня это пожалуй уже всё… Да, и один весьма интересный и весьма для него неожиданный факт, — это то, что он простоял перед этим полем совсем не 40 или 50 минут, как ему почему-то и очень отчётливо казалось, а как сказал ему Артур, — где-то около неполных 4 часов, — да, он очень ясно видел что и Башид, и Андрей с Сергеем тоже оказались поглощены этим световым полем, и он решив не мешать им продолжил этот сеанс дальше, пока не увидел что наверное уже хватит, и уже вывел их из этих полей и вернул их обратно к реальности.

И вечером, сидя уже у костра на стоянке у озера они немного поговорив и решили что они здесь задержаться ещё на четыре дня, — ведь действительно это место у озера было весьма и весьма живописным, и решив ещё немного здесь задержаться и побродить по этому каменистому берегу они допили свой чай, и когда солнце скрылось они ещё минут 30 посидели у этого костра, и когда на ночном небе уже вовсю светились отчётливые и яркие россыпи звёзд они допив остатки своего чая поднялись и пошли в палатки.

И эти четыре дня на берегу этого горного озера прошли совершенно безоблачно, и на утро пятого, когда пришла пора их возвращения они немного грустно посмотрели на чистую и зеркальную гладь этого озера, в которой очень отчётливо отражались весьма причудливые горные кряжи и склоны и посидев ещё немного у костра они поднялись, убрали остатки своего случайного стояночного мусора, затушили и разровняли остатки своего костра и сев на свои места попрощались с этим горным озером, и стали выруливать на недалёкую  от них большую трассу.

В Новороссийск они вернулись поздно ночью и остановились переночевать у Сергея, а днём Артур и двое его спутников взяли взятую напрокат машину и сказав что вечером они обязательно созвонятся поехали уже к себе.

 

 

 

 

 

8

 

 

 

И через неделю после этой не совсем обычной поездки они снова встретились у Сергея дома, и пол дня проговорили об этом путешествии, и когда они уселись за вечерним чаем, то у них было уже обговорено и условлено время для их следующего путешествия, да и на этот раз это была уже эта их поездка на побережье Крыма. Как предполагал Артур, то там на одно месте, довольно подробную карту которого они взяли с собой, им придётся немного полазать по одному довольно большому и уходящему довольно далеко вглубь пещерному лабиринту, имевшего там несколько входов, и если им сильно повезёт, то тогда они всё-таки смогут найти в этих пещерах и «те несколько очень длинных и очень старинных подземных проходов, ведущих куда-то дальше и вглубь», как это и было написано на этой скопированной с одной весьма старой, — примерно середины 19 века карты, и которые по словам нескольких очевидцев там совершенно точно были. Да, и если им повезёт, и они смогут их разыскать в этом довольно большом лабиринте, то тогда… Да, то тогда им просто очень и очень повезёт.

И они решили что выезжать им лучше уже в конце этого месяца, то есть через 3 недели, и они договорились о том что на днях они ещё созвонятся и обо всём обговорят.

Ну что-же, и так как собираться им было не очень-то долго, то через 3 с половиной недели они уже стояли на высоком и обрывавшимся здесь метров на 300 вниз Крымском берегу, сзади горел их небольшой костёр, рядом стояли уже пустой котелок и только что вскипевший чайник, а чуть дальше рядом с машиной стояли две их небольшие палатки, — место для лагеря они нашли здесь очень быстро. Да, это было довольно правильное прямоугольное, примерно 4 километровое ровное плато, внизу которого виднелся довольно широкий каменисто-песчаный берег, на который накатывались довольно широкие шумные и пенистые волны стоявшего тогда прилива. Они постояли оглядывая эту картину, немного переговорили и вернувшись к своему костру решили что все обследования этой местности они начнут пожалуй уже завтра утром, а пока пожалуй займутся обустройством своего лагеря и прочими мелочами, очень нелишними на подобных стоянках. И через 4 часа, когда над всем этим побережьем уже стояла тёплая и спокойная южная ночь они сняли с костра свой закипевший чайник, устроились поудобнее и Артур кивнув на это полностью усеянное яркими звёздами небо и глотнув немного чая сказал обращаясь к Сергею: — Да, и вот на этом плато, там внизу, как раз и находятся несколько входов в этот большой и очень глубокий пещерный лабиринт, проходящий здесь дальше вглубь берега, и там-то мы и попробуем немного повнимательнее осмотреть все эти дальние пещеры, где по слухам и по рассказам некоторых очевидцев, там… Да, там внизу в глубине есть один или два совершенно особые входа в длинные и ведущие куда-то далеко вглубь подземные коридоры, проложенные здесь кем-то и когда-то очень и очень давно, и если нам повезёт… Да, и если нам повезёт и мы найдём их, то мы возможно сможем узнать примерно кем и когда они были проложены, и куда-же всё-таки они ведут или могут вести. Да, это если нам повезёт.

— Ну что-же, а пожалуй мы попытаемся.

— Да, и попытка ведь не пытка…

— Да, конечно-же, конечно.

— Да, итак…

— Да, и как мы и договорились, начнём мы эти поиски уже завтра с утра. В лагере у нас уже полный порядок, и давайте завтра где-нибудь в половине 10 мы уже начнём спускаться туда, вниз, — да, спуск туда находится вон там, вон за теми камнями метрах в 100 левее нашей стоянки. Да и что-же, тогда завтра где-то в половине 11 можно будет уже начинать осмотр этого берега и уже приступать и к самим нашим поискам.

— Ну кто-бы возражал.

— Да, и какое здесь ясное небо…

И где-то минут через 30 Башид затушив искры их вечернего костра немного постоял, глядя на это усеянное яркими звёздами ночное небо, докурил и направился к своей палатке. Все остальные уже забрались в свои спальные мешки ещё минут 10 назад, и только Андрей в их палатке при свете фонарика всё ещё пытался чего-нибудь наскрести на шкале своего небольшого приёмника.

И утром, где-то в половине 11 уже спустившись вниз по этому весьма обрывистому берегу и оглядывая этот высокий, местами поросший небольшой зеленью и местами почти отвесный склон, с которого они только что спустились они немного осмотревшись и переговорив решили потихоньку двигаться дальше, по ходу внимательно осматривая весь этот береговой участок. И действительно, где-то уже минут через 10 шедший немного впереди Башид остановился и повернувшись к шедшим следом взмахнул рукой и сказал: — А вот здесь кажется уже что-то есть. И когда все шедшие за ним подошли поближе, то ясно увидели довольно высокий, 5 – 6 метровый проход в одну из довольно здесь частых береговых пещер, и потихоньку войдя туда они прошли немного, и первое что они встретили в открывшемся им довольно большом скалистом своде, — так это было довольно большое подземное озеро, судя по всему также где-то соединявшееся с морем и довольно большим и широким проходом с одного края. Пройдя немного дальше они вышли к такому-же проходу, который вывел их в другую такую-же пещеру, и немного посоветовавшись они решили всё-таки сначала вернуться обратно на берег и обследовать его дальше, — ведь таких подземных входов в этот довольно большой и глубокий подземный лабиринт там должно быть ещё несколько, — на той старой карте, перепечатка которой у них имелась было указано что таких проходов внутрь там должно быть ровно 5.

Да и действительно всё так и было, и где-то около 3 часов они стояли уже около последнего, 5 входа в эти глуби, где как они уже успели осмотреть, имелись входы и проходы в несколько других пещерных залов. И так как это был пожалуй уже последний из интересовавших их проходов, — и на той карте их было 5, и здесь эта ровная и как-бы прямоугольная часть берега кончалась где-то в 100 метрах оттуда, то они немного переговорив решили что до наступленья темноты они пожалуй успевают немного обследовать один из этих входов, но пока конечно только приблизительно, — времени довольно маловато, да и при свете своих обычных походных фонариков они пожалуй сейчас просто и не смогут всё нормально осмотреть.

Ну и собственно всё так и вышло, — они вошли в средний, 3 ведущий вглубь проход, и до наступления сумерек они прошли сквозь довольно большую сеть этих подземных залов, и как они и предполагали, большинство из этих пещер действительно были соединены друг с другом, и они уже в сумерках вышли к выходу той самой первой пещеры с довольно большим озером посередине, да с той самой, с которой они и начали своё сегодняшнее знакомство с этим подземным лабиринтом.

Вечером у костра на своей стоянке они ещё раз проверили свои большие фонари, небольшой походный прожектор и две большие световые лампы (каждая из которых могла вполне прилично осветить пространство более 400 метров), и когда все эти сборы были завершены и они упаковав всё это снаряжение в рюкзаки ещё немного посидели у костра, и поскольку вставать им утром надо было уже рано, то они решили особо долго не засиживаться под этим тёплым южным небом и вскорости уже забрались по своим палаткам.

И на утро, где-то около 9 часов они уже стояли около первого входа в эти подземные пещерные лабиринты, и немного посоветовавшись зашли внутрь и присев перекурить около этого подземного озера ещё раз отметили что оно совершенно точно где-то соединяется с морем, — было очень хорошо видно как вода в нём немного опускается и поднимается вместе с накатывающимися на довольно близкий берег волнами. Потом они прошли дальше внутрь, и где-то до 3 часов пройдя по этому подземному лабиринту они вышли сначала ко 2, чуть позднее и к 3 выходам, и за это время они нашли ещё 3 ведущих куда-то дальше проходов в этом лабиринте, — два вели куда-то дальше и вглубь, а третий – дальше и примерно параллельно берегу. И немного перекурив они решили осмотреть в этот день этот, ближний к берегу проход, и он как они и предполагали вывел их дальше к 4, а когда уже смеркалось они подошли уже и к 5, последнему выходу из этих подземных сводов, и присев на тёплом песке они закурили, открыли свои термосы и Башид немного оглянувшись назад сказал: — Да, как мы и предполагали, все эти пещеры просто связаны между друг другом, а вот что касается интересующих нас ходов куда-то дальше, то их мы успели насчитать уже 9, — два из них у первого входа, 3 около второго и по два у 3 и перед 4, предпоследним. Ну что-же, сейчас допьём этот чай и давайте уже потихоньку подниматься наверх в наш лагерь, и там нам уже лучше будет не особенно задерживаясь ложиться спать, — ведь завтра мы начнём осмотр этих ведущих куда-то вглубь ходов и проходов, и если мы хотим…

— Да, совершенно согласен, — ответил Артур, — да, а кстати, как вам эти россыпи сталактитов в тех двух самых дальних пещерах?

— Ну, хотя эти россыпи и не такие уж большие, а сами сталактиты там тоже довольно небольших размеров, — но всё равно, впечатляет.

— Да, но ими ведь покрыта почти половина той дальней пещеры, в которую мы вошли где-то около 5 часов, — ответил Башиду Артур, — и потом и в соседней с ней зале, — там хоть и не в таком количестве, но всё же… Ну ладно, давайте-ка сейчас выльем в наши чашки всё что там осталось в наших термосах, немного перекурим и начнём уже подниматься.

— Да уж, эти южные ночи, — когда мы выбрались оттуда, — и Андрей кивнул на широкий скалистый проход сзади, — да, тогда ещё было светло, а сейчас…

— Да, вон он, — самый край заходящего солнца, — вон там, в этих пунцовых и розовых облаках над самым морем, — ответил Артур указывая на уже почти потонувшее в море закатное солнце, и налив в свою чашку остатки чая из термоса сказал: — Ну что-же, допиваем сейчас этот чай и начинаем уже подниматься к себе наверх, — нам действительно сегодня лучше пораньше ложиться. Ну а завтра… А завтра мы уже попробуем начать осмотр этих дальних, и наверное куда-то ведущих горных проходов, и если нам повезёт, то мы…

— Да, если повезёт, если повезёт… Но ты ведь прекрасно знаешь, ты же сам говорили с теми кто видел что здесь действительно…

— Да, что здесь действительно есть эти прорубленные в этих скалах ходы куда-то дальше, и совершенно верно, их то мы как раз и ищем, — ответил Башиду Арур, — и я всё-таки надеюсь что ищем мы их совершенно не напрасно. Ну ладно, — все уже допили? Ну всё, убираем всё в рюкзаки, и теперь уже быстро наверх.

— Да уж, уже немного припозднились.

— Да и я ведь о том-же, — ну, всё собрали? Ну что-же, тогда берём рюкзаки, и вперёд.

— Да, да, сейчас идём, вот только…

И все два следующие дня они провели обсматривая эти каменные, часто уходящие довольно далеко от входа и ведущие довольно далеко вглубь пещерные своды, соединённые порою и небольшими и узкими, а порою даже и такими, где можно было пробраться только очень сильно нагнувшись, а в одном месте и просто ползком проходами и переходами в эти каменные залы, но в те дни им ничего интересного обнаружить просто не удалось.

И на пятый день, спустившись и пройдя по уже немного им знакомому проходу из этих залов они прошли немного дальше, и вдруг совершенно неожиданно для себя вошли в одну большую и очень высокую каменную залу, посередине которой им открылось довольно большое и глубокое подземное озеро с очень чистой водой, и обильно украшенное свисавшими здесь довольно низко сталактитами. Они вошли туда, немного посоветовались и решили что пожалуй там они немного остановятся и сделают небольшой перерыв, попьют чай и заодно и перекусят. Расположившись на небольшой площадке перед входом и разлив горячий чай Артур немного посидел, разглядывая эти высокие и гулкие своды, немного подумал и отойдя в сторону включил их небольшую, но достаточно мощную походную лампу на полный свет, и оглядев эту залу, соединявшуюся где-то в дальнем конце с не очень высоким, но вполне обычным здесь проходом скорее всего со следующим таким-же залом он опустился на своё место и глотнув немного уже поостывшего чая сказал: — Да, ну и как вам такие виды?

— Ну, ты знаешь, а пожалуй даже очень.

— Да, а вот тот проход, который ведёт куда-то дальше, — вон там, его сейчас просто не очень хорошо отсюда видно.

— Ты знаешь, сколько мы уже здесь облазали таких подземных пещер… Да, но правда таких, с водоёмами нам пока ещё не встречалось. Да, и эти сталактиты…

— Да, а если здесь пожалуй посветить нашим прожектором, — да, вон та часть этого зала почти вся в тени, и…

— Ты думаешь?

— Да, на всякий случай, — а вдруг это будет нелишним…

— Ну что-же, тогда сейчас допьём этот чай, покурим и пожалуй…

— Да, и ведь он же в твоём рюкзаке.

— Да, да, я помню.

— Да, ну и вид здесь… Посмотрите, как искрятся эти сталактиты.

— Да, а в этом ты прав, — картинка здесь и правда превосходная.

— Да, кто бы спорил…

— Ну ладно, с этим здесь никто не спорит, но вроде мы уже перекурили, так что давай доставай наш небольшой прожектор, — закончил этот разговор Артур.

— Слушаюсь, сейчас, сейчас…

И когда их небольшой прожектор был поставлен рядом с ними, они допив ещё по пол кружки походного чая и убрав все припасы в рюкзак немного переговорили и когда все были готовы Артур поднялся, осмотрел ещё раз всю эту залу и тот тенистый дальний свод и обратившись к Башиду сказал: — Ну что-же, просветим немного, чего-же там в дальнем конце?

— Да, пожалуйста.

И щёлкнув включателем он направил яркий свет прожектора туда, где виднелся тот довольно невысокий проход, который они заметили ещё раньше, а потом по подсказке Артура он осветил и всю дальнюю левую стену… И тут Артур сказал стоп.

— Да, а вот это как раз может быть очень и очень интересно, — сказал он, указывая на дальний левый край этой залы, — а ну-ка Башид, посвети-ка туда…

Башид послушно перевёл луч света туда куда показывал ему Артур, и тут все немного переглянулись и даже немного привстали, — да, а там в ровной и гладкой стене, с самого левого края находился примерно двухметровый широкий проход куда-то вглубь, скорее всего в какой-то из соседних подземных залов.

— Ага, а вот туда, как мне подсказывает какое-то моё внутреннее чутьё, нам просто очень даже стоит заглянуть. И очень надеюсь, что там нет каких-нибудь завалов.

— Ну что-же…

— Да, но только давайте сначала проверим этот видный нам большой проход, ну а потом…

Ну что-же, этот подземный проход метров 40 довольно широким коридором выходил в ещё одну довольно большую и широкую пещеру, и они осмотрев её и ничего в ней не найдя остановились, и Артур кивнув им на эту пещерную залу сказал что здесь вроде бы просто тупик, и что им лучше вернуться и осмотреть получше ту прошлую залу, и особенно тот левый край, в котором был тот невысокий но явно куда-то ведущий проход, в котором… Который вполне возможно может быть для них просто даже весьма интересным.

И когда они вернулись в те же своды с большим озером посередине Башид почти сразу-же как и говорил ему Артур ещё осветил тот край и они уже совершенно отчётливо увидели этот довольно широкий и достаточно высокий проход (такие неожиданные перемычки между соседними залами здесь тоже иногда встречались) и когда подошли к этому примерно 15 метровому проходу и посветили внутрь, осветив ещё одну, и скорее всего довольно большую залу. Артур утвердительно кивнул им и немного задержавшись перед этим низким входом как будто бы вдохнул, и прошёл туда первым. Все остальные немного переглянулись, и также проследовали следом. И когда шедший сзади Башид вошёл в эти гулкие своды и включил свой прожектор, то они увидели довольно большое и просторное пространство, которое…

— Которое вообще-то как мне кажется нам стоит осмотреть немного повнимательней, — сказал своим друзьям очень внимательно и даже как-то по особому вглядывавшийся куда-то вглубь этой залы Артур. – По моему… Ну ладно, Башид, достань пока нашу световую лампу.

— Сейчас, одну минуту.

И действительно, где-то через минуту Башид щёлкнул включателем и тотчас-же всё это помещение оказалось довольно ярко освещено и местами даже немного поблескивало довольно яркими отсветами частых кварцевых прожилок на этих уходящих высоко вверх стенах. Они осмотрели эти высокие своды, — да, всё вроде бы было почти как везде, да, всё вроде было почти как и во всех предыдущих, да, во всех, да, но пожалуй вот только что если…

— Ага, а вон там, — а это что, — негромко проговорил Артур, и сказав Башиду посветить в ту сторону немного отошёл левее… Да, а с противоположной стены за небольшим выступом, за которым Артур сначала рассмотрел только одну небольшую полоску, только один край, очень похожий…

И когда они уже осмотрели полностью этот находившийся уже почти прямо перед ними ровный, геометрически правильный и довольно широкий проход с ровным полукруглым верхом, высотой около 8 метров и шириной где-то около 6… Этот явно искусственный проход, ведущий куда-то дальше…

И когда они все подошли к этой арке ведущего куда-то вглубь коридора Артур немного посветил туда, потрогал боковые стены и обернувшись к своим спутникам сказал: — А вот это и есть как раз то, что мы здесь и искали.

— Да, а кажется что так.

— Да и не кажется, а точно. Да, ну вот мы всё-таки и нашли здесь как раз то, за чем мы все сюда и приехали… Да и что-же, если мы ещё и успешно пройдём по этому коридору и не встретим никаких завалов, то тогда… А мы должны до этого дойти, то тогда перед нами может открыться и довольно необычная и не совсем для нас привычная картинка…

— А если не секрет, то что там может быть, — какое-нибудь сооружение?

— Да, что-то вроде храма.

— А сколько нам идти?

— Не знаю.

— Ну, а раз мы сюда дошли, и разыскали этот вход…

— Да, совершенно верно, и раз уж мы сюда дошли и разыскали этот вход, то мы пожалуй доберёмся и до туда, да, Артур?

— Да, во всяком случае мы должны попробовать дойти. Кстати, сколько сейчас времени?

— Без 15 минут 4, — ответил стоявший рядом с ним Башид.

— Ну что-же, давайте-ка сейчас по чашке чая и ещё по паре наших походных лепёшек, ну а после…

— Совершенно согласны.

— Ну что-же Сергей, пододвинь сюда рюкзак с нашими термосами.

— Да, конечно-же, вот, да и знаете, я сейчас думал что нам…

Да, и им действительно совсем не помешало это небольшое подкрепление, и через полчаса уже убрав всё обратно в рюкзак Андрей с Сергеем закурили, а Артур вместе с Башидом немного улыбнувшись сказали что они пока воздержаться, и подождав пока их друзья докурят они все ещё немного посидели и потом Артур поднялся, посмотрел на этот вход и оглянувшись на своих друзей сказал: — Ну что-же, пора, пойдём.

— Ну что, мы готовы, — ответил Башид и все поднялись и закинув за спину свои рюкзаки посмотрели на Артура и когда он кивнул им они переключили свои фонарики на более яркий дальний свет и он сказал им: — Ну что-же, пойдёмте, — и повернувшись первым шагнул в этот странный проход.

И пройдя уже метров 50 по этому ровному коридору они все убедились в том, что проход этот был проложен действительно очень давно, — Артур не один раз очень внимательно осматривал, трогал и проводил руками по этим очень ровным и гладким стенам и полу, и как он сказал, — этот проход был когда-то скорее всего кем-то чем-то просто вырезан в этих горных породах, — и стены, и пол и потолок были просто как отполированы и мерно поблескивали при свете их походных фонарей. Когда они прошли около получаса, то они прошли мимо второго такого-же бокового входа в ещё один точно такой-же коридор, но решив идти пока дальше пошли и прошли ещё около получаса, и когда их часы показывали уже 6 они решили немного остановиться, чего-нибудь перекусить, перекурить и передохнуть. Достав из рюкзака термос и какие-то разновидности сдобных южных лепёшек они минут 40 отвели на этот небольшой привал, и под конец Артур ещё раз проведя рукой по очень ровному и гладкому углу между полом и стеной ещё раз сказал: — Я точно не знаю, когда и кем были сделаны эти проходы, но то, как они сделаны… Ну ладно, мы все уже немного подкрепились, и так что если мы хотим примерно завтра утром всё же выбраться на берег, — то тогда нам не стоит особенно задерживаться.

— Да, а тут ты пожалуй прав, — Сергей, Андрей, одевайте свои рюкзаки.

— Да, мы уже готовы.

— Ну что-же, тогда вперёд.

И они пройдя ещё около получаса по этому коридору снова встретили ещё один такой-же боковой вход, но решив не задерживаться они пошли дальше, и пройдя ещё минут 25 они немного приостановились… Приостановились и переглянулись. Да, а это было что-то странное… Дело в том, что коридор по которому они всё это время шли метров через 50 всё-таки уже кончался… И кончался он таким-же большим входом куда-то, в какое-то и судя по всему очень большое помещение, которое… Да, которое, или из которого просто как будто бы выливалось какое-то очень ровное и спокойное, немного светящееся не очень сильное зеленовато синее свечение, идущее оттуда, из какой-то, и скорее всего весьма большой залы, которой собственно и кончался этот коридор…

Да, и Артур остановился, посмотрел на своих друзей, снял свой рюкзак и сказал: — Ну что-же, а похоже что мы пришли.

— А… А Артур, а что это?

— Пока ещё не знаю… Да, и это свечение… Так, давайте-ка мы пока ненадолго выключим свои фонарики, и посмотрим, что нам будет видно.

— Да, давайте.

И они выключили свои фонарики, и теперь уже стояли в совершенно тёмном коридоре, в самом конце которого из входа в эту таинственную залу просто выливался этот ровный, зеленовато фиолетовый и немного странный свет, и всё это помещение впереди было всё просто наполнено этим спокойным и ровным прозрачным свечением…

— Да, а это очень интересно, — сказал Артур включая свой фонарик, — да, а это очень интересно. Ну что, пойдём посмотрим, что-же там нас ждёт…

И они подошли к этому входу, в нескольких метрах от него остановились, и вглядываясь внутрь попытались чего-нибудь разобрать в этом не очень сильном и ровном зеленоват синем свечении. Да, но пока им было ясно только то, что размер этой залы судя по этому и очень глубокому свечению должен был быть просто очень большим, если даже и не просто огромным.

— Ну что-же Башид, доставай наши лампы.

— Слушаюсь, сейчас.

И через пару минут, когда обе лампы были уже извлечены и подготовлены Артур кивнул им, и они направились к этому входу. И когда они вошли внутрь и Башид включил их лампу, то несколько минут они простояли просто молча, а потом у всех у них просто вырвался так и висевший всё это время над ними в воздухе вопрос: — Артур, а… А это что?

Да, а картинка которая открылась перед нашими путешественниками вообще-то стоила этого вопроса… Ещё бы… Очень большая и ровная прямоугольная зала, дальний край которой просто терялся где-то в её глубине, высота этой залы была где-то метров 80 – 90, — да, это могло бы им там наверху показаться бы просто смешным, но однако это здесь так и было. Да, но это всё  вообще-то были мелочи, а вот то что им открылось посередине этой залы, так это заставило их всех просто отойти на несколько шагов назад, и Артур когда кто-то, (вроде это был Башид) попытался о чём-то его спросить только отрицательно мотнул головой, и сделав знак рукою, — «нет, только не сейчас», ещё немного посмотрел на две эти свисающие с потолка пирамиды, очень похожие… Да, пожалуй очень похожие на те древние Мексиканские пирамиды, — да, почти что две их маленькие копии, — 40 на 40 метров в основании и где-то 60 – 65 метров в высоту совершенно спокойно свисали с потолка этой залы, не доставая до пола где-то около 30 метров, — да, те-же небольшие зубчатые ступени, такие-же ровные и плоские квадратные площадки на их вершинах…

— Да, а что это…

— А это ровно то, что вы все видите.

— Да, а ведь это очень похоже на маленькие копии наших, да пожалуй на маленькие копии наших Южноамериканских пирамид… Да, очень странно, — но что они делают здесь, и ещё под землёй?

— Да нет, не совсем под землёй, а скорей что и под горными сводами…

— Но всё же, а это ведь и правда маленькие копии известных нам пирамид…

— Да, известных из дошедших до нас пирамид, — немного поправил Сергея Артур, — Да, а то что те пирамиды, которые сейчас сохранились в Египте, Южной Америке Индии и в Китае, — это далеко не всё, и что когда-то ведь их было больше, и намного больше чем сейчас, и возможно чем мы можем даже предполагать, — задумчиво сказал Артур не отрывая своего взгляда от ближайшей от них пирамиды, — а это ещё одно доказательство этого факта… Факта… Да, а вот это – совсем интересно, — сказал он, очень внимательно вглядываясь в ровный нижний конец висящей над ним пирамиды, — да, а это и правда, — очень и очень интересно, — ещё раз повторил он, явно что-то там рассмотрев, — а это кажется то, что встречалось и на многих снимках и отчётах об экспедициях к известным нам сейчас подобным построениям… И он оглянувшись на своих друзей немного над чем-то подумал, потом попросил всех отойти немного подальше, и когда все отошли почти к самому выходу он снял свою куртку, немного поводил своими руками, как-бы пытаясь счистить какую-то невидимую глазу грязь со своих рук, после этого он минут на 15 над чем-то очень внимательно сосредоточился, и когда после этого он поднял свои голову и руки вверх…

То сначала вроде-бы ничего не было, но где-то минут через 10 все внезапно почувствовали как всё пространство вокруг очень быстро и очень плотно стало наполняться этой, и немного им уже знакомой энергетикой, с которой они немного уже успели познакомиться во время своей поездки к этим загадочным «дольменам», и вот уже минут через 20 все они стояли и как-бы и здесь, и как-бы в каком-то совсем другом времени… Довольно свежий и чистый воздух этого помещения как будто стал ещё намного чище и светлее, и все они очень хорошо чувствовали что все они сейчас просто упираются в какие-то потоки какой-то очень разнообразной и как они могли понять очень важной, но непонятной им информации, и когда они простояли так минут 20 Артур сделал ещё несколько жестов, остановился и где-то минут через 5 – 7 всё это помещение оказалось как-бы погружённым в атмосферу… Да, до всех стоявших здесь стали доходить довольно хорошо ощутимые запахи леса и шелест качавшихся где-то в вершине ветвей, шелест волн, птичьи трели, потом какой-то детский смех и отголоски чьих-то немного приглушенных разговоров на каком-то непонятном языке, потом опять и ещё громче раздался чей-то детский смех и запахи свежего леса… И так продолжалось как им показалось довольно долго, только сколько примерно было трудно догадаться, сначала казалось что где-то пол часа или минут 25, чуть позже – как будто бы и не пол часа, а часа 3 или 4, никак не меньше… И вот Артур сделал ещё несколько довольно непонятных движений – знаков, потом тоже отошёл немного в сторону, и вот всё это странное почти видение стало потихоньку исчезать, и где-то минут через 5 – 7 они стояли опять в той же большой просторной зале, в такой-же как и тогда, когда они в неё вошли. Да, только воздух стал гораздо яснее и прозрачней и вокруг стояла атмосфера какой-то очень спокойной и светлой умиротворяющей свежести…

Артур по прежнему стоял немного в стороне от всех, и вокруг него всё также сохранялся какой-то таинственный и очень мягкий светлый ореол, и он всё это время как-бы о чём-то очень сосредоточенно думал или размышлял, и как показалось Башиду и Сергею, как будто бы очень сосредоточенно медитировал над какой-то и очень его интересующей темой.

Все сначала несколько минут простояли молча, потом Башид обратившись к Андрею негромко сказал: — А ты заметил, как быстро появилось здесь это светлое поле?

— Да, даже очень. Хотя… — и он посмотрел в сторону Артура, который по прежнему стоял погружённый в какие-то размышленья, весь окутанный этим световым облаком, — Хотя ты знаешь, ведь…

— Тише, не отвлекай его, — он что-то сейчас решает.

— Совершенно согласен.

— Да, а как тебе фокус с этими пирамидами?

— А вот это то как раз не очень просто…

— Да, обычно они всегда устанавливаются над землёй, и всегда… А вот эти… Но – тише, ты видишь, Артур… Сейчас его лучше пока не отвлекать, а когда он присоединится снова к нам, то он пожалуй сможет нам ещё и кое о чём, и наверное уже достаточно верно поведать…

— Да, вполне возможно.

— Но всё же очень интересно, для чего здесь всё-таки стоят эти пирамиды?

— Извини, а они стоят или висят?

— Не знаю, но возможно и то и это.

— Да, очень странно, и кто-же были эти люди, построившие и оставившие их в таком престранном месте…

— Что были это за люди? Ты знаешь, — а пожалуй они были не глупее нас с тобой. И если они это сделали, и ещё и проложили здесь эти подземные проходы в этих лабиринтах, то поверь мне, сделать это они смогли очень просто. А сделано здесь всё.

— Да, а что сделано здесь просто нечто, это все мы уже видели.

— Ну вот, тем более. Ну ладно, давайте подождём Артура, — по моему кому-кому, а уж ему пожалуй будет о чём нам рассказать и поведать.

— Да, и наверное и обо всём этом…

— Да…

— Да, и вы не ошиблись, — ответил им уже подходивший к их небольшой компании Артур, — Да, вы видели как я снова сначала сумел активировать то светлое энергетическое поле, очень большой заряд которого содержится в этих строениях. Да, это было сначала, а то что последовало за этим потом, — это вы уже наблюдали и видели сами, да, этот шорох веток, плеск волн, чьи-то разговоры на непонятном для нас языке… Но – это то, что видели вы. Да, а что касается меня… Да, а что касается меня, — то вы знаете, а я смог сначала как-то это всё просто увидеть и как следует рассмотреть, а потом… А потом, почти в самом конце я даже смог немного как-бы и побеседовать и с самим этим полем… Да, и не надо на меня так очень странно смотреть, — да, и немного даже и побеседовать с ним, и вы знаете… Вы знаете, — оно мне кое-что и кое о чём ещё немного рассказало и поведало…

— Так… Так ты…

— Да, и так, и я, и это всё, и кое-что ещё, и кое-что о чём-то…

— Так, а это всё должно быть просто очень – очень интересно…

Артур взглянул на сказавшего это Андрея, прищурился, и в глазах его засветилась уже всем достаточно хорошо знакомая весёлая и задорная искорка и он улыбнувшись сказал: — Ну что-же, давайте уж мы отойдём отсюда вон к этому древнему входу, и там мы пожалуй сможем спокойно присесть, пожалуй можем даже и глотнуть немного нашего чая, а заодно конечно-же и побеседовать.

— Да, пожалуй.

— Ну что, мы идём, или вы так и будете продолжать здесь стоять?

— Да, да, конечно, идём, мы идём.

И усевшись недалеко от этой арки входа они достали из своих рюкзаков термоса и кружки, и разлив свой походный чай сначала молча выпили по чашке, потом Артур кивнув сказал им что можно ещё по одной, и когда их чашки снова были наполнены он потихоньку начал свой рассказ.

Да, сначала как он и говорил, когда он активировал это поле, то перед ним сперва начали возникать какие-то картины. Да, сначала это были какие-то города, очень большие города с очень большими домами и храмами, густые леса с непривычными и необычными животными, некоторых из которых он узнал как одних из более поздних представителей динозавров, это были и бабочки величиной почти что в стол, это были и другие необычные и сейчас совершенно неизвестные животные. Потом перед его глазами появилась географическая карта, очень непохожая на наш современный глобус, а после этого мелькнула и очень большая и долгая водная гладь, — Артур тогда понял что это были воды Атлантического океана, и вот перед ним оказались и очертания просто очень большого острова, а скорее даже и материка… Да, это была страна Атлантов, и когда он их увидел… Высокие, 3 – 3,5 метрового роста людские фигуры, одетые в лёгкие и преимущественно светлые одежды, большие и высокие дома, очень часто украшенные немного нам знакомыми высокими античными колоннами, а уже после этого, — и несколько уже знакомых нам высоких пирамид. Да, почти что тоже самое что и в древнем Египте, но только несколько побольше, и их там он увидел 7, и все они стояли на совершенно различных участках этого острова. Да, острова, а если поточнее, — то материка. Потом ему была видна картина подъезда к одному из городов, — дорога была очень широкой и вся была выложена очень ровными и очень гладкими 5 – 6 метровыми каменными блоками, по краям дороги стояла ограда из каменных тумб высотой около 12 – 15 метров и шириной примерно 6 – 7 метров, эти тумбы стояли с ровным интервалом в 50 – 60 метров, но впрочем эти тумбы стояли только на главных дорогах и только перед выездом в большие города или на действительно опасных участках, — успел он как будто услышать голос невидимого для него рассказчика, и вот перед ним уже и строение одной из этих пирамид. Да, она была точно такой-же ступенчатой и очень гладко и тщательно отполированной, и чем выше поднимался он вверх, тем светлее становилось всё вокруг, и вот дойдя до самого верха картинка отошла намного дальше вниз, и он очень отчётливо вдруг увидел что на самой вершине этой пирамиды, на самой верхней и плоской площадке стоит, сверкает и переливается очень ярким и совершенно загадочным светом и всевозможными и самыми неожиданными отсветами и переливами очень большой и безупречно гранённый и яркий… Что это, алмаз? Нет, это не алмаз, — это очень особый кристалл, обладающий совершенно различными и совершенно сверхмогущественными и сверхъестественными способностями и свойствами, и такие кристаллы стояли тогда на всех наших пирамидах и все они обладали совершенно сверхъестественными для всех вас способностями и распространяли по всей вашей планете то спокойствие, равновесие и сохранявший всё это полный и гармоничный круг… Да, это то, что даже ваши учёные признали и назвали сейчас как ту самую «Частицу Бога», — да, это самое поле в котором ты сейчас находишься и с которым тебе и твоим друзьям удалось уже немного познакомиться. Да, эти кристаллы стояли тогда на вершинах всех наших пирамид на протяжении десятков тысячелетий, что избавляло нас от всяких волнений, бед, вражды и войн, на всех наших землях всегда было спокойно, до тех пор пока… Пока один очень важный кристалл был установлен когда-то чуть-чуть, но не верно, и это привело к большим и сильным неполадкам, которые мы уже просто не смогли тогда исправить, и весь круг гармонии тогда был очень сильно нарушен, и что и повлекло тогда за собой просто крах и конец всей нашей мирной жизни, и в результате чего многие наши земли тогда просто затонули, на земле случилась резкая смена полюсов холода и что остатки наших жителей были вынуждены тогда перебраться на земли Северной Африки, Америки и Южной Европы и отчасти и на эти земли, где тоже когда-то посередине этого моря стояла большая земля, которая тоже с закатом нашей цивилизации ушла на дно этого моря. Да, и многим нашим жителям пришлось опять начинать всё с нуля, одним с топора и мотыги, а другим перебираться на эти земли и выступать в роли богов-громовержцев Олимпа, героями разных эллад или просто быть мудрецами-волшебниками и воинами-великанами. Ну а эти наши сети пирамид, — вы вроде бы уже несколько неплохо успели изучить те из них, что остались, а эти, — на них ведь тоже когда-то устанавливались такие-же, только конечно-же совсем небольшие кристаллы, а то что эти пирамиды находятся сейчас здесь, под землёй, то это совершенно не значит что так было всегда, когда-то ведь они тоже были там, наверху. Но силы этих кристаллов совершенно спокойно хватило и на то чтобы перевернуть когда-то эту верхнюю гранитную платформу вокруг своей оси и уже зная об близком конце спрятать и эти небольшие пирамиды под землю, а также и когда-нибудь возможно и не поднять их обратно наверх. Да, и не только их одних… Но вы сейчас пока что просто не совсем ещё к этому готовы, но если не вы, то тогда может быть кто-то из ваших потомков… Ну ладно, теперь ты узнал пожалуй уже всё, что ты хотел узнать и о нас, и об этом месте, и тебе пора уже возвращаться обратно к своим друзьям. И ещё, если вам будет нужно когда-нибудь что-нибудь узнать или просто получить какой-нибудь совет или ответ, — то дорога сюда вам известна.

И тут этот невидимый рассказчик замолчал и перед глазами Артура опять возникли эти картинки больших и высоких лесов, какие-то странные звери, очень напоминающих очень мохнатых собак двухметрового роста, потом берег моря, яркое солнце и мерный плеск волн… И на этом этот его «сеанс связи» был уже закончен, — он опять стоял уже под одной из этих странных пирамид и уже опустив свои руки посмотрел на стоявших рядом и очень внимательно на него смотрящих своих друзей, и он понял что это – пока уже всё… Он отошёл в сторону, минут 20 простоял ещё раз вспоминая всё это увиденное, ну а потом…

— Ну, а потом я уже пригласил вас присесть здесь у входа и поведал вам всё, что я только что видел.

— Ты знаешь…

— Да нет, давайте мы сейчас уж лучше помолчим…

— Пожалуй…

— Может быть ещё по чаю?

— Да, а кстати это можно.

— Ну что-же, давай, доставай наш большой термос.

— Да, пожалуй.

— Да, а странное всё-таки всё это место…

— Странное? Да знаешь, а пожалуй и не только, а пожалуй даже и…

— Да, лучше пока не говори, а давай-ка пока лучше помолчим и посидим здесь молча.

— Да, согласны.

— Очень интересно, а сколько сейчас времени?

— Сейчас уже половина 3 ночи.

— Да, ну вот и прекрасно, и когда мы выберемся отсюда на берег, то будет уже утро.

— Да, там должно быть уже светло.

— Ну а сейчас давайте лучше где-нибудь около часа просто посидим здесь, в этой зале…

— Да, и лучше по возможности просто посидим здесь молча, — добавил Артур.

Они просидели так молча, почти ни о чём не разговаривая ещё где-то около часа с половиной, и когда они уже поднялись и собрались уходить, то все они невольно и ничего не говоря простояли около входа в этот зал, наполненный ощущением какой-то прозрачной и воздушной лёгкости, каким-то спокойствием, которое как будто шепнуло им всем: — Не спешите так сразу, постойте…

И они постояли так около этого входа, у этой черты ещё минут 15, потом ещё раз посмотрели назад в этот зал, потом опять на Артура и когда он немного кивнул им они ещё раз взглянув в этот зал подняли свои рюкзаки…

Да, и когда они вышли на берег, часы показывали без какой-то мелочи половину 7, и над ровной морской гладью стоял очень лёгкий и спокойный туман, и немного уже поднявшееся солнце по утреннему тепло и мягко прогревало эту спокойную и мирную утреннюю картину.

Они вышли, спустились по прибрежным камням и расположившись на мягком песке сначала немного помолчали, но молчание их прервала стайка утренних морских птиц, которые подлетев к ним что-то очень громко и отчётливо прокричали, и почему-то всем им показалось что эти пернатые как будто пытались им о чём-то сказать, прокричать что-то важное… Эта стайка немного отлетела, потом развернулась и подлетев опять точно также снова что-то радостно и громко им прокричала.

— Да, а это они не к нам случайно обращались, — немного улыбнувшись проговорил Башид.

— Не знаю, но вообще-то очень может быть.

А эта стайка, немного отлетевшая уже за это время от берега отреагировала на это замечание очень быстро, почти что сразу своими большими и шумными пернатыми гулом и громкими криками в сторону нашей компании.

— Да, а это нас здесь встречают.

Эта стайка опять зашумела, и в пернатом гуле и хлопанье крыльев им как будто бы послышалось почти что различимое их пернатое и шумное – «А как-же, а как-же»…

— Да, а похоже на это.

И тут эта стайка опять подлетела к ним ближе, и опять что-то также радостно им прокричав и немного покружив у берега опять отлетела обратно к морю и уже там, вдалеке принялась как обычно кружить над водой.

— Да ну что, давайте уж допьём остатки того что ещё немного булькает в наших термосах?

— Да, а пожалуй давайте.

А утреннее солнце, уже поднявшееся над водой в это время уже окрасило море спокойным синим цветом и множеством своих ярких блестящих бликов, очень хорошо и отчётливо отражавшихся на его большой и спокойной глади.

Настроение у всех было очень спокойное и по-весеннему свежее, и хотя стояла уже первая половина сентября, но это светлое утро, и это большое и яркое солнце над ровной и немного синеватой поверхностью моря, всё это дышало какой-то утренней ровностью и спокойствием, и даже говорить чего-нибудь никому тогда на берегу почему-то просто совершенно не хотелось.

 

 

 

ЭПИЛОГ

 

 

Через 2 недели они вернулись обратно, домой в Новороссийск и примерно через неделю, уже в начале октября произошла встреча Сергея и Артура, приехавшего к нему в гости и вот уже после примерно часовой прогулки по берегу они всё же присели на ту небольшую скамейку, которую Сергей уже давно установил в своём любимом небольшом гроте и минут 15 уже любовались небольшими стайками мелкой кефали и другой водной живности, очень хорошо видной в ярких отсветах светящего прямо в входной проход этого грота вечернего солнца. Рядом с ними стояли взятый ими с собой большой походный термос и две чашки, и вот уже минут 10 как они снова продолжили свой довольно неспешный и уже пожалуй что вечерний разговор.

— Да, и так значит вы с ребятами всё-таки решили ещё год – полтора никуда отсюда не уезжать, и пожить пока у нас в Новороссийске.

— Да, ты знаешь, как и говорили в начале, год – полтора, а может быть и два.

— Ну что-же, и ещё ты говорил что вроде-бы ты собирался и как-то здесь позаниматься своей живописью, а заодно и стихами…

— Да, совершенно верно, — и этой зимой я думаю довольно серьёзно поработать в нашей мастерской, и наверное весною материал для довольно приличной выставки будет уже готов. Да, вот только где её проводить… Ну да ладно, — это мелочи.

— Да, совершенно согласен.

— Да и кстати, и Андрей Башидом тоже этой зимой будут работать вместе со мною над красками.

— Ну что-же, успеха вам троим.

— Спасибо. Да и кстати, я недавно немного подумал, и пожалуй я к следующему лету также закончу работу и над своим небольшим стихотворным сборником, — начало уже есть, а сборник этот будет у меня уже и далеко не первым.

— Однако, ты не разу не показывал.

— Ну, тут я извиняюсь.

— Спасибо.

— Ну, а какие у вас планы на лето?

— Планы на лето… А летом, — ты знаешь, я тебе уже недавно говорил что я последние 15 лет когда понемногу, а иногда вполне серьёзно увлекаюсь альпинизмом, да, и я и мои ребята тоже.

— Да, и не только говорил, а там, в Крыму я это и немного наблюдал.

— Да ну что ты, там в Крыму, — так это детские забавы. А если посерьёзней, — то этим летом мы с ребятами хотим попробовать Кавказские высотки, и хоть их не так то уж и много, но для всех нас это будет просто настоящий праздник.

— Ну что-же, бог вам в помощь.

— Ну, спасибо.

— Да а кстати, насчёт лета…

— Да, а ещё… Ты знаешь, а этим летом мы с ребятами просто очень хотим ещё разок побывать опять в Крыму.

— В Крыму?

— Да, в Крыму… Ведь знаешь, кроме этой нашей недавней поездки мы ведь не разу там ещё пока что не были, да и я, и мои ребята…

— Ты это серьёзно?

— Совершенно. Да и кстати, могу тебе ещё сказать по большому секрету, что я не только никогда там раньше не был, а что немного побродить по тем местам и берегам, немного полазать по местным взгорьям, да и просто отдохнуть недельки две на каком-нибудь приглянувшемся курорте, — это моя очень старая, и ещё почти что детская мечта…

— Ты шутишь?

— Да нет, совершенно серьёзно.

И Сергей немного отодвинувшись и с большим удивлением и с совершенно нескрываемой улыбкой посмотрев на своего старого друга молча достал из кармана 10 рублёвую монету и немного подмигнув Артуру подбросил её в воздух. Эта монета взлетела довольно высоко, и когда она стала опускаться Сергей выставил вперёд свою правую руку и с небольшой улыбкой затормозил её падение, и она очень замедленно долетев до расстояния где-то в 1,5 – 2 метра от камней входа просто взяла и остановилась, а Сергей продержав её так в висячем положении где-то около минуты обернулся к Артуру, немного ему подмигнул и уже медленно и очень аккуратно положил её прямо на самую середину каменистого входа.

— Ну что-же, просто браво, ты делаешь успехи.

— А кстати и ты тоже.

— Да ну ладно, брось ты.

— А я и не бросил, а просто очень аккуратно, и как ты меня и учил, положил её просто и ровно на место.

— А в этом ты уже вообще-то просто молодец.

— Твоя школа.

— Да ну ладно, давай-ка лучше нальём ещё по чашке чая, — да и посмотри-ка, а какие краски сейчас на небе…

А вечернее солнце, которое в тот вечер висело уже почти что в 5 – 10 сантиметрах над линией моря, всё окружённое богатыми алыми, красными, малиновыми и оранжевыми красками уже совсем близкого заката представляло из себя действительно просто очень живописную, если даже не великолепную картину, и этот мягкий плеск набегающих на берег волн…

— Ну что, давай ещё по чаю?

— Давай.

— Да, и закат сегодня…

— Да, лучше и не говори.

И они молча просидели так до самого заката солнца, а потом уже включив взятый с собою фонарик выбрались из этого грота и пошли по берегу к дому, с удовольствием прислушиваясь к мерному и ровному плеску накатывавшихся на берег морских волн.

 

Да, и тут на этом месте я пожалуй и завершу это

своё немного южное, и немного летнее

повествование.

 

 

Конец

 

 

 

Лето 2017 года.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.