Valdemar Kaiser. Глум (повесть)

Предисловие.

Не так уж и много времени потребовалось мне, чтобы оглядеться, ужаснуться и успеть возненавидеть то, что сейчас творится вокруг нас. Под нами я подразумеваю людей, чей нравственный образ существования внутри не утратил своей ясности, не исчез, не превратился в дымку.

Мировоззрение менялось не сразу. Вопросы появлялись постепенно, обычно они привязывались к текущим событиям. Ответы же заставляли себя ждать. Признаюсь, понадобилось немало смелости, чтобы признать, признать реальность, смириться с ней, скривив лицо в гримасу, как от невероятно приторной конфеты. Но разве я смирился, раз пишу все это? Не думаю. Человек, а в нынешнем мире – скотина, порода чрезвычайно верующая. К сожалению, не в Бога, а в случай, в фарт. Вот и сейчас меня не покидает надежда, что нынешнее поведение это только дань моде.

Конечно, я сам себя этим обманываю. Но почему бы не написать, не поглумиться, предвкушая то, какие мысли посетят Ваши головы. Я искренне буду рад, если все ниже мной описанное не будет к Вам относиться, а если будет? Если все это произведение про Вас? О, тогда я буду смаковать Вашу беспомощность, Ваш гнев, чувство отвращения к самому себе. Все потому, что по-другому никак нельзя. Ведь чтобы очиститься, нужно либо сгореть, либо пропустить через себя, отречься, осознать… Я продолжу, но это уже будут последние слова в этом произведении, а пока…

 

Глава 1.

Первое, что всплывает в памяти – это тихий и уютный двор, залитый солнцем. Я еще совсем мальчишка, ребенок в цветастой рубашке и шортах, мою голову прикрывает от солнца кепка, а сам я краснею, глядя на девочку, сидящую на лавочке с хомячком в руках. Девочка немного старше меня, но в тот период разница в три года сильно ощутима, на ней белое платье в цветочек и … Солнце играет на ее светло русых волосах, играет на щечках. Милое невинное создание. Да, к моему сожалению, такого мнения был о них раньше, именно поэтому так тяжело смотреть на все сейчас.

Вспоминая школьное детство, я сразу же представляю салочки, игры в «казаков-разбойников» и волейбол в старших классах. Четырнадцать-шестнадцать лет, еще дети, но… С Наташкой я познакомился в восьмом классе. Красивые голубые глаза, кажущиеся бездонными, немного пухленькие щечки, трогательная улыбка, а так, ничего особенного. Общаясь с ее ровесниками, сложилось мнение, что все девчонки такого нежного возраста мечтают о принце, нет, в куклы они уже не играют, но в сказках плавают. Если быть откровенным, то я ловлю себя на мысли, что мы неплохо смотрелись бы вместе. Нравилась ее манера одеваться, особенно красная блузка, аромат духов, не безвкусно подобранных кем-то из взрослых. С голосом, дела были намного хуже, да и для ушей много слушать подобного – вредно. Я не знаю как описать, но уверен, что все мужчины хотя бы раз в жизни слышали нечто схожее, а кто-то и каждый день слушает, но не будем о грустном. Она мечтала о невозможном, я же мечтал увидеть ее ненакрашенной. Это были те отношения, которые сейчас вызывают умиление, нет выклянчивания секса, шантажа за одежду, сапоги, например. Да тогда и не было подобного. Дети гуляли, ели мороженое, обсуждали кино и делились мечтами… Кстати, о мороженом. Было то время, когда можно спокойно есть «фруктовый лед» на палочке в виде цилиндра, засовывать его за щеку, лизать языком, причмокивать и посасывать и никто бы не провел аллегорию с мужским половым членом. Обратите внимание, как сейчас Вы едите мороженое. Вот видите… А я ем ложкой. Подобные метафоры не обошли и фрукты, за бананом крепко накрепко закрепилась функция женского тренажера, ну а самих женщин все чаще называют мартышками, в связи с любовью к бананам и некрасивым поведением.

Она была первой и единственной девушкой, с которой я согласился бы общаться чуть ближе. Но женщины – существа далеко нестабильные в своем поведении. Меркантильность зарождается в семье, когда жена готова на многое за сороковую пару обуви. Моя Наташка тоже «заболела», ее больше не интересовали пушистые зайчики, она жаждала золота. Я ни сколько не преувеличиваю, как бы громко это ни звучало. Презрительно взглянув на мягкую игрушку, она заявила, что ее грудь неплохо подчеркивала бы золотая подвесочка, а это именно и есть то, что нужно дарить девушке, если испытываешь к ней чувства. Но разве у детей могут быть чувства в той проекции, которой пользуются взрослые? Однако нельзя не отметить любопытный симбиоз взрослых похотливых желаний и материальных требований опирающихся на детские решения и фантазию. Минет за дверью в школьный кабинет, «чтобы никто не видел». Отголоски детского разума, остатки стыда, когда еще не все напоказ, не прилюдно, «за дверью», в неком искусственно созданном уединении. Сейчас эта идея смотрится свежо и пикантно. Уверен, что многие захотели бы это испытать. Но тогда я думал головой, хотя и был чрезмерно любопытен, к тому же ювелирное украшение решил не дарить. Я проявил недюжинную зрелость, рассудив, что минет – это, конечно, хорошо, но лыжи зимой  еще лучше. Поэтому все накопленные средства я вложил в пластиковые лыжи и ботинки к ним.

Разврат уже процветал в школе, переходный возраст давал о себе знать. Идя по коридору, можно было приметить то там, то сям жмущиеся по углам и за дверьми парочки. Я даже оказался случайным свидетелем «оргии» в мужском школьном туалете… Хотя это слишком громко сказано. Девочка не против была оказаться во власти мальчишек, со всем вытекающими. Ну а что могут в этом возрасте сделать дети, восьмиклассники? Ущипнуть за задницу, потрогать выпуклости? Если нет наставника, то слова и планы остаются словами и планами. Именно в тот раз я был уличен своей спутницей в измене, хотя кроме наблюдения ничего себе не позволил. Ну, может еще несколько фотографий на телефон, для школьной стенгазеты ко Дню Святого Валентина. К слову сказать, данное хобби, наблюдение, я открыл для себя позже, на средних курсах института. Но возвращаюсь к вопросу с изменой… Совокупность так называемой измены с прогрессирующей «болезнью» меркантильности и ростом аппетита послужила причиной расставания, чему я был неимоверно рад.

Но, видите ли, каждая женщина хочет показать, что прогрессирует, то может быть работа, увлечение, мужчина. Она не могла не попробовать меня «укусить»…  Вариант со «Сникерсом»[1] оказался более чем ее достойный. Наивная соска и вечный неразборчивый суватель, крутившийся с непотребными девчонками младше себя, которые периодически разрешали ему ими попользоваться. Как сложилась ее жизнь в дальнейшем, я не знаю. Но если отталкиваться от фотографий в социальной сети, то прогресс очевиден, девочка намерена стать валютной бабочкой мужских утех.

В школе я не испытывал особого желания ходить с кем-то за ручку. Опять же парочки появились только в выпускных классах. Хотя малолетние шалавы были всегда, и больше чем пару штук на школу для общего пользования не выдавалось. Я брезговал, я вообще не имею привычки подбирать все то, что плохо лежит. Мне нравилось играть в футбол, неплохо получалось читать и развиваться. А в десятом классе женился Ваня, наш местный «эксперт» по противопоставлению резинового изделия номер три, противогаза, к резиновому изделию номер два, презервативу. Что-то про цветы говорил, как хорошо без и как плохо с ним.

Я думал, что ниже падать школьникам в плане нравственного и здорового образа жизни воспитания некуда. Как Вы уже поняли, я ошибался.

Будучи уже  достаточно взрослым, двадцати лет, я познакомился с Кристиной. Знакомство было интересное, не обошедшее тему подружек-матрешек. В торговом центре, ожидая приятеля, я сидел на лавочке напротив магазина с нижним женским бельем. На что посмотреть и о чем подумать, тем хватало. Подумать стоило над установлением цен на женские стринги, которые, в моем понятии, не должны стоить дороже трех веревок, а посмотреть… Женщины! Можно понять Ваше желание хотеть понравиться, произвести впечатление на мужчину, предстать перед ним Богиней Иштар[2] в постели. Вы всегда молоды, соблазнительны, желанны, но нельзя на великана надеть рубашку карлика, так же как нельзя из доски выстругать деревянную Венеру Милосскую. Белье можно комбинировать и на любую задницу найдутся трусы. Прошу Вас, думайте головой. Бегемот в стрингах, молодая самка в бабушкиных панталонах… Всему свое время, к каждому возрасту свое. Если все так плохо, возьмите с собой алкоголя, а если очень плохо, то много алкоголя и иди к мужчине Вашей мечты.

Я не обратил особого внимания, когда в этот магазин проследовали две девушки. Одна казалась немного постарше, другая имела необъятного размера грудь и достаточно сочную фигуру. Я молча наблюдал, а приятель все так же не появлялся. Девушка улыбнулась мне, я улыбнулся в ответ. Уже спустя минуту мы общались на лавочке. В тот момент, я не думал, что это те подружки, которых принято называть матрешками, а именно одну появившуюся из другой. Да, мать и дочь. Это тот тандем, который охотится на курортах, подлавливая одиноких простофиль. Не редки случаи, когда сердце не выдерживало. Но для седовласых рыцарей умереть от секса, это как войти в Вальгаллу[3], не выпуская меча, для викингов, ну или чтобы «копье» не сломалось, но случаи разные бывают, живую воду и таблетки никто не отменял. Я отвлекся. Это был тот самый тандем.

Наше общение продолжалось пару дней виртуально и по телефону. Я бы не сказал, что общение меня «купило», но ее поведение и формы — однозначно. С некоторых пор, я научился ценить простоту в человеке, в девушке, когда она не старается показаться другой, а представляет себя настоящей. Кристина и была такой. В литературе, истории, да, как и во всем остальном, она соображала немного, рассчитывать на глубокие и вдумчивые беседы не представлялось возможным, но были темы куда более важные для здоровья… И мы решили встретиться.

Неблизкая дорога даже на метро, предновогодняя суета. Я оказался на одной из западных станций метро, стоя рядом с дверьми, немного взволнованно втягивал в легкие табачный дым. Странно, но меня весь день не покидало чувство тревоги. Это не было тем волнением, которое теплом расползается по телу, в тот момент в воздухе для меня витало ощущение неприятностей. Недалеко от меня появился мужчина, крепкого телосложения, с «неразговорчивыми» чертами лица, он направлялся ко мне. В какой-то момент все внутри меня съежилось, я сделал шаг назад, сжимая зажигалку в кулаке и готовясь сделать все для самообороны…

— Сигаретки не будет?

Эти слова разнеслись в моей голове вязко и глухо. Я ожидал совершенно другого.

— Парень, сигаретой ни угостишь? – Повторил он.

Я, молча, протянул ему раскрытую пачку.

-Спасибо. – Буркнул в ответ, отойдя немного и прикуривая.

— Приветик!

Я даже подпрыгнул. Она, подойдя со спины, игриво ткнула меня под ребра. Касаясь женской одежды и образов, можно найти множество интересных с мужской точки зрения сочетаний, но тут все было донельзя просто. Унты, джинсы и пуховик. Я на мгновенье засомневался, она ли это, куда пропали аппетитные выпуклости груди, формы талии, не было даже яркого макияжа. Все серо и просто.

Опять затянулся бестолковый разговор ни о чем. Снег падал, казалось, что немного потеплело. Мы гуляли. Чувство тревоги немного отступило, но не пропало. В тот момент во мне впервые появились сомнения относительно ее возраста. Ее выдавал взгляд, который она украдко бросала в мою сторону. Он не был сучьим, но уже горел бесстыдством. Восемнадцать? Да нет, чуть меньше, семнадцать скорее.

— Кристина.

Она в тот момент о чем-то увлеченно верещала.

— Да? – Отрываясь от своего повествования, отозвалась девушка.

— Сколько тебе лет?

— А? Что? – Она рассмеялась уже по-взрослому, играючи, не искренне. – Почему ты спрашиваешь?

— Мне уже не шестнадцать, когда многое в возрасте дозволено…

— Я тебя поняла… Знаешь, моей маме больше двадцати семи лет никогда не дают, но она намного старше. Расслабься, я не вчера родилась.

Повисла пауза. Я понимал к чему все идет, но по ней было видно, что продолжение этой темы, скорее всего, приведет к моему бесславному возвращению домой.

— Мне надоело гулять. Аптека там. Жду тут.

Получается, безусловно, интересно. На кассе волна тревоги прокатилась в голове.

Лифт не работал, я поднимался следом за ней по ступенькам, невольно упираясь взглядом в спину спутницы.

Совсем молодая, а уже успела испортиться. Рыба тухнет с головы. Вот и мы берем пример с так называемой «головы». С лица, про которое ходит невероятно много сплетен, и которые он только подкреплял своим поведением.

Почему так все легко? Я никогда не считал себя мужчиной, от которого девушки должны визжать в нетерпении. Обыкновенный парень, со своими плюсами и недостатками. Но тут все немного по-другому, как будто в голове есть отклонения. Они определенно были.

Звук ключей вывел меня из оцепенения. Открылась дверь. Я ощутил на себе чей-то пронзительный взгляд, в пролете между этажами курил мужчина, неотрывно наблюдая за нами. Понятно, что своих соседей он знал, а меня нет. А то, что молоденькая девушка тащит к себе в квартиру мужчину, это как минимум не книжки почитать.

В коридоре квартиры было темно, она смело вошла туда, а я, в целях собственной безопасности, старался найти следы мужского присутствия, чтобы это не стало неожиданностью в дальнейшем.

— Проходи в комнату.

Кристина все делала немного неуклюже, беря пример с кого-то, она еще не успела набраться опыта на практике. Чувство тревоги опять скрутило меня, я не мог расслабиться, не мог просто наслаждаться процессом. В задумчивости я ловил на себе ее потребительские взгляды. Девушка хотела показать себя, хотела, чтобы ее оценили, она как будто привыкла пользоваться мужчинами…

Звонок в дверь.

Я вздрогнул и оттолкнул ее. Вот оно! Мои чувства никогда меня не обманывают. Муж? Не удивительно, что у нее и ребенок может быть, какая женская грудь свойственна новоиспеченным матерям, либо девушкам в положении. А может родители, ее мамашу я уже видел, строгая и взбалмошная. Будет неприятно. Однако реакция самой девушки заставила меня вновь начать волноваться…

— А вдруг это мама?

— Ну и что? Скажи, что ты с молодым человеком. Зашли чаю попить, а теперь уходим гулять.

— Нет…

— Что нет? Что в этом такого ненормального?

— Мне четырнадцать.

Думаю, в тот момент я был белее мела. Осознание того, что я натворил, влилось в мою голову волной. Я захлебывался этим. Подступила тошнота. Я поднял на нее взгляд, да нет же, не может такого быть, ну лошадь, никак не ребенок. Но ведь факт остается фактом. Мое незнание не освобождало меня от наказания. Но это только если все делать по правильному, следуя закону. В дверь позвонили еще…

Тихонько посмотрев в глазок, она на выдохе сообщила: «подруги».

— Почему ты сразу не сказала?

— А смысл? Я не привыкла вредить себе, лишать себя чего-то вкусного. Какая разница сколько мне лет? Тебе ведь понравилось? Или?

— Какая мне разница? Ты — дура? – Меня захлестывала ярость, злость беспомощности, а так же благодарность судьбе за урок. – Это статья!

— Да ладно тебе… Никто не узнал бы… Если бы не ты, другого себе нашла бы.

— Но объясни, зачем тебе все это? В куклы чего не играется?

Что девочки взрослеют быстрее – это миф, но интима они начинают хотеть раньше – факт. Я был у нее не первый и не самый «старый». Она взахлеб рассказывала, как лишилась девственности с тридцатилетним мужиком, как спала с ребятами, с соседями по даче, о своих желаниях попробовать с девушкой и о грандиозном плане устроить оргию. Помните про девочку с хомячком, я уже упоминал о ней? О том милом создании в платье, а была чуть младше этой шлюшки. Первая жила совершенно в другом времени, ее воспитывали на развалинах уже несуществующей страны, на тех постулатах, которые помогали девочке стать женщиной, а мальчику – мужчиной. Для Кристины все оказалась по-другому, ее родители сформировались в эпоху распущенности, в эпоху девяностых, в эпоху «неправильной демократии». Она росла на разговорах матери о неудовлетворенности в сексе, на легендах об умелых зрелых любовниках, на тех фильмах, что включал ее отец в уединении. Дети всегда сами и быстро учатся только плохому, хорошее же им надо прививать. Девочка решила не терять времени, а свято верила в то, что она делает – это правильно. Я смотрел в ее большие голубые глаза и видел в них только похоть.

К сожалению, опыт общения с подрастающим поколением на этом не закончился.

 

Около года спустя, ища свободные вакансии на специализированных сайтах, я параллельно увлекался знакомствами в социальных сетях. Памятуя о прошлом неприятном опыте, я дал себе зарок даже не общаться с теми, в ком есть у меня сомнения, что им еще нет шестнадцати. Почему именно шестнадцать? Дело в том, что по законодательству возраст вступления в сексуальные отношения именно шестнадцать лет, ко всему этому у меня есть хорошая знакомая, которая по чистому совпадению тоже этого возраста, и с которой очень интересно общаться. Это к тому, что не все девушки курят, пьют и сношаются, есть еще те, которые занимаются саморазвитием. Но я отвлекся от своего повествования. В один из вечеров я наткнулся на одну страничку на сайте знакомств. На главной фотографии красовалась девушка дозволенного возраста. Простенько одета, нет фото с выпяченной пятой точкой на капоте иномарки какого-нибудь близкого друга. Общение оказалась ничуть не сложнее…

Знаете, даже после самого пышного застолья хочется съесть яблоко с ветки. Человеческой натуре свойственно стремиться к чему-то лучшему, затейливому, необычному. Недаром, во времена великих географических открытий по одной из теорий моряки завезли СПИД в Европу с Африканского континента. Желание попробовать что-то новое подстегнуло матросов пользоваться темнокожими женщинами, не думая о последствиях. А потом они возвращались домой, к женам, простым кухаркам или посудомойкам портовых забегаловок и кабаков, для матросов их жены и были теми яблоками с ветки, которыми легко наестся, но которые так необходимы для организма. Теперь вернемся к моему случаю.

Мы встретились. Весна. Коломенское встречало нас ароматом цветущих яблонь и свежестью от реки.  Мы не спеша гуляли по набережной, пока не прозвенел первый «звоночек». Я не особо люблю лезть в те темы, в которых не силен, особенно с малознакомыми мне людьми, поэтому я перевел беседу в русло литературы. В тот момент неожиданно выяснилось, что девочка достаточно хорошо и небезынтересно знает Набоковскую Лолиту. «Совпадение?». Я не верю в совпадения, никогда, все что происходит с нами – это принцип домино запущенный кем-то свыше. Да и жизнь наша уже давно кем-то предначертана, кому суждено сгореть, не утонет.

Что ж, об отклонениях на сексуальной почве моей спутницы мне стало известно. «А может есть еще что-то, о чем она молчит?».  Как спросить об этому девушку, чтобы не услышать ложь?

— Сегодня тут не так много народу.

— Да, я заметила. Еще и погода хорошая… Настроение просто не может быть плохим, пусть даже сейчас дождь пойдет, он мне его никак не испортит…

— Почему? – Задавая этот ничем не примечательный вопрос, который обычно подчеркивает любопытство или же просто из вежливости, я отметил уж очень нездоровый блеск в глазах девушки.

— В выходные у знакомого «туса» будет. У него родители уезжают, точнее уже уехали…

— И что в этом такого необычного?

— А ты можешь меня до подруги довести? Она у меня шмотки брала, а то я забуду…

— Далеко?

— Ну, если пешком, то да, а на автобусе минут пятнадцать.

— Хорошо.

 

Заезжая во двор, мне стало сильно не комфортно. Уже при въезде нас встречала машина с разбитым стеклом. На детской площадке горланила «молодежь». Казалось, что время тут остановилось еще на девяностых.

— Пойдем, зайдешь!

— Зачем, я лучше тут подожду. – Толпа неадекватных малолеток напротив моей машины не давала мне покоя.

— Да пойдем! С подругой познакомлю.

— Только очень быстро.

Холодный и прокуренный подъезд, тошнотворный запах сырости и испорожнений. Четвертый этаж. Пока моя новая знакомая звонила в дверной звонок, я посмотрел в окно. Около подъезда стояла отцовская «Тиана», заборчик, кусты и падшая надежда будущего. Я не знаю, как называть таких подростков, которые уже давно потеряли человеческий облик, забыли язык, но еще не превратились в зверей. В тот момент, когда я обратил на них свой взор, они принялись толпой дубасить кого-то из своих. Хотя сомневаюсь, что там есть свои и чужие, каждый сам за себя.

— Пойдем.

Подруга оказалась девушкой достаточно необычной и не менее эффектной. Она предстала в мужской грязной рубашке, в трусах, если так можно назвать стринги и полосатых чулках. Яркая косметика уже поплыла, помада размазана, а из-за туши, девушка походила больше на енота со следами порки на заднице. Уже от такой встречи, мне захотелось вернуться сначала в машину, а потом топить по проспекту Андропова в сторону своего дома и чистой ванны. Но любопытство посмотреть, чем сейчас занимается молодежь, взяло верх.

Квартира была просторной, большой коридор с диваном в углу, на котором уже происходило спаривание по-собачьи. Стараясь не запачкать обувь, я пошел вслед за девушками. Проходя мимо комнаты, предположительно зала, в нос ударил резкий, специфический запах какого-то растения, на журнальном столике были разбросаны карты, пакетики с неоднозначным содержимым, алкоголь. На диване, забросив ногу на спинку, лежала, развалившись, девочка лет четырнадцати и беспечно мурлыкала себе под нос какую-то мелодию. В углу, закрутившись в занавеске, выл в потолок парень, не намного, старше девчонки.

По запаху и шуму, кухня оказалась самым злачным местом в квартире. Уже в дверях меня встретила и сунула в руки пробитую с боку пластиковую бутылку с дымом внутри моя знакомая.

— Давай, давай, пока кумар не ушел. Сразу и по глубже вдыхай.

— Я не буду тут ничего курить и пробовать. Открой мне дверь, она заперта на ключ, я уезжаю.

— Я с тобой, а то ноги… — Раздался нервный смешок. – …подкашиваются.

Нервно оглядываясь, я выскочил в коридор, голову немного мутило, к горлу подступил комок. Очень сильно хотелось оказаться на свежем воздухе. За спиной раздался грохот упавшего тела и истерический смех. Я до сих пор не знаю, зачем я это все делал, зачем помогал ей, почему не бросил ее там, куда она так рвалась. У автомобиля мы остановились.

— Стой и молчи.

Мне не хотелось пачкать салон, признаться, не хотелось ее даже в машину сажать, но бросить ее вот так, я тоже не мог, может быть остатки совести не давали. В багажнике у меня была пленка, купленная перед поездкой на дачу,  которую я хотел постелить на сидение, перчатки, мешки для мусора и другие очень «нужные» городскому жителю вещи. Пока я копался в багажнике, мне удалось ощутить на себе совсем неприятный взгляд, инстинктивно обернувшись… Ощущение, что приключения меня все таки сегодня нашли, пробежало по всему телу. От детской площадки в мою сторону отделились трое молодых людей крепеньких, но и неадекватных. За шкирку пихнув свою спутницу на переднее сидение, я почти бегом кинулся за руль, звук работающего мотора отогнал тревогу. В этот момент кто-то открыл водительскую дверь, даже не глядя, я просто нажал на газ, «Тиана» сорвалась с места, пулей мы вылетели из мрачного двора навстречу солнечному закату. «Что ж, повезло и в этот раз».

— Посмотри какой костюмчик. – Немного придя в себя, она достала из пакета кожаные штаны с пришитым кошачьим хвостом, короткий топик и ошейник как у бульдога.

— У вас там тематическая вечеринка?

— Нет, там будет очень весело! Будет много алкоголя, наркотиков, мальчики будут и никакого контроля.

— Тебе всего шестнадцать…

— Семнадцать.

— Ну, семнадцать, зачем ты хочешь сломать себе жизнь уже в самом начале?

— А что тут такого особенного, курево помогает интересно и свободно мыслить, алкоголь разгоняет кровь, а секс всегда был полезен для здоровья.

Я молчал.

— Ты вроде молодой, должен меня понимать, а ведешь себя как старый дед. Жизнь всего одна, надо попробовать все, зачем думать о завтрашнем дне, если теряешь сегодняшний? Ты считаешь меня шалавой? Так попробуй найти девственницу. Я не сплю за деньги. Просто чтобы расслабиться — трахаюсь, ради этого и употребляю, у меня есть хорошие друзья, веселые, если они не против этого, так почему я должна быть против? Сейчас если ты один, то ты никто. Я помогу другу, секс по дружбе это не плохо, а завтра он поможет мне, накурит меня, равноценный обмен, тебе ни кажется?

— Почему бы тебе не найти одного парня, встречаться, проводить время вместе, зачем нужно все это?

— У меня был парень. Кстати, благодаря ему, я пятьсот рублей выиграла. – Она снова издала нервный смешок. — Мы с подругой поспорили, кто первой девственности лишится, я быстрее оказалась. Хотя это дибил был, не умел себя контролировать… Все деньги, что я на айфон копила, ушли на аборт.

— Ты девственности лишилась, чтобы пятьсот рублей выиграть?

— Ну, почти так. Подруга и я, мы с мальчиками достаточно долго уже встречались, месяца два, наверно,  она своего любила, мне просто с моим не скучно было, вроде не страшный был. А потом мы как-то раз с ней встретились, посмеялись, что ведем себя как старые девы, все трахаются во всю, кайфуют, а мы нет. Ну вот и решили поспорить, кто первая из нас лишится…  А вот мы и приехали. Позвонишь?

— Нет, мы больше не увидимся. Дверью не хлопай.

 

Вечер я уже встречал один. Открыв балкон, я устроился в кресле, заранее принесенном туда. Солнце садилось, его лучи облизывали соседние дома, играя бликами на стеклах, в них уже нежился МКАД, прекрасно видимый мне из моей квартиры. Нескончаемым потоком тянулись по нему автомобили, а я ,забросив ноги на стул, не спеша курил сигарету, пуская дым в потолок. Я все чаще сравнивал жизнь с сигаретой, хоть это давно не ново. Глядя, как она тлеет, оставляя за собой серый пепел… Мы никогда не сможем бросить курить, пока не ощутим вредность сего процесса, мы не умеем бросать недокуренную сигарету, мы осознанно травим себя. Да и жизнь, подобно сигарете сгорает очень быстро, мы все делаем себе во вред, мы хотим новых ощущений, но не задумываемся о последствиях, мы живем сегодняшним днем, уже похоронив завтрашний. Мы все равно поймем свои ошибки, осознаем их, успеем даже пожалеть, но ничего исправить будет невозможно.

Каждый сам выбирает свой путь, сам совершает ошибки, и чем быстрее вы научитесь учиться на чужих, тем лучше будет для вас. Дети живут, глядя на родителей, либо подражая им, либо делая все наоборот, доказывая, что они лучше. Хотя чему проститутка, которую так любят женатые мужчины, может научить свою дочь? Как удовлетворить мужчину, как высосать из него деньги, пусть думает каждый в меру своей испорченности, как не забеременеть? Откуда сейчас такая мода на похоть и наркотики? Знаете, я не хочу, чтобы у меня была дочь. Нельзя среди тварей оставаться человеком, не получится просто.

 

 

Глава 2. Контраст.

 

Женщины не всегда кажутся такими плохими существами, какими мужчины привыкли их видеть. Характер их поведения во многом может зависеть от некоторых не малозначительных факторов, к которым может относиться физического состояние мужчины и его умение владеть всеми частями своего тела, материальная составляющая этого мужчины, физиологические особенности женского организма, погода и мнение подруг. Внесу одну поправочку для ясности и полноты картины, женщины никаким образом дружить не умеют. Касаемо взаимоотношений с сильным полом, так вся дружба неминуемо сведется к постельным этюдам, либо рассмотрим синоним женской дружбы – банку со скорпионами, которые готовы жалить друг друга, пока яд погибших сородичей не разложит последнюю выжившую особь. Метафор можно привести много, ярких и в полной мере олицетворяющих данное явление, но с этим перегибать нельзя, так как за мизогинией[4] могут последовать светло-синие отливы ориентации. По статистике мужчин меньше чем женщин, и средний возраст смертности на десять лет короче женского, поэтому не стоит превращаться в подобие слабого пола, даже не смейте думать об этом. Иногда, когда судьба благосклонна, факторы удачно складываются, и перед мужчинами может предстать женщина во всей своей красоте. Одним из необходимых условий для женского преображения может стать материальная удовлетворенность самой женщины.

Не сказать, что я пользовался огромной популярностью у противоположного пола, но проблем в интимной жизни и долгих перерывов у меня никогда не было. Нет, я не пикапер. Хотя это направление достаточно популярное и эффективно в достижении поставленных целей, я его не воспринимаю, при всем своем рациональном подходе к женщинам. Задумайтесь, что такое пикап? Продажа. Вы не пикапер, вы — менеджер по продажам, кто-то продает бытовую технику, кто-то банковские продукты по телефону, да, а вы продаете свою шкурку какой-нибудь сучке. Сам пикап сводится к построению некого образа вокруг себя, женщина хочет вашу роль, а не самого актера, он ей безынтересен. Есть еще одна черта, поверхностность в общении, шут не должен говорить о политике, он должен смешить… Почему шут? Смех — это самый короткий и бюджетный путь к женской постели.

Неоднозначные опыты общения с юными представителями слабого пола подтолкнули меня обратить внимание на девушек постарше. Да, я увлекся женщинами. Многие сочтут меня извращенцем, на самом же деле я просто вижу плюсы.

Коротая вечер после институтских занятий, я заглянул в один из стареньких книжных магазинов, располагавшихся по соседству с салоном красоты. Осень, вступившая полноправно в свои владения, погодой не баловала, а изморозь и дождь стали уже совсем обыденными. Я стоял на крыльце магазина, прячась под козырьком и держа подмышкой новую книгу, аккуратно завернутую в прозрачный пакет. До входа в метро было довольно приличное расстояние, и я просто ждал, покуривая неспешно сигарету. Немного загадочно расплывался дым во влажном московском воздухе на фоне черного низкого неба. Дверь из салона красоты открылась, и на крыльце показалась женщина приятной наружности. Украдко бросив на нее взгляд, в моей памяти засели ее большущие зеленые глаза и лукавая улыбка.

— А где же твоя азбука? – негромко обратилась ко мне соседка по крыльцу.

— А вот она. – Потряс я только что купленную книгу. – С чууудными картинками.

— О, даже чувство юмора есть, а с виду такой серьезный.

— Как же не быть серьезным, когда плавки дома оставил, не подготовился к водным процедурам.

— А мы в молодости с подругами голышом купались… — Женщина кокетливо хихикнула.

— Вы наверно и в молоке, и в кипятке купались… Очень хорошо выглядите.

— Ты так считаешь? Спасибо. Это очень приятно.

Не всегда в общении с противоположным полом присутствует легкость. Иногда, кажется, что шанса на ошибку нет, что любая глупость может испортить хрупкие мосточки беседы, но есть одно необъяснимое явление, называемое женским мозгом. Вроде он есть, а вроде и нет. Факт останется фактом, что женщинам нравятся два типа мужчин, смешные веселые дураки, в этом случае можно нести чушь, какая в голову придет, второй тип – умный эгоист, с нескончаемым запасом язвенных подколов. Удивительно, но только эти два мужских типажа популярны, остальные – это последний шанс выйти замуж. В тот момент, общаясь с дамой, мне было настолько все равно на результат, что отказать себе в удовольствии повалять дурака, я не смог.

Мне было несказанно легко с ней общаться. Я не давал ей ставить себя выше, но и не опускал ее. Нас ничего не связывало, ни прерогатива отношений, которая всплывает, когда появляется симпатия из приятности общения, ни перспектива неких обязательств после интима, даже не было того дурного чувства, когда стараешься найти точку соприкосновения с внешне красивой девушкой и невероятно внутренне пустой. Все происходит как само собой разумеющееся. Мы просто стояли и болтали о какой-то ерунде.

— С тобой легко. – В задумчивости бросил я куда-то в пространство.

— А что, должно быть тяжело? – Ответила она.

Мы шли уже по тротуару, я в сторону метро, она к своему автомобилю. Дождь мелко моросил, я чувствовал, как холодный вязкий воздух пробирается ко мне под куртку. Непроизвольно поежился.

— Замерз?

— Просто противная погода.

— Где ты живешь?

— Не. В родительский дом я приведу либо мать моих детей, либо будущую жену, но точно не женщину с улицы.

Она звонко рассмеялась.

— Да я и не напрашивалась. Просто я еду к подруге, если по пути, то могла бы и довезти.

— Всегда сажаешь незнакомых мужчин в машину? Или это попытка съема?

— Вас, малышей, и снимать не надо, сами в машину прыгаете.

— Ну да, если кому без особой разницы куда совать, только не всегда это и «малыши» бывают, среди «дедушек» таких хоть отбавляй.

— А ты что, не из таких?

— Не люблю подбирать.

— Первооткрыватель? – Она ехидно улыбнулась.

— Сейчас «открывать» уже особо нечего. Помнится, анекдот был, что когда девушка в одной из стран Южной Америки выходит замуж девственницей, то сажают дерево. Так вот, у нас во всей Московской области леса скоро не останется.

— Грустный анекдот. Так тебя довезти?

— Нет, зачем? Метро рядом и открыто.

— Ну как знаешь. Это мой номер, может позвонишь, когда решишь проблему с деревьями.

 

Неожиданно для себя, но мы списались. В один из вечеров, устав от всех и вся, я написал ей. Мы встретились на следующий день.

— Мелкий, я тут. – Окрикнула она меня, пока я, прикуривая сигарету, пытался понять, зачем мне все это нужно.

— А-а-а, тетя. – Я улыбнулся в ответ.

Я не могу объяснить это сейчас, не могу разобраться в своей реакции, но тогда был ужасно рад ее видеть. Мне нравились те теплые чувства, которая она дарила, ту простоту, которой так никогда не хватает.

— Еще раз тетей назовешь – эта встреча станет первой и последней, ты понял?

— А что, ты – девочка что ли?

— Тебя возраст начал смущать?

— Катерина, я не знаю твоего возраста, чтобы начать смущаться. Да, ты старше, но что с этого?

— Чем тебя ровесницы не привлекают?

Я смотрел на вкусную линию ее губ, на манящий изгиб шеи, на по-доброму детский озорной взгляд…

— Тебе так важно знать, почему я сейчас сижу у тебя в машине?

Она утвердительно кивнула.

— Я не вижу смысла искать сейчас чего-то серьезного со своими ровесницами. Говорят, что девушки быстрее взрослеют, это не совсем так, они просто лучше приспосабливаются к окружающему миру. Материальная составляющая сейчас определяет «любовь», когда девочки немного начинают соображать, они уже не «дают» просто так. Я понимаю, что звучит абсурдно, секс из средства расслабления переходит в разряд работы с гибким графиком, да и питание почти всегда включено, ведь кафе и рестораны никто не отменял. Таким образом, шалавы растут по карьерной лестнице до проституток. С кем тут встречаться? На кого тратить свое время?

— Неужели все такие?

— Нет, есть еще любители востока, Кавказа и экзотики, некоторые без ума от мощных или дорогих автомобилей, как показывает жизнь, первое и последнее совпадают.

— Не отвлекайся, чего же ищешь ты?

— Я ничего и никого не ищу. Это бесполезное занятие.

— Но ты же встретился со мной…

— Да, мне понравилось общение, это стало определяющим.

— Что в нем такого особенного?

— Особенного ничего нет. В нем нет жалоб на жизнь и окружающих, девушки, да и не только, не умеют довольствоваться тем, что дает им судьба. Ты не кичишься своими достижениями, хотя взрослая женщина и успела много добиться, имеешь право делиться опытом и давать советы, в то время как мои сверстницы лезут туда, в чем ничего не понимают, они не умеют жить, они просто расточают время, которое и без того течет слишком быстро.

Повисла пауза.

— Ты молчишь. Вспоминаешь свою молодость? Я не хочу трогать тему твоей интимной жизни, девичества, не хочу разочаровываться в тебе. Мне достаточно того, что я сейчас знаю.

— Ты хочешь ограничиться только общением?

— Ни в коем случае. Ты мне симпатична, а физические потребности организма никто не отменял.

— Мне сорок два, малыш. – Катерина снисходительно улыбнулась.

— С некоторых пор, — неожиданно для себя, – мне нравятся «девчонки постарше».

Она рассмеялась.

— Чем же?

— Для ровесниц секс – это спорт или «работа», для взрослых женщин – наслаждение. Так как я регулярно занимаюсь в спортзале, первый вариант отметается сам собой. Нежность, теплота, небезразличие, страсть, это многого стоит в интимной жизни. Мне сейчас легко говорить все это, у нас нет будущего, мы воспользуемся друг другом, и на этом все закончится, повезет, если продержимся пару месяцев. Секс ломает все, это то, что стирает последнюю грань перед поглощением, это как разгаданный кроссворд, интерес теряется.

 

Мы проводили вместе время, месяц, пошел второй. Женщины, никогда не лгите. Я не буду осуждать за измены, потому что сам мужчина выбирал в жены проститутку, а они не бывают бывшими. Просто не лгите, скажите прямо, хотя бы намекните.

Она обходила вопрос о замужестве виртуозно, прыгая с темы на тему и легко уклоняясь, она держала меня в неведении, да, признаться, меня мало что тогда волновало. Ведь когда Вы едете в такси, вопрос о топливе в баке возникает лишь в случае форс-мажора, вы пользуетесь услугой, остальное вам неинтересно. Как стало уже понятно, о муже я узнал чисто случайно, пьяная женщина еще и языку своему не хозяйка. Сейчас не осталось мужской солидарности, как показал случай, с ее мужем мы оказались заочно знакомы, посетители одного популярного ночного клуба в Москве, ему нравилось снимать молодых девчонок, так почему я должен заботиться о целомудрии его жены? Мы встречались у нее, я пил его коллекционный алкоголь, курил его сигары, спал с его женой. Будьте честными, со второй половиной, с самим собой, думайте головой, перед тем как сделать выбор, шаг, и тогда Вас обойдет подобная участь. Изменяешь, будь готов, что и тебе изменят.

К концу второго месяца, мы поругались, женщин сложно понять, когда ей хорошо, она способна влюбиться, когда плохо – тоже. Но это если на ее безымянном пальце красуется обручальное кольцо. Женское желание владеть «игрушкой» порой поражает, особо опасно оно, если подкреплено финансами, я не привык к подобному и не собираюсь привыкать. Закусив сигару зубами, я вышел из подъезда. Но где, где моя зажигалка с именной гравировкой? В этот момент у подъезда остановился автомобиль достаточно знакомый. Молочного цвета Бентли с легко запоминающимися дисками, я уже привык видеть его у ночного клуба, да, муж вернулся. То, что мне посчатливелось не встретиться с ним в его же квартире, да еще за интересным занятием, это жизненный урок, предупреждение.

— Огонька не будет?

Мужчина замер на мгновенье, а потом потянулся в карман за зажигалкой.

— А то свою именную я у бабы позабыл. – Не без удовольствия «подчеркнул» я.

— О, очень неплохие сигары, хороший вкус. Молодежь сейчас всякую дрянь курит…

— Спасибо, я бы угостил, но они остались на столике, рядом с зажигалкой.

Невольно, мы вместе посмотрели на окно квартиры, в котором за шторой стояла Катерина.

 

Каждому возраст присущи свои прелести, мировоззрение, привычки, дозволенности, ошибки. Не стоит забегать вперед, чтобы потом не пришлось возвращаться. Желание молодого тела в зрелости это последствие вкушения ветхости в молодости. Иди вровень, не смотрите вперед и не оборачивайтесь назад. Бытует мнение, что мужчин интересуют юные девы, согласен, что по ушам ездить им намного удобнее, легче показаться осведомленным, начитанным, благородным. Издевка состоит в том, что им сейчас это не нужно, приоритеты поменялись. Возможно, еще сохранился интерес к славе, популярному и известному мужчине, но стоит ему оступиться, банкротство, и он остается наедине со своими проблемами. Касаемо женщин, природа наградила слабый пол отключением мужского мозга при их вилянием таза. Любая женщина, познавшая в той или иной мере бедноту, понятие абстрактное, но наиболее ощутимое из всех для человека,  начинает с ранних пор и с завидным упорством пробираться к любым мало мальским богатствам. А обретя их, устремляет свои взоры к удовольствию, соблазняя молодых мальчишек дряблым телом и разболтанной прелестью.

 

Контраст. Он прослеживается во всем, между молодыми сучками и взрослыми стервами. За то время, пока сука становится стервой, меняется ее манера говорить, появляются изысканность, расчет, умение мыслить наперед, предсказывать мужчин, видеть в них выгоду, проявляются другие способности для комфортного существования в окружающем мире. Рождаются новые потребности, как сороки падкие на все блестящее и дорогое, они гордо взывают «к состоявшемуся мужчине», их мало заботит, что он будет похож на всех чертей, но ведь он «состоявшийся», а для удовольствия можно найти и любовника, которой согласится ей пользоваться, только потому, что все молодые сучки ему отказали. У них есть другие более важные занятия, совсем молодые спят еще «по любви», и любовь каждую неделю разная, те, что постарше, строят себе карьеру через постель или пытаются закрепиться в Москве. У всех свои дела, это как большой муравейник.

Да, с возрастом женщина меняется, становится другой, в какой-то момент, она даже может научиться любить, научиться жертвовать собой осознанно, без примеров шекспировских героев. В тридцать пять она обретает свою настоящую красоту, как роза распускается еще внешность, уже не зеленый бутон, но еще не гербарий. Она уже  умеет адекватно мыслить, ее голову посещают здравые мысли, если повезет, то, возможно, к этому времени «распустившаяся роза» научилась готовить, не прокурила легкие, и рот ее не напоминает пепельницу. Обычно, она старается сохранить фигуру, всячески ее поддерживать. Если отнестись к этому вопросу лояльно, к этому цветущему возрасту, женщина подходит во всей своей красе и готовая к замужеству. Но кому нужны потасканные, опробованные и старым, и малым?

 

 

Глава 3. Пять типов женщин.

 

Порой женщин сложно понять, особенно замужних, все же есть: дом, семья, в которую входит как дите, так и муж,  работа, но вот хочется им грязи. Она и так женщина, в большинстве случаев, падшая, правда замужняя и завуалированная, то после измены становится рассекреченной блядью. Можно сказать, что приходит ее дебют. Редко, когда она остановится на одном, в таких случаях женщина ищет секс ради секса в пору своих неудовлетворенных амбиций или какого-нибудь фетиша. Если объективно подойти к вопросу, то все невезение от женского ума. Еще в девичестве, они не представляют чего хотят. Любви? Тогда зачем быть мазохистами? Зачем отвергать тех людей, которые хотят и готовы сделать Вас счастливыми, зачем отдаваться тем, для которых девушка – средство удовлетворения сексуальных потребностей. Секс, очень часто лишение девственности, еще пара встреч, в лучшем случае, а потом нужно обновить, не обидно, что автомобиль и тот берут хотя бы на два года, и то, если новый.

Все же детство слишком многое определяет для будущего, в нежном возрасте закладываются качества характера, понимание ценностей жизни. В зависимости от состояния в черепной коробке, девушки бывают разными по отношению к жизненной позиции. Во многом эта сама позиция складывается еще в детстве, когда примером служат авторитетные для девушки люди: родители, молодой человек, подруги, родственники, медийные личности. В каждом из случаев девушка выбирает, а потом и сравнивает модели поведения, особенно для нее становятся важными результаты. И тут появляется парадокс, проститутки, наполняющие трассы, улочки, мотели и офисы в большинстве случаев из бедных или богатых слоев общества. Для одних – это способ забыться или заработать, чаще всего без «или», для других – это сладких запретный плод, и если она может себе позволить хорошую квартиру в столице и завидный автомобиль, то почему должна отказываться от секса? А если это будет способ преумножить свое состояние…

Опираясь на жизненный опыт, я бы выделил пять типов женщин, которые мне встречались и которые можно хоть как-то охарактеризовать.

Нимфоманка. Вечно неудовлетворенная женщина. Я встречал таких две:

Алла была уже взрослой женщиной средней ухоженности и со специфическим вкусом, как и у всех рыжих. Она работала менеджером по подбору персонала в достаточно крупной и известной фирме, на собеседовании в которой мы и познакомились. Но общение завязалось не сразу, я старался всячески игнорировать неуместное поведение. Девушки сейчас меня поймут, когда они по совершенно своей доброй воле приходят в клуб, больше похожий на бордель, в котором их с порога уже начинают откровенно снимать. Нечто подобное я чувствовал, сидя у нее в кабинете. А теперь для мужчин, какими бы опытными и прожженными они себя не считали бы, никогда не пейте ничего, даже воды, из рук девочки, девушки, женщины, которой от вас что-то надо, никогда. Я в тот раз сделал ошибку, наверно, она отложилась защитной реакцией на генном уровне уже на следующий день, но в тот вечер я беззаботно выпил с ней чашечку кофе. Казалось бы, ничего особенного, чего стоило опасаться. Поверьте, стоило. Когда за вами бежит большая злая собака, то все зависит от вас, когда же тело перестает вас слушаться, а эта женщина куда-то вас тащит – это уже страшно.

Так я оказался в небольшой комнате с советским интерьером, ковер на стене, софа, книжный шкаф стенкой, как в фильмах. Моя одежда была сложена на стуле, в голове шумело, периодически всплывали сцены уже произошедшего.

— В себя пришел?

— Что ты мне подлила? – тело меня уже слушалось, но все еще не до конца.

— Тебе не нужно знать, скажу, что это совершенно безопасно.

— У нас было?

— Было, ты сам проявлял желание, а я от секса с молоденькими никогда не отказываюсь, я вообще от секса не отказываюсь.

— То-то я думаю, что трения никакого нет, отполировано все.

Она ехидно оскалилась.

— Тебе что, не понравилось?

— Никогда не имел привычки трахать все что движется.

Я начал стараться побыстрее одеться. Оказалось, что она притащила меня в квартиру знакомой старухи, которая сдавала ей комнату для утех, параллельно в этой комнате жил некий мужчина, который возвращался туда лишь для ночевки. В тот момент я очень явно ощутил цепь незнакомых между собой людей, но зависимых друг от друга. И так, на старуху давило государство низкой, несоразмерной для существования, пенсией, имея квартиранта, она увеличивала свой ежемесячный доход, однако вспомним о ценах на лекарства.., в тот момент на помощь пришел я, сам того не ожидая. Алла, которая являлась закоренелой нимфоманкой, захотела молодого тела, она и сняла на некоторое время комнату, по старческой расчетности, комнату квартиранта, что и принесло хозяйке квартиры деньги на лечение.

Пока я одевался, Алла решила мне пожаловаться на жизнь.

Она начала жить интимной жизнью достаточно поздно, в двадцать пять, это был бурный двухнедельный роман, после того, как ее бросил первый любовник, она вышла замуж. В тот момент, что-то замкнуло в ее голове, и тогда еще молодая девушка, она перестала получать удовольствие от секса, да, сам процесс оставался ей приятен, то вот с финальной точкой… Появились любовники, один, второй, параллельно несколько, с каждым разом связи становились все беспорядочнее.

Чаще всего нимфоманками становятся проститутки, либо нимфоманка – проституткой, все зависит от того, что пришло раньше: желание денег или желание удовлетворенности. Это — то женское состояние, когда работа проститутки не только прибыльна, но есть еще и возможность достичь жизненной цели, цели оргазма. В принципе нимфоманок распознать не сложно, их видно по очереди из мужчин, в редких случаях очередь бывает смешанной.

Нимфоманками не всегда бывают только в сексе, есть отдельный подвид неудовлетворенности от жизни. Не тот муж, не те родители, не такие дети, друзья, квартира, автомобиль, работа, отдых, выходные, свидание, для них все не так, как хотелось бы. Хотите яркий пример? Старуха из сказки А.С. Пушкина о золотой рыбке. Хочу, не хочу, опять хочу, неопределенность и не удовлетворенность, да еще на старости лет.  Самой же ужасной партией для мужчины будет брак с женщиной нимфоманкой как в сексе, так и в жизни. Даже вариант с проституткой более выигрышно смотрится, если изначально обговорить процент от ночной смены, который пойдет в бюджет семьи. Чтобы не путать читателей, поговорим отдельно о проститутках.

Проститутка — второй и самый популярный тип женщины, сюда мы включили как валютных, так и простых уличных шалав, диспетчеров, спящих со своими начальниками, буфетчиц — минетчиц в армейских столовых, или просто сожительниц, удовлетворяющих мужчин за еду и кров.

Проститутке доказать, что она проститутка почти не возможно, если она сама этого не знает. Конечно, если девушка или женщина будет стоять на обочине, либо принимать клиентов в апартаментах, оговаривая при этом формат интимной связи, размер доплаты и услуги, то доказывать тут нечего, она сама все прекрасно понимает. Да, по этому поводу, среди жриц любви встречаются очень даже умные девушки, потасканные жизнью, они умеют ценить, чувствовать, любить, но они уже никогда не смогут хранить верность. Поэтому проститутки бывшими не бывают. Так же есть «девушки» не отличающиеся ни сообразительностью, ни намеком на присутствие мозгов в голове, зато в избытке источающие хабальство, мужланство, венерические заболевания.  Такие, к сожалению, умудряются стоять не только на дороге, но еще и устраиваться работать в организации, превращая их в дом терпимости.

Мою знакомую звали Оксаночка Беляшева, насколько я помню, не могу с уверенностью утверждать, но с фамилией очень говорящей о ее носительнице. Представьте проходную забегаловку, ларек, которыми раньше изобиловали вокзалы, рынки, места где продавали малопригодную для употребление в качестве еды пищу: шаурму, беляши, самсу и прочее, состряпанную смуглым поваром-кассиром, у которого в этом же вагончике рядом с замоченным в марганцовке мясом стояло и ведро для испражнений. Обычно у таких мест собирается соответствующая публика, мужчины и женщины, громко чавкая, шмыгая носом, они шумят, поглощая вышеперечисленные продукты, запивая их чаем или еще чем из пластиковых стаканчиков, куря дешевые сигареты и оглашая округу грязной бранью. Мужчины, женщины, там все едины и одинаковы. Примерно из такой среды оказалась моя знакомая.

В то время меня отправили от института проходить практику в  одну «государственную» организацию, предоставляющую современные консалтинговые услуги в области жилищно-коммунального хозяйства. Уже при мне была образована дочерняя компания по вывозу мусора и утилизации отходов. Сам «офис» для эффективной работы, представляющий из себя пару бытовок для руководства, располагался в непосредственной близости, если не на самой помойке. Когда как руководящий состав был укомплектован быстро и мотивирован хорошей заработной платой, я имел удовольствие знать и общаться с этими людьми, то административный персонал набирался долго. Одной из остро нуждающихся вакансий, оказалась вакансия диспетчеров. Многие молодые девушки отказывались работать в таких условиях, но были те, кто воспринял это как «огромный шаг» по карьерной лестнице.

Так совпало, что с Оксаной я столкнулся в первый же день своего пребывания на предприятии. Разрывавшаяся в делах Нина Федоровна решила провести групповое собеседование, и посадила нас сразу обоих перед собой. Начать решили с женщины, дабы в двадцать три года она не помнила, когда была еще девочкой, но этот омерзительный момент всплывет дальше, во время ее откровений среди коллег-«подруг». Я молча заполнял анкету, пока кадровик и соискательница беседовали.

— Беляшева Оксана Петровна? – вопросительно взглянув, спросила Нина Федоровна.

— Да, именно я.

— Из Темникова?

— Оттедова.

Я старался не слушать, но до меня то и дело долетали отрывки из их разговоров.

— …Почему там не остались, а в Москву приехали?

— Ну, я там стала слишком популярной, к тому же, девушка с моим потенциалом должна жить только в больших городах: Москва, Нью-Йорк, Париж, ну так и быть Дисней.

— Дисней? Может быть, Вы имели ввиду Сидней?

— Да, да, я так и сказала. Хочу сразу заявить, что у меня богатый опыт работы, я работала в ведущих банках…

— В трудовой книжке я не вижу этих записей. Только то, что Вы работали в зоомагазине и общественной столовой.. эм… «Ням-Ням».

— Я, это, работала по бланку.

— Я Вас сейчас не понимаю, может быть по договору?

— Ну да. Я что-то разнервничалась, такая должность все-таки. Ух, прямо щечки покраснели.

Щеки у этой женщины были и прямо знатные. Из-за молодости кожи они были натянуты, и лицо напоминало тыкву, с копной черных сальных волос и короткой челкой, придававшую и без того простецкой физиономии еще более туповатый вид.

— Вы понимаете, что это за вакансия? И где будете работать в случае положительного решения?

— Да, это начало карьеры… А скажите, там много мужчин?

— Вы будете работать по факту на помойке, отдельная бытовка и аппаратура, не очень-то сочетается с Вашими идеями о Сиднее.  И причем тут вопрос о мужчинах? Вы не хотели бы работать в мужском коллективе?

— Что ты! – При таком фамильярном обращении, брови у Нины Федоровны возмущенно поднялись. – Наоборот, я бы хотела с ними работать, много мужчин – это ведь хорошо.

— Знаете, Вы все-таки диспетчером работать устраиваетесь, но задаете вопросы… — «дешевой совершенно бездарной и невостребованной потаскухи, которой уже давно никто не пользуется, и которая решила открыть для себя новые горизонты, помойку очень близкого к Москве городишки» — закончил я мысль за кадровика, но так озвучить и не решился.

В дверь постучали. Я сидел как раз возле проема и прекрасно мог слышать разговор.

— Нина, диспетчеры есть? – Раздался грубый мужской голос.

— Пришла пока одна, но пустая, ни о чем. Я бы отказала.

— Человек нужен, по времени в обрез, если она сможет на телефоне сидеть, то бери.

Вот так предприятие заимело такого «ценного» сотрудника, как Оксаночка. Для молодой девушки она имела необъятного размера задницу, висящую до колен, живот, наплывший поверх ремня, бока, лицо, если его можно было так назвать, походило больше на хрюшено. Нос пяточком, губы сложенные в форме буквы «О», почему, скажу позже, черные наглые глаза, широкий лоб, закрывала челочка, коротко и безобразно подстриженной по ощущениям ею самой же. Сказать, что она уже в одном своем проявлении вызывала отвращение, это ничего не сказать.

После этого я около недели ее не видел, о чем ни капельки не жалел.

 

Все сплетни организации обычно рождались в двух отделах: маркетинговом и качественном, именно там работало больше всего молодых и не совсем молодых женщин. Девочку я там, так ни одну и близко не видел. Однако, уже на второй неделе после трудоустройства вышеописанного диспетчера про дочернюю организацию начали ходить слухи. На все это я не обращал внимания, пока не начались выборы президента в стране.

В тот день я получил задание организовать прибытие для голосовая солдат и офицерского состава с местной военной части. Солдаты были доставлены к месту голосования, и они организованным строем стали двигаться в сторону здания, когда в первых рядах произошла заминка. Пробираясь сквозь толпу военнослужащих, я услышал обрывки предложений: «Девчонка то какая! Есть за что подержаться! Да Вы небось все изголодались, знаю, сам служил… Да не тушуйся, племяшка какая у меня…». Выступление сопровождалось завываниями и дружным «ржанием» солдат и усмешками офицеров. Заминкой оказался дядя той самой Оксаны, в присутствии племянницы, он предлагал попробовать девчонку, ну хотя бы познакомиться с ней. После этого какое-то время секретарю организации поступали звонки интригующего характера, о том, что у всего взвода капает с причиндалов, и они жаждут видеть Оксану. Смех смехом, но после того, как о ее отдаче в голос заговорили и водители мусоровозов, диспетчера перевели в главное офисное здание, подальше от водителей, которых она могла обесчестить.

Как Вы, дорогие читатели, догадались, это была одна из тех низкопробных проституток, готовых за некую прибыль сотворить что-то усладительное. Перед нами та женщина древнейшей профессии, которые всю историю ошивались рядом с портами, шли за армиями, обслуживали и наживались на гостях придорожных кабаков, заражая своих клиентов сифилисом и другой дрянью. Да, были проститутки, которые заставляли мужчин замирать с трепетом, обитавшие в спальнях владык, именовавшиеся наложницами, вымазанные ароматными маслами, с подтянутыми телами и загадкой в глазах. Что тут говорить, по дороге на работу, я встретил Оксаночку с сигаретой и шаурмой в руках на крыльце организации… Это было ниже моих комментариев.

 

Я все чаще поражаюсь, как удивительно время, оно может идти медленно и сильно тратиться в достижении какой-то серьезной цели, а может уместить в себе несколько бездарных вещей, которые часто предопределяют судьбу человека. Я трудился весь месяц, стараясь закрыть практику для института, она же успела развалить семью и устроить бордель.

Директор должен был вернуться с отпуска уже завтра, работа кипела, все приводилось в порядок. Был уже вечер, когда, устав, мы решили сделать паузу. Открыв окно, на меня пахнул теплый воздух весеннего вечера, я облокотился на спинку стула и взглянул на коллег. Ими были две девушки, потасканные жизнью и мужчинами (издержки работы в этой организации).

— Ты знаешь, что Беляшеву сюда перевели?

— Я слышала, что даже в повышение. Главный механик из-за нее разводится, жену с ребенком бросил, а эта сучка хочет, чтобы он их из квартиры выгнал. Я сама не ангел, но такого никогда себе не позволяла.

— А сюда зачем ее притащил? Там же она всегда при нем была. – Спросил я, наблюдая как почти под окнами начал парковаться старенький внедорожник.

— Так ее там какой-то водитель… Янка сказала, что теперь помимо тракториста, еще и вакансия водителя открыты.

— Которая из отдела кадров?

— Да, у Нины Федоровной работает.

— А где эта теперь сидит?

— С другой стороны здания, они круглосуточно работаю, поэтому вход отдельный.

Я тогда не предполагал, уходя с работы, что этой ночью служба безопасности застукают Оксану за обслуживанием очередного мужчины в ночной смене. Отсюда и форма ее рта буквой «О». А утром следующего дня, к директору, собиравшему зайти в офис, подошел мальчик и очень скромно попросил передать диспетчеру Оксане большой колючий кактус в форме цилиндра и двумя шаровидными растениями, подсаженными у основания. На горшке была надпись: «Чесалка для интимных мест». Как позже оказалось, прощальный подарок от ее постоянного клиента, отправившего в места не столь отдаленные.

Ох, Вы даже не представляете как орал директор, признаться, я даже боялся выходить из кабинета. А потом мы всем отделом дружно посмеивались, глядя на растение с розовым бантом. А что с Беляшевой? Ее выгнали, как выгнали и механика, решившего разменять семью на проститутку. Что теперь? Теперь он безработный почти пенсионер, который жалеет, что в тот момент не совершил подобие полового акта с электрической розеткой. Оксаночка же вышла замуж за простого мужичка-дальнобойщика, родила ему неизвестно от кого сына Глебушку, потом еще одного. Она просилась уехать из города, слишком многих успела там «попробовать», поиметь с них что-то, а заходить на второй круг не было смысла. Он забрал ее к себе на родину, в Сураж, небольшой городишко, где все друг друга знают, однако, за ней, от самого Темникова, транзитом через Реутов, Балашиху, Люберцы, Королев, Химки и Мытищи тянулась слава безотказной  на любые предложения и от любого мужчины.

Знаете, за свою жизнь, я перевидал достаточно шлюх, как явных, так и завуалированных, но этот экспонат был верхом цинизма и опущенности. Ей было некуда падать, чем та пропасть, в которой она находилась. Но парадокс, она нашла мужчину, который подобрал ее. Никто не любит пользоваться переношенными вещами, грязными и дырявыми, а дырки там у нее еще те…  С возрастом перестаешь верить в любовь, только в хорошие отношения, в интересность человека, но данный случай… Пусть это прозвучит вульгарно, но лучше воспользоваться уже использованным презервативом, чем подобрать подобную женщину. Такова правда. Если уж мужчинам все равно кто рядом с ними, и какие они в очереди до ее постели, то подумайте о совместных детях с той женщиной. Каково им будет узнать, что их мать шлюха, проститутка, падшая женщина? Может быть и хорошо, что у нее сыновья, ведь женщина передает своим дочерям «очаг любви»…

Содержанка. Я бы назвал это даром, талантом у женщины. Можно сказать, что это один ярко выраженный подвид проституции, носящий название бытовой. Участницы данного направления категорически не согласны со своей доступностью и разболтанностью, что выделяет этот тип для отдельного обсуждения. Обычно такие девушки достаточно ухоженные, исключение составляет спрос на пугала, но об этом позже. Встречали кричащие заявления: «Ищу спонсора»? Так обычно действуют наиболее честные женщины, а так же те, которые уверены в своих сексуальных способностях, либо же не хотящие тратить время. Вторая половина этого лагеря относятся к разряду: одень, напои, накорми, в баньке выпари, а потом в кровать укладывай. Изюминка проделать данную нехитрую операцию так, чтобы мужчина даже не понял, что добровольно стал финансировать чью-то задницу, которая не хочет работать. К слову, за своими пятыми точками они пристально следят, регулярный фитнес, бассейн, аэробика, липосакция, все за счет «пупсика». Я до сих пор не понимаю, как можно прозаниматься весь день собой, в свое удовольствие, а вечером жаловаться на усталость, просить кушать, сюрприз и веселья. Знаете, у них это получается, успешный в рабочее время бизнесмен, банкир, топ-менеджер превращается в кулинара, массажиста, фокусника и массовика затейника.

Обычно для таких целей выбирается мужчина уже «щедрый и состоявшийся», он может быть ровесником, это очень хорошо, на перспективу, чуть старше, аналогично первой позиции, старше и сильно старше, все равно он выбирается для комфортной жизни.  Старше и сильно старше встречаются наиболее часто и на старости лет получают прозвища: пупсики, масики, мусики. В некоторых ситуациях, для поднятия боевого духа, добавляются «мой жеребец», «неукротимый мустанг», и прочая производная от спаривающихся животных. Ни у одной содержанки никогда не было единственного покровителя, всегда есть про запас, но это до тех пор, пока она живет самостоятельно. Происходит подобное примерно так: завтрак в постель от первого, он уезжает вкалывать на работу, девушка идет по магазинам, дело к обеду, можно и со вторым встретиться, либо с третьим, если второй вдруг занят, потом фитнес, салон или что-то еще, но явно не библиотека, такие дамы редко умеют что-то читать, кроме журналов и сообщений в телефоне, а вот и вечер, для этого оставляют самого «сладкого», ужин в ресторане, кино, секс, все просто.  Рано или поздно, кто-то «уговаривает» ее переехать к себе, чемоданы то давно собраны. Некоторые мужчины уходят на второй план, удивительно, но содержанки знают пословицу про двух зайцев… Они не будут гнаться за другим покровителем, пока первый готов тратить на них деньги. Но вот быть верными содержанки не обещали. Очень любопытно посмотреть на «пупсика», когда он узнает, что его любимая «заинька» на его же деньги содержала молодого любовника. Вверх иронии, если половые сношения происходили в любимом автомобиле покровителя, который он легкомысленно доверил своей содержанке.

Я уже упоминал об исключениях. Спрос на пугал безусловно есть, ну а как можно назвать их по-другому? Работая все в той же компании, я познакомился с Ланой Ебихиной. За время моей стажировки, я ни разу не видел ее умытой и расчесанной. Помните бабу ягу в исполнении Георгия Францевича Милляра? Хотя данный вопрос я адресу к старшему поколению по понятным причинам. Поэтому я попробую описать ее на словах. Среднего роста с костистой бесфигурной фигурой, которую подчеркивало отсутствие вкуса в одежде, эта женщина с успехом сочетала несочитаемое, да так, что здравому человеку и в голову не пришли бы подобные варианты в условиях рабочего дресс-кода. В завершении своего образа копна сальных волос и новый слой косметики, поверх несмытого первого. По отношению к работе, Лана была типичной дурочкой. Однако, дурочка выстрелила. Умудривших из всех своих минусов сложить огромный плюс в виде брака с братом директора предприятия, при этом очень оперативно успела развестись со своим первым и бесперспективным муженьком, живущим с долго неснимающейся с довольствия матерью. Неплохая партия, не правда ли? Сейчас у них есть ребенок, который уже ходит в сад, сама госпожа Ебихина не работает, имеет молодого любовника, и с успехом продолжает вытворять чудеса, которыми славятся содержанки.

Карьеристка. В словарях понятие карьерист трактуется примерно так – это тот, кто ставит перед собой высокую промежуточную цель и делает все для ее достижения. Цель каждый для себя выбирает сам, с учетом возможностей, интереса и потребностей. В этом деле главное правильно определить направление и план действия. Но для женщин не существует последовательного порядка действий, они хотят все и сразу, чем больше кусок, тем больше они его хотят. Я обобщаю, но не все такие, поэтому не стоит на меня обижаться. Вспомните, уважаемые кадровики, с какой интонацией на собеседовании произносит девушка слово «карьера». Однако, выбирая между вариантами самозабвенно работать или же проявить гибкость, они выбирают второе. Одна знатная дама при французском дворе сказала: «Если уметь раздвигать ноги, то управлять страной можно не выходя из спальни». Следовательно, расти можно тоже через «спальню», это уже давно ни для кого не секрет.

В моем представлении это расчетливые холодные для всех, ибо окружающие могу помешать в достижении цели, и горячие для нужных людей. В женских коллективах их выделяет достаточно вызывающая одежда, подобранная со вкусом, грамотный макияж и профессионализм не в непосредственной работе. Вспоминается анекдот, про спор между девушкой-соискательницей на несерьезную должность и начальником, который предлагает ей соответствующую заработную плату по вакансии. На что она просит оклад равносильный окладу инженера. Начальник возмущается, что так быть не может, что столько получает у него главный инженер с десятилетним стажем. «Тогда и спи со своим главным инженером» — сказав это, девушка разворачивается и уходит. Этот тот тип девушек, в которых собралось все змеиное и холодное, но на виду дружелюбность и сдержанность. Руководитель, который будет ее продвигать, должен видеть, ощущать, понимать, что эта женщина принадлежит только ему. У нее не бывает самодеятельности. Поддерживается только инициативность при подносе кофе, когда немного прикрытые прелести заманивают мужскую податливость. Ее тело, пятая точка в наклоне с изящным прогибом на пояснице и с немного виноватым взглядом в глазах, все это как будто кричит: «Давай, пристройся, насладись мной, можешь и не один раз, я вся твоя, только не забудь до начальницы отдела повысить».

Дарье было восемнадцать, когда мы познакомились и общались. Мы виделись не так часто, как хотелось бы, у меня много дел, у нее учеба, подготовка к ЕГЭ и работа. Я никогда не уделял внимание тому, чем занимается девушка, может потому что никогда не относился к ним серьезно. Есть – хорошо, нет – к вечеру найду, для здоровья. Знал, что она работает в какой-то фирме на станции метро Полянка, в отделе то ли маркетинга, то ли не маркетинга. Работала там она совсем не долго, по самым смелым прикидкам около полугода. Иногда Даша пыталась мне что-то рассказать, похвалиться, но среди ее речи было слишком много «я». Чтобы не сбивать ее в такие минуты, я просто погружался в свои мысли, закуривал, что сохраняло идиллию в наших «отношениях». Еще заметил, что любимой темой у всех пустышек является «хочу себе машину», поголовно все девушки, женщины, все хотят автомобиль, даже если у них нет прав на управление автомобилем, если они в нем в принципе не нуждаются, они все равно его хотят, причем что-то маленькое их ни в коем случае не устраивает, обязательно большое, непременно красного цвета и с автоматической коробкой передач. Как то раз, и Дарья запела эту песню: «хочу себе БМВ Икс 5», я саркастически улыбнулся. «Почти накопила, немного осталось» — продолжила она. «Ага, лет к сорока накопишь» — отметил я для себя.

Мы общались месяц, ну как сказать, обычно, начало вечера она о чем-то без умолку «трещала», потом мы занимались животным сексом, и я ехал по своим делам. Иногда все чаще сразу переходили ко второй части вечера. Такие отношения меня более чем устраивали, к слову сказать, в постели она проявляла изрядное мастерство для своего возраста. Она заканчивала работать в шесть вечера, в семь мы встречались, а около полуночи я уезжал от нее расслабленный и отдохнувший. Но потом время наших встреч как-то неожиданно съехало на более поздние часы, а потом, однажды, каким-то дождливым вечером позвонила Дарья. «Встречай, я приехала!». Матерясь, что какого черта она приехала ко мне домой, я оделся и вышел на улицу… Знаете, меня сложно было чем-либо удивить, но тут челюсть моя «отпала». Школьница сидела за рулем новенького немца. «Смотри! Я сегодня и права получила, и машину купила!» — она замахала мне документами на автомобиль и правами. «Да нет, такого не бывает, тогда что я сейчас вижу?». В голове всплыл дядя Леша, механик с «золотыми» руками, который всю свою жизнь проездил на «Жигулях». А тут девочка сексом назанималась на БМВ, да, дела. «А еще, еще я начальница отдела теперь! У меня кабинет даже есть, с диванчиком!» — верещала она. «А чего не с кроватью-то?». Мда, знал бы ты дядя Леша, как сейчас повышения добиваться надо, может и сам бы своим директором не побрезговал, глядишь, на заводе  начальником отдела бы стал, а то до последнего механиком работал.

Невезучие. Этих девушек, женщин мне искренне жаль, судьба и без моего участия поглумилась над ними, только жизненные оплеухи терзают душу мучительнее и монотоннее, чем какие-то слова. Каждый знает это чувство, когда барахтаешься под одеялом, на «каменной» или очень «жаркой» подушке, глядя в белизну потолка или рассматривая цвет неба за окном, как стараешься провалиться к Морфею, а вместо этого монологи совести, гордости и инстинкта самосохранения, который в нужный момент почему-то молчал. Голова становится как частный кинотеатр, в котором прокручивают «фильм» самый неприятный для Вас, заставляющий каждый раз переживать все заново, и так из ночи в ночь. Вывод, чем быстрее избавитесь от совести, гордости, чести, тем легче Вам будет жить, и тем больше удовольствий от жизни Вы получите. К счастью, это понимают не все, поэтому иногда встречаешь еще Человека, который поможет, выручит, просто поинтересуется, выслушает. Скорее всего, по прочтению и осознанию этого абзаца их станет еще меньше.

Женское невезение начинается уже с рождения, что ребенок родился девочкой. Потом невезение обретает форму достойного воспитания, с сохранением моральных ценностей. Из детства она выходит принцессой, которая ожидает принца. А теперь самое интересное, в зависимости от всё того же везения, она будет ждать либо обеспеченного принца, либо настоящей и искренней любви. При условии первого варианта, девушка имеет все шансы одуматься, и, начав пользоваться сначала своей девственностью, а потом уже и причинным местом, застолбить себе место в жизни, а именно читаем оставшиеся четыре типа женщин. Парадоксально, но женская распущенность напрямую зависит от материального благосостояния, исключение нимфоманки, которые готовы и с конем, главное сам процесс.

Женщины по своей природе существа крайностей. Одна из которых – жить в свое удовольствие, абстрагируясь от общепринятых рамок, которые в современном мире более чем размыты. Другая крайность — ждать кого-то особенного, хотя уже стоило понять, что особенных не бывает. Все это можно говорить, чтобы «ездить» по ушам девушке, женщине, мужчине, да даже самому себе. Но особенных нет, есть те, кто пользуется, и те, кем пользуются. Пора свыкнуться с этим. Хотя существует и такое невезение, которое невозможно объяснить.

Судьбы двух сестер Марины и Александры оказались далеко непростыми и совсем непохожими. Старшей, Марине, недавно стукнуло сорок пять, юбилей. Обычно, в такие даты оглядываешься по сторонам, осознаешь, чего ты успел достичь, вот и женщина оглянулась: родительский дом, родители, младшая сестра, не своего жилья, не мужа, не детей и посредственная работа. А все начиналось не так уж и плохо: первая красавица в школе, толпы поклонников. Даже был один чересчур надоедливый, то тетрадь со своими стихами подбросит, то цветов полевых принесет, может из-за него Эдька Цеперин и не смотрел на Маринку. Когда начался в стране развал и беспредел, Эдик подался в какую-то бригаду, а потом его тело нашли с отпиленной рукой в  придорожном кювете, а наша девчонка совсем тогда замкнулась. «Что я с ними делать буду? Не для них себя растила» — отшучивалась она, а со временем ухажеров поубавилось, а потом и вовсе все пропали, обзавелись девушками, женились, детей завели.   Уже тридцать, тридцать пять, нашла мужика, так, чтобы был, чтобы до старости старой девой не слыть, чтобы бабы не заклевали. Всю горечь ее жизни я услышал на каком-то застолье, когда она изрядно подпитая сказала: «Эх, девки, где мои двадцать лет? Давайте выпьем и давайте просто так давать, потому что нету принцев и не для кого себя хранить и беречь», а потом она села на место и горько заплакала.

Саша решила учиться на чужих ошибках. Поступила в институт, там и нашла себе парня, замуж вышла, а потом и развестись успела. Муж у нее загулял и заразу подцепил. «Знаешь, Маринка, шлюхой я никогда не была, не была и святой. Детей я очень хочу, сына и дочку, боюсь твоей участи. Если до тридцати мужа не встречу, то найду биологический материал, как забеременею, так к маме поеду.  Да даже парню и говорить не буду, зачем ему жизнь портить, меньше знаешь – крепче спишь, мало что ли мы бессонных ночей провели? сама воспитаю, мои дети будут». Сейчас Александра работает на двух работах, живет в московской коммуналке, а дети — у ее родителей. Денег хватает впритирку, но мысль о том, что у нее есть сын и дочь, что осенью они пойдут в школу, что судьба обошлась с ней не так сурово как с Маринкой, заставляет ее улыбаться, наполняются слезами выцветшие глаза, окруженные морщинами. Она только соберет в хвост растрепанные волосы, местами уже с сединой, бросит взгляд на календарь и продолжит работать, «пахать» ради своих детей, ради их будущего.

 

Женские типы… Все условно и сугубо на данный период моей молодости. Я не знаю, как будет дальше, каким окажется будущее. Возможно, на затоптанном башмаками бурьяне вырастут белые лилии, а первые лучи солнца озарят капельки нетронутой росы, начнется утро нового дня, а ночной блуд останется в прошлом. Успев познать многое,  не потерял надежду. Не забылся еще образ Татьяны Лариной, которая когда-то была женским эталоном для многих писателей, примером русской женщины, пылкой, чистой, верной и мечтательной. А жены декабристов, разделившие все тяготы жизни, но сохранившие преданность своему мужчине… Неужели все это осталось только на бумаге? Я тоже думал, что все это мифы, легенды, сродни подвигам Геракла, но потом жизнь подсунула мне «феномен», но об этом позже…

 

 

 

 

 

Глава 4. КВД и другие заведения.

 

Жизнь — это глобальное представление современной рыночной экономики. Если рассматривать взаимоотношения между мужчинами и женщинами, то несложно доказать не только правоту первой фразы, то и аморальность в современном мире. И так, в роли товаров массового производства, строго направленных на удовлетворение потребностей определенных групп покупателей выступает секс в общем виде, удовлетворяющий потребности инстинкта продолжения рода; гибким, адаптированным производством, способным отвечать самым сложным запросам потребителей – сами проститутки, проституты, в некоторых случаях животные, своими извращениями способные ублажить привередливого гурмана, меняется и форма предпринимательской деятельности – наряду с крупными борделями работают и индивидуальные предприниматели. А на каждом рынке, как и положено, за товар надо платить, в жизни все так же, чем больше Вы чем-то пользуетесь, чем больше Вам что-то нравится, тем выше оплата за удовольствие.

Сама оплата так же бывает прямой и косвенной, если первая – это непосредственно платеж за продукт или услугу, то второй – это плата за похоть, за не насыщаемость, за  блуд. Обычно эта самая плата представляется в форме неких трудно выговариваемых медицинских терминах, которые способны расшифровать только в соответствующих заведениях. Я там тоже был.

Кожный венерический диспансер располагался напротив некого бара и представлял из себя непримечательное приземистое здание. Со стороны — ирония судьбы, рассадник разовых связей подшофе напротив места, где лечатся последствия этих самых связей. Тяжелая железная дверь с грохотом закрывалась за всяким входившим, от чего создавалось впечатление приговоренности на фоне неизвестности. Атмосфера, царившая там, казалась двухсмысленной, она словно делилась на до и после. Вспоминается даже старый анекдот, когда из кабинета по очереди выходят расстроенные пациенты, со слезами поднимают глаза и шепотом произносят: «СПИД», как вдруг выскакивает один счастливый, «Сифилис» — говорит он и радостно целует бумажку с результатами анализов. Вроде бы смешно, но очень грустно.

Некий подобный анекдот я сам увидел воочию, пока ждал своей очереди. Дверь кабинета врача распахнулась, и в коридоре появился дальнобойщик и медсестра. Почему дальнобойщик? Перед КВД стояла фура, а единственный мужчина в спецодежде оказался он.

— Сестричка, не надо, не-не-не, не говори жене!

— Понимаете, мы обязаны сообщить ей. Это серьезное заболевание.

— Я понимаю, ну не говорите ей… эм… не говорите, что он…

— Это медицинский специфический юмор, врач пошутил, Ваш «пострадавший» не может отвалиться.

— Но Вы вылечите его? – мужчина машинально потер область чуть ниже ремня.

— Да, вылечим, не переживайте, но жене мы все-таки сообщим.

— Хорошо, только не шутите с ней так, а то… а то и лечить будет нечего.

Тема врачевания затрагивается во многих произведениях, будь то поход воителя или же детские сказки. «Живая – неживая» вода, молодильные яблоки и еще много-много всякой всячины. Завистничество к врачам, либо людям целительной профессии, из-за необходимости обращения к ним и вынужденного доверия, привело к двойственному отношению, от волшебников до героев анекдотов. Когда доктор, представим в виде собирательного образа, спасает жизнь пациента, либо, что более актуально, накачивает губы, грудь, вправляет нос, ровняет зубы, при этом результаты соответствуют пожеланиям клиента, то он становится героем, волшебником. Но еще чаще, за свой юмор, черный, как у работника морга, и за атрофирование привычных человеческих реакций, врачи становятся предметом насмешек и зубоскальства.

Своего доктора я застал за завтраком. В одной руке он держал бутерброд, в другой бокал с чаем.

— Можно?

— Проходите. На что жалуетесь?

Я, было, начал, объяснять о своих подозрениях, что не уверен в партнерше, а так же о браке в резиновом изделии номер три, как он перебил меня, и повелительном тоном сказал «достать и показать».

— Ничего у Вас нет, Вы здоровы и… — врач помедлил. – слишком подозрительны.

Он еще раз ткнул мизинцем в место осмотра, а после вернулся к своему бутерброду. Я с ужасом смотрел и осознавал… Но спрашивать, почему доктор не воспользовался перчатками и почему не помыл руки, я не стал, мне стало как то очень не ловко, разные мысли, крутившиеся в голове, разом улетучились.

— Двенадцать…

Я уже собирался открыть дверь, когда доктор произнес эту цифру. Он откинулся на стуле и смотрел куда-то в угол потолка.

— Что двенадцать?

—  Двенадцать мужчин было у меня сегодня на приеме, Вы тринадцатый. Из них семь абсолютно здоровых, у остальных ничего страшного нет, но полечиться стоит.

Я молчал и просто смотрел на него.

— Семь…

— Семь женщин, которые были у Вас на приеме. – Озвучил свою догадку я.

— Да, шестью из них требуется серьезное лечение, одна оказалась здоровой.

— К чему Вы мне это рассказываете?

— Немного статистики. За все годы моей работы, показатели естественно менялись, но сам результат оставался тем же. Мужчины болеют реже, лечиться приходят на более ранних стадиях, а еще чаще обращаются просто в качестве профилактики. У женщин все сложнее, либо все запущено, либо ничего нет, другие варианты встречаются крайне редко. Знаете, почему так происходит?

Я, молча, покачал головой.

— Дело в женской природе и физиологии. Как бы это парадоксально не звучало, но мужчина способен думать во время, до и после секса. Он не может полностью отключаться и отдаваться процессу, инстинкт самосохранения и продолжения рода требует постоянного мониторинга окружающей ситуации, а в голове просчитываются варианты на всякий случай. У всех мужчин были моменты, когда все заканчивалось очень быстро, а теперь вспомните явления предшествующие этому: холод, резкий неожиданный шум, например, звонок в дверь, какое-то постороннее движение, пусть будет – запрыгнувшая на кровать кошка. Все это организм воспринимает как угрозу и стремится скорее продолжить род. Для мужчины секс – это некий процесс, так же как и другие, закончив его, можно приступать к следующему… К чему я все это говорю? Редко, когда мужчина совершит что-либо, что в дальнейшем может негативно отразиться на его жизни: ребенок от нежеланной женщины, заболевания передающиеся половым путем, неудобные для работы отношения. У женщин же все по другому, стоит ей начать, как ее голова выключается, в ее природе полностью отдаваться мужчине, подчиняться. Ее уже мало волнует чистоплотный мужчина попался или нет, пользуется ли он средствами контрацепции, она инстинктивно готова ублажать его, делать ему приятно, по сути ничем не отличим от периода Средневековья, когда женщин рассматривали скорее как комплекс некоторых услуг, в том числе и интимных. Дальше, в зависимости от стиля жизни и принципов самой женщины, она может оказаться в постели с новым мужчиной уже на следующий день… Как итог, к концу второй недели в ней распускается целый букет всевозможных болячек, о которых она начинает только подозревать. С такой физиологией им нужно быть предельно внимательными и щепетильными в плане гигиены… Вот представьте, возьмем квартиру, где больше всего грязи накапливается, правильно, за диваном, за шкафом, в труднодоступном месте… А теперь представьте массовое половничество к этому месту… Ну чтобы Вам было понятно, как к туалету на вокзале… согласен, что все это смотрится неблаговидно, даже бессовестно, да и вообще не в моем праве сравнивать женщину, ее физиологические особенности и общественный туалет, но… Так оно и есть, сколько там было, а сколько будет, только ей известно, да и то не всегда, поэтому… Не смею Вас больше задерживать, но могу посоветовать: как только Вы захотите смоделировать процесс продолжения рода без неприятных последствий для себя, то возьмите объект выбранный для этих целей за шкирку и притащите ее провериться. Важно, чтобы Вы понимали, что сейчас никакие средства предохранения не гарантируют Вам стопроцентный результат, хотя раньше для профилактики стоило только пару раз мокнуть в баночку со спиртом…. Конечно, это шутка. До свидания, берегите себя.

 

Я покинул кабинет в очень странном состоянии, в состоянии прострации. Тяжело опустившись на лавочку в коридоре, я замер, не в силах пошевельнуться. Монолог доктора заглянул в глубину моего внутреннего мировоззрения, и, как следует, перетряс его. Неужели все настолько плохо? Раз женщин стали сравнивать с… Да, но ведь должны же остаться Девушки, Женщины, а не… Из мыслей меня вывел удар входной двери, в коридоре показалась девчонка, потасканная и далеко не первой свежести, лет шестнадцати на вид, с ярко накрашенными красной помадой губами.  «Восьмая» — прошептал я и вышел и на улицу.

 

Погода немного разгулялась, и я шел уже в более приподнятом настроении, присвистывая и пуская кольца табачного дыма. Теперь все казалось простым, легким, проблемы окружающего мира как будто отступили… Ничто не давило, не заставляло волноваться, погружаться в себя… Ощущения те же, как когда просыпаешься утром, что весь день в твоем распоряжении, нет никаких забот, проблем, нет ничего, ни обязанностей, ни обещаний, нет ничего, ты сам предоставлен самому себе…

— Не узнал что ли?

Со всего хода я налетел на какого-то парня.

— Алексей?

— Ну-у, богатым уже не буду, все-таки узнал.

Алексея я знал не долго, может быть года два, вместе работали когда-то, иногда позволяли себе совместные поездки в бары. Парень был не плохой, достаточно открытый в общении, ответственный в серьезных делах, да и высокомерия никогда не замечал за ним, только слаб был к противоположному полу. Будучи уже отравлен по отношению к женщинам, я не мог не сочувствовать парню, когда его очередные искренние порывы нежности суки принимали за старомодный способ соблазнения, итогом ночи становились снятые маски, падшая деваха и идиот-романтик.

С завидным постоянством и упорством, он перебарывал в себе ночную грязь, и уже к обеду был готов отправляться на поиски своей принцессы. А кандидаток хватало… «Обеспеченные мальчики» ценились всегда не только у ровесниц, но и у провинциальных девушек- бальзаковского возраста, готовых каждый раз отдаваться как в последний, лишь бы удержаться в Москве на денек другой. Постепенно и Алексей зачерствел, он научился определять стоимость девушки в алкогольно-рюмочном эквиваленте, и перестал переплачивать. Чуть позже у нас даже появились пари, чья «пассия» больше выпьет за наш счет и останется стоять на шпильках. «Тела» обычно так и оставались лежать под стойкой, пока какой-нибудь голодный до баб ни подбирал их.

Итак, мы не виделись уже достаточно давно, может с полгода. И товарищ изменился, я не видел горящих зеленых глаз, не видел немного застенчивой улыбки, красивого пропорционального лица… Передо мной стоял парень, внешне походивший на пятидесятилетнего мужика – грузчика.

— Что с тобой?

— А что со мной? Я все так же молод, холост, перспективен, но теперь еще обучен жизнью и награжден опытом.

— Расскажешь? Я как раз стараюсь учиться на чужих ошибках, а то своих и без того слишком много.

— Расскажу.

Его рассказ был долгим, сбивчивым и стоил скуриной на двоих пачки сигарет.

С Верой он познакомился в театре, немного шарма оперного знатока, потом образ путешественника, несколько упоминаний о поездках в леса Амазонки, о местном быте, о женской красоте, о богатствах царя Соломона, о бриллиантах и золоте, последнее Алексей почерпнул из кинофильмов, и уже после мероприятия, они шли за ручку по вечерней Москве. Общение завертелось, переросло в отношения, подарки, ухаживания, все то, что опускают проститутки, экономя время, незабываемый секс. А потом она пропала.

Я никогда раньше не слышал, что существуют школы пикапа для женщин, так называемые школы обольщения. Однако, Алексей умудрился познакомиться с выпускницей именно такого заведения. Туда принимали всех девушек и женщин, даже тех, которые не смогли осилить обычную школьную программу. Со слов подруг, основным предметом в данном заведении было изучение мужской психологии, выявление типажа, слабостей, перспективности и обеспеченности. После переходили к практике, как правильно привлечь внимание, построить беседу (если девушка оказывалась «неразговорчивой», то переходили сразу к интимной части), добиться интереса со стороны мужчины, далее, а этому уделяли наибольшее внимание, учили правильно заниматься сексом, скажем так, удержать жертву, ну и как правильно «освоиться» в его кошельке. У них даже были домашние задания, в основном, нужно было пойти в какое-нибудь заведение, высидеть мужчину, чтобы он накормил, напоил, после чего необходимо было попрактиковаться в сексе, чтобы когда попадется миллионер – не сплоховать, а то замуж не возьмет, не даром сейчас множество книжек-инструкций именно об этом.

Вера в тот вечер, когда познакомилась с Алексеем, позволила себе самодеятельности, а именно вместо бара или кафе отправилась в театр за крупной «рыбкой», но вместо папика поймала Лешку. Молодой мальчик внес разнообразие среди уже увядающих мужских тел, окружавших ее, она не смогла устоять, на мгновенье вернулась девчачья радость, легкость, а потом она снова погрузилась с головой в блуд. Ничего плохого Лешка ей не сделал, он ей даже нравился, но у него был большой недостаток, с которым выпускницы школы не могли смириться, а именно: «мужчина, стоящий нашего внимания и тела, обязан получать от миллиона в месяц».

Я затоптал последний окурок. Алексей выдохнул, возвращаясь из воспоминаний.

— А ты любил ее? – спросил я, глядя на мокрый черный асфальт.

— Любил. А ты кого-нибудь любил?

— И я любил. Только моя Наташка гуманной проституткой оказалась, за золотую подвеску переспала, да и то не со мной.  – Улыбнулся я Алексею и похлопал его по плечу.

 

Глава 5. Институт.

«Женщина — когда хороша? Когда на ней мало одежды и много косметики » преподаватель ВУЗа Павловец.

 

Закончив один из первых этапов в своей жизни, а именно школу, я грезил новыми вызовами и победами. Институт, в который я поспешил все-таки подать документы, предстал для меня возможностью для достижения жизненных целей: первым шагом для хорошей работы, следовательно, дом и дерево обеспечены, а так же местом для встречи с дамой сердца. Еще не окончательно испорченный, я с интересом поглядывал на порхавших девчонок-студенток в летних легких платьях, счастливых и беззаботных. Может быть, меня подводит память, внимательность, но на тот момент не было такой вульгарности в одежде. Ох, как я был тогда юн, шестнадцати летний, свеж, искренен, свободен от предрассудков. Я тогда еще верил в любовь, может быть чуть меньше, чем раньше, верил в чистоту отношений, в искренность слов и объятий. Я думал, что целоваться без симпатий, без сильной тяги, охватывающей всего тебя, нельзя, не получится, думал, что секс – это апофеоз выражения любви ко второй половине, думал, … Дорогие читатели, вы сейчас сами понимаете, какая это ересь, как можно быть таким слепым, да еще в розовых очках на резиночках, чтобы не слетали.

Ну, а вообще, что такое любовь? К сожалению, каждая девушка трактовала это по-разному и редко, когда более – менее адекватно. Неожиданностью оказалось, что многие мои одногруппницы уже жили в гражданском браке или встречались с «молодыми» людьми гораздо старше себя. Любовь! На это было неприятно смотреть, не то, что слушать каждый день. В то время, я сохранял еще свою холостятскую независимость, а вот ребятам доставалось… Доставалось за ребячество, за отсутствие финансов на поход в какое-либо заведение, за озорное поведение, и все это аргументировалось одной единственной фразой: «Мужчина должен.» и все, точка. А я видел, что «должна» делать девушка, чтобы закончить институт и поиметь себе некое положение. Видел на примере одногруппниц, видел на примере других студенток. Ощущение, что они впитывают это с молоком матери, такой же, как и дочь – в молодости, а сейчас затасканной донельзя и с многочисленными разводами за спиной. Не каждая античная гетера отличалась такой сноровкой в постели и проницательностью в ублажении мужчины. А что нужно мужчинам уже с поседевшими висками, для удовлетворения своего самолюбия, для ощущения полноценности, кроме как, по старинке взгромоздиться, неуклюже, безобразно, в сопровождении хруста костей, радикулита и запаха ветхости. Какое удовольствие может получить от этого девушка? Хотя ко всему привыкаешь… И на протяжении всей своей молодости, они дают возможность пользоваться собой за одежду, именуемый сейчас шопингом, и за еду, вечер за бокалом вина в уютном ресторанчике, на перспективу. Все иногородние дамы, едущие поступать в ВУЗ, с планами на покорение столицы, на состоятельного мужа, на квартиру с видом на Красную площадь, на перевоз мамы из какой-нибудь деревни в Мордовии. Но многие не поступают и пополняют ряды дешевых проституток и постоянных клиентов КВД. Я сам видел, как девушки лезли к парням без мыла, прошу прощения за столь вольное изложение, чтобы остаться в Москве. Они готовы нарожать детей уже через месяц после знакомства, готовы отдаваться после первой чашки кофе в кафе за углом, отсюда факт и общепризнанность о доступности иногородних девчонок из общежития. И головой убоги те юноши, кто ищет любовь, рисуясь отцовским автомобилем, покручивая ключи на указательном пальце, убоги, потому что не читали в детстве сказок, принц не тот, кто с короной на голове, а у кого, поверх мантии накинут плащ простолюдина. Сейчас за все в жизни надо платить, даже за слова, неосторожно брошенные, или же за нарочито сказанные. Никому не нужны бедные и рациональные, хочешь иметь девушку, плати, хочешь иметь яркую девушку, будь готов носить рога и тоже плати.

На протяжении веков, секс, помимо своего прямого предназначения, постоянно представлялся в новом виде. Начиная от возможности унизить захваченные народы, а именно поголовного насилования населения, вплоть до искусства в чуть более поздние исторические периоды. Являлся и средством расслабления, и средством заработка, а именно порнография, сейчас секс – это как спорт. В прямом и переносном смысле, начиная от возможности поддерживать пресс в постоянном тонусе, при частом, регулярном половом акте, вплоть до того, что от зарядки поднимается настроение. Чуть ранее, люди искали, с кем можно было бы бегать по утрам, ходить в бассейн или кататься на лыжах, сейчас все ищут с кем можно переспать. Бесчувственно, по- скотски, «давай по-собачьи», пренебрегая простыми средствами гигиены и предохранения, не разбирая кто, сколько. Пропала некая таинственность, сейчас все напоказ. Интим сродни рукопожатию. Пусть если секс в таком ракурсе рассматривают достаточно взрослые люди, это печально, но у каждого должна быть своя голова и понимание неких норм приличия. Люди сейчас оскотились, занятия любовью, секс, нет, далеко нет, случка, по другому нельзя называть, язык не поворачивается. Зато смотрят глаза детей, смотрят на своих ограниченных родителей, на парочку в парке, на тех, кто медийны и ведут себя аморально, смотрят и повторяют. Я не мог не вспомнить, как мой сосед, мальчишка, из неблагополучной семьи, рожденный в пьяном угаре, в пять лет уже приставал к соседской девчонке на глазах у сидящих перед подъездом бабулек. Тогда он делал это бездумно, повторяя увиденное в спальне матери с очередным новым «папой», но это был тот момент, после которого стоило бы делать выводы. В третьем классе мальчишке все-таки удалось добиться своей цели, а в пятом уже вовсю раздавал советы старшим товарищам. Сейчас, секс от спорта стал переходить к моде. Если парочка встречается, то они обязаны спать, иначе быть не может. Если мужскую позицию понять можно, редко когда найдется ценитель самих отношений между людьми, они не откажутся от близости даже если женщина будет, мягко говоря, не очень привлекательна, то девушек я не понимаю. Проститутки, падшие женщины, они были всегда, но сейчас кажется, что они всюду. В школе, в институте, на работе, в магазине, в поликлинике, на лавочке, в баре, как само собой разумеющееся.

Однажды, после занятий, мы играли в беседке в карты, солнце клонилось к закату, а игра все не заканчивалась. Изрядно захмелевшие от выпитого, одурманенные сигаретным табаком, мы решили перестать играть на деньги, которых осталось не так уж и много. В тот вечер мне везло, и сумма из трех кошельков перекочевала в мой. Игра пошла на желания, и случилось, удача от меня отвернулась.

— Хм, чтобы загадать? – промычал один из друзей.

На площадке показалась девушка с бутылкой йогурта и книжкой.

— А что если ее. Сможешь?

Девушка была хорошо одета, туфельки, колготки, юбка, прячущаяся под полами пальто, бежевый шарфик. Она уселась на лавочку и раскрыла книгу.

— Девушка кого-то ждет.

— С чего ты взял?

— На часы часто смотрит и оглядывается.

— Ну-у-у, начинается, отговорки. Но карточный долг – дело чести. Ты и так все деньги у нас выиграл, только на дорогу домой и осталось.

— Будет вам девушка.

Я осторожно приблизился к ней. Она подняла глаза и безразличным взглядом осмотрела меня. Поздоровавшись, я попросил разрешения присесть рядом, и, не дождавшись ответа, угнездился.

— Не часто встретишь читающую девушку. – Спросил я, пряча руки в карман и нащупывая сигареты. – Это проблема современности, сейчас никто не читает, ничего не знают, поговорить не о чем.

— Я не люблю читать. – Устало выдохнув, бросила она.

— Но у тебя в руках книга и открытая. – И тут в голову полезла мысль о девушках в метро, которые тащат с собой старые, потрепанные книжки, даже открывают их, и всю дорогу таращатся на пожелтевшие от времени страницы, полагая, что их «умный»  вид сможет привлечь интересных мужчин.

— Меня мой молодой человек называет Скарлетт, а я не знаю кто это такая.

— Вдруг это какое-то ругательное слово? – усмехнулся я, позволяя себе закурить.

— Я не знаю, он часто говорит не понятно.

— Может, просто ты его не понимаешь?

— Ну, может быть… А с какой целью ты ко мне подошел? Вон, твои друзья машут тебе.

— Я хотел позвать тебя присоединиться к нашей компании.

— Нет, спасибо, я не умею играть в карты, всегда проигрываю дурацкие желания.

— А если мы просто пообщаемся?

— Мой молодой человек скоро должен приехать. Пожалуй, эти двадцать минут, я посижу одна тут и почитаю.

— Хорошо. Ответишь мне честно на пару вопросов?

— Если отвечу, уйдешь?

— Да. Если честно ответишь, уйду.

— Спрашивай.

— Я тебе нравлюсь?

— Хм. – Впервые губы девушки тронула улыбка. – Ты симпатичный.

— А тебе нравятся голубоглазые блондины? – я бросил взгляд в сторону беседки.

— Мне кажется, это слабость каждой женщины.

— А мужичек в кафтане тебе нравится?

— Бородатый! – И она закатилась смехом.

— Мы могли бы приятно провести время.

— Нет, я не такая, я жду трамвая. – И она снова засмеялась. – Я ответила честно, а ты обещал отстать.

— Прости, ты права.

Я встал и уже собирался идти в сторону друзей.

— Как твое имя? – зачем-то спросил я, закуривая подряд вторую сигарету, и потянулся в карман джинс за зажигалкой.

— Диана.

В этом момент вместе с зажигалкой я нащупал сложенные выигранные купюры, а в памяти всплыли кадры из видео какого-то смуглого паренька, который предлагал девушкам делать интимно-приятные ему вещи за деньги. «А вот сейчас и узнаем, работает ли это».

— Ди, ты не против, что я так тебя называю?

— Нет, но…

— Предложение. У меня есть тысяча рублей, вот она… — И я достал из кармана купюру. – Она твоя, если ты покажешь мне грудь. Просто расстегнешь пальто, задерешь кофту или что там у тебя и покажешь грудь.

— Ты издеваешься? Сейчас приедет мой парень!

— Но его пока нет, а у тебя может появиться денюшка. Ты пойдешь и купишь себе что-то, например, губную помаду… Ты ведь выкладываешь в социальных сетях свои фотографии в купальниках с отдыха, присылаешь парню интимные фотографии, когда не вместе, да и он у тебя был не один, поэтому в этом нет ничего такого, только аморально.

Я протянул ей деньги, и повисла пауза. Она молча смотрела на мою руку, где отсчитывала секунды стрелка на часах.

— Тебе или еще и твоим друзьям?

— Нам троим.

— Две тысячи, тогда покажу.

— Одна.

— Хорошо.

Я подвел девушку к беседке. Все также не многословно она расстегнула сначала пальто, а потом и блузку и, задрав чашечки лифчика, показала еще по-девичьи не сформировавшиеся груди.

— Все, я могу идти? – спросила она, оправляясь.

— Да, деньги у тебя, ты свою часть сделки выполнила. Прямо партнерские отношения. – Усмехнулся я, пуская в потолок беседки струйку дыма. – Подожди.

Она обернулась. Я спустился к ней, и, приобняв, показал на друзей.

— Две тысячи, больше нет, они твои, хочешь?

— Что на этот раз? Что еще показать?

— Ничего не надо показывать, сделай им минет. Ребят взбудоражила твоя грудь. Время еще есть, целых пятнадцать минут, если твой рогоносец не опоздает.

— Он не такой! – Вспыхнула девушка.

— За то ты такая. Ну и?

— Хорошо, но где?

— За домом есть глухой угол, за деревьями и кустами никто не обратит внимание.

— А если мой приедет?

— Я позову тебя, предупрежу, как он выглядит?

 

 

Они уединились, а я остался сидеть на лавочке. Сумерки подкрались внезапно, начали зажигаться фонари на площадке. Отрешенность наполняла меня, и я погрузился сам в себя. Я молча разглядывал мокрый асфальт дорожек, позабытые детьми качели, одиноко поскрипывающие в осенних сумерках, автомобили брошенные во дворе дома – все безжизненные, кроме одного. Свет фар лился на дорожку, а само автотранспортное средство как будто жило своей интимной жизнь, его стекла запотели, а сама кабина периодически покачивалась.  Тем временем из подъезда показался мужчина в «домашнем» одеянии и с бульдогом на поводке. Подтянув штаны и закурив, он стал двигаться по краю детской площадки, в сторону импровизированной жильцами автопарковки.

Если задаться вопросом, что такое цинизм, не каждый сможет сформулировать некое определение, более или менее походящее на правильное, однако, все без исключения при случае, а чаще всего нарочито ведут себя непосредственно подходя под это самое определение. Цинизм в современном мире стал сущностью людей, наполняемый их от мизинцев на ногах и до кончиков ушей. Как само собой разумеющимся дополнением выступает сарказм, будто соль по уже разошедшейся язве. Вообще сложно все это… Отношения… Нет ни одного инструмента, позволяющего обезопасить себя. Пусть случится, что случилось, но об этом необходимо знать, а не пребывать в гнилом неведении. Неведении, заставляющего открывать перед человеком душу, дарить всего себя и отдаваться целиком, в ответ получая лишь смачный плевок… И строить на всем этом будущее, растить детей, которые неизбежно провалятся в эту отхожую яму и неизвестно какими от туда вылезут…

Во двор не спеша въехала машина… Осветив мужчину с сигаретой и собакой, который успел уже подобраться к тому самому автомобилю, с запотевшими стеклами… В дальнейшем все произошло мгновенно… Мужчина замер, захрипел, его лицо на глазах стало багровым, он ринулся к стоявшему автомобилю и стал дергать за ручку двери. Она оказалась запертой.. Хруст оторванного зеркала… Удар кулаком по крыше, словно молотом… Снова попытка уже не открыть, а вырвать эту дверь с корнем. В салоне тем временем происходила возня. Мужичина бросился со стороны пассажира, его атака получилась результативной, и он выволок за волосы на свет Божий очередную замужнюю шлюху. Босая, успевшая натянуть юбку, задранную все еще на заднице, с криво застегнутой блузкой, которая даже не скрывала обнаженную грудь, с размазанной вокруг рта помадой. Она больше походила на ту, о чем существовании даже не вспоминаешь, и уж тем не из-за которой стоит предпринимать какие-то действия и тратить свои нервы.

Она кричала, кричала от боли и от гнева, что ее застали врасплох, от досады. «Скотина, отпусти, мне больно! Волосы! Отпусти! Миша!» — доносилось до меня, а я все прекрасно видел, видел,  как ее любовник, наконец-то справившись со штанами, вылез из автомобиля и первым делом оценил его урон, видел, как невольный свидетель, второй водитель выйдя из-за руля, застыл в нерешительности…

— Отпусти меня!

— Ах ты шлюха, да еще у подъезда… В машине, как «плечевая»! Задушу!

Миша перехватил ее за горло, крик свалился на хрип. В этот момент кто-то налетел на него со спины. Женщина упала на колени, пытаясь отдышаться. А на границе света и темноты происходила возня. Я искренне «болел» за Михаила, сумев сбросить со спины противника, он уже восседал на нем и «работал» по голове оппонента. Увидев это, неверная бросилась на помощь, потом вопль и глухой удар. Муж смачно залепил своей супруге кулаком в лицо. Она упала и забилась в истерике. Михаил тяжело дыша поднялся и наткнулся на свидетеля.

— А ты какого встал? Что смотришь?! – прорычал он.

Парень, лет двадцати пяти, отшатнулся, было хорошо видно, что ему поплохело от вида крови, от криков, от такого обращения с женщиной, но разве ее можно назвать женщиной?

— Я, я…

— Мама! – разнеслось из темноты.

Даже у меня по коже побежали мурашки. В свет фар ворвалась девочка лет четырнадцати, возвращавшаяся откуда–то домой, нетрудно представить какое впечатление произвела на нее картина после боя.

— Так нельзя, она женщина все-таки… — Выдавил из себя парень, поправляя очки.

— Рот свой закрой, за шлюху захотел заступиться? Посмотрю, когда тебе рога поставят, что ты скажешь.

— Что с мамой? Мама! Папа, что случилось???

Мужчина схватил девочку за руку и потащил к подъезду, опомнившись, вернулся за собакой, на которую произошедшие события не произвели никакого впечатления. Я подошел к стонавшему мужчине, его лицо залила кровь, и оно походило больше на фарш.

— Скорую вызови. Пусть тварь, но помочь надо. – Бросил я парню, который все еще пребывал в ступоре, уж очень впечатлительный попался.

— А почему тварь, он же человек!

— И что же человеческого в них осталось, в нем, в ней?

— Может это любовь, может они любят друг друга. Мы ведь не знаем, что произойдет с нами завтра…

— Не веришь в любовь до гроба? – усмехнулся я.

— Хм, верю…

— Не уж то уже и избранницу встретил?

— Да, у меня есть девочка. – При этих его словах в моей голове самопроизвольно всплыл комментарий «а девочка ли?», но озвучивать его в тот момент я не стал, да бы не переводить тему разговора в другое русло, в котором каждый из нас останется при своем мнении. – Ты позволяешь себе опрометчивые высказывания, не подкрепляя их обоснованиями.

— Что в этом случае, что  в твоем, обоснования не нужны, сами действия говорят за них. – Я уже понял, что передо мной молодой человек Дианы. – Говорить и признаваться можно много и в чем угодно, все равно никто не узнает правды. Клятвы сейчас вообще – пустой звук. Любовь? Скорее как привычка и стабильность в одном партнере, при проецировании этого чувства на отношения двух людей. Даже если рассматривать отношения без так называемой любви, все равно они должны иметь в себе хотя бы каплю уважения. Пусть даже люди сделали шаг в сторону скота, они все еще именуются людьми и этому надо соответствовать. Имея супруга и ребенка от него, она позволила себя грязь непосредственно вблизи них, почти на виду, не заботясь о чувствах своей семьи, об их репутации в глазах окружающих, она смешала их с грязь, унизила. А сам любовник, почему он позволил себе это, раз у них любовь, о которой ты предполагаешь, почему он не привез ее к себе домой, ну или как всех проституток в гостиницу, почему позволил себе пользовать ей на глазах у ребенка? После этого – разве они люди, нет, твари.

— Ты слишком жесток, твои высказывания категоричны. Мне моя девушка говорит, что ценятся толерантные мужчины, они сильные, сильные, что могут прощать женские ошибки и глупости.

— Может тебе все-таки стоит задуматься? Можно не думать головой, ошибиться и выйти замуж за другого, можно не иметь мозгов вовсе и наклепать в паспорте штампов в семейном положении, а в жизни детей от разных мужчин, а можно быть тварью и ни во что не ставить человека, улыбаться ему, говорить приятные слова, смотреть в глаза, пользоваться им, а самой ублажать двух незнакомых мужчин за какие-то копейки, а потом, даже не вымыв рот, лезть целоваться…

— Веня!!! Ты уже приехал.

Она подбежала к нему, не глядя на меня и не оборачиваясь на моих друзей.

— Я соскучилась! – И, обхватив его за шею, впилась поцелуем.

 

 

 

 

 

 

Студенческие годы предстали расцветом моей по-юношески холостяцкой жизни. В силу семейных обстоятельств, я получил больше свободы, чем того требовалось, и, чтобы не скучать, я чаще проводил время с женским полом, чем тратил его на что-то действительно полезное. Стоит так же отметить, что мое студенчество прошло в два этапа: когда я ни в чем не нуждался и каждый день мог тратиться на всякие глупости в платьях; вторым этапом стало бедственное положение… Кризис, дефолт, сокращения… Сказать, что я вдруг стал нищим было бы неправильно, но теперь пачка сигарет «Ричмонд» казалась понтом, а поход в бар – роскошью.

Я не удивился, что круг моих знакомых сузился. Жизнь, повернув все с ног на голову, оставила о себе лишь вкус неудовлетворенности, нотку несправедливости в унисоне с иронией и чувство везения, что я испытал это будучи молодым, что не есть хорошо, но позволительно в этом возрасте. Вообще крах – это мера неизбежная, как рождение, смерть. Это возможность остановиться, оглядеться, увидеть окружение и пересмотреть взгляды. Чем быстрее Вы покончите с последним, тем быстрее пройдете данный период в жизни.

 

Женщин было много. Вы когда-нибудь, читатели, были в магазине специализирующимся на маскарадных костюмах, в котором представлены на витринах сотни масок. Я уверен, что даже побывав там, Вы все равно не запомните что-то конкретное, сколько там этих рож, вот и со мной было что-то похожее. Все эти рожи проплывали мимо, оставляя после себя лишь какие-то строчки на листочке. Однако, все-таки трем женщинам удалось сыграть в моей жизни роли второго плана.

Лена. К счастью, наше общение получилось коротким, чем я впоследствии был безмерно рад. Я никогда не считал денег, касательно свиданий со слабым полом, но, как в последствии узнал, всему должен быть предел. Мы познакомились во дворе одного подмосковного городка, где я когда-то жил. Девушка оказалась старше меня, но ни ее, ни меня сей факт особо не смущал. Обменявшись телефонами, мы договорились провести завтрашний вечер вместе. В тот год зима была снежная, стоя у подъезда, я ждал свою новую знакомую, невольно определяя у себя в голове дальнейшие перспективы. Для чего-то серьезного разница в возрасте была слишком велика, общение, казавшееся на первый взгляд приятным, было донельзя примитивным, что остается, да ничего стоящего, лишь секс для здоровья. Вечер я собирался провести приятно, прогулявшись по красивому снежному парку, мы вышли к метро, а уже через одну остановку, я покупал билеты в кинотеатре. Времени до начала сеанса оставалось не много, но видя ее многозначительный взгляд в сторону кафе, я предложил ей выпить по чашечке кофе, на что она с радостью согласилась. Прикинув, что через пятнадцать минут уже надо будет идти в зал, я очень удивился, когда Леночка назаказывала роллов на полный сет. «Ох, совсем забыла!». Забыть она могла много чего, но такого я мало ожидал. «Пиво! Чтобы все это запить» — и она задорно рассмеялась. «А мы успеем?» — но получил утвердительный кивок головой.

Общение свелось на нет, устав от разговоров с самим собой (собеседница была слишком занята едой), я, молча куря, допивал свой кофе, изредка поглядывая на часы. Как ни странно, но мы успели. Годы тренировочных походов в кафе на свидания не прошли даром. Фильм выбирала она из без того скудного репертуара. Неинтересность сюжета, отсутствие юмора, запах приторно сладких духов вперемешку с запахов пива и морепродуктов сделали просмотр маленькой пыткой.

-Ты какой-то хмурый.

— Да нет, все, наверно, хорошо. – С натяжкой улыбнулся я, поглядывая на часы.

— Ты никуда не торопишься? А то может выпьем?

Около кинотеатра по соседству находился бар. Признаться, тогда мне хотелось выпить, в первую очередь, чтобы притупить чувство оплошности от этого знакомства. Девушка меня уже мало интересовала, а секс ради секса с несильно симпатичным мне человеком был омерзителен.

Холодно улыбнувшись, она уселась напротив. Появился официант в не совсем свежей рубашке и с женственными чертами лица.

— Виски. – Я ткнул пальцем в меню. – Можно сразу всю бутылку… Ты будешь? – Обратился я к спутнице.

— Мне коктейль Ясная луна.

Официант развернулся и уже собирался уходить, как она, крутя головой по сторонам, выпалила:

— Еще вон ту штуку, которую подали тому импозантному мужчине.

Официант, пометив что-то у себя в блокноте, удалился.

— А ты был на Тенерифе?

Вопрос показался ударом бича в окончательно потухшем разговоре.

— Нет, мне больше нравится путешествовать по России.

— Жаль. Я ездила со своим молодым человеком. Там так здорово, а кухня какая… Я когда оттуда приехала. Еле смогла себя потом в форму привести.

— Ну да, халява все-таки, шведский стол.

— Ты не думай. Я за своей фигуркой слежу, после шести не ем, да и за калорийностью продуктов… Иногда, правда, позволяю себе расслабиться, на свидании, например.

И тут я отчетливо вспомнил слова отца друга, который, будучи разведенным, делился с более молодым поколением впечатлениями от свиданий.

«Сидит она напротив, а сама по сторонам таращится, говорит: «это хочу», «то хочу». Ощущение, что она всю неделю не ела, ждала пока увидимся. Потом вдруг шампанского захотела, после селедки своей, ну этих…, роллов. Выпила, уже еле-еле сидит, а сама твердит как попугай: «еще налей, закажи еще». Я заказываю, а сам думаю, надо ли мне все это, вот сидит эта «хрюша», чавкает, ведь я больше ее никогда не увижу. К тому же, она сейчас опьянеет окончательно, и при придется везти ее до дома. К ней ехать? К себе точно не повезу, потом не выгонишь».

Я поднял глаза на Лену. Ну вот же, хрюша, он самый. Размягшая от смешивания алкоголя и несочитаемых продуктов, она сидела напротив, выпятив свой небольшой животик и несильно разложив ноги.

— Пойдем!

Я пытался как можно скорее закончить этот вечер. Чувство собственного достоинства не давало мне бросить моего хрюкающего друга в заведении, среди не менее «приятных» лиц. Но я ее не дооценил. Перед входом в метро к ней вернулось желание требовать и дар разговаривать.

— Поехали на такси! Я по другому не поеду…

Оглядевшись и не обнаружив такси, я снова предоставил карт-бланш своей спутнице. Ковыляя в растопырку на высоких каблуках, она приблизилась к краю проезжей части.

Не знаю как именно она договорилась, но таксист-нелегал озвучил далеко завышенную цену, которую Лена смогла подтвердить невнятным кивком головы.

— Пойдем!

Она взяла меня за руку  и, шатаясь, повела к подъезду.

— На ключи, за углом есть магазинчик, я хочу вина, поднимайся, квартира… Я пока в душ!

Не знаю насколько поймут меня сейчас мужчины, но я не сторонник разовых связей. Я смотрел на Лену, стараясь представить кем бы она могла стать для меня, но ничего подходящего придумать не мог. Прав был Андрей, я видел ее первый и последний раз. А согласилась бы она встретиться, не будь у меня ничего? Погулять по заснеженному парку, встретиться ради общения, а не делать общение поводом. Да нет конечно. В ее жизни полно мужчин с похожими на мое предложениями свиданий.

 

За все пять лет, проведенные мной в стенах обучающего заведения, я не встретил ни одной достойной девушки. Может они и были где-то, но мне не попадались, хотя по справедливости стоит отметить, что некоторым они доставались и тут же портились. Не знаю как женщины делают выбор, чем руководствуются, но, почти всегда, жалеют о сделанном выборе, признаваясь в этом лишь себе в томных ночных бдениях.

Кто в моем понимании есть достойная девушка? Это те рамки, которые я поставил для сеья еще в детстве и которые неукоснительно соблюдаю. Позднее они подкрепились пониманием последствий происходящих событий. Какая девушка достойна называться девушкой, а какая быть кем-то подобрана. Повторюсь, это сугубо мое личное мнение, не претендующие на всеобщие истины. Итак, однозначно девственница, чистая не только телом, но еще и душой. Этот момент очень спорный и многие отношения порушились именно на этом принципе тех мужчин, кто не ищет себе развлечений на ночь или на месяц. Наверно, еще остались те, которые умеют ценить теплоту, домашний уют, которые хотят детей и на искренности строят свой брак. Но какой же матерью может стать девушка, если она не в состоянии уследить за своей… до замужества? Вы, дорогие женщины, скажете: «безвыходная ситуация», подобных ситуаций не бывает, выход есть всегда, или «это любовь», что хотели связать свою жизнь с этим человеком. Что ж, Вы просто не знаете, что такое любовь. И это не есть телодвижения, как и громкие слова, дорогие подарки. Вы видите только то, что хотите видеть. Выдаете желаемое за действительное и становитесь заложницей своих фантазий. Не буду лукавить, женщины не всегда во всем виноваты, но «если сучка не захочет, кобель не вскочит». Вы поймете, что если мужчина Вас любит, ему будет достаточного одного Вашего присутствия, единственного прикосновения до нежных пальчиков руки и самые простые разговоры станут невероятно интересными. Мужчина будет Вами жить, а не хотеть, но я сомневаюсь, что большинство женщин сможет различить эти два чувства. Не надо искать виноватых, они всегда прячутся в зеркале. В ожидании принца, Вы сами выбираете непонятно кого, раскрывая душу, отключая остатки нелогичного разума. Когда, прежде чем делать, Вы вдруг решитесь подумать? Молоденькими девчонками пользуются как вещами, лишая невинности и оставляя на теле и в душе след присутствия. И это становится толчком к распутной жизни, к сексу за сапоги, к сексу за украшения, к сексу за подачки, об этом ниже. Какому мужчине будет приятно жениться на использованной телом и с покалеченной душой?. Но он все равно женится, женится ради продолжения рода, но будет ему легко в душе? Сможет ли он порхать, как и положено порхать от любви? Конечно нет! Это первая и главная причина измен и семейных скандалов.

Но самое страшное, от чего хочется плеваться, это девичье понимание взрослых отношений. Есть подростковая дружба, первая любовь, в нежном понимании этого слова, первый поцелуй, вкус которого останется до свадебного, а потом забудется под ласками супруга. Но когда девочка, сомневаясь и откровенно боясь, с непозволительным безразличием говорит: « вроде бы пора, вроде бы подруги все уже лишились… парень давно хочет, терпит, что если он из-за этого мне будет изменять?» — и все это в шестнадцать лет! Мне сложно подобное комментировать, ибо кроме грязных ругательств ничего не ложится на язык, а мозг кипит от возмущения.

Сейчас, наевшись до отвала, немногие мужчины начинают ценить об утраченном, видя тухлое болото. Не в моде «домашние» девчонки, которые могут, не отравив, приготовить ужин, которых можно застать в пятницу вечером дома за книгой. Есть о чем жалеть, но виноватые все в том же зеркале, сами мужчины сделали из них разноцветных кукушек.

 

Что можно еще сказать про институтские годы? В один ничем не примечательный день я встретил своего давнего знакомого, приятеля по двору в детские годы. За то время, что я его не видел, он сильно заматерел, висков легкой кистью коснулась седина, у глаз прорезались морщины. Когда-то неисправимый авантюрист-романтик, передо мной он предстал реалистом с рациональными взглядами на жизнь и женщин в частности.

Я помню, что в один вечер он пришел сам не свой. Тогда мы часто проводили время на турниках, и очень удивились, что он присоединился к нам только в сумерках. Его лицо осунулось, взгляд изменился. На тот момент  он был не взаимно влюблен в девчонку-пианистку из моего подъезда. Они долго встречались, но каждый имел свои понятия, для него это была любовь, для нее всего лишь дружба. В какой-то момент, он, собравшись, решил расставить все точки над «i». Она была младше его и невинна, своеобразно красива и интересна, решительна в поступках и жившая в своих грезах. Не дозвонившись, мой товарищ уселся у ее подъезда с букетом роз и скромным золотым колечком, которым мечтал связать их судьбы. Дождался. Она появилась легко и непринужденно в компании другого…

По прошествии нескольких лет, облокотившись плечом к колонне здания института, он равнодушно рассказывал мне эту историю, после которой пропал из старой жизни.

— Утром, наверно, на третий день она позвонила. Плакала. Сквозь ее слезы, я услышал те слова, которые до последней нашей с ней встречи был бесценны, а после стали всего лишь звуком. Она говорила, что любит меня, что поняла это в тот момент, что хочет быть теперь со мной. Говорила, что это ее ошибка, что ради меня больше никогда не заговорит с ним, перестанет общаться.. Потом сказала, что теперь готова на секс, что уже не девственница и стала бормотать, что успела чему-то там научиться. А потом, у меня потекли слезы, и я больше не смог с ней разговаривать. Я никогда до этого в жизни не плакал… Ты помнишь, когда мы провалились  в подвал на стройке? Или когда нас поймали футбольные фанаты и дали тумаков? Когда раздразнили собак, а потом они нас покусали, ты помнишь? Потому что от физической боли не плачу, только от душевной. Я люблю ее до сих пор, но вместе мы никогда не будем. Я не понимаю и презираю тех, кто ради одного раза, ради секса готов портить девчонок, забирать у них мечту, разбивать сердце. Для удовлетворения есть проститутки, зачем трогать девчонок?

— Ты видел ее после?

— Да, сейчас мы вместе работаем.

— Расскажешь?

— Да было бы что рассказывать. У меня свой дом терпимости. Она там работает, как и еще четыре девчонки-студентки. В принципе, у всех них судьбы схожи… После первого обмана, они так и не смогли отойти, что-то в голове перещелкнулось, становятся такими, встают на раздачу и уже не считают количество партнеров. И всю жизнь мстят мужчинам, кто как может… Лезут в судьбы, разрушают семьи, рушат бизнес…

— Почему ты ей помочь не хочешь?

— Я ей как раз и помогаю. Не даю по мере возможности рушить чужие семьи… Тут хоть под присмотром, ниже не упадет… Она все равно к нам вернется, «прозреет» еще, опомнится, не хочу, чтобы по мимо нашей с ней прожженной жизни, она винила себя за чужие покалеченные судьбы.

— А что ты около института делаешь?

— Хм. Знаешь, что я тебе скажу? Именно в институте, как горько это ни звучало, девчонки и определяются со своей будущей профессией.

 

Глава 6. Не все идеальные — идеальны.

 

У каждого в жизни встречается человек, которого он долго не может забыть. Обычно, эта встреча происходит в самый неподходящий момент, она скоротечна и скоропостижна, но почему-то остается в памяти подобно фрескам на стене, и чем больше времени проходит, тем дороже становится этот образ и тем сильнее разрушает его время.

На тот момент жизни, я уже свыкнулся с отсутствием серьезных чувств к девушкам, и всего лишь удовлетворял свои физиологические потребности, готовясь к поступлению в один государственный неразглашаемый орган. В то время я жил один, поэтому, возвращаясь домой, хотелось немного поболтать о чем-то не важном, не секретном, а просто о ерунде. Поставив кипятить чайник, я решил вспомнить то, чем баловался в школьные годы… Нет, не о том подумали… Я решил вспомнить какого это знакомиться виртуально. В одной из социальных сетей, выбрав пол и возраст в поисковике, я крутанул колесико мышки, после чего переключил свое внимание снова на чай. К компьютеру я вернулся уже с кружкой. На экране было несколько страничек с девушками, на фотографии одна из которых привлекла меня простотой и вкусом, не раздражая «утиными губами» и выпячиванием груди. Ее карие глаза с по-детски озорным огоньком смотрели с монитора, подчеркивая вкусную линию губ с немного вызывающим темно-вишневым цветом помады, придающий девушке чуть больше зрелости и недосягаемости, прическа в форме каре оголяла заманчивый изгиб шеи, одета она была в пятнистую блузку с белым фоном и черную юбку с высокой талией, все аккуратно и со вкусом. Она застыла в позе немного прогнувшись назад, чуть-чуть игриво наклонив голову на бочок, сложив и опустив руки  перед собой. Как Вы догадались, я не удержался и написал, ничего не питая, не надеясь даже на ответ, просто какая-то шаблонная, но не менее искренняя фраза. И она ответила.

К слову, откуда пошла мода знакомиться виртуально, конкретно в социальных сетях, а не на специализирующихся на этом сайтах. Никто не будет спорить, что это удобно, можно знакомиться по дороге на работу, касаемо девушек – за рулем, совмещая с припудриванием носика и управлением транспортным средством, на самой работе, дома. Когда времени мало, хочется не тратить его на всякие пустяки, хотя обычно все происходит с точностью да наоборот, а всякие пустяки втягивают нас, заставляя забыть о полезных и интересных вещах, забыть о реальном мире и утонуть в виртуальном. Но неправильно было бы не отметить плюсов того самого виртуального общения. Сидя в домашнем одеянии, будь то халат, пижама или панталоны, она расслаблена, скорее всего у нее в руке что-то вкусное, чай или шоколадка, она сидит на своей кроватке, в компании медведя или кошки, единственных существ, кто терпит ее на тот момент, она чувствует что защищена, она у себя дома и готова к достаточно откровенному общению без масок и выеживаний. Может быть, поддавшись чарам Аты и уговорам собеседника, пришлет какое-нибудь эротическую фотографию из своей коллекции, которая есть у всех девушек и у многих женщин, не смотря на их антропометрические данные. Есть и другая ситуация, когда девушка ищет себе приключений и любовника на ночь, поэтому речи о панталонах и быть не может. Она собрана и накрашена, вызывающе или просто сексуально одета, а иногда и не одета вовсе и готова пригласить к себе в гости первого понравившегося мужчину, с которым немного попереписывалась в какой-то социальной сети. А позже назовет эту встречу баловством, скажет что очень пожалела, что не такая… Однако, это тема минувшей главы.

Настя ответила холодно и безразлично. Хотя будь она безразлична – не ответила бы. Она ждала чего-то от меня, возможно, ожидая, что я один из тех многочисленных пользователей интернета, которые знакомятся там с девушками, чтобы предложить ей заняться виртуальным сексом или же, если повезет, перенести это занятие в реальную жизнь. Но мне это было неинтересно, мне понравилась девушка, точнее некий нимб, который я смог различить на фотографии. Это было всего лишь некое наваждение, выделение ее из серой массы. Признаться, если бы она на тот момент не ответила, либо отказалась от общения, не дав окунуться в глубину ее сущности, то я забыл бы о ней уже на следующий день. Но все было сложнее… Она заставила обратить внимание, заставила смотреть сквозь общепринятые рамки, по которым люди выбирают друг друга. Она не была красавицей, по крайне мере не была на столько в моем вкусе, но и не вызывала антипатию. Я не знаю как назвать эти чувства… Любовь? Нет, это не было любовью, скорее расположенность… В какой-то момент ее отношение ко мне ощутимо стало мягче, пропал холод, пренебрежение, появился искренний интерес, первые полушутки, полунамеки на возможность встречи. Потом вдруг неожиданно оказались соседями, она жила через шоссе от меня, в другом районе, мы обменялись телефонами и договорились встретиться. Впервые я нервничался, холодок волнения бегал по спине, заставляя тянуться за сигаретами, но я так и не позволил себе закурить. Набрав ее номер, я замер, затаив дыхания, отсчитывая гудки, во рту пересохло, я как будто отстранился от шумной улицы, по которой на тот момент шел.

— Алло.

Это единственно слово прозвучало ошеломляюще, сам голос казался медовым журчанием ручья, не громкий, нежный, немного бархатный, невозможно описать, но достаточно всего раз услышать, чтобы понять.

Погода в тот день выдалась ясной, но прохладной, однако, чем ближе я подходил к месту встречи, тем теплее мне становилось, я ощущал, как в жилах забурлила кровь. И вот, пауза на светофоре, пауза чтобы успокоиться и собраться, воспользовавшись ей, я перехожу через дорогу к выходу из метро. Начинался загораться вечер, солнце клонилось к закату, озаряя безоблачное небо желто-красной краской. Настя стояла спиной ко мне, оранжевое пальто делало ее похожую на лисичку, я замер на секунду, любуясь, а потом подошел и прикоснулся к ней. Это не было объятием, просто прикосновение к локтю руки, ручки она спрятала в карманах от холодного ветра. Девушка вздрогнула и повернулась. Ощущалась дистанция, невидимая, на какое-то время не преодолимая стена, открытый перед ней, я чувствовал недоверие и интерес к себе. Больше не было прикосновений, мы немного прошлись по парку и, усевшись на лавочку, о чем-то болтали, там нас и застали сумерки. Я проводил ее до подъезда под какое-то нытье внутри, впервые, мне не хотелось отпускать девушку, не хотелось отпускать, не касаясь ее. Дверь подъезда с грохотом закрылась, а я остался один, немного очумевший и отрешенный, сделав пару шагов, я закурил, а потом, подпрыгнув и щелкнув каблуками в воздухе, я зашагал в сторону дома.

Мы продолжали общаться, возможно, даже чуть меньше, чем раньше, наверно, в силу личных обстоятельств. Так прошло дня два-три, как вдруг, уже вечером, когда я собирался встретиться с приятелем, зазвонил телефон. Время было достаточно позднее, но за полночь еще не перевалило, я покосился в сторону телефона, застегивая рубашку и греша на нетерпеливость товарища, когда определитель номер показывал мне «Настя». До этого женщины просто так мне не звонили, либо им было что-то нужно, либо хотели провести вместе ночь, по сути тоже, что-то нужно, а тут такое дело… Я поднял телефон, стараясь убрать из голоса легкую эйфорию… Такое ощущение, что мы были знакомы довольно давно, а ночные разговоры по телефону были каждодневными и не являлись чем-то необычным. Мы проболтали, наверно, около часа, и, к своему стыду, на встречу с приятелем я прилично опоздал, хотя за мной такое никогда не водилось. Стена между нами исчезала, а от мыслей о встречи веяло теплом и беспричинной улыбкой.

 

Всему рано или поздно приходит конец, он бывает быстрым, неожиданным, апофеозным, незаметным, красивым и не очень. Наш был – неожиданным и мокрым, сумбурным и необдуманным. Под стук первых капель весеннего дождя я проводил ее до подъезда, ощущая нараставшую пустоту, провал внутри себя, вкус сигаретного дыма, озноб и несгибаемую мужскую жесткость принципиальности характера. Причин у финала много, в моем случае оказалось излишняя возвышенность и амбициозность девушки. С красивыми женщинами сложно, особенно сложно если они знают себе цену. Но красота понятие противоречивое, да и всегда ей можно указать свое место, так сказать, определить объективную цену. Крах был предначертан еще до нашей первой встречи. Я не представился своим именем при знакомстве, на то были вески причины. Никнейм в социальной сети был псевдоним под немецкого гражданина, во что она с радостью и поверила. Скажу честно, не скрывая, я не обманывал ее, она сама в это верила, верила и усугубляла, придумывая подробности, живя ими. Она оказалась тем типом женщин, которые ставят себя выше других, оценивая себя и требуя подарков от судьбы, в виде миллионера, иностранца, карьеры – все то, что хочет в большем или меньшей степени каждая женщина, но которая не зацикливается на этом и живет обычной жизнью. Встречаясь раньше с ограниченными мужчинами, «парнишками» в спортивном стиле одежды и с «блатнячком» на языке, она вдруг ощутила себя на ступень выше других, таких же девчонок. «Немцы, Вы же другие, ой, это так интересно!» — с горящими глазами говорила она, иногда даже хлопая в ладоши. А я не мог больше молчать. Видеть, как она влюбляется в свои иллюзии. Я никогда не лгал ей, да и вообще женщинам… Мне нравится говорить правду и наблюдать, как они на нее реагируют, я получаю от этого удовольствие. А с ней я просто не упоминал своего имени, ведь часто в парах мужчины и женщины называют друг друга уменьшительно ласкательными прозвищами: зайка, киска, масик, пупсик, все зависит от фантазии. Вот она звала меня немецким именем. А потом я ей все рассказал, да и было бы что рассказывать… Всего лишь заново представился. Первая реакция более чем сдержанная, взрослая, спокойная. Как она скажет в будущем «это был шок от того, что ты мне столько лгал, а я верила, и теперь не могу понимать, когда ты лжешь, а когда нет…. Я разочарована». Естественно разочарована, особенно, когда самовозвышенность искусственно созданная вместе с немцем растворяется в буднях ничем непримечательного спального района на окрайне столицы. А другая обрадовалась бы, что это ее соотечественник. Я придерживаюсь позиции, что каждый должен создавать семьи с себе подобными, если грубо выражаясь, иными словами, не должно быть смешения… Это плохо для индивидуальности каждый нации, народности, теряются изюминки, которые складывались тысячелетиями, обряды, традиции, именно ради необычности другой культуры от своей и в познавательных целях обычно едут туристы в чужую страну. Мы расстались как случайные попутчики, проехавшие пару остановок автобусом, беседуя о жизни.

Она была идеальна для моих пониманий женщины, у нас были общие ценности. Возможно, удалось бы мне встретить ее в более раннем возрасте, я смог бы подавить в ней те, мешающие семейной жизни качества, а теперь это — пустая затея. Многие слышали такое понятие как «тщеславие», не многие понимают его значение, но сталкивались с ним абсолютно все. Жалеть, что так произошло, но раз произошло, то это только к лучшему. Можно жалеть детей, стариков, животных, жалеть о вмятине на автомобиле или о дождике в воскресенье, но только не о женщинах. Они живут в своем мире, со своей логикой, имеют власть и предвестники разрушений. Из-за женщины пала Троя, так же как и развязалась самая долгая в истории Столетняя война.

 

Катя, Катенька, Катюша. Она была младше меня, но по-взрослому самостоятельной. Жила она отдельно от родителей, которые были в разводе, училась, работала и успевала приглядывать за младшим братом и племянником. Мы познакомились весной, я был занят своими делами, а ей нравилась моя привычка говорить то, что думаю. Особенно интересовало ее мое мнение по поводу женщин, провоцируя меня на эту тему, она не без наслаждения слушала про бытовых проституток, малолетних развратниц, содержанок и всех прочих. Иногда тяжело вздыхала, жалуясь, что ее подруги не понимают этого и их «глубокая душа» раскрыта для всех, кого они знают больше часа и кто дарит подарки. К слову, ее подруги были девушками диковинно феноменальными. Одна из них с успехом овладела жаргонным языком «феней», на котором с успехом разговаривала, про вызывающее поведение, именуемое в народе «борзоватым» я подробно рассказывать не буду, скажу лишь, что девчонка она была довольна симпатична и пользовалась популярностью среди неплохих ребят в колледже, однако каждые выходные она садилась на электричку и уезжала в соседнюю Владимирскую область в деревню, к какому-то невесть откуда найденному парню, с которым она спаривалась все выходные напролет, после чего отправлял ее обратно в Москву. Другая подруга отличалась меньшим постоянством, чем первая. В отличии от любви на сеновале, она была не против приключений в ночных клубах, а так же снисходительно относилась к вниманию мужчин годившихся ей в дедушки. Катерина же как то умудрилась в этой дружбе сохранить свою девственность и не потерять, как некоторые теряют сережки, кошельки или зажигалки.

С улыбкой вспоминаю маленького Мишку. К разочарованию тети, он всецело начал мне подрожать, начиная от псевдонима в социальной сети, заканчивая манерой общаться с девушками. В двенадцати летнем возрасте он загорелся желанием обзавестись девушкой с модельной внешностью, а еще лучше двумя. Проблема была в том, что всех девушек он выбирал намного старше себя, поэтому «по бабам» мы ходили с ним вместе и небезуспешно. Я возвращался к Катерине, а Мишка пользовался дарами природы. Воспитывающийся только лишь матерью, повязшей в работе  и проблемах в личной жизни, он почувствовал, что предоставлен лишь себе самому. Лишенный отцовского внимания, он старался найти себе товарища в лице взрослых ребят. Я не был примером для подражания, но двум основным вещам я его научил. Надеюсь, что научил. Это любовь к книгам и как общаться с женщинами. Если не читать, не стараться развиваться самому, то с современным образованием быстрее деградируешь, чем без него. Катя смотрела на нас, смеясь, качала головой, а я любовался блеском ее взгляда.

Ее интерес ко мне сменился любовью, я чувствовал это, но она не признавалась, а только замолкала и румянец начинал играть на ее щечках. Меня начинало самого к ней тянуть, медленно но верно. Я не любитель спешки, как гласит народная пословица, по причине которой рождаются слепые котята. А Катя, сама не ведая этого, спешила. Весна давала о себе знать, цвели яблони, когда мы гуляли за ручку по парку. К тому времени мы были знакомы около месяца, интерес к друг другу, свежесть. Она была другой, совершенно другой, несравнимой с теми, которые у меня были.  Общение становилось слишком много, я не успевал соскучиться. Я не знаю почему так происходит, но когда девушка влюбляется, она боится сделать что-то невпопад. Мы больше не разговаривали по душам, не смеялись над ерундой, она любила молча, а я изживал себя. Уже падали желтые листья, по подоконнику стучал нескончаемый дождь, а небо было серым и низким, сумерки заставали нас внезапно, а вечера проходили к кромешной мокрой темноте. Мы уже давно не виделись, я скучал и вспоминал ее, стараясь разобраться с невзгодами свалившимися на меня. Жизнь – это зебра, белая полоса сменяется черной, я же застрял на черной в районе лошадиного крупа. В такие моменты кто-то ищет поддержки, а мне всегда проще одному. Я не хотел тянуть Катю за собой, черноты в жизни ей хватает и без меня. Мы расстались сначала на чуьб-чуть, а потом на более долгое время. Знаете, все что не делается – все к лучшему, значит не мое, и с кем-то другим она будет всегда на белой полосе. Надеюсь, она не пойдет по рукам, не будет видеть в каждом свое счастье, отдаваться, стараясь забыть проведенное со мной время, лгать себе и всем на свете. Стараюсь верить, что не провалится в безморальное общество подруг, никчемных и беспутных. Вдруг, она останется все той же Катей, которую я когда-то обнимал на по-весеннему холодной Коломенской набережной, перевешивая часы с одной руки на другую.

 

Когда зацветут яблони.

 

Немного свежести, свежести от осеннего прохладного мокрого воздуха, от теплых воспоминаний минувшего, воспоминаний разных, вызывающих улыбку, чудоковатый смех, и даже ужас произошедшего. Мы часто сожалеем о пережитом, непроизвольно придумывая альтернативные варианты действий, создавая в своей фантазии параллельную реальность. Привыкли много думать о прошлом, выносить оттуда плюсы, но не осознавать ошибки.

Жизнь меняется, своенравно или запланировано, постепенно или резко, заставляя приспосабливаться и становиться другим человеком. Мы уже не помним какими были вчера и вовсе не узнаем себя спустя полгода. Сменяются заботы, появляются все новые и новые обязанности, на плечи ложится ответственность. Закуривая сигарету, ты даешь себе паузу, возможность еще раз пробежать по списку, отметить сделанное и вспомнить запланированное. Дым кольцами поднимается от сигареты, зажатой между пальцами уже загрубевшей руки, руки, все так же без обручального кольца. Не страшно, может даже еще рано, эта штука, когда не стоит торопиться.

 

А для чего торопиться? Зачем рваться вперед, когда можно постепенно вкушать жизнь и без того быструю и короткую. Всегда стоит несколько раз подумать, посмотреть с разных сторон на ситуацию, прежде чем что-то сделать. Порой, можно почерпнуть для себя много всего полезного задолго до того, как ввяжешься в авантюру, особенно, когда «авантюра» потащит тебя сначала на УЗИ, а потом в ЗАГС. Скверная ситуация, если только после этого понимаешь, что нет никакой совместимости кроме дружеской, в вдобавок накатывается горечь от осознания, что на этом, на твоем месте, мог оказаться любой другой мужчина, парень, мальчик, страшно представить какой ты в очереди… Это как в буфете на стадионе, всем дали по булочке, а на тебе свет выключили, касса не работает. Да и не заработает больше… Чувство отличника, получившего первую двойку… А если сначала посмотреть, оценить человека, присмотреться к нему… Да хотя бы узнать его ценности в жизни, оговорка, шалав всегда видно, кого бы они из себя не строили, но их видно. А остальные девчонки, сложно объяснить, что каждый их будущий молодой человек станет через какое-то время уже «бывшим», это неизбежно, но есть исключения в виде авантюр…

Все то, о чем я сейчас говорю имеет срок годности. Прошел год, как я взял паузу в написании своей истории, многое поменялось… Мы постарели и повзрослели, сменили работу, поменяли круг общения, воевали, мирились, рос доллар, потом падал, а женщины остались такими же в своем поведении, завидное постоянство и упертость сродни маниякальной. У меня есть брат, брат не по крови, по духу. Он был со мной всегда, и в положении, и в нищите – это много стоит, особенно уважения. Нас связывала учеба в институте, точнее ставила одну общую цель на данный период жизни, и мы шли к ней вместе. Но дипломы получены… Ступень пройдена… Еще тогда планы на будущее у нас разошлись, все-таки каждого жизнь потрепала по своему и если мой друг получая шишки продолжал стоять на своем, то я делал выводы и сам того не ожидая – менялся. Каждый в этом выиграл по своему, он сохранил веру в счастье и встретил Марину на чьей-то свадьбе, ирония, не правда ли? Я же лишний раз убедился в перспективе утопии, но обо всем по прядку.

И так, мой друг встретил девушку, признаться, первые впечатления — нейтральные, девушка, как девушка. По крайне мере не старше его в полтора раза, да и юбка все места скрывает, учится в медицинском университете, что нельзя не отметить.  Я всегда радовался за друзей, за все их успехи, и позволял себе вмешиваться в их личную жизнь только в крайних случаях. Пробежав по ее странице в социальной сети, подчеркнул для себя ее отношение к бывшим связям, начиная что-то новое, необходимо расстаться со старым, продолжать не буду… Порой ощущаешь себя справочником или нянькой, открывая глаза на те или иные ситуации, людей, при этом сталкиваясь с сопротивлением. Мой друг большой фантазер и идеалист, уже в двадцать два в его голове прочно засела идея жениться, создать семью. Но сейчас не то время, не время быстрых браков, семью надо на что-то содержать, не опираясь на помощь родителей. Я снисходительно посмеивался, когда он ставил сроки свадьбы, не имея девушки на данное вакантное место, по сути очень похоже на женский подход, выйти замуж ради замужества, а за кого, это уже другой вопрос. А тут вдруг изменился немного, стал осторожнее в словах, появилась мечтательная нега, граничащая с реальной, пропал авантюризм, а на языке только «свадьба и жениться». Но ведь это не правильно! Не правильно и дико для меня, ведь чтобы сделать столь серьезный шаг нужно выбрать человека, чтобы оба нашли друг друга, а не броситься на первую, ответившую взаимностью, возможно, там есть симпатии, но дети, должны появляться в браке и по любви, а не попричине планов обзавестись семьей в двадцать пять лет, или еще хуже – залетов. Каждый вправе делать выбор сам, он сделал, я сделал.

Часто ли Вы, читатели, заглядывая вперед, объективно планируете свое будущее? Врете сами себе, как и окружающие Вам. Жалея себя, пытаемся придумать счастливый конец, промежуточную расположенность к этому концу. А я вижу перед собой лишь утопию. Да не только я, много мужчин с подобными взглядами, да и женщин, хоть сюда их припишем, а то вовсе обидятся. Каждый мечтает о своем и грезит этим, но когда реальность берет свое, разгоняя фантазию как табачный дым рукой, мы осознаем провал, который допустили. Сколько времени Вы жили этими мыслями, а теперь все, их больше нет. И я уже вижу свой провал, изначально, мое предприятие носило утопический характер, а разве нет? С такими требования проблематично встретить хоть какую-то мало мальски приятную девушку, просто встретить, подчеркиваю этот момент, да бы чтобы не вводить Вас в заблуждение, для более близкого общения необходимо узнать друг друга, к тому же чувства, кроме интереса, никто не отменял и для меня это важно. Все равно, что будучи сытым пытаться запихнуть в себя какой-нибудь эдакий фрукт ради интереса, причем никто не знает, приживется ли он в желудке… Неудачное сравнение.

Ну а что дальше станет со мной? Я упустил уже момент, когда мог бы встретить неиспорченное современным миром «чудо», «чудо» женского пола. Мне двадцать три. Работа, перспектива роста, развития, минимальный лимит свободного времени, которого не хватает ни на увлечения, ни на близких мне людей, а все общение с противоположным полом сводится к «Я не чувствую тепла, ты не уделяешь мне время». Роли у нас разные! Кто-то добытчик, а кто-то должна охранять пещеру и греть ужин, да и прежде чем что-то говорить, стоит подумать. Тенденция, что мужчина должен привести женщину на все готовое сложилась, сейчас никто вместе ничего не добивается, одни трудятся, слабый пол гуляет… Я слышу шквал протеста и возмущений. Улыбаюсь. Не обманывайте хотя бы себя. А потом будет следующее, тридцать, а может быть и все сорок лет, полдень жизнь пройдет, дальше время будет клониться к закату. Все еще один, но уже состоявшийся как в материальном плане, так и окончательно разрушивший все задатки идеалиста. Где-нибудь подбираешь женщину, их будет много вокруг крутиться, конечно же выберем без багажа в качестве детей от прежних браков. Они уже все потрепанные жизнью, те, которые помоложе – еще глупые создания и деградировать от общения с ними вовсе не хочется, ровесницы – для которых ты последний шанс… Те кто старше, уже не рассматриваем. Выбираешь ту, которая хоть немного научилась готовить и, возможно, убирает за собой постель. Наша цель – продолжить род, ты вкладываешь всю любовь, которая копилась годами именно в них, в детей, стараясь воспитать по своему идеалу и привить свою утопическую моральную философию. Ну а что с семейной жизнью, с кольцом на безымянном пальце? Небольшой дом, немного уединенный и стоящий в стороне, а из окна кабинета — гладь дикого озера с лесом на берегу. Тихое утро с удочкой в лодке, послеобеденный сон, труд в яблоневом саду, а вечером, бокал крепкого алкоголя под трубку с ароматным табаком, собственноручно выращенного на участке, на крыльце в удобном кресле или же встречи с друзьями, с которыми можно размусолить былые времена, времена перспектив и мечтаний, грез, которые так никогда и не осуществляться…. А по дому будет ходить какая-то женщина, от которой продолжится мой род, которая должна уметь неплохо готовить, возможно, которая даже станет неплохим другом, но не более… Сердце не будет биться чаще, не запоют соловьи и не зацветут яблони.

 

 

Вывод между строк.

 

Я долго заблуждался. Жизнь часто играет с нами, подобно представлению в кукольном театре, где всегда найдется и девочка с голубыми волосами, и влюбленный романтик, и веселый находчивый разгильдяй, живущий одним днем. А я же пытался, подобно алгоритму в программировании, сложить условия, при которых буду счастлив. Судьба предоставила мне две такие возможности, возможности сравнить и осознать, прикоснуться к мечте. Жизнь учит нас постоянно, чтобы в один прекрасный день мы все-таки сдали ее экзамен, и обрели настоящее счастье.

Легко и непринужденно говорить это, видя идеалы, которые для каждого свои, и идя к ним, переступая через падших, стараясь не запачкать начищенные туфли. Когда-то, люди вновь научатся стесняться, перестанут уподобляться озабоченным обезьянам, и научатся любить сердцем, душой, любить за то, что человек просто есть, что он рядом и искренен.

[1]  Школьник, учившийся на класс старше, смуглый и полноватый, за что и получил прозвище, на последних фотографиях видно, что стал обладателем второго подбородка.

[2] И́штар — в аккадской мифологии — богиня плодородия и плотской любви, войны и распри; ассоциируется с пятницей. В вавилонском пантеоне астральное божество, олицетворение планеты Венера. Соответствует шумерской Инанне.

[3] Вальха́лла, также Валга́лла, Вальга́лла в германо-скандинавской мифологии — небесный чертог в Асгарде для павших в бою, рай для доблестных воинов.

[4]  Мизогиния –ненависть по отношению к женщинам, женоненавистничество.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.