Елена Ермакова. Луна (рассказ)

Полумесяц и луна загорелись над залом, осветив тоскливые лица.

Почему они такие печальные и тревожные? – подумала полумесяц и посмотрела в сторону, в пространство за головами. Вскоре на нее и на луну направили последний и самый яркий прожектор.

Полумесяц ослепило. Пространство вокруг стало черным, заставив ее забыть про людей.  Полумесяц сидела на канате, свесив одну ногу и чувствуя прохладный бок луны спиной, и с облегчением думала о том, как прекрасно светится кожа.

Луна не очень осмысленно смотрела перед собой. Она все же ощущала себя неполноценной, пока полумесяц сидела, отвернувшись и оставив дужку пустоты на ее теле. С этой дужкой луна выглядела непропорциональной.

И тут вдруг полумесяц показалось что-то неладное – она почувствовала, что канат, на котором они с луной сидели, ослаб. Он практически провисал. Полумесяц в страхе посмотрела на свои руки и с ужасом поняла, что ее ожидает. На белых руках лежал конец канатной веревки…

 

Женщина в вагоне метро медленно поворачивает голову и не узнает прохладное крупное тело рядом с собой. Странное создание уплетает мороженое. То самое мороженое… Она всегда покупает его своей дочери после их совместной прогулки в парке. Чьи-то брови напротив выгибаются, как два круглых моста. Женщина понимает, что это холодное создание рядом и есть ее дочь. Взволнованная прядь волос женщины лежит на зажатых губах. Сейчас подует ветер и протяжно свистнет под колесами.

Взгляды преследуют их с дочерью всегда, куда бы они ни выходили. Женщина старается не обращать на них внимания. Люди. Свое любопытство они могли бы засунуть куда подальше. Ситуация, где женщина любит свою дочь, особенная для них. Для нее каждый день – работа по убиранию фольги с мороженых. И особенность этого она никогда и никому не покажет. Женщина смотрит на канат и перетягивает руками канатную веревку. Хотя взгляды людей все еще тянут ее вниз, в черную бездонную пропасть под ногами.

Глаза под бровями видят, как ссутулившаяся женщина с взволнованными волосами поднимает упавший платок со дна вагона, а затем усиленно вытирает им руки девушки. Сосредоточенность на этом действии помогает ей справиться с беспокойством ожидания. Вот только чего она ждет?

Мороженое тает. Кусочки шоколада отламываются от мерзлой сердцевины и падают на одежду. Один за другим.  Сколько же можно! Она не успевает их ловить. А сбоку чувствуется взгляд чьих-то глаз. Они перестанут смотреть когда-нибудь? Мне не отстирать это потом. Пора платить за свет… Внимание рассеивается, она чувствует тяжесть своего тела, повисшего в воздухе. Тело становится все тяжелее, а пропасть под ним – все больше.

Глаза из темноты видят, как женщина впивается взглядом в тающее мороженое. Мороженое уменьшается и уменьшается. Женщина становится все более нервной.

Если бы оно только не таяло так быстро. Так страшно ждать того момента, когда оно исчезнет совсем. Ты же делала крапивку в детстве подруге, отжимала его белье десять лет. В конце концов, она же твоя дочь. Она не сделает тебе ничего плохого.

Да поверните же уже на них хоть один прожектор! На эти чьи-то глаза с огромными бровями!

Глаза, сморгнув откуда-то взявшийся свет, продолжают видеть, как женщина, сама не своя, рассеянно убирает блестящий комок фольги в сумку. Свои дрожащие руки она кладет на грудь девушки. В ее взгляде читается мольба.

Она просит ее… Она вытягивает из себя последние силы. Она просит ее не вытирать руки о кофту.

Девушка поднимает правую руку.

Женщина останавливает ее.

Девушка хочет вытереть липкие руки. Она поднимает другую руку, но и эту руку кто-то останавливает. Какая противная жижа на пальцах.

Левая рука – рука поверх – следовать чужой руке. Правая рука – рука поверх – я хочу вытереть ее. Левая рука – рука поверх. Правая рука – почему ты меня останавливаешь? Левая – запястье. Правая – канат. Веревка запуталась и мешает. Правая поверх левой, левая поверх правой. Правая, левая, правая, левая – по кругу. Большая рука и маленькая. Руки сверху, снизу. Чьи это руки? Пальцы сплелись, не разжать.

Женщина пытается вытащить свои руки из получившегося узла.

Глаза из темноты останавливают свой беспокойный бег. Теперь они смотрят только на девушку. У девушки отстраненный и спокойный взгляд, ее возраст так непонятен.

Женщина вся изогнулась, ее потерявшиеся запястья перетянуты канатной веревкой. Она пытается выбраться, тянет со всей силы, грызет веревку зубами, но у нее не получается.

Глаза в отчаянии. Они не могут точно определить возраст девушки.

Сквозь безысходность женщина чувствует приближение черной бездны. Она с радостью падает в нее.

Падая, она чувствует себя птицей, она ощущает потоки воздуха, овевающие ее усталые плечи. Она оказывается на самом дне.

И вот она стоит, никого вкруг, а перед ней – стеклянные двери. В дверях отражается женская фигура. Фигура поправляет взволнованные пряди, но не смотрит на нее. Какое-то очень далекое тело начинает приближаться к ней из темноты, пока не засвечивает все вокруг белым.

Девушка пытается встать с сидений. Несколько рывков, и она встает и идет к женщине. Поезд тормозит, двери с лязгом открываются. Женщина с девушкой выходят из вагона поезда за руки.

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.