Дмитрий Аникин. Песни фей (цикл стихотворений)

1

 

Тоска летней ночи бессонной,

всегда суетливая мысль

играется с тьмой заоконной,

близка, приближается высь.

По звездам гуляющий ветер

сдувает пылинки, и в них –

то образ таинственно светел,

то призрак раздумий моих.

 

***

 

Какие-то летние силы –

зеленое их естество –

берут мою душу, унылы

сны беглые дня моего.

 

 

2

 

Ночь начиналась –

и шелестом легким, как щебетом птичьим,

сад оглашался, и в звуках какое-то слышалось слово.

 

Нет,

быть такого не может,

чтоб в этом текучем, дрожащем

гомоне, шуме был смысл,

языка хоть какого глаголы.

 

Что же, я ночь напролет

запишу чего,

вздрогну,

расслышу

имя свое…

Кто зовет меня?

 

Я отзываюсь.

 

 

3

 

Здравствуй, друг горемычный, сделай милость,

на крыльцо выйди, дай хоть мы посмотрим,

кто такой заявился в наши дебри

не тревожить – унять свои тревоги.

Нам пугаться друг друга – нет, не стоит.

 

 

4

 

Терн растет в моем саду,

разрастается, забор

подпирает – ягод жду,

не пускаю под топор.

 

Поросль юная берёт

всю вкруг землю, зеленит

воздух, по ветру метет,

листьями день-ночь шумит.

 

Вяжут ягоды хоть плюнь,

сколько видел, сколько ждал,

май прошел, мелькнул июнь,

за июлем щедрый встал

 

урожай – не обобрать.

Непривычные к трудам

руки медлят ношу брать,

скользить, лазать по ветвям.

 

***

 

Три корзины под столом.

Исподнизу сок. Летят

осы, крыльями с трудом

слипшимися шевелят.

 

***

 

Достается сахар, труд

начинается благой –

гнать из этих синих груд

огнь-напиток голубой.

 

 

5

 

Каплю надо нам выпить – и благое

опьянение сердце умиляет,

и не так уж мы злы, мудры, несносны.

Только пенье назойливее станет,

только ты, с кем веселие все наше,

с каждой каплей нас лучше понимаешь.

 

 

6

 

Что-то мало пьется мне,

хилая рука дрожит,

рюмкой плещет – дух в огне

жидком мне не ворожит.

 

Тяжелеет голова,

глупые ночь снятся сны,

память никнет, чуть жива,

образы так неясны…

 

 

7

 

Скучно – и ещё скучней,

если выпить, много пить;

старой книгою верней

сердце мне развеселить.

 

Всё коплю, коплю добро

сладких вин и горьких ряд

водок – смотрятся пестро,

собственным огнем горят.

 

Не дай Бог, чтоб час пришёл

вас откупорить, беду

несусветную залить.

 

Я запас мечу на стол,

я гостей незваных жду –

с ними пить, и только пить.

 

 

8

 

Достаются тазы, и сахар льётся

долгим белым потоком, и краснеют

его горы от низу постепенно –

будет, будет нам варево густое.

Банки ставятся с тяжестью благою

в шкаф стенной, и битком на кухне полки.

 

 

9

 

На огне кипит, шипит

чайник, лишнее тепло

с водой плЮет, свист свистит,

выдыхает тяжело.

 

Разной сохлою травой

сыплю в кружку – не слаба

горечь: терпкий дух, живой

вышибает пот со лба.

 

 

10

 

Напои чаем нас с вареньем новым,

еще тёплым и пенки неси с кухни,

блюдце с горкой – щебечем мы, хлопочем

над едою, над сладким забываем

и породу свою, и что опасны.

 

11

И все леса – лес.

Длинными гуляю,

запутанными тропами

хожу,

грибов и ягод я не собираю –

бездельничаю,

мыслю,

существую.

 

А то, что лесом называть привык, –

простая небольшая роща

рядом

с заброшенным колхозным полем,

между

дач,

дорог автомобильных

и железных.

 

Везде пакеты мусора,

окурки,

и голоса слышны,

и шум моторов,

везде цивилизация – такая,

как здесь устроили,

как мы привыкли здесь.

 

Но все леса – лес.

Трогаю стволы,

топчу их хвою,

трудное дыханье

свободнее становится,

и я

почти что заблудился

и по солнцу

обратный путь отыскиваю.

Вышел

к чужой деревне.

Леший здешних мест

так водит,

круги вертит;

так свободнее

блуждать,

куда не помнить –

роща малая

лишь так,

крутя дороги, может стать

суровым, настоящим, русским лесом.

 

 

12

 

На прогулках неспешных, молчаливых

мы сопутствуем, знаемся с лесными –

одного тебя к ним пустить, мы знаем,

как опасно: привяжешься к ним, диким, –

нас забудешь, и сад твой опустеет.

 

 

13

 

На востоке сада тёрн.

Черноплодка да ирга

ждут по остальным по трём

краям ворона-врага.

 

Будет пир ему: моей

вместо плоти-крови – снедь

чистая – весь груз ветвей,

успевающий созреть.

 

 

14

 

Как ни делай запасы, а остатки –

недобор на ветвях, в траве завалы –

больше и тяжелей того, что в погреб

отнесли – не печалься: эта щедрость

к перелетным тебе еще зачтется.

 

 

15

 

А я б хотел не умереть – исчезнуть.

Чтоб не было ни памяти-следа,

ни места, что с цветами и крестом…

 

Свечу задуют – где огонь,

где беглый её свет? –

безвредно трогает ладонь

тот воздух, где их нет.

 

Рассеяться, как свет; как звук, заглохнуть;

пропасть, как слово-надпись на водах;

как та зола, какую ветер сдул:

взлетела – где она?

 

Пусть даже легкая печаль

сердцА не оскорбит,

в ночь летнюю меня не жаль,

в день зимний я забыт.

 

Никто меня не вспомнит – зримых нет

следов от бытия, небытия.

Нет сына, дома, дерева, могилы.

Условия не выполнены мною…

 

Исчез, а значит, в добрый час

я, может быть, вернусь

в тот мир, где никого из вас

я встретить не боюсь.

 

Смерть и бессмертье слишком тяжелы

для моей жизни – легкого испуга

и любопытства беглого.

 

 

16

 

Что, друг ситный, грустишь? Какие ласки

нам еще предстоят? Тебя щекочем

и не знаем ни устали, ни скуки,

время наше проходит презабавно.

Ты не знаешь, что к смерти эти ласки.

 

 

17

 

Скажи мое имя – и чудную власть

получишь, и силой натешишься всласть,

 

с врагом покуражишься, боли хлебнешь,

долги тем и этим сторицей вернешь.

 

Построишь чертоги над хлябью земной,

в морях голубых пронырнешь под волной,

 

в огне вспыхнешь, вздрогнешь, рассыплешься в прах –

старинный исчезнет, вдруг сбывшийся, страх.

 

И женскою слабостью и красотой

насытишься вдоволь, упьешься любой.

 

Что страсти людские? Их легкий язык

сполслова, насквозь понимать ты привык.

 

Иные познанья влекли и влекут:

смысл времени, как его токи текут,

 

создание мира и мира предел

ты мыслью проник, и ты дальше посмел.

 

Усталости в сердце нет, сроки ему

сбылись, миновали и сгинули в тьму.

 

***

 

Ты, лётом подлунным спеша над землей,

увидишь дом старый и старый сад свой

 

и книги увидишь, в них буквы прочтешь –

печальную повесть свою узнаешь?

 

***

 

Вот так бы и жил, не продавший души,

во тьме беспросветной, в треклятой глуши.

 

 

18

 

Загадаешь ли малое желанье –

мы исполним, а вдруг решишь уехать –

засвистим, застрекочем, в косы туго

заплетем стёжки, летние дорожки.

А зимой-то никто нас не покинет…

 

 

19

 

Будем веки вековать,

будем своды подпирать,

деревА стройны, красны:

мачтовый тяжолый лес

по верхам скребет небес,

звезды сваливает с них.

 

Глубоко зашли, сплелись

в жадных поисках воды

корни мощные – руды

златой, черной напились,

гномьи норы рыли и

норы глубоки, ничьи.

 

 

20

 

Позабудь свои беды и обиды.

Мы ведь тоже не просто так плутовки –

защитим, ты ведь наш теперь навеки,

не делимый ни с кем – к тебе не пустим

ни с оружьем, ни с умыслом враждебным,

ни с какими иными новостями.

 

 

21

 

Запасаюсь для зимы:

книги, книги – хлам, читать

среди белой хладной тьмы

да на краткость чтоб роптать.

 

Рано взялся их листать,

мучить зрение, пока

есть я, чтоб глаза ломать,

и жива твоя тоска.

 

 

22

 

Это что шелестит? – Вся наша свадьба

собирается, едет в чистом поле.

Как подскочат скорлупки на ухабах,

так тряхнет на сто верст вокруг окрестность,

полыхнет свадьба звездами – Телегой.

 

***

 

За осенним пирком честным толкутся

гости наши – заметишь, не заметишь

их следы, их самих в осеннем буйстве,

пожеланья их сможешь ли расслышать

нам с тобой? Задарили, закидали.

 

 

ПЕРВАЯ ИНТЕРМЕДИЯ

 

Берется колода старых, замусоленных в гадании, неигранных карт, и начинается.

 

 

23

 

Старую колоду я

возле сердца подержу,

на какого б короля? –

Просто так я разложу.

 

Грех-то, грех, а толку чуть:

как пасьянс – сойдется, нет.

В будущее не взглянуть,

слишком ярок здешний свет.

 

 

24

 

Карты, карты, картишки… Масть какая

тебе больше по сЕрдцу?.. То есть бубны?

Не отстал от стяжательства! – Всё лучше

и умней, чем иные ваши страсти,

сердце тыщи большие успокоят.

 

Из колоды вынимается карта «Шут», затем карта «Повешенный».

 

 

25

 

Шут повис, колпак свой скинул,

шут качает головой,

ногу за ногу закинул –

шут веселый, труп живой.

 

Смотрит шут, поводит оком

по просторам мать-земли –

был он хитрым и жестоким,

но его сильней нашлись.

 

В перевернутой натуре

видит шут под маской лжи

правду, даже глаз не щуря.

«Споднизу что, покажи!»

 

***

 

И под юбку королевы

шут заглядывает – и

начинаются напевы

о возвышенной любви…

 

 

  1. ПОЕТ ШУТ

 

Когда я глуп и весел был

и верен королю,

шутом обыкновенным слыл,

смешил двор –

 

(усиленно гримасничает)

 

тру-лю-лю!

 

Я после верностью иной

чтил королевский дом:

я подшутил с его женой –

вот так –

 

(показывает неприличный жест)

 

тирим-бом-бом!

 

Не понял шутку мой король,

взяла меня петля,

но шутки сохранилась соль,

растет –

 

(показывает руками брюхо беременной)

 

тра-ля-ля-ля!

 

Как рассмеется вся земля,

когда, войдя в закон,

мой сын, наследник короля,

страну –

 

(повторяет неприличный жест из второго куплета)

 

           тирим-бом-бом!

 

 

27

 

Наступил на веревку, споткнулся на ней –

растянуться бы вдоль, нет же ж – вытянут вверх;

приготовился, чтобы дыханье и смех

придержать, но тут воздухи только свежей;

восходящие токи висЕльца бодрят,

шут корячится, шут потешает ребят.

 

Кто не смог сам собой – будет смертью своей

договаривать мысль и доделывать грех.

 

 

28

 

Ох, моё шутовство,

черное ведовство –

висит, крутится естество,

знаю, скажу чего

и узнаю кого.

 

***

 

Раздвигаются перспективы

в свет бел,

в перевернутый нетоскливо

взлетел.

 

***

 

Лихие прилили смыслы,

похоти к голове,

и сама голова повисла,

тяжела,

больна

весом больших кровей.

 

***

 

Я упаду, плод зрелый,

груз не сдержать петле, –

я упаду в смерть, белый.

 

***

 

А не копай в земле

ямину роковую:

не вмещусь!

Не спать я на боковую,

а в пляс пущусь.

 

***

 

А надо было, чтоб раньше:

много чего

прожил бы по-другому,

а так – ждал кого?

 

***

 

Все мы не своею волей –

на нужный, единый путь.

Кто смог? –

Бог смог от неудач и болей

с земли спугнуть,

спнуть.

 

***

 

Страх подняться над бездной

держал

на земле;

с людьми

жизнию бесполезной

живал

я

с живы-ми.

 

***

 

А теперь не то

и не так:

кручусь-верчусь

в воздухе – в стихии пустой

витать учусь.

 

 

29

 

Свет серебряный, холодный

льется с лунного ковша,

но в свободный, но в бесплодный

не спешит упасть душа.

 

Вещая, кому внимает,

злая, учится чему? –

В свете белом сохраняет

свою внутреннюю тьму.

 

***

 

Стережется, бережется –

и на чем еще висит,

держится? – в бел свет качнется,

и давай рыдать навзрыд.

 

***

 

Вся хтонической природы,

темной, влажной, – пар густой.

Невозможной ей свободы

знать не хочет над собой.

 

 

30

 

А совсем и не страшно и не стыдно,

ветер западный дует, рель шатает,

площадь наша полным-полна народу,

с питием и ествой снуют, торгуют,

девки дышат, как будто перед лаской.

 

 

31

 

Предал ложь – и правду тоже предал,

предал кровь свою – и тело предал.

 

Родину, ее войну большую,

темную природу и породу

русскую и человечью – злую,

окаянную ее свободу.

 

Предал жизнь свою, смерть тоже предал,

предал слово и молчанье предал.

 

Женщину, ее любовь и похоть,

тягость ее, верность и безумье,

красоту – по ней уже не сохнуть,

наготу – не видеть в полнолунье.

 

Предал свое счастье, горе предал,

предал свои мысли, чувства предал.

 

Бога в его силе, его свете,

памяти о нем святые книги –

как с души упали веры сети,

тело кто-то мигом подхватили.

 

Предал все стихии, землю предал,

предал воду, огнь задул и предал.

 

Дружбу – шайку, шоблу, хевру, кодлу –

никого за мной на казнь не будет –

пусть живут, пусть доживают подло

их судьбе оставленные люди.

 

Предал судьбы все, любые предал –

невозможные и что случилась.

 

 

32

 

Какая же странность – прекрасную легкость

всем телом своим ощущать и качаться

под ветром – а так как нет веса, неловкость

простится и вниз не придется сорваться.

 

Какая же радость – под всеми ветрами

над миром, где страхи о мне торговались,

повиснуть, качая ногою, руками!

О, лишь бы веревки мои не порвались!

 

 

33

 

Я истории эти знаю: шут твой

был дурной человек, умел смеяться

только что над упавшим, а теперь он,

хоть смешон сам собой, упасть не может.

Вертит по ветру флюгер долгоносый.

 

Колода убирается.

 

Первая интермедия закончилась.

 

34

 

Кто гадать-то действительно умеет,

не нужны тому карты или книги,

только будущее: его так видно

ясно, прямо в упор, и все уловки –

только чтоб затемнить, чтоб не ослепнуть.

 

 

35

 

Свет уходит, август сходит…

И осенняя природа

стылым соком в жилах бродит

свет-зеленого народа.

 

И краснеет листьев стая,

и одежды полупьяной

осени летят – нагая

ляжет в луже разливанной.

 

 

36

 

Яблок, яблок-то сколько, прорва яблок!

Их тугая, тяжолая природа

сил земли так полна, укусишь – брызнут

соком сладким и пенистым. В год четный

новый ждать урожай. Большого года,

люстра яблочного такие сроки.

 

 

37

 

Яблок сколько – сад скрипит

от натуги, ветви гнет,

в ночь старается, не спит,

множит плоть, удара ждет

 

Об землю своих пудов,

сотрясения земли –

ждет свободы от трудов,

что на пользу не пошли.

 

 

38

 

Я складываю жечь костер

лом сучьев, листьев бурый сор.

 

Я выбрал время посреди

недели, чтобы никому

не пришло в голову следить

и доносить – зола ему

 

расскажет о моих делах –

опасной высоты кострах.

 

Смотрю в огонь, терзаю глаз

бегучей, жгучей красотой;

теплом заемным занялась

плоть серая, чадит собой.

 

И сад ветвями шевелит –

погреться от своих спешит.

 

Вожу руками по огню,

как будто потерял чего,

как будто так переменю

кровей холодных естество.

 

Но безопасно пламя жгу –

и сад, и руки сберегу.

 

 

39

 

Вниз коробки носи, под ношей горбись,

прячь антоновку в подпол – сохранится

до весны почти, будет помянуть чем

этот год, и богатый, и счастливый.

Половины доходов бы хватило.

 

 

40

 

Духовитый сок закатан

в банки – влага золотая

сохранит лучи заката

и восхода, память рая.

 

***

 

Будет в лете разливанном,

в дне закатанном осеннем

светить (играть) светом постоянным,

яблочным мой легкий (вещий) гений.

 

 

41

 

Я расставляю на столе

закуски-снедь, бутылок ряд.

Кто в целом свете? на земле?

Я гостю сам бы не был рад.

 

***

 

Взял старый бабушкин сервиз –

небитых рюмок сколько здесь? –

на мой век хватит – вот каприз –

из тонких, дорогих пить-есть!

 

***

 

Включу смешной и старый фильм.

Мельканием не развлечен,

но хоть какой-то разговор,

знакомых лиц знакомый вид.

Как этот день я проведу,

так проживу свой новый год.

 

 

42

 

Позови нас на праздник на осенний!

Мы с подарками ходим, а незваны

гостьи – как-то впадаем в исступленье,

напророчим дурного, заколдуем

кому что: кому – прялки, веретена,

тебе – перья, карандаши да ручки.

 

ВТОРАЯ ИНТЕРМЕДИЯ

 

Достается книга сказок, из нее читается.

 

 

43

 

Что ж, незваная, ты, гостья,

ходишь, шепчешь? Садись, выпей.

Эй, опивки, корки, кости

лейте на нее, ей сыпьте!

 

Эй, собачии конуры

подметайте, ей стелите

слой – наждак, слой гнили бурой!

Чудной гостье угодите!

 

***

 

Не добром она пригнута,

землю пашет длинным носом,

ходит-бродит, с нами шутит

в образе простоволосом.

 

А угроз ее не надо,

мертвых слов о ложном деле;

вера наша ей преграда –

не достичь, увидеть цели.

 

 

44

 

А с добром приходила, так прогнали,

от подарков счастливых уклонились:

мол, не в светлый день брать от незнакомых,

от породы чудной, нечистой сути.

А от злобных даров не отказаться

и принять их вам, светлым, не зазорно.

 

 

45

 

Мы ходили на крестины

ради чуждой веры вашей.

 

Никого сильнее сына,

дочери не будет краше.

 

Над малюткой шелестели,

были тенью и защитой.

 

Вы даров не пожалели,

кладов древних, вглубь зарытых.

 

***

 

Воды лили; что шептали –

мало-мало понимали.

 

 

46

 

Мы не так уж чужды Большому Богу,

в его страшных делах мы не помеха,

даже как-то способствуем. Немного

на его высотах тоски и смеха,

мыслей беглых и снов сиюминутных.

 

47

 

 

Ее образ простоватый,

ее шаг мал-мала меньше.

 

Ее облик крыл-крылатый,

вид красивейшей из женщин.

 

Ее бледное бессилье,

ее темная природа.

 

Ее страхов изобилье,

колдовская жуть-свобода.

 

Ее тихое шептанье,

неумелое моленье.

 

Ее бездны заклинанье,

времени преображенье.

 

Все сошлось, и нет возврата,

сказанным словам отмены –

нет за ней, кто на расплату

сговорит, уменьшит цену.

 

 

48

 

Эти сны благотворны. – Благотворны? –

Может, жадность заспят свою и похоть;

может, сны умудрят их злую глупость. –

В это веришь? – По правде-то, не слишком…

Хоть какую-то подлость не успеют,

хоть каким грехом душ не замарают –

руки только веретеном попортят.

 

Книга сказок захлопывается.

 

Вторая интермедия закончилась.

 

49

 

Ох, тяжолое похмелье,

зимний сон под холодами,

невеселое веселье

года нового над нами.

 

Небо чистое, живое,

звезды ходят молодые,

небо в зимнем непокое

ветры гонит снеговые.

 

 

50

 

Ох и вид: телогреечка лихая,

клочья ваты, как будто обрастаешь

сам ты шерстью-руном, треух рыжеет –

растреклятая кроличья могила.

Как увижу – смех зимний пробирает.

 

 

51

 

Книги беру с полки и листаю –

скучно, скучно; темные страницы

равнодушно взглядом пробегаю.

Ждешь вестей? – Мне скука даже снится. –

 

Малый круг прогулок. – Снегу, снегу

намело-то сколько – непролазно

пешеходу. – Есть дорога бегу

лыжному. – Что для меня напрасно.

 

Только то, что мыслям не помеха,

я люблю движение: встал, вышел

и пошел, а лыжная потеха

вычурна, умышленна. – По крыше

 

снег ползет, чтоб всею массой страшной

рухнуть. – Ну, зато не надо чистить,

лазить до весны. – Еще намашет

мать-метель. – Наносит белой кистью.

 

 

52

 

Да и нам не легко. Хоть кровь иная,

легче, чище плескается по жилам,

а и в ней лютый холод, и летать нам

среди долгих метелей неприятно,

со снежинками путаем друг друга.

 

 

53

 

Холодно –

последняя забава

зимним долгим вечером –

воды я

натаскаю,

ведра поднимаю,

бочку полню, баню начинаю.

 

Холодно –

а бог с ним, дров не жалко,

жарко,

инда не вздохнуть, натопим

баню,

дров не жалко, жарко, жарко…

Сердце бьётся,

чем его торопим? –

жаром.

В воздухе-пару его утопим.

 

 

54

 

И мы тоже трепещем в мокром виде,

крылья греем, ты отвернись – вид жалкий.

Мы от жара, паров похорошеем,

будто лето припомнили – взбодримся,

будто не было зимних унижений…

 

 

55

 

Жарко –

смерть из тела изгоняем,

вениками хлещем,

машем жаром,

с лишним потом ливмя нА пол беды

схлестываем и водой смываем,

прислонясь сидим у красной печи.

 

Жарко –

адовых высот температуры

в мыльне-жар-парильне; кости томно

ноют от напора, от наплыва

крОвей горячЕй воды кипящей;

в свет кидаемся, на снег блестящий,

пОд небо и звездно, и огромно.

 

Кваса ковш – награда нам, кто выжил.

 

 

56

 

Наше место: здесь образа не ставят

нас пугать, здесь тепло, светло и сыро,

телеса обнаженные краснеют,

потом лОснятся – женское здоровье

и мужское здоровье повстречались.

 

 

57

 

Холодает. Закрыли магазины.

Опустевший поселок охраняют

две собаки, лохматые две псины,

меня помнят, а потому не лают.

 

Сколько здесь нас осталось к новогодней

поре года? Десяток или меньше.

С каждым днем только чувствую свободней

от неумных мужчин, нетеплых женщин.

 

***

 

С кем встречаюсь с людьми? Один зимует

Елисеев-старик, не дом – курятник:

то чертей он гоняет, в щели дует

ветер, свищет; то, трезвый, аккуратно

 

паклей старой заделывает дыры.

Обойду стороной: болтлив уж очень.

Сыну отдал московскую квартиру,

ну а сын помнить-знать его не хочет.

 

***

 

Вот семья молдован. С тепла степного,

с голодухи тут ищут лучшей доли.

Как сороки, воруют, нет такого,

чем побрезгуют. Дать им денег, что ли…

 

Ходит-бродит, юродит в худом теле

девка-дура-душа, простоволоса,

Александра; тиха при грешном деле,

только смотрит потом тепло и косо.

 

***

 

А в избе, что напротив, не жгут света;

продают, но никто смотреть не хочет;

был хозяин – повесился тем летом:

боли раковые сверх всякой мочи.

 

А потом я узнал: на той же балке

(дом был куплен на вывоз издалека)

его первый хозяин…

как мочалка…

Над неверьем такая вот издевка.

 

***

 

Поневоле соседей изучаешь,

круг сужаешь, истории их слышишь.

Этих мест лучше, ближе не узнаешь,

чем зимой, – летом красным не опишешь.

 

***

 

Одиночество снега под луною,

одиночество месяца на небе –

а теплее, чем в городе с женою,

а нужнее тоска вина и хлеба.

 

58

 

Тут мы пьем, тут работаем, гуляем,

о высоком, о низком рассуждаем.

 

Тут мы книги читаем, спим друг с другом

и не знаем беды за недосугом.

 

Тут метель заметет, тут снег растает,

тут вся жизнь всяко с нами побывает.

 

Тут застанет нас смерть, возьмет природа.

Это вроде посмертная свобода.

 

 

59

 

А глядишь: зиму перезимовали;

и припасов, и дров – всего хватило;

отоспались и вдоволь налюбились;

книги вдумчивые читали ночью,

чтивом легким днем, утром забавлялись.

 

 

60

 

Спячки зимней долгий холод

кончен, свету-то в оконце

сколько! Год умыт и молод.

Бег ручья-первопроходца,

 

шум летящий птичьей стаи,

вид снегов, льдов, с тела спавших.

Смех слыхали, засыпая,

бед, нас осенью обставших, –

 

где они? А мы свободны,

живы мы весною красной.

Силы сильны и бесплодны

воскресают неопасно.

 

 

61

 

А лететь всего полмира –

от жары неимоверной,

от нечистого дыханья,

от заразной, южной, скверны.

 

Черной Африки виденья

отстают в полете быстром;

в холод, голод возвращенье,

в край весны благословенной.

 

 

62

 

А в канавах вода грязна, бурлива;

а до станции добрести, доплыть – уже приключение;

берешь две буханки хлеба и чихаешь, сопливый,

и покупаешь перцовку в целях самолечения.

 

Надо забор подправить, надо убрать осенние

горы и груды листьев, надо проверить трубы,

надо с окон содрать зимнее утепление,

на чердак отнести, чтоб не мешалась, шубу.

 

Надо вымести грубый зимний сор на улицу,

отпереть летнюю кухню, занести туда стол и стулья,

надо хлопотать в саду, над землей ссутулиться.

Так и буду я эти «надо» до конца повторять июля.

 

 

63

 

Уж какой ты работник, я ль не знаю:

год который качается под ветром

твой забор, что того гляди и рухнет,

на каком честном слове прикрепился

к трем столбам! Может, нас переживет так.

 

 

64

 

Здравствуй, Адонис!

Как спалось, мой господине,

в этой долгой снежной пустыне,

в этом голом образе мира,

какой не видеть

уже благо?

 

Как спалось-почивалось,

ворочалось как, лежалось

под белым легчайшем снегом,

под лётом ветров, туч бегом?

Как смерть миновала,

без ущерба ли?

 

Каково тебе возвращаться,

расцветать под весенним солнцем,

под ветерком качаться,

заморозков пугаться?

Красивый стоишь, пригожий

в лугах родимых.

 

 

65

 

Тяжелеет снег, и в сердце

думы мокнут, тяжелеют;

от весны, беды согреться

чем? – остатки дров чуть тлеют.

 

Ну не брать же новой ноши,

не идти же за охапкой;

хлюпают водой калоши,

и капель стучит по шапке.

 

Как-то все само собою

вдруг прогреется, случится;

между раннею весною

и цветущей сон мой длится.

 

 

66

 

Что ты вспомнишь любви в весеннем свете –

отведем да рассеем. Мало помнишь:

имена-то, какие не бывает,

чтобы в жизни, – их вычитал, наверно,

в старых книгах, – нет ревности к страницам.

 

 

67

 

Сад в продрогших зеленях

ранних, слабых света ждет,

сад скорбит в весенних днях,

перед солнцем предстает.

 

Недоверчивы к теплу,

ветви старые кряхтят,

им бы греться лечь в золу,

да пожить еще хотят.

 

 

68

 

А не холодно ли водой апрельской

плыть – прям жжет, все вдоль тело, душу сводит?

А не рано ль тревожишь заповедный

водоем плеском, хилыми гребками,

одиночеством водным забавляясь?

 

 

69

 

Нет. Пощупаешь ногой –

и обратно, зябкий жест;

а, бывало, молодой

средь посевернее мест

 

да поранее времен,

не крестясь, с разбега – ух! –

полувыкрик, полустон –

телу радовался дух.

 

 

70

 

От тех баловств, прыжков – чего осталось?

только память – и от того, кто прыгал,

разве больше? И люб нам серый, старый,

осторожный пловец – с одышкой, плеском

воду мУтит, а узелок сиротский

с полотенцем да чистыми вещами

башмаки, чтоб не сдуло, приминают.

 

 

***

 

Ты какой Геллеспонт переплываешь?

Что ногою натертою хромаешь?

 

ТРЕТЬЯ ИНТЕРМЕДИЯ

 

 

71

 

Слышу я не свой язык –

звучит аглицкая речь.

К резким звукам не привык –

нашим вОльно плавно течь.

 

Посвист вражий, скрип чужой,

а понятно все о чем:

то ли ветер надо мной,

то ли досками мой дом.

 

 

72

 

А сквозь всю мою благую глухоту

мысли его дошли,

не дар языков открылся, дался рту,

но понятны стали смыслы чужой земли.

 

Сижу, перевожу из Блейка,

визионерствую,

шланги и лейка

лежат заброшены, дождями лью…

 

Опыты получаются, по моей невинности

в чужом – его – языке, успешные;

словеса сплетаются, любо им новый смысл нести –

ну а смыслы тут всё кромешные.

 

Знаю, с чем играюсь, не окажусь

чужих слов толмачом, толковником –

в дух проникаю помимо слов, становлюсь

вполне соучастником, совиновником.

 

 

73

 

Вот закроешь глаза – и как не здесь ты,

а под небом ясней, синее, выше,

и травой пАхнет не такою горькой.

Голоса, песни слышишь – слово в слово

как по-русски. О чем – не понимаешь.

 

 

74

 

Англия викторианская –

бывшее буйство сказочное

стало стыдливей, сдержанней,

силы угомонились.

 

Обычаи стали законами,

не перестав быть священными,

сказки стали всеобщими,

не перестав быть английскими.

 

 

75

 

И кто сегодня царствует, чье знамя? –

Виктории – она годов не знает;

как не было двух мировых над нами,

Британия полмира занимает,

 

три четверти истории…

 

***

 

И мы послужим королеве Вики!

Ей оба царства дадены, и наше

безгрешнее Британии Великой,

и королева в нем юней и краше.

 

***

 

О первая из фей, твоя держава,

летучая и мирная, не знает

себе границ – перетекает слава,

моря и воздухи перелетает.

 

***

 

Что власть твоя? – не иго и не благо,

и хмурая страна тебе подвластна:

нам от тебя ни в тьму, ни в свет ни шагу,

храним тебя, хранишь нас безопасно.

 

 

76

 

Сад английский обрастает

зеленью – крапивой русской,

жжет изнанкой лист, хватает –

не пройти тропинкой узкой

 

без ущерба, без ожога,

а дожди прольют – по пояс

мокнешь, холодна дорога,

в зелени колючей кроясь.

 

 

77

 

И возьмешь книгу в русском переводе,

и прочтешь, перечтешь – и все понятно,

как там было, пока стихи писались,

быстро думалось, чувствовалось томно,

на какие цветы, листы смотрелось.

 

 

78

 

Роза красная растет,

дикая, в моем саду,

свет-английская – цветет

у тьмы русской на виду.

 

Роза малой красоты,

ароматов чуть живых,

роза дивной простоты

мне милее роз иных.

 

 

79

 

И мы тоже пришелицы, нездешней

мы породы – откуда же иначе

крылья легкие, вся наша манера

щебетать без забот, летать безгрешно?

Непричастны к скорбям и злу вчерашним.

 

 

80

 

Ходит моя королева,

смотрит на дальние страны,

смотрит направо-налево,

смотрит, глядит сквозь туманы –

 

где еще духом английским

мир оживить, встревожить,

где еще глаз обрыскать

синие дали может?

 

 

81

 

О, не обойди вниманьем

сонное наше царство,

иначе безвестно канем,

сгинем в своем коварстве,

 

иначе станем степью,

болотом бЕз конца краю –

времени лихолетью

историю проиграем.

 

Щебетом вышним, дольним

ты огласи окрестность,

о королева, вольным

народам дай эту местность –

летучим, легкоживущим,

в эфирах и ниже сущим.

 

 

82

 

Мы слетелись, прижились – не развяжешь

с этим местом, мы счастливы, свободны;

что не автохтонки – так и не скажешь,

только слишком для здешних благородны.

 

 

83

 

Герой английский Робин

похаживает томно.

На многое способен –

пока же смотрит скромно.

 

Худей худого Бобин,

оголодал бедняга,

и рев бурлив, утробен,

слюна течет – яд-влага.

 

Сей Барабек геройский

ждет время урожая –

с картошкой он по-свойски

и брюкву уважает.

 

И живности отары,

стада, тьмы поголовья

готовы скопом, даром

принять его условья.

 

Поля, леса и горы,

пространство – мили, дали –

сглотнет, схлебнет озера,

заест свои печали.

 

Небесную твердь света

сгрызет неутомимый

едок, и время это,

и будущие зимы.

 

***

 

Не скандинавской псине

готов лежит к обеду

мир – с Англией, Россией –

со вторника на среду.

 

О, не безмозглой псицей

последнее усилье

над нами совершится,

над нашим изобильем.

 

И не восторг щенячий

над новою игрушкой

услышим – скрип скрипящий,

от челюстей идущий.

 

 

84

 

Три мудреца – и я из них

мудрее всех, мудреней, да, –

по волнам вверх-вниз, на больших

зыбях, без тени и следа.

 

И таз гремит по тем путям,

куда нет ходу кораблям.

 

Скиталец бледный Одиссей,

наскучив знаемой водой,

под беглый свет звезды морей

плыл – стать ледышкой ледяной.

 

Наш таз эмалей не вредит,

над водной бездною скользит.

 

Большая мудрость нам дана –

дана, умножена на три;

Гиперборейская страна

предстала в отблесках зари.

 

Полярное сиянье – льды

подняли светы на дыбы.

 

Не простецу, умельцу вод,

но мудрецу – чтецу времен,

гребцу страничному – черед

мир до конца пройти – и вон!

 

Туда, куда не видит глаз,

в том, чего нет, летит наш таз.

 

 

85

 

Курица-красавица

у меня жила,

пела, ряба, песенки,

хлопали крыла.

 

Рифма-греховодница

с ней была в ладу –

сказки сочиняются

на лету, ходу.

 

Были, небывальщины

чудо хороши,

не для смысла сложены –

на потех души.

 

Курица-красавица

пестрая была –

в сказочках-то всякое

из добра и зла.

 

Что-то мне запомнилось,

что-то сам наврал.

Слушайте, товарищи

и велик и мал.

 

 

86

 

Когда свой королевский двор

держал король Артур,

он не был на расправу скор

и с поданными хмур.

 

Он веселился день-деньской,

умен/пьян наш король,

пускал к столу он в день любой

и рвань, и чернь, и голь.

 

Купцы к богатствам его шли

со снедью и вином

и вести дальних стран несли –

о чем? – о том, о сем.

 

Он рыцарей с полмира звал,

и рыцари ему

служили славно, стар и мал,

не помня почему.

 

Сходились в замок колдуны

провидеть-прорицать

конец времен, итог войны,

их сроки исчислять.

 

Поэты кельтский и латынь

мешали – песни петь

ему – о поиске святынь

и про Артура смерть.

 

Враги ходили рядом с ним,

но не вселяли страх,

он вышней волею храним

в боях и на пирах.

 

Но дочь иудина была –

и женская любовь

войну на землю навела,

проникла ядом в кровь.

 

Не так, как раньше, прав в бою –

в кровавом забытьи

он принял в грудь судьбу свою,

отдал долги свои.

 

Он зашвырнул прочь верный меч

за тридевять земель,

но сам не смог в сырую лечь

предвечную постель.

 

Есть суша за морями вод –

гиперборейский край,

там спит король, встает раз в год

увидеть месяц май.

 

***

 

Не вечно будут виды тьмы,

плохие времена –

случится после сна-зимы

английская весна.

 

 

87

 

Всё вокруг нас – английская деревня,

и шиповник цветет, и люди знают

друг о друге постыдное и ревность

и родство – кто в каком живут – скрывают.

 

Не хватает чего? Убийства только –

чтобы сыщик, бродяга иностранный,

разбирался, старушка с парасолькой

наблюдала, мелькала непрестанно.

 

***

 

Ну а что, и убийства здесь бывали, –

всюду страсти, и мы людей не хуже, –

два дедка четверть века враждовали,

полуметр земли спорный был им нужен.

 

Время быстро течет, от близкой смерти

один спорщик вполне ополоумел:

Как же так, я уйду, и он прочертит

не по-моему край – тот, кто не умер!

 

Уходить с земли, не доделав дело, –

это глупо. Достал старик ружьишко.

И слезятся глаза, и три прицела

все на цель, как один. Попал не слишком.

 

Рука дернулась, рукав пропитался

малой кровью, тот умер от инфаркта,

не от раны, стрелок едва держался,

он и вызвал полицию, азарта,

 

злобы чорной хватило переставить

два столба, пока к нам они спешили.

Прав ли старый, не став с судьбой лукавить?

Много пил – так ведь оба много пили…

 

***

 

Ну а дальше что? – Как-то откупились.

Не сажать же: любой срок ему будет

как пожизненный. Сыновья сложились,

дачу продали – суд да не осудит.

 

Третья интермедия закончилась.

 

88

 

Пить – не ржавчину же пить –

смысл менять? – одна беда –

трубы, бочки – та же вить

рыжая пойдет вода,

 

что ни делаем, каким

бы умельцам не платить,

а бурдой себя поим,

жидкой грязью стану мыть

 

овощи, посуду. Мыл

ноги – словно загорел,

словно землю исходил

босиком и за предел.

 

 

89

 

Был колодец – наше место силы.

Не было воды свежей и лучше,

со всего поселка приходили:

трубы-то когда еще подключат.

 

Дед гордился жилами земными,

знал их, как свои; богатство наше

чистое, некупленное хлынет

в лейки и с вином смесится в чаше.

 

***

 

Осушили ближние болота,

дальние застроили домами,

и воды не стало, и заботы

принимать в саду гостей незваных.

 

 

90

 

С детства эта вода тебя поила;

было время, сырой, некипяченой

водохлеб опивался – знал, наверно,

что иссякнет, так впрок хлебать-те прорву.

В ней такая есть память – пей и помни.

 

 

91

 

На краю стакан – бесхозный, общий;

разные ходили, я скрывался

от недобрых взглядов, любопытных,

от расспросов глупых, постоянных.

 

Может быть, мешал чем их свободе,

жажде; может быть, прихлопнет больно

кто из них, за кем я наблюдаю

с детской, городской тоской любовной.

 

 

92

 

Вода бежала под землей

и в тишине и в глубине

всласть напиталась силой той,

что от самих земли корней.

И вознесла в верха земли

то, чему б света не видать.

 

Тут воды были и прошли,

им вОльно, светлым, протекать

под солнцем вещим, молодым.

Они давно погребены

и, невозможные живым,

в стезях подземных стеснены.

 

 

93

 

Ну, пора хоть какую-то работу

тебе делать: весна не время смерти

и не время покоя, долго может

сад расти сам собой, но ищет руку,

по-хозяйски которая пройдется.

 

***

 

Сколько можно надеяться на чудо;

сад стоит, мы храним, а ты, хозяин,

не так свят, чтобы без труда земного

все устроить: и росту дать растеньям,

и плоды их собрать, и что подрезать.

 

 

94

 

Я разминаю плоть земли

в ладонях, пыль ее и прах;

мои усилия пришлись

ей в пору; ее мучил страх,

 

она покинутой была,

ни грядок ей, ни парников,

одна крапива в рост росла –

царица русских сорняков.

 

Безрадостный избыток сил

искал любых себе путей

и вырождался в образ мал.

Но я к трудам, к скорбям ожил.

Для садоводческих затей

брал шланг и заступ выбирал.

 

Я огород свой не забыл.

 

 

95

 

Осторожно. Не навернись. Больную

спину с грузом ворочай аккуратно.

Да найми кого – станут азиаты

незадорого, плохо так трудиться,

среди них ты – умелец и начальник.

 

 

96

 

Земля заждАлась – заступ сунь

под ребра ей, копать спеши,

чтоб встретить всходами июнь,

трудись в саду не для души –

 

трудись для голода, рубля,

так труд ценнее и честней,

не любит русская земля

пот гимнастических затей.

 

 

97

 

Результаты трудов твоих невИдны,

так и надо: сливаются с обставшим

местом-временем, им идут на пользу,

неприметно врастают в сад, впадают.

Ты уже тут не гость, гуляка праздный –

часть природы, хоть трудник неумелый.

 

 

98

 

День прошел в трудах своих, заботах.

Я б коммунистических канунов

и не поминал бы, неохота

пить. Я красный флаг куда засунул?

 

Ночь. Читаю книги, ощущаю

смутное – где надо и не надо –

беспокойство, книгу закрываю,

выхожу ходить-бродить по саду.

 

ЧЕТВЕРТАЯ ИНТЕРМЕДИЯ

 

Начинается Вальпургиева ночь.

 

 

99

 

А не просто все так твое томленье:

календарь не настенный, настоящий

есть, висит, и сегодня оторвется

его темная, светлая страница –

темно-светлая – рассуждай, как хочешь.

 

 

100

 

Чудных свойств набрались вещи,

легкостью подспудной, тайной.

Ветер по взлетевшим хлещет,

путь змеит зигзаг случайный.

 

 

101

 

Ночь майская.

Погода подмосковная.

Народ

съезжается на дачу.

Блекнет свет

предпраздничный.

Куда мне деться в эту

чарующую ночь

в поселке дачном?

 

 

102

 

И здесь есть место – холм,

и здесь летят

шальные хороводы –

бЕгом,

крУгом,

следы по полю.

Собственным испугом

трепещет ночь,

неверные огни –

о вид,

о звук,

меня не обмани!..

 

Здесь ждут меня неявные созданья

земли и духа,

книг и вещих снов.

Я весь готов

огромные земные расстоянья

брать лётом сумасшедшим,

быстрым, быстрым,

как смертный выстрел.

 

Какие бродят бледные сиянья

в прозрачном синем воздухе,

на черной,

зеленой,

пробужденной,

злой

земле?

Мне влаги влей,

меняющей состав моих кровей.

 

Хоть раз почувствовать,

что я –

природы часть,

телесность ощутить;

во всю мощь мне доступную,

всю прыть –

играть,

шутить.

 

С кем голым пляс плясать?

С кем пьяным допивать?

Добавку брать.

 

 

103

 

Место силы и место нашей веры.

Раз в году, в ночь великую, мы помним,

как земля была нашей безраздельно,

ярким цветом мать-бездна колыхалась,

бездна наших времен. Прошла и бездна.

 

 

  1. ХОР (на разные голоса)

 

Ночь – россыпями

огней бросовыми,

ночь – сыростями,

ветров милостынями,

ночь встала играть свободная

над безднами соприродными.

 

Ночь каменная,

ночь пламенная,

решающая,

прощающая.

 

Разнообразье форм, богатство сил,

народец полубожий закутил.

 

И клады наверх,

и люди наверх,

и не умрешь сегодня.

Танцуешь стройна,

танцуешь бледна

в белом своем, в исподнем.

 

Дорога сюда не длинная,

дорога сюда старинная,

дорога себе кусает хвост,

а ты раз дошел,

то сам не слишком прост.

 

Веселая ночь,

обреченная ночь –

напился я,

нализался я.

 

Хорошая ночка

для свалки и пьянства.

На мне ни листочка,

одна плоть – убранство,

одна плоть – убранство

худое, худое,

сдуревшим от пьянства

давай хоть такое.

 

Легко так на сердце,

что я и не помню,

когда так бывало

в судьбе моей скромной.

Мелькаю, играю,

летаю по маю,

я сильным и храбрым себя ощущаю.

 

Действительно счастье – во всю мощь и силу,

не водка какая меня подкосила,

не томное курево мысли лихие

сменило на сны, на мечты голубые…

 

 

105

 

И кого тут бояться тебе? Малый,

неприметный народец-торопыга,

веселыга, народец тороватый

снедь несет, пить готовит: мясо, хлеб и

водка, водочка – выпей, нынче можно.

 

***

 

И скажи, что не дома тут, не дома,

что кто смотрит, кто косо смотрит, хмуро,

кто не рад, не подаст стакан, тарелку,

не посадит на место поудобней,

под твой тост кто не выпьет, не нальет кто!

 

 

106

 

В ночи пугающей, благой –

гремящий хохот, громкий свист.

Иду змеящейся тропой,

тревожен, трезв, причесан, чист.

 

***

 

На торжества твои, земля,

я зван – и тихо что пою,

пустые мысли веселя;

за стол сажусь, с народом пью.

 

 

107

 

Да, какая-то благость во всем этом

точно есть. Мы не просто озоруем,

но даем земле радость: без нее нет

сил ожить для Господня лета. Плясом,

нашим хохотом землю-мать разбудим.

 

 

108

 

Ночь Вальпургиева встала

над землей в чуть видном свете;

белая, наколдовала –

не прокрикнет утром петел

 

сквозь туманы сон ложбины,

мы доспим до новой ночи.

Облак дивные махины

на землю с собой волочим.

 

Четвертая интермедия закончилась.

 

109

 

Ночь прошла, и спокойным, ясным утром

мы все здесь, будто в славе нас не видел,

в силе вЕщей; и сад зеленый мало

начинает белеть, цвесть со всей силы,

будто спуды какие отвалили.

 

 

110

 

Я спать ложусь, я по(д)гулял

изрядно – сонна голова,

туманна, спать – и день мне мал,

чтоб отоспаться; лег едва –

 

и сразу щебет, сразу жар

весны со всех ее сторон,

вчерашний снится сумрак чар,

сегодняшний в нем длится сон.

 

Хватило получаса мне

восстановить что было сил;

я бодр и весел по весне,

как будто пьян вчера не пил…

 

 

111

 

А после этой встряски всяких нервов

иди купаться, смой с себя росу

соленую… Отчаянным и первым

гребком держись у вод, волн на весу.

 

 

112

 

Теперь-то не холодно, можно

нырнуть, громко фыркнуть, проплыть

на глубь; все, что неосторожно,

но может мне сердце взбодрить, –

 

проделать. Теперь вправду лето –

во всем естестве, красоте,

во всем изобилии света,

по всей широте, долготе…

 

 

113

 

И как в чистой моей воде плывется

как в холодной дыханье замирает,

как усталость-тоска-дрожь руки сводит?

Как хлебнешь – больше жажды, темней ночи,

как припомнишь, что кажется забытым.

 

***

 

А не бойся, балую – не утонешь,

выйдешь цел, волн стряхнешь сырую пену,

на песке в рост расстелешь полотенце;

как нечуток и груб – так и не понял

близость смерти – уснул под синим небом,

сны спокойны текут, мелькают волны.

 

***

 

Лето в самом разгаре – замечай час.

 

 

114

 

Круг завершен. Я не гадал:

дойти? упасть? И вот я цел.

Как свои цели понимал?

Насколько близко преуспел?

 

Круг завершен – и год прошел

не так, в тоскливом забытьи,

как предыдущий: год за пол

сумел несчастливый пройти.

 

Круг завершен – и первый раз

я без больших утрат стою,

я даже приобрел чуть-чуть.

 

Круг завершен. – Ну, в добрый час!

Я продолжаю жизнь свою –

привычный, ровный, долгий путь.

 

 

115

 

Года круг завершаем, завершаем

наши шашни, намеки. Ты свободен:

хочешь – версты меняй от нас далеко,

хочешь – вспомни обидным хлестким словом,

хочешь – так позабудь, как дом, как сад свой.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.