Людмила Шаменкова. Все случается некстати и не впрок (сборник стихотворений)

*   *   *

Когда-то мной написанные строки

О страхе перед взором синих звезд

Мне вспоминаются опять

По воле рока,

Когда ночная тьма   меня к себе зовет.

Я чувствую немое красноречье

Ее мигающих, внимательных лучей

И понимаю: это дышит Вечность

Необъяснимой тайною своей.

А не хотелось бы взглянуть на Землю,

Ногами приминая грунт Луны,

И, может быть, ее  восход повергнет

Мен  в  пространство,

Где блуждают только сны

Я дочь Вселенной, и меня недаром

Пугает с ней  воздушное родство.

Звезда, не говори со мной,

Не надо.

Я знаю предсказание твое.

 

 

 

*   *   *

 

Страданья отвратительны,

И врут отцы

Про их святое назначенье.

Я обойдусь  без очищенья.

Поскольку нечего скрести.

Мне больше по нутру свобода

Расцвета благотворных чувств.

Я этим не обижу Бога

И вместе с ним повесеоюсь.

 

 

 

СТАРАЯ ЯБЛОНЯ

 

Старая яблоня с серым налетом парши,

Что с нею делать

В это корявое лето?

Ветви подмерзшие не хороши.

Листья  засохли без желтого  теплого света.

Срубить? Это значит убить

Ни в чем не повинную старость.

Нет, нет надо как-то дожить.

Страшно подумать, что в белую плоть

Вонзятся с карающей силой

Зубья железа, обронится кровь

И останется  горка опилок.

Старость —  печальный удел для всех:

Что человека, что яблони.

 

А ведь у нее биография есть,

Летопись многих деяний.

Была ребенком, ручки – прутики,

Цвела невестой в белоснежном платье,

Рожала детей, краснощеких, кругленьких,

Женщиной дородной стати

Красовалась, молчаливая, очерчивая кольца лет,

Широко раскинув зеленый плед.

 

И вот постарела.

Без моей заботы –

Дать корму, поить, лечить.

Такое же с людьми случается в годы,

Когда возрастает необходимость любви.

Гиблое лето с длинными  ливнями

Чем-то опасным грозит.

Старая яблоня с желтыми листьями

Скорбно в глаза мне глядит

 

28 июля 2017

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

РОГАТКА

 

Хорошо, что мы прожили врозь,

Позабыв  неуклюжесть  развода,

И тебе ревновать не пришлось,

Охладив равнодушием горло

Так случилось:

Расстреляно все

Из пугающей детской рогатки.

Натяни, и  резина легко

Возвращается в руки обратно.

Но о чем я ?

О детской рогатке,

Стреляющей выстрелом в грудь,

Возвращающейся  обратно,

Чтобы с новой силой пульнуть.

Хорошо, что мы прожили врозь –

Без вожжей,  хомутов, на авось.

Не для нас сочинен Домострой,

И в углу – домосед- домовой.

Хоть и врозь, но тянулась резина

Той рогатки, что целилась в грудь

Вот такая   смешная   судьбина.

Бей, рогатка, в ненужную грусть!

 

27 июля 2017

 

 

 

ШУТКА

 

Ты опять сбежала ,Эвтерпа!

Так и знай 6 догоню и прибью.

Ну какая ты все-таки стерва.

Без тебя я ночами не сплю.

В голове – угнетающий хаос,

Как рыбачка, сижу я над ним,-

Может,  вынырнет  все-таки   хариус,

Отливая  хребтом золотым!

Но не нужен мне хариус гибкий,

Я заветное слово ловлю,

И без этой добычи погибну

И весь мир в эту ночь разлюблю

Ну куда ж ты, Эвтерпа, пропала!

Знала б ты, как тебя я люблю.

Слишком душит меня одеяло.

Ну, смотри, догоню и убью!.

 

 

 

 

.        *   *   *

 

Вот  бы было так, как сто лет назад.

Окна большие, за ними  — сад.

И кто-то стоял бы и вдаль глядел

И ,может, о чем-то жалел.

И все было б прочно,

Как белая  ткань,

Свисавшая с края стола.

А вечером снова звучала б строка

О том, что мечта далека.

Идиллия  эта тревожит мой ум,

И  я не пойму  до сих пор,

Кому так не терпится вызвать войну

И в доме устроить разор.

Неужели  же  вам, устроителям зла,

Не дорог тот детский восторг,

Что мама с работы   живая  пришла

И в  небе  не слышно тревог

 

 

 

РОДСТВЕННИК

 

Зачерпнув от величья отца,

Погаси  неуместность отчаяния.

Если сам не добился венца,

Так ушедших  возвысь достояние.

Не  стыдись, если дело твое

Не снискало внимания масс

И текло, как само бытие

В стороне от взыскующих.  Глаз.

Что с того, что ты гласность отверг

И известен, как родственник только.

Подкрепи родословную ветвь

Не заметного рыцаря ролью.

Ты ведь знаешь, что гений ушел,

Простодушно  забросив архивы.

Снова сядь за потомственный стол,

Углубись в сочинений массивы.

Смерть величие всему придает

И, конечно, значенье  наследства.

И безвестность известность ведет

По пути в бесконечность.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ДВА  СТАРИККА

 

Два старика, имевших  дом,

Где туалет  — горшок.

И денег – покати шаром,

И пенсия – с вершок,

Решали лысой головой

Проблему – чем топить.

Ведь уголь очень дорогой,

А без него не жить.

Коль одолжить,

То как отдать?

Проценты высоки.

И даже если голодать

Не выплатить долги.

«Вот если б пенсию чуть-чуть

Прибавила б нам власть,

Тогда не стали б мы решать,

Брать в долг или не брать».

Над домом сумерки висят.

Вдали померк закат.

Два старика  рядком сидят

И курят самосад.

 

 

 

ДАВНЕЕ  ПИСЬМО

 

Коснуться  губами расплывшихся строчек письма,,

Что чувством: родное — дышат..

И снова на сердце  опустится мгла.

Зачем  все  по-глупому  вышло?

Ах, письмо истонченное –

Кожица после ранения.

Снег сибирский после падения

Ляжет смирно,  как вновь  испеченный.

В бочке вода замерзла и колется.

Спит сынок, одеялом прикрытый.

Муж взаправду на тебя молится,-

Такой неловкий, рядом с корытом

Мы покоряем Сибирь глуповато-

Просто  тянем служебную ношу.

Но кажется нам, что мы – октябрята

И чем-то людям поможем.

 

 

Ах, письмо окаянное!

Зачем ты напомнило  будни эти,

Где я  от счастья была, как пьяная,

Но выбрала  роль в плохой оперетте.

Жизнь расколота,   ее  не починишь,

Никаким хирургическим ножом.

Но самое  странное – была бы  причина,

Просто молодость била ключом.

 

Спасибо, память, за то, что спасла

И эту боль  задула, как пламя.

Иначе —   можно  сойти с ума

И лечь овцой на закланье.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.