Борис Бычков. Яшка (заметка)

Мы подобрали его во время весеннего ледохода, сняв со льдины,  прибившейся к парапету  возле Москворецкого моста. Река –Москва была тогда полноводной, каждый год грозила наводнениями. Весной, когда вскрывался ледяной панцирь , часто гуляли на набережной, где стоял наш дом  на площади Балчуг. Забавно было отталкивать льдины, которые вздувшаяся от напряжения вода поднимала  под самый верх гранитного парапета. Некоторые из льдин, становясь тонким и словно обессилев, норовили «припаяться» к надёжному берегу. Вот и на этот раз прямо возле нас «ошвартовалась» льдина примерно чуть более квадратного метра. Недалеко от её изломанного края ,поджав ноги примостилась не крупная чайка, с всклокоченными перьями вокруг горла и тусклыми  глазами. Была она с белой головой и серыми крыльями.

—  Смотри ка, ещё зимнее перо не сбросила,- заметил отец.

Он  хорошо разбирался  в птицах, и сказал, что  этой чайке-подранку  от   двух  до трёхлет .Он определил это по окрасу пера. Когда отец протянул руку, чтобы подобрать Яшку – так мы впоследствии назвали нашего найдёныша – чайка ,проявляя явную злобу и отпугивая нас пронзительными криками «Кхре,кхре» вперемешку с неожиданным «Каррх», постаралась клюнуть батю за палец.

— Ну что ты малец нервничаешь ,- проговорил отец,- мы не злодеи, не обидим, а поможем. Давай ,Боря, возьмём птицу домой,  не то пропадёт, хотя и слышал я, что в доме чайку держать не следует – плохая примета. Но здесь случай особый.

Батя поднял подранка с  грязной льдины и передал его мне, велев держать осторожно, но крепко, чтобы тот не вырвался и не навредил себе ещё больше. Пока отец снимал большой пушистый шарф, разгневанная  и ничего не понимающая чайка «наградила» меня парой крепких щипков, содрав даже кожу на правой руке.

Дом был рядом и вскоре мы уже входили в квартиру с нашим найдёнышем. Домашние встретили его по -разному. Мама и бабушка удивились, но отнеслись спокойно ( узнав, что у него повреждена нога, бабушка только и произнесла: «Ладно , добряки ,- подлечим» ). Но наши «братья меньшие» встретили появление чайки с нескрываемым  интересом —  всеобщий любимец Мурзик сначала  воспринял новосёла, как большую игрушку. Сделав пару кругов, котяра протянул , словно знакомясь, когтистую лапу в сторону птицы, но тут же отпрянул, после мгновенного удара по ней твёрдого продолговатого жёлтого клюва.  Мурзик отпрыгнул, зашипел, и ушёл на диван изображать страдание и обиду. На протяжении недели  он показывал своё неудовольствие и явную ревность : например, всячески старался обратить на себя внимание, чуть ли ни «втирался» в руки и старался первым получить любую еду. Щедрость душевную проявил Черныш – крупная четырёхлетняя восточно — сибирская лайка ( собака- универсал, блестяще работающая на охоте и заботливо охраняющая жилище; о его подвигах расскажу отдельно ). Черныш принес подранку кусочек мяса, а чуть позже поделился с ним и мелким карасём, который тем самым избежал участи  быть изжаренным и корчиться на раскалённой сковороде. Пёс улёгся перед чайкой и всех проходящих стал предупреждать грозным рычанием, чтобы были внимательнее и не докучали больной птице. Два щегла не обратили на вновь прибывшего  никакого внимания, продолжая всё так же задорно щебетать в клетке  под самым  потолком.

Не помню, кто предложил назвать подранка Яшкой, да это и не существенно. Важно другое : уже дня через три- четыре он привык и начал откликаться на кличку. Отец сделал из пары щепок «шину» для повреждённой лапки чайки и вдвоём с бабушкой они закрепили её. Прошёл месяц и Яшка  ,«поцокивая» жёсткими лапами по твёрдому  сухому буковому паркету, уже в полной мере чувствовал себя наравне со всеми обитателями квартиры. Нрав у него оказался довольно скандальный. Каждого, кто проходил мимо он старался клюнуть  своим  мощным   клювом . Щипки эти были весьма болезненны.

Однажды, Яшка просто нахулиганил – конечно, случайно.  К нам заглянула соседка- тётя  Валя из квартиры напротив, забыв притворить свою дверь. Этим и воспользовался Яшка. Пока бабушка и Валентина Андреевна обсуждали что-то по хозяйству, чайка быстро и деловито проникла в соседскую квартиру. Вскоре тётя Валя ушла, а минут через десять она принесла «бандита» (как она выразилась) к нам, кипя от возмущения, и протянула бабушке в клочья раздёрганные носки  и  галстук  своего супруга — полковника.  Преданным другом и любимцем Яшки стал Черныш. Дело дошло до того, что они спали вместе: пёс ложился, сворачивал хвост кольцом , и в середину этого импровизированного «гнезда» забирался Яшка.

Долго не складывались взаимоотношения с Мурзиком.  Но, в конце концов , их объединила общая страсть – оба могли по часу , взобравшись на широкий подоконник, неотрывно наблюдать за резвыми  играми голосистых щеглов. Иногда кот вытягивался вверх по стеклу и тянул лапу к заветной клетке. Или Яшка, неловко  подпрыгивая , старался подскочить до уровня клетки , хотя бы для того, чтобы нанести совершенно бесполезный удар по крепким стальным прутьям. Когда бессмысленные попытки «повоевать» с музыкантами надоедали , спускались «на грешную землю» — на пол- и начинали забавно преследовать друг друга. Всегда ,конечно, выигрывал кот, если только быстро ковыляющая чайка успевала нырнуть под защиту Черныша, который мгновенно рычанием предупреждал Мурзика, чтобы тот умерил свой охотничий пыл. Возня продолжалась до позднего вечера. Утихали только, когда Черныша приводили с последней прогулки. От него пахло улицей и рекой : Мурзик начинал его яростно вылизывать, а Яшка, сунув несколько раз клюв в густую собачью шерсть  и ,видимо, вдохнув запах речной свободы, отходил ,с недовольством покачивая головой. Наступило время полного доверия, взаимопонимания и забавной дружбы. Спать укладывались одной кучей, теснее сбиваясь возле Черныша. Питались тоже вместе: Яшка с удовольствием и ловкостью выхватывал кусочки мяса из общей миски и, прижимая их к полу трёхпалой перепончатой лапой, азартно разрывал по волокнам и проглатывал . Иногда он даже нагло посягал на чужой кусок – Черныш ему прощал, но от Мурзика он многократно получал  оплеухи по потемневшей к лету  круглой голове с плотными тёмно-бурыми, упругими пёрышками.

Удивительным для нас  было то, что Яшка  помогал коту ловить … мышей. Несколько раз они приносили свою добычу к бабушке на диван, чем поднимали изрядный переполох. Но самым феноменальным оказалась охота Яшки на тараканов, которых он мгновенно проглатывал. Надо сказать он был до того старательным истребителем противных насекомых, что где-то через полгода от них и следа не осталось.

Однажды, мы заметили ,что Яшка отделился от компании, взмахнул крыльями и расположился на подоконнике, зачарованно уставившись в окно. Полежав так несколько времени, он неожиданно (с досады от несвободы что ли? ) нанёс несколько крепких ударов по стеклу. Отец предложил окольцевать Яшку и попробовать отпустить его на волю. Он вырезал из консервной банки от американской тушёнки  широкую полоску и нацарапал на ней: «Яшка. Балчуг 1,365 (номер квартиры)». Потом я два часа «бархатным» надфилем обрабатывал края металла, чтобы они не были острыми. Наконец, бабушка и батя обернули и закрепили свёрнутую в кольцо блестящую полоску вокруг чайкиной ножки.

На следующий день, в воскресенье, решено было оставить открытой форточку и посмотреть , как отреагирует  «на ветер свободы» чайка. Яшка сориентировался довольно быстро, словно путь ему был хорошо знаком. В два прыжка он после короткого разбега очутился в проёме форточки, качнулся, отталкиваясь от рамы и мы с грустью увидели , как он парит по широкому переулку в сторону набережной.

Мы с грустью подумали, что видели Яшку в последний раз. Но история чайки в нашем доме на этом не кончилась.  Яшка отсутствовал двое суток.  И только третьего дня   возник его силуэт в проёме форточки. Он резво спланировал на пол и деловито направился к миске, в которой лежал кусок хлеба в молоке.

— Видно проголодался. На домашнее потянуло- заулыбалась бабушка  и дала ему ещё в качестве приза яблоко, с которым он тут же расправился.

Однако, наш Яшка, как оказалось , способен был позаботиться о себе и не только.  Как-то отправившись к реке рано утром, он вскоре вернулся  с  мелкой плотвичкой в клюве.  Залетать домой он не стал, а бросил свою добычу на подоконник.  Таких рейдов было в течение дня несколько  Всё завершилось вечерними сумерками. Яшка влетел в комнату , проковылял своими перепонками  к миске и положил в неё увесистого, граммов на 250 окунька. То-то было радости у Мурзика.  С тех пор это переросло в некий ритуал.  После охоты, последнюю рыбку он обязательно приносил домой и наблюдал, как с ней разбирается котяра.

Яшка стал улетать регулярно. Но всегда возвращался на третий  или четвёртый день. Так продолжалось всё лето и большую часть осени. Потом он не вернулся – прошло  более двух недель.  Мы с огорчением были в уверенности, что видели его в последний раз.« Жалко, если погиб»,  « Да славная птица была»,« Хоть и хулиган, забияка, но сколько радости  от него» — сокрушались все в доме. А ближе к концу марта, к нам в дверь постучали. Открыв дверь, мы замерли от удивления.

На пороге стояли двое подростков в руках одного из которых был нахохлившийся Яшка, завёрнутый в трянки.

— Ваша птица?

— Да ,верно, наша ,- закивали мы радостно и засыпали их вопросами,- Где вы его нашли? Как узнали ,откуда чайка?

Ребята оказались учениками из МОГЭС ( эта гидростнция работает на Москва-реке до сих пор).  Стояла станция метрах в 700-х ниже по реке. Оказалось, что Яшка и ещё несколько чаек и уток всю зиму провели в тёплых водах аварийного сброса ГЭС.

— Сейчас начальство распорядилось выловить птиц ,чтобы они не погибли во время ледохода. Когда выловили, на вашей увидели кольцо. Долго гадать не пришлось – адрес распознали быстро. Получайте.

В доме вновь возникло большое сообщество фауны. Мы были очень рады, что Яшка оказался столь сообразительным и сумел перезимовать без  человеческой помощи. Только удивлялись, почему он не прилетел зимовать домой.

Вскоре состоялась разгадка. В середине апреля Яшка … разродился двумя яйцами. Отец дал вполне разумное объяснение – видимо чайка нашла пару, вот и не торопилась домой. Пришлось переделывать кличку. На «Яковлевна» она не отзывалась. А вот на короткое «Яки» вместе с поглаживанием по вновь белой голове- откликнулась живо. Старая кроличья ушанка ( ставшая дырявой и мне малой ) заменила ей гнездо , где она благополучно высидела двух прожорливых и очень крикливых птенцов. Ещё два лета и зиму у нас была шумная, непоседливая компания.

Нам дали новую квартиру на Хорошёвке –  тогда на краю столицы. Во время переезда, чайки вылетели в распахнутое окно. Мы спохватились только поздним вечером, когда устраивались на ночлег .  Целую неделю, а потом  и до конца июня на старую квартиру ездили  моя двоюродная бабушка Клава или моя мама. Но чайки больше не появились, Несмотря даже на постоянно открытую форточку. Было ,конечно очень жаль, но нас поддерживала уверенность, что «Яки» ( зная её предприимчивый, самостоятельный характер ) и её потомство не пропали.

 

 

Борис  БЫЧКОВ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.