Сергей Ковалёв. О Белом движении (сборник стихотворений)

Ушедшие

Прошло уже немало лет,
Но, время по счетам нам платит.
И тянется кровавый след,
Родные где рубились братья.

Где лучшие? Остались там.
Лежит, убита, вера с ними.
Наверно, не судилось вам
Былую отстоять Россию.

Вы на своей земле родной,
Обитель обретя покоя,
Взойдете молодой травой
Под необъятной синевою.

Что получили мы взамен?
Скажите, на кого похожи?
И не понять – мы стали кем.
Удача где? Где воля Божья?

Над полем ветерок повей,
По павшим правь сегодня тризну.
Мы вместе вспомним сыновей,
Отдавших жизни за отчизну.

***

Сколько было баталий кровавых
На отчаянном, горьком пути:
Поделить чтоб на правых, неправых,
Чтобы истины корень найти.

Были чёрные тучи, густые.
И у каждого правда своя.
За традиции, душу России
Полеггли – цвет её, сыновья.

Уходя, вы с собой уносили
Голос детства, до боли родной.
Нет, не предали, веря в Россию,
Часть её вы забрали с собой.

На путях, на чужих, эмиграций
Помогал всюду облик её:
Чтобы чашу испить иностанца,
Переполненную до краёв.

Окропленная кровью, святая
Спит земля, бьёт поклоны ковыль.
И сражений следы заметает
Ветер и придороюная пыль.

Пыль смывают дожди проливные.
Греет солнце. Свет нового дня.
Колоски в поле всходят степные
Мирно, память живую храня.

Дали будто о прошлом забыли.
Окунулись в простор голубой.
Где Деникин? Колчак? Где Корнилов?
Обрели где навеки покой?

Поломав вековую структуру,
Хлынул свой, доморощенный, сброд.
Уничтожили быт и культуру,
Наших предков, на годы вперёд.

Где твой мир? Нереален? Лишь снится?
Не взойдёт лет минувших заря.
Надо (что ж, не вернуть!) преклонится
Перед памятью светлой царя!

Памяти Белой армии

Прощались, покидая в трудный час
Родную степь, очаг родного дома.
Поили казаки,в последний раз,
Коней, служивших преданно, из Дона.

Дышала в спину бедствий череда.
Безжалостная стая шла по следу.
Всё отдали, до капли, для победы.
Россию потеряли навсегда.

Погибло сколько! Всех не перечесть,
В свинцовой и безумной круговерти.
Ещё не пожили на этом свете,
Но, сберегли непроданную честь.

Читайте журнал «Новая Литература»

Потом всё перекрученно не раз
Для слабоверных будет, для обмана.
Хоть Родина не залечила раны,
Но, верьте, в сердце не забыла вас.

Кадеты, офицеры, юнкера,
Донцы… жаль неоправданных усилий.
Вы были… были… только лишь вчера
Душой и верой гибнувшей России.

Вас ждал причал туманных берегов,
В конце оборванной дороги длинной.
И неба равнодушного покров –
Холодной, неизведанной чужбины.

… Ушло в преданье, поросло быльём.
Земля впитала кровь, забыв обиду.
И только степь, играя ковылем,
Годами отмечает панихиду.

Памяти Ивана Савина

Ранимая душа, в те дни утрат,
Свидетель идеалов разрушенья,
Прошедшая через зловещий ад
Больших, братоубийственных сражений.

Не принявшая власть большевиков,
Прихода ожидавшая мессии,
Святую сохранившая любовь
К ушедшей в безвозвратное России.

Сходилась, обезумев, рать на рать.
Цена на жизнь, упав, стояла низко.
Тебе судилось в бойне потерять
Безмерно дорогих и самых близких.

Не приняв эту власть, её основ,
С какой-то ложно-пролетарской новью,
Друзей теряя, родины сынов,
Ты по дорогам шёл, залитым кровью.

И чуда не случилось, только дым
Остался от надежд (надежды наши!).
Ушёл ты, не смирившись, молодым,
Возмездия и правды не дождавшись.

Памяти Николая Туроверова

Революции ветры жестоки,
Унесли сыновей твоих, Дон.
И станицы твои издалёка
Тем, ушедшим, шлют низкий поклон.

Не помог, не вмешался мессия.
Предрешён был известный исход.
Знал ли, кто ли тогда, что Россию
На развилке дорог смутных ждёт?

И тебе не найти ей замены.
Вспоминал, и не раз, о тепле
Стен родных и мечтал непременно
Побывать на родимой земле.

Эмигранта постылая доля,
Сколько горечи, скорби вместишь?
Не своей, судьбоносною волей,
Поменял отчий дом на Париж.

Не вернуть и не переиначить
Предназначенное… и не твоё.
Пригодилась закалка казачья
Для потерь и неравных боёв.

Испытавший, в скитаньях бездомных,
Холодок – тех, чужих берегов…
Ты – частичка казачьего Дона.
Похоронен вдали от него.

Владимиру Смоленскому

Всей жизнью незатейливый сюжет
Тебе был дан чужой, необратимый.
Ты был от Бога и душой поэт
Трагичный, тонкий и неповторимый.

Не мог своими чувствами играть.
Не знал интриги мелочной и мести.
И скромности тебе не занимать,
Не занимать порядочности, чести.

Твои стихи, не ведая границ,
Звучат навзрыд оборванной струною.
Окроплены поля живых страниц
Души ранимой выстраданной кровью.

В Россию верил юности… родства
С ней не забыл. Гнездо чужбина свила.
Был предан Родине ты до конца,
Пока стук сердца смерть остановила.

Биографии исторических знаменитостей и наших влиятельных современников

Сергей Ковалёв. О Белом движении (сборник стихотворений): 2 комментария

  1. Лачин

    Народ назван “доморощенным сбродом”. Белые, воевашие в союзе с 14 иностр. армиями, выставлены патриотами. Даже фашист Колчак, подданный англ. короля, коего по законам совр. РФ дважды хотели и не смогли оправдать. Даже деникинцы, вырезавшие всех евреев по этническому признаку, вместе с детьми (что признавал и сам Деникин в мемуарах). Этак и Власов с Зеленским патриотами выходят. Будь стихи шедевром по форме, ещё можно было бы подумать, но тут и такого нет.

  2. admin Автор записи

    Мой глаз спотыкается от вынужденной (в угоду ритму) неестественной перестановки слов в предложении, например:
    «Родные где рубились братья» вместо «Где рубились родные братья»,
    «Былую отстоять Россию» вместо «отстоять былую Россию»,
    «Обитель обретя покоя» вместо «Обретя обитель покоя»,
    «И не понять – мы стали кем» вместо «И не понять, кем мы стали».
    Причём эти предложения с перестановками чередуются с нормальными предложениями, а это говорит о том, что перестановки именно вынужденные, иначе бы все предложения в стихотворении строились однотипно. Поэтому я воспринимаю это как неуверенное владение техникой стихосложения. И тут уже не до смысла, если сам процесс чтения препятствует тому, чтобы вникать в сказанное.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.