Александр Борохов. Двадцать лет спустя (рассказ)

И всё-таки до чего странные ассоциации являет нам память! Эта песня была очень популярна в 80-е годы, её крутили на дискотеках и самостоятельно разучивали на гитаре.

 

Ничто на Земле не проходит бесследно,
И юность ушедшая всё же бессмертна,
Как молоды мы были, как молоды мы были,
Как искренне любили, как верили в себя!

 

Почему именно эта песня?! У меня нет ответа.

Ни тогда, ни двадцать лет спустя… Просто я знаю одно, когда прошлое настойчиво стучится в твою дверь, нельзя притвориться, что тебя нет дома.

 

*******

 

Он появился у нас в группе внезапно, перевелся на педфак откуда-то из России, почему, никто не знал. Да и дружбы особой мы с ним не водили, так пару раз пили пиво на Никольском рынке, вот и всё.

Внешность у него была самая обыкновенная, что называется- прозаическая, но видимо кто-то из далёких предков выделялся статью и лицом, за что и получил фамилию Пригожин. На лекциях он появлялся редко, медициной интересовался в среднем раз в месяц, в основном в день выдачи стипендии. Что ещё можно сказать? Мы оба тогда курили, я “Медео”, а он “Мальборо”…

С одной стороны, разговоры в курилке сближают людей, с другой, вроде и ни к чему не обязывают.

На дворе стоял 1983 год, расцвет разгула социалистической демократии и начала коммерческих отношений.

–  Саня, есть ствол, не паленный, всего 700 рублей. Купи, ты же любишь оружие.

– А какой? – поинтересовался я, – Старинный?

–  Обижаешь, нормальный, рабочий. “Макарыч” с полной обоймой, плюс две в запасе.

– Не, у меня таких денег нет, а это целый год надо копить…

– Так у тебя же повышенная стипендия, да еще на скорой подрабатываешь, – удивился Серёга.

– А еще, я должен кушать, снимать квартиру и хоть изредка покупать одежду. Где деньги, Зин? *

______________________________________________

Где деньги Зин* – слова из популярной песни В.С. Высоцкого “Разговор у телевизора”.

 

– Так ты у родителей попроси, – тут же нашёлся он.

– На что?! На пистолет?! – я даже остолбенел от такого совета.

– Нет конечно, если ты не дебил! На джинсы, скажи, что хочешь купить куртку и джинсы “Lewis”.

– Не поверят, – уверенно сообщил я.

– Как это не поверят?! – теперь пришла очередь удивляться Пригожину.

– Да очень просто! Если бы на книжки, то еще могли бы что-то подбросить, и то сомневаюсь сильно, а на шмотки я никогда не просил, не поверят!

– Бабки нужны позарез. Иначе, бы не продавал, для себя берёг.

– А что я с ним буду делать? –озадачил я его вопросом.

– Не знаю, постреляешь по банкам, – предложил он.

– А потом, лет на пять сяду за хранение огнестрела. Нет, конечно я люблю оружие, но сидеть из-за него не собираюсь, так что, Серега, извини…

– Ну ладно, нет, так нет. Первый тайм, мы уже отыграли…

Потом, он исчез по середине учебного года, также внезапно, как и появился.

Это разговор всплыл у меня через двадцать лет после окончания института. И вот при каких обстоятельствах.

 

********

 

Стоял обычный приёмный день, буду честен перед собой и читателем, увы, каждый день на работе –  приёмный.  Записано было человек пятнадцать “страждущих”, с заранее приготовленными душещипательными историями о тяжести абстинентного синдрома.

– Доктор, а там один пациент к Вам просится, без очереди говорит, что он Ваш коллега, – сообщила мне с удивлением медсестра Оля.

– Так пусть он сначала определится, кто он – наркоман или нарколог! Вы же видите, какая очередь! Они же за валиумом и клонексом как тараканы лезут, им моё лечение нужно как зайцу – рулевое колесо. Ладно зови этого деятеля.

Лицо посетителя показалось мне до боли знакомым, но где и когда я его видел, убейте меня- не помню!

– Что, Шурик, не узнал?! –фамильярно начал пациент, – это же я… Почти целый год вместе проучились…

– Серёга? Пригожин?! А нам сказали, что ты обратно перевёлся в Россию…- произнёс оторопело я.

–  Извини не успел попрощаться…Перевелся  в заиркутский университет, таёжный факультет, на восемь лет усиленного режима. Я ведь, тогда плотно на наркоту сел, “травка” это были ещё цветочки, потом подсел на “стекло” – промедол, омнопон, морфий. А бабки где взять?  Думал, в преферанс на одной хате поднять, там один очкарик при бабках появился. А он оказался профессиональным каталой и “обул” меня на пять штук. Так вот, этот очкарик   входил в очень серьёзную группу, тогда-то и слов таких не знали “ОПГ”. Короче, он сказал, что согласен взять у меня долг “товаром”, то есть наркотой. По его наводке центральная аптека, на неделе получит “товар” для хирургических отделений города, показал пивнарь, где менты любят бухать. Там мы ствол с Жориком Хайруллиным и раздобыли. Но брать аптеку, как-то стрёмно, очконули мы… Поэтому, я тебе и хотел ствол продать, а на них купить наркоты, чтобы хотя бы часть долга погасить… Короче, мы не знали, что аптекарь домой не ушел, а сидел в подсобке и оформлял накладные. Он так дверь неожиданно открыл, что я с перепугу в него и выстрелил, а он падая успел нажать тревожную кнопку. Менты нас на месте повязали. Хорошо ещё, что это хрен выжил, а то бы получил пятнашку как здрасте.  Раскрутили нас по полной: вооруженное ограбление, нападение на милиционера с кражей табельного оружия, покушение на убийство и хранение наркотиков. Отец кооперативную квартиру продал, чтобы меня отмазать, не помогло. Так я на восьмерик и раскрутился. А Жорику дали семь за соучастие.

– А как ты в Израиле оказался?

– Ну, во-первых, у меня папа – еврей. А во -вторых, – он расстегнул рубашку и показал под ключицами татуировки – объемные шестиконечные звёзды. – Как узник Сиона. Даже какое-то время деньги давали за то, что пострадал за идею…

– Серёга, это же воровские звёзды, – удивленно сказал я, – они имеют отношение к звезде Давида такое же как я к балету.

– А откуда ты знаешь? –настороженно спросил мой бывший сокурсник.

– Так, диссертация у меня посвящена психологии криминальной татуировки. Кстати, судя по тому, что ты мне рассказал, у тебя “партак не в масть”, то есть татуировка не соответствует твоей статье, тебе надо было набить или пауков на паутине как наркоману или морды тигров, хотя они больше на хулиганку тянут.

– Да, ладно…- Сергей устало махнул рукой, – это только ты знаешь, а этим лохам – всё равно, бабки –то тоже не их, американские… Год я чистым продержался, а потом пошло-поехало… Короче, плотно сижу на игле. Бабок нет, отец месяца три назад от инфаркта умер.  Жить негде. Так что самое время слазить с дозы. Вот и решил добровольно сдаться сюда, пересидеть… А тут, услышал знакомую фамилию, думаю Шурик-то мне поможет по старой дружбе…

– Ладно, попробую! Запишись завтра у медсестры. Скажи, что я сказал.

 

*********

– Оля, я же просил, первым поставить в списке Пригожина, а ты мне даешь мне историю Моше Бузкило…

– А ему уже не нужно, – прокричала из процедурной медсестра.

– Интересно, а кто это так решил? Ты или я?

– Он сам, – ответила медсестра.

– Как он сам?! –оторопело произнёс я.

– Да вот так, ночью сбежал, в неизвестном направлении. Теперь на радостях умрёт от передоза. Так он действительно Ваш коллега?

 

28.06.22

 

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.