Архив рубрики: Максим Машонский

Максим Машонский. Ключи от неба (монография). Предисловие автора

Лет за 5-6 до написания этой книги я, сталкиваясь с грубостью, непониманием, негативом, неудачами и несчастьями, стал помаленьку разочаровываться в жизни.

Но в надежде, что счастье и любовь существуют, начал поиск.

Где-то я прочитал, что человек живет в тех обстоятельствах, в той обстановке, в том мире, который создал сам.

И я решил: любой ценой либо изменю, либо попаду в другой мир, либо… Читать далее

Максим Машонский. Ключи от неба (монография). Часть первая. Там нет войны

4 мая четверг

2006г

—1—

Город.

Шум моторов

за окном.

Тишина –

пение птиц,

я. Читать далее

Максим Машонский. Ключи от неба (монография). Анекдот

На природе человек мусорит, жжет костры. Ведет себя как хозяин. А со стороны на него смотрит множество разумных глаз: птицы, муравьи, листва, деревья, трава, ручьи. Они все понимают, вплоть до мыслей и эмоций человека. Человек этого не осознает, потому что не слышит даже сам себя. И мусорит, жжет костры, ведет себя как хозяин. Читать далее

Максим Машонский. Ключи от неба (монография). В мире условностей, кодов и обозначений

Предметом общественного соглашения (конвенция ) является договоренность относительно кодов общения. Таких как закон и мораль, искусство и этикет, язык и математические знаки. Но такое знание является условным, лишь обозначающим предмет, но не передающим его суть.

Детям при воспитании, показывая на предмет, говорят слово обозначающее этот предмет, которое является лишь условным знаком для него. Но данный условный знак не несет в себе полноценных и раскрытых знаний о данном предмете.

Кроме обозначения предметов существуют коды наших жизненных ролей. Читать далее

Максим Машонский. Ключи от неба (монография). Они тоже любят это делать

23 мая, пятница.

Запись из дневника.

Читал дневники Вернадского. Он пишет, что к 1941 году, умственный уровень руководства страны был очень низкий, ниже среднего уровня жителей страны. И описывает историю совсем не так, как в учебниках. Пи­шет, что с 1917 года шло планированное уничтожение страны.

Колхозы – это крепостное право. Расстрели­вали и убивали всех. Атмосфера страха и начало вой­ны. Руководство вообще не понимает, что происходит и не владеет ситуацией. В стране два руководства – ЧК и коммунисты.

Власть во власти. Читать далее

Максим Машонский. Ключи от неба (монография). Этот мир другой

Басе

Как благороден тот,

кто не скажет при блеске молнии:

“ Вот она наша жизнь “

Читать далее

Максим Машонский. Ключи от неба (монография). Отчаяние

—1-

В мире условностей, кодов и обозначений.

В наше нелегкое время свободы, появилось очень много “ учителей “ новомодных течений,       по развитию способностей. Часто они именуют себя Академиками, докторами наук и ездят по стране, даже целыми школами, с большой группой своих “ учеников “ . И якобы учат других , неся, что то новое.

Звучат эти речи громко, но все же это условное обозначение человека, чаще, название той роли в обществе, которую они сами решили играть. Читать далее

Максим Машонский. Ключи от неба (монография). Дверь

Прочитав это. я посмотрел по-другому на свое пере­живание, когда я попал вовнутрь и вокруг меня было все “Я”, я чуть отделился и понял, что вокруг это ОНО, — которое есть Я, то есть я соприкоснулся с чем-то не­ведомым и оно было мной, а я был им. Единственно, почему не понял это сразу, мое сознание не было го­тово, не было чистым, поэтому видел призму самого себя. передо мной был огромный мир (оно), но через проекцию моего сознания (нагромождения моих поня­тий об этом мире, об этой жизни) не сумел этого понять. То есть, это было мое сознание, настолько нагроможденное и запутанное, что я не сразу понял, что увидел, на что смотрел. Это было оно, но чтобы явственнее и полноценнее прийти к нему, мне надо было очистить свое сознание, пройти через него и чем чище сознание, тем яснее и полноцен­нее буду понимать этот мир, сливаться с ним и быть им, а он мною. Читать далее

Максим Машонский. Ключи от неба (монография). Поистине я брахман

—1—

 

Мне цветочек улыбнулся

на балконе,

свесив носик,

свесив глазки,

стебелек и лепесточки.

Он вчера еще был

маленький

и не мог достать

до края,

слышал свист

и шорох мой,

слышал мысли

и слова

и не мог понять

кто я такой,

живущий рядом

за подоконником. Читать далее

Максим Машонский. Ключи от неба (монография). Два дня одной жизни

20-й день ноября

Утро.

Мне по делам.

Я встал, умылся. Выглянул на улицу. Сегодня снег. Второй день мороз минус десять-пятнадцать и в окно выглядывать очень приятно, все одето в белые одежды. За два дня машину занесло и кто-то мило на ней напи­сал по-английски «I love you» и нарисовал два сердца. Я хотел это оставить на память, уж очень было прият­но, но надо ехать. Завел и начал сметать снег. Маши­на замерзла и пока она отогревалась, пошел в «ВСК» пить чай. Зеленый, ароматный, обжигает губы. В окно любоваться одно удовольствие. Мимо медленно проез­жает-проплывает машина, в ней вижу бородатое лицо, в длиной темной одежде. Становится неприятно. Этот человек всегда приносит неприятности. Читать далее