Андрей Никитин. Измерение (рассказ)

Коля немного щурился, глядя на лампы под потолком. Сигаретный дым слегка обволакивал их, слабо растворяясь в жарком воздухе бара.

— Я не могу сейчас рассказывать подробно, — сказал Игорь, оглядываясь. Он почесал верхнюю губу, — но это заняло почти шесть лет жизни.

— Что заняло? — спросил Коля, посмотрев на приятеля. В руке был бокал пива. Ещё со школьной скамьи Игорь и Коля пристрастились к этому напитку.

— Я не хочу говорить об этом тут. Если интересно, могу на днях зайти.

Игорь поглаживал пальцем бровь, сигарета в руке слегка дрожала. Он отпил пива.

— Ты говорил, что у тебя что-то важное, — сказал Коля, — так расскажи.

— Хорошо. Я могу намекнуть. Я и так держал тебя в неведении шесть лет, но это было необходимо.

Игорь допил пиво, прижал губами сигарету и приставил к голове два пальца. Он оглядывал бар, пригляделся к одинокой девушке, сидящей у окна. Она пила кофе и листала журнал.

— Видишь вон ту девушку, — сказал Игорь, — я знаю, что у неё в сумочке, и что у неё под одеждой.

— Ты видишь сквозь стены? — спросил Коля, не думая, что приятель мог лгать.

— Нет, я не вижу сквозь них, я могу видеть вокруг них.

— Как это, Игорь? Как ты можешь видеть вокруг стен?

— Это сложно понять, очень сложно, и иногда я думаю, что моя голова вот-вот лопнет. Шесть лет я учился видеть подобные вещи, Коля. Давай сейчас не будем об этом, я просто хотел тебя заинтересовать. Ты ведь заинтересовался?

— Тут ты прав, — сказал Коля, — если не врёшь. Если реально способен видеть.

Игорь прикрыл глаза и напрягся.

— У тебя в правом кармане джинсов сто сорок три гривны, — сказал он через несколько секунд. Видно было, что ему далось это с трудом.

— Откуда ты знаешь? — спросил Коля, в этот раз искренне удивившись.

— Позже друг мой, немного позже я тебе всё расскажу. Я, можно сказать, проверил обстановку, работает ли система. Как видишь, всё работает. Это больше не будет секретом для тебя. Но прошу пока держать в тайне то, что ты знаешь. Ведь это опасно. А теперь я должен уйти. И тебе советую поспешить домой.

Игорь поднялся, разогнул спину, закурил новую сигарету, положил на стол деньги и ушёл, напоследок похлопав приятеля по плечу.

 

— Как прошёл день? — спросила супруга, когда Коля вошёл в квартиру.

— Нормально.

— Много работы?

— Да.

Коля думал о встрече с приятелем. Хотелось похвастаться, но он не знал, как и на что способен Игорь. Всё могло быть фокусом, но Игорь не мог знать, сколько было в кармане денег. Просто не мог. Тут был какой-то секрет.

— Я слышала, ты хочешь пригласить Игоря завтра?

— От кого слышала?

— От него.

— Он звонил?

— Нет, зашёл. Буквально минут двадцать назад. Хотел тебя застать. Просил передать, что теперь ты будешь верить.

— То есть, как зашёл? — удивился Коля. Он смотрел на супругу, не зная, лжёт ли она.

— Вот так. На минут пять, потом ушёл. Сказал, что торопится.

Коля пригладил волосы, посмотрел в зеркало. Он прикидывал расстояние от бара к дому. Ехать транспортом двадцать минут. Они вышли из бара примерно двадцать мнут назад. Коля сел в машину и поехал, Игорь ушёл вдоль улицы. Он не успел бы приехать раньше.

— Когда он заходил? — спросил Коля.

— Минут двадцать назад. Я не знала, когда ты будешь, потому не стала его задерживать. Он просто хотел тебя увидеть, но будто знал, что тебя нет.

— Двадцать минут назад? Это невозможно. Мы с ним двадцать минут назад были в другом конце города. Мы распрощались, я потратил на дорогу не меньше пятнадцати минут, и вот я тут.

— Но он заходил двадцать минут назад, — настаивала Люба.

Коля молчал и думал. Через минуту он достал мобильный, собираясь позвонить Игорю, но мобильный зазвонил в руке. Коля от неожиданности выронил его на стол. Через секунду поднял, ответил.

— Я слушаю.

— Вот видишь, — сказал из трубки голос Игоря, — я же говорил, что ты будешь удивлён.

— Но как ты успел приехать раньше?

Игорь засмеялся, и этот смех взбесил Колю. Он ощутил себя грудным ребёнком, но ничего не сказал, крепче сжав телефон.

— Не переживай, — сказал Игорь, — я всё расскажу, только завтра. Договорились?

Коля молчал, не зная, что сказать. Всё ещё не верилось, что Игорь преодолел половину города, меньше, чем за пять минут. Эта мысль вертелась в голове не находя выхода, отбиваясь от стен противоречий.

У него не было времени на дорогу. Мы расстались, и я сразу поехал домой.

— Будем считать, что договорились, — сказал Коля, недовольно почесав подбородок.

Он постоял с телефоном в руке, Люба глядела на него.

— Ты точно уверена, что это был Игорь? — спросил Коля.

— Конечно. Что-то случилось?

— Нет, всё нормально. Просто спросил.

 

— Итак, ты веришь в волшебство?

— Нет. Не верю, — сказал Коля, глядя на друга.

На улице было темно. Мужчины сидели на кухне. На столе пепельница и несколько пустых рюмок. Игорь почесал нос, прикрыл глаза и потёр рукой лоб. Через несколько секунд открыл глаза и улыбнулся.

— Голова болит, не обращай внимания.

— Давно у тебя головные боли?

— Последние несколько лет, но оно того стоит, Коля. Поверь, оно того стоит. Я давно понял, что усердный труд всегда оплачивается. Иногда приходится всю жизнь платить определённую цену, например головную боль.

Игорь приложил платок к носу и Коля заметил, что на нём была кровь.

— Скажи, как ты научился видеть вокруг препятствий?

— Ты умеешь хранить секреты?

— Да.

— Я скажу, что происходит. Смотреть что и где, это ещё самое лёгкое. Я могу такое, от чего у тебя волосы дыбом встанут.

Игорь встал, затушил окурок и подошёл к окну.

— Иди сюда.

Коля подошёл. Игорь приложил руку к голове, зажмурился, немного приоткрыл глаза и быстро оглядывал помещение.

— Только не оглядывайся, — сказал Игорь, — это очень важно.

Игорь взял Колю за плечи и толкнул назад. Коля ощутил нечто странное, шум, запах, перепад температуры, затем всё тело начало ломить, всё это за несколько секунд. Что-то произошло с мебелью. Вся мебель была теперь не там, где раньше, и вообще это была не его мебель.

— Вот и всё, Колюнчик. Можешь оглядеться. Ты у меня дома.

Коля огляделся, ничего не говоря, прошёл к окну, глядел на улицу, затем подошёл к холодильнику, оторвал один магнитик, который сам же и подарил другу.

— Что произошло? — спросил Коля, — как я сюда попал?

— Давай теперь я тебя угощу, — сказал Игорь. Он открыл холодильник и достал бутылку водки, покрытую инеем.

— Всё началось с того, что я увлёкся историями про три измерения. Ты ведь знаешь, что их всего три. Ширина, длина и высота, если проще.

— Знаю.

— Так вот. Эти измерения пересекаются постоянно, ну, мы в них живём. Они нам привычнее воздуха. Это всё, что нас окружает. Это мы и есть, Коля. Я много интересовался о четвёртом измерении. Существует ли оно, как в него попасть, как им пользоваться и так далее.

— Так ты нашёл четвёртое измерение?

— Да, Коля, я понял, как с ним обращаться. Вообще их очень много, этих измерений. Они словно накладываются одно на другое, как пласты стекла, с каждым слоем меняя обзор. Те, кто не знают, что происходит, не замечают этих прослоек, но знающий человек умеет протереть стекло, и взглянуть сквозь все слои. В четвёртом измерении можно менять форму предметов, перемещаться через промежуточные секции куда угодно за нулевое время.

Игорь достал рюмки, налил водку, придвинул приятелю, выпил и стукнул рюмкой по столу. Тонкая струйка крови потекла от ноздри к губе, Игорь вытер её платком.

— Это у тебя от напряжения? — спросил Коля.

— Да. Голова готова взорваться, и я стараюсь не охватывать сразу всю сферу возможностей, иначе могу сойти с ума. Я потому и сказал не оглядываться, чтоб ты не получил потрясение, увидев сразу несколько пространств, наложенных одно на другое.

— Ты умеешь создавать пространства?

— Они повсюду, Коля. Их бесконечно много, просто трёхмерное зрение не позволяет нам разглядывать это. Мы не видим четвёртое измерение, мы не можем его увидеть, но оно есть.

— Ты научился его видеть?

— Это было сложно и даже очень. Был один человек, который научил меня, объяснил, с чего начать. Вот ты можешь представить, как выглядит квадрат в четвёртом измерении? Не можешь, и вряд ли сможешь. И я не мог, а теперь могу. Я сделал несколько вариантов квадратов и вообще различных фигур. Всё это были одни и те же фигуры, только в разных местах измерения. Это сложно понять, и я тоже долго не понимал. В общем, мой учитель объяснил, как нужно начать. Я смотрел на разные фигуры и изучал, какие из них по сути одни и те же, а какие нет. В четвёртом измерении предмет не перемещается в пространстве, он перемещается иначе. Он меняет форму, меняет четвёртую координату.

Игорь взял рюмку, приставил свободную руку к голове, у рюмки пропало донышко. Игорь поставил рюмку на стол. Из носа пошла кровь, он вытерся платком.

— Вот видишь, я всего лишь протолкнул её туда, забрал её в наше измерение не полностью, а без донышка.

Коля взял рюмку, оглядывал со всех сторон, просунул палец насквозь.

— Можешь вернуть её обратно?

— Могу, но это сложнее и только если ты запомнил, где её оставил.

— С живыми организмами можно?

— Можно, только обратной дороги может не быть. Организм может умереть, если ошибиться.

— Это просто чудо. Ты понимаешь, что перемещая живые организмы, ты сможешь стать буквально Богом этого мира? Всё будет у тебя на ладони, тебе не нужны будут советы или правила. Ты сможешь контролировать весь мир. Живые предметы это единственное, что заслуживает внимания.

— Может быть, Коля, может быть.

— Ты учился шесть лет? И до сих пор боишься?

— Есть немного.

— А где твой учитель?

— Исчез.

— В другом измерении?

— Я не знаю. Я пытался найти его, но едва не сошёл с ума. Я не выдержу, если сниму ограничения и попытаюсь увидеть всё.

— Что, всё?

— Абсолютно всё. Всё и всегда. Попытайся просто представить несколько предметов, которые будут одновременно занимать голову. Ты будешь смотреть на них по отдельности, чтоб было легче, чтоб мозг не перегрелся, так сказать. А я могу увидеть всё и всегда. В один момент времени могу видеть всё, глазами всех людей мира, всех насекомых, всего живого и так далее. Но это огромная нагрузка, и я могу не выдержать.

— Сойдёшь с ума?

— Что будет, если поместить в голову целую вселенную?

— Лопнет голова?

— В буквальном смысле. Знаешь, что меня беспокоит? Я ведь могу сделать так, что все вокруг увидят это измерение. Представляешь, что будет?

— Они не смогут его воспринять?

— Нет. Ведь вы не знаете, что такое четвёртое измерение. Ваш мозг не способен увидеть его и понять. Это сложно, но если ты поймёшь, как его увидеть, если ты, после долгих тренировок сможешь понять, что делать, то это будет здорово. Только этого нельзя делать без подготовки. Если ты без подготовки взлетишь в космос с нагрузкой десять G, как думаешь, что с тобой будет?

— Сердце может не выдержать?

— Вот именно, приятель. Там сердце, а в нашем случае, мозг. Закрой глаза.

Коля недоверчиво посмотрел на приятеля, затем закрыл глаза, когда он открыл их, то сидел на собственной кухне, за столом. Игоря рядом не было, он ушёл, не попрощавшись, но на столе лежала записка, в которой писалось, что уже давно пора спать.

 

— Сегодня я пробовал вылечить кошку, — сказал Игорь, — во дворе живёт кошка без лапы, и я попробовал вылечить её, всего лишь используя измерения, как ты мне и посоветовал.

Коля глядел на приятеля. Они снова сидели на кухне. Работал телевизор, в квартире больше никого не было.

— Я всего лишь утверждаю, — говорил Коля, — что материя это и есть жизнь. Это смысл всего.

— Да. Ты прав.

— А что с кошкой?

— Лапа теперь здорова.

— Это отлично, Игорь. Поздравляю. Ты понимаешь, что можешь делать? Ты можешь лечить людей без операций, посредством мыслей.

— Но это не то, Коля. Я не этого добивался, трудясь шесть лет, без остановок. Знаешь, через что мне пришлось пройти? Я не спал ночами, мне снились кошмары.

— Могу тебя поздравить, Игорь. Считай, что ты Бог.

— Спасибо. Это не приходило мне в голову. Ты знаешь, подобные действия требуют больших затрат энергии, и сил. Я не могу себе позволить так часто расходовать энергию. И так часто бывать в другом измерении тоже опасно.

— И что ты будешь делать дальше?

— В каком смысле?

— Ну, ты добился успеха, ты вскоре будешь обеспечен на всю жизнь, тебе не нужно работать. Чем ты будешь заниматься?

— Не знаю, хочу открыть что-то новое. Ведь другое измерение обладает массой возможностей, и только изучая их подробно можно чего-то добиться.

Приятели поболтали ещё несколько часов, после чего Коля ушёл. Выйдя из квартиры, он понял, что мгновенно очутился в своём подъезде. Игорь переместил его, даже не дотрагиваясь. Коля улыбнулся, но спустя несколько минут подумал о том, что теперь в руках Игоря громадная сила.

 

Неделю спустя Коля навестил приятеля, но в этот раз был взволнован. Он видел в выпуске новостей информацию о найденных частях кошек, собак и птиц. Животные будто подверглись какой-то мутации, и на их тела было жутко смотреть. Коля сразу подумал, что его приятель перестал скрывать свои способности.

— Игорь, ты дома?

Коля стучал в дверь, но никто не открывал. Дверь немного приоткрылась. Коля хотел войти, но остановился, увидев внутри траву, лес и реку, будто эта дверь находилась далеко от цивилизации. Коля не стал заходить, ушёл, и что-то обдумывал. На улице он остановился и смотрел на угловое здание, возле которого было много кошек. С неба прилетала птица, но голова у птицы была отдельно от тела. Безголовая тушка, продолжая хлопать крыльями, падала на пол и за неё принимались коты, голова падала отдельно. Коля смотрел, как голова вороны продолжала каркать, когда ею занялся один из котов. С неба упали ещё несколько безголовых ворон. Одна из них попробовала взлететь, и полетела, махая крыльями, но, не видя, куда. Безголовое тело парило в воздухе, набирая высоту, затем потеряло ориентацию, и улетело в сторону, врезавшись в стену здания.

Коты продолжали есть ворон, но внезапно началась кошачья драка. Несколько кошек сцепились, затем отбежали в сторону, после этого вновь драка. Коля подумал, что ему показалось, подошёл ближе и увидел, что кошки были соединены телами. Две лапы у них были общими. У одной это были правые лапы, а у другой левые. Кошки сидели, затем побежали одновременно, несколько раз упав. Вновь началась драка. Коля отступил и огляделся. Он понял, что это проделки Игоря. Нужно было его найти.

Возле здания раздалась вспышка, затем взрыв. Стёкла первого этажа разлетелись. Там появился стул, на котором сидел Игорь. Коля несколько секунд смотрел, затем побежал к приятелю.

— Ты видел, что я сделал с кошками? — спросил Игорь, глядя на Колю. У него из носа текла кровь. Лицо было бледным, глаза красными. Но страха на лице не было.

— Ты убил их.

— Нет, что ты, — сказал Игорь, поднявшись со стула, — я просто соединил их в этом измерении, но в другом измерении они будут нормальными. Я проверил. Только что там был. Представляешь, как всё запутано? Безголовые птицы в другом измерении совершенно нормальные, просто они не умеют его воспринимать. Это как программа, для каждого отдельного организма нужен код и координаты, вот и всё. Теперь у меня есть ради чего жить. Я буду стараться обучать всех в быстром курсе, чтоб все воспринимали другое измерение нормально, чтоб они могли там существовать. Я уже неделю пытаюсь научить этому животных, но они только дохнут. Я вижу координаты и код, и точно так же, я могу всё исправить, только не понимаю, почему животные не видят ничего. И кстати, есть проблемка. Для чего мне исправлять всё это? Ведь в другом измерении всё нормально. Мы живём повсюду, Коля, и повсюду умираем. Представь, каково это, слиться с кем-то из другого измерения, или в кого-то из другого измерения.

— Ты спятил, Игорь. Тебе нужна помощь.

— Мне нужна помощь? — удивился Игорь, повернувшись, — мне она не нужна. Я могу щелчком пальцев сделать так, чтоб ты стоял перед домом, а голова была у соседей. И знаешь, что самое интересное? Ты не умрёшь, по крайней мере, не сразу. Не знаю, как это происходит, но ты будешь жить, а в другом измерении даже не почувствуешь разницы.

Игорь засмеялся, но Коля не считал шутку удачной. Со всех сторон слышались крики выходивших из домов людей. Где-то завыла сирена полиции или скорой. Коля видел, что небо становится тёмным, начинался ветер и дождь. Где-то прогремел гром.

— Игорь, ты убиваешь людей, ты убиваешь планету.

— Всё будет нормально, — сказал Игорь и повернулся к Коле. Внезапно всё стихло, Коля ощутил слабый толчок, вспышка и теперь они стояли в светлом кабинете. Было светло и ярко. За окном блестела звезда.

— Посмотри, как светло, — сказал Игорь, — разве ты не хочешь побывать тут, не хочешь жить тут? Наслаждаться чистой водой, видеть каждый день довольные лица?

— Где мы?

— Далеко от дома. Очень далеко, но одновременно близко. Это параллельная реальность. Их очень много, но, не зная об этом и не умея понимать их, ты проживёшь всю жизнь в привычной тебе, и большинству людей реальности.

— Игорь, что случилось с нашим миром?

— Я могу его немного поменять и помочь всем людям. Тогда все будут счастливы.

— Но ты этого не делаешь, Игорь, ты только убиваешь всех.

— Сейчас мы не в нашем мире, но там скоро будет всё нормально. Не переживай. Мы намного дальше. Представь, что будет через миллиарды лет с нашей планетой. Теперь и сейчас это можно увидеть. Это интересно.

— А люди?

— Я могу переместить их сюда, могу обратно туда, куда нужно, туда и могу. Просто хочу, чтоб они научились сами.

Игорь помолчал, затем повернулся.

— Я хотел бы, чтоб Клара была тут, — сказал Игорь, — я думаю, что люблю её. Всё, чему я научился, всё делал для неё. Только она пока об этом не знает.

— Подумай, что она скажет? Подумай о её реакции.

Игорь исчез, оставив Колю. Коля подошёл к окну и смотрел на теплолюбивый мир. Было странно, но всё было реальным. Это не был сон. Сейчас Колю донимал вопрос, как остановить всё? Как сделать так, чтоб всё вернулось, чтоб Игорь больше никого не обидел. Через несколько секунд появился Игорь. Он держал в руке небольшую коробочку.

— Посмотри. Как думаешь, что это?

— Коробка?

— Не просто коробка. Эта штука делает так, чтоб вещи в ней соединялись. Это будто два слоя реальностей. Ты кладёшь сюда два предмета и они соединяются в один. Это удобно. Попробуй.

Игорь поставил коробку на стол, открыл крышку. Внутри пусто, и Игорь бросил туда карандаш, затем бросил монету, закрыл крышку.

— Как думаешь, что сейчас будет?

— Я не знаю, — сказал Коля. Игорь открыл крышку. На дне лежал карандаш металлического оттенка, почти плоский, овальной формы, с грифелями по обе стороны овала. Он был, как зебра пересечён зелёными полосками. Игорь поднял карандаш, повертел в руке, начертил на коробке несколько полосок.

— Вот видишь, работает. Можно скрещивать что угодно.

— Игорь, для чего это нужно? Что ты хочешь сделать? Ты убиваешь не только себя, ты убиваешь всех вокруг.

— Я никого не убиваю.

Он положил коробку на стол и направился к выходу.

— Пошли со мной, я покажу что умею.

Они вышли на улицу. Тут было ярко, тепло и тихо. Ветерок едва шевелил листья на деревьях. Было много зелени, растений, травы и кустарников. Кроме двухэтажного дома, у которого они стояли, не было никаких следов человека.

Игорь стал посреди поляны и развёл руки в стороны, поднял их. Он посмотрел на Колю, затем громко хлопнул. С ближайшего дерева разлетелись птицы. Он поднял руки, небо начало меняться. Сперва оно стало серым, затем розовым. Свет звезды больше не ослеплял, было просто светло. Вдали на горизонте появились горы. Пошёл снег, затем дождь, затем вновь стало светло. Трава стала жёлтой, затем исчезла, остался один песок. Теперь они были в пустыне.

Коля смотрел на друга, понимая, что тот спятил. Кровь текла по подбородку Игоря, стекала на шею, капала на пол. Игорь расставил руки в стороны, подняв вверх, задрал голову и улыбался.

— Это мой мир, Коля. Я тут царь и Бог. Я могу переместить сюда или отсюда что угодно или кого угодно. И это не всё. Я могу менять предметы по форме и размерам, в зависимости от того, как ты на них смотришь. В этом мире всё иначе, Коля.

— Ты умираешь, Игорь. У тебя кровь идёт.

Игорь вытер нос, посмотрел на руки, затем посмотрел на приятеля.

— Я могу это исправить, Коля, но я могу достичь большего. Я могу видеть ещё дальше и ещё больше.

Он вновь поднял руки, с неба посыпались яблоки, Коля прикрылся. Затем непонятно откуда начали падать обрубки металла и стекла, вонзаясь в песчаную почву. Осколки возникали не с неба, а на уровне головы. Повсюду. Затем точно так же посыпались птицы. Они порхали, и тут же разлетались в разные стороны, громко протестуя против нового обиталища.

— Игорь, ты убиваешь планету, перестань.

Коля подходил ближе к другу, видя, как на песчаных безжизненных холмах начинали появляться здания, точнее обломки зданий, которые деформировались после перемещений. Игорь стоял, задрав голову, с вытянутыми в стороны руками и кричал. Кровь хлестала по его шее. Со всех сторон начали появляться животные и люди, но не всегда удачно. Справа от Коли появился человек без головы. Он отчаянно пробовал нащупать её руками, но ничего не получалось. Человек пробежал немного, споткнулся и упал. Коля подходил ближе и присматривался к появлявшимся собакам, которые были в большинстве нормальные, но иногда попадались с двумя головами, иногда без лап. Игорь то появлялся, то исчезал, и происходило это слишком быстро. Кровь с его носа всё ещё текла, но уже не так сильно. Отовсюду слышался вой собак, птицы порхали, некоторые, без крыльев или без головы, падали вниз. Коля был в нескольких шагах и уже видел улыбку на лице Игоря. Игорь оглядывался, словно это были его владения, а он был создатель, заполняющий пустую землю живыми организмами.

— Посмотри, — сказал Коля, — вон там всё ещё пустынно. Там ничего не может быть. Ты пропустил этот участок.

Игорь оглянулся, обводя глазами пустыню, но не заметил разницы.

— Тебе показалось… — сказал Игорь, одновременно повернув голову. В этот момент в его горло вошёл осколок стекла, который Коля подобрал с земли. Игорь схватился за горло. Коля нанёс ещё один удар в грудь и провёл лезвием вдоль тела, открывая рану. Кровь забрызгала песок, Игорь упал на колени. Он попробовал что-то сказать, но из его рта вырвался только хриплый стон, вместе с кровью.

— Прости, — сказал Коля и вновь нанёс удар. Он всё боялся, что Игорь как-то восстановится, вернёт первоначальное состояние, но этого не происходило. Больше ничего не происходило, и Коля понял, что сейчас всё прекратится. Он глядел по сторонам, но ничего не поменялось. Было много собак, птиц и людей, которые панически оглядывались. Несколько зданий стояли недалеко, повсюду осколки стекла, куски досок и яблоки. Вдали виднелись горы.

Коля смотрел на Игоря. Их глаза встретились на несколько секунд, затем Игорь уронил голову на песок. Коля держал приятеля за руку. Игорь мог убить одной мыслью, но не сделал этого. Может быть, он ценил их дружбу, а возможно, в последние мгновения жизни он понял, что иначе поступить Коля не мог.

Прошло несколько минут. Больше не появлялись люди, животные и иные предметы. Коля держал приятеля за руку. Игорь был мёртв. Страх за собственную жизнь теперь сменился у Коли состоянием апатии. Слишком легко он убил этого могущественного человека. Внезапно мысли заполнило соболезнование о потере подобной силы. Игорь мог управлять миром, и нужно было направить его в верную сторону, но Коля не справился с этим. Коля сумел остановить его, но не изменить.

Он сидел на песке, держа приятеля за руку. Песчинки, слепленные кровью, прилипали к одежде. За спиной Коля услышал голоса.

— Эй, что тут произошло? Где мы?

Люди подходили ближе. Хрустело стекло, собаки выли, ветер шумел. Было прохладно. Эхом разнёсся по пустоши грохот упавшей части здания, стоящего вдали. Пыль поднялась, скрыв на некоторое время нижнюю часть стены. Коля стоял на коленях перед телом приятеля и тяжело дышал. В руке блестел осколок стекла. Пальцы изрезаны, на лице кровь. Сквозь гудение в голове, он слышал, как к нему идут люди. Всё было странно, необычно, но это прекратилось. Коля потрогал пульс приятеля. Абсолютное спокойствие, но Коля не знал, стоит ли радоваться.

— Эй, мужик, ты как? — послышался голос за спиной. Одновременно чья-то рука легла Коле на плечо.

— Всё нормально, — сказал Коля, — теперь всё нормально. Больше ничего подобного не произойдёт.

— Где мы? Что это за место?

Коля поднялся на ноги и огляделся. Недалеко лежали несколько тел животных, судорожно дёргавшихся. У собаки с обеих сторон были задние части тела, головы не было. Чуть дальше был человек без головы, который на четвереньках полз по песку в сторону гор. На крыше двухэтажного дома сидели с десяток ворон и переглядывались. Одна из них была с двумя головами. Повсюду на песке разбросаны осколки стекла и яблоки. Семь человек, кроме Коли, были без изменений. Они бродили по песку не зная, где оказались. Среди них было две женщины. Коля повернулся к ближайшему мужчине.

— Это далёкое место, — сказал Коля, — я остановил творившийся ужас, но теперь нам закрыта дорога обратно. Всё, что мы видим вокруг, это место, из которого нам никогда не выбраться.

 

Клара Оргул сидела перед зеркалом, причёсываясь. Она ощущала дискомфорт внизу живота. Что-то зудело, кололо, ныло, но тут же проходило. Затем это повторялось. Клара не знала, что с ней. Это длилось несколько недель. Немного погодя, девушка обратилась к врачу.

— Вы беременны, — сказал врач.

— Беременна? Но этого не может быть, доктор. Я не спала ни с кем уже три месяца.

— Вы уверены?

— Абсолютно.

— Странно. Очень странно. Вы уверены, что не спали ни с кем? Девушки часто пытаются скрывать отношения, я понимаю. Но сейчас не тот случай. И если вы хотите своему ребёнку добра, нужно смотреть правде в глаза. У вас будет ребёнок.

— Но я не спала ни с кем уже давно, а когда спала, то предохранялась.

— Бывает, что способы контрацепции не всегда действенны, стопроцентной гарантии вам никто не даст. И даже если вы уверены, симптомы не всегда проявляются сразу.

— Что теперь делать доктор?

— Ничего. Приходите ко мне на осмотр раз в месяц, потом чаще. Не курите, не занимайтесь физическими чрезмерными нагрузками, больше отдыхайте, если почувствуете потребность в этом. И следите за здоровьем.

Клара ничего не сказала. Она не понимала, как могла забеременеть и принялась исследовать своё тело. Кучи анализов, кучи проб, но врачи только разводили руками.

— Этот козёл Виталик, — говорила Клара подруге, ходя по комнате с бокалом пива в руке, — он говорил, что всё будет нормально, всё как в банке. Никто не проскочит. Резинка самый надёжный способ.

— Никогда нельзя верить мужикам, — сказала её подруга, Лиля, — им нужен только секс, а что будет дальше, им не важно. Спрятал прибор в штаны и дал дёру, а ты отдувайся.

— Да и раздувайся с каждым месяцем, — сказала Клара, и подруги засмеялись.

Но смех не сбавлял напряжения. Клара постоянно думала о ребёнке.

— Вы знаете, Клара, — говорил гинеколог, — единственное объяснение, если верить вам, заключается в том, что вас искусственно оплодотворили.

— Меня? А разве можно это сделать так, чтоб я не почувствовала?

— Конечно, нет, но если вас усыпить, и работать с современным оборудованием, тайно, тогда может быть.

— Нет, доктор, это не то. Такого быть не могло.

— И я тоже так считаю. А потому я думаю, что вы просто не хотите говорить, кто отец ребёнка. Сейчас для меня это не очень важно, но лучше было бы знать некоторые вещи о его здоровье. Это будет нужно в дальнейшем.

Даже когда Клара лежала в роддоме, она всё ещё не верила, что беременна. Не могла вспомнить на сто процентов, кто мог быть отцом ребёнка.

Погода ухудшалась. Клара была будто вне этого мира, не обращала ни на что внимания, думала только о ребёнке. Это был её малыш, о котором она будет заботиться, частичка её самой и частичка… кто же отец? Не могла же она забеременеть без мужчины.

Схватки начались вечером, когда за окном гремела гроза. У неё болела голова, ломило всё тело, сильные боли, как волны накрывали её целиком. Но, несмотря на боль, роды прошли быстро.

Клара родила сына. С ребёнком было всё в порядке. Никаких отклонений, ничего необычного. Клара так и не узнала, что забеременела в одно мгновение, когда Игорь перед самой смертью, успел лишь подумать о перемещении, но не себя, а одной маленькой частички. Перемещении туда, где частичка сможет развиться в нечто большее, в полноценного человека, что и произошло.

Клара родила Игорю наследника, который принял от отца всё самое лучшее, что было в его генах.

Ребёнок сосал грудь, в которой не было молока, и плакал. На улице гремела гроза, по стеклу хлестал дождь. Медсестра будто замерла, затем отошла к стене и указывала пальцем на окно.

— Смотрите, — сказала она, — смотрите на дождь. Он белый.

Три человека, стоящие в палате посмотрели на стекло, покрытое чем-то белым. Врач протёр глаза, подошёл ближе и глядел на белые капли, несущиеся с неба. Он открыл окно, присмотрелся, принюхался. Попробовал капли на язык. Затем повернулся к остальным, снял очки и, не скрывая удивления на лице сказал:

— Это молоко…

 

Сентябрь 2020

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.