Юрий Тубольцев. Абсурдософские рассказы (сборник миниатюр)

ВСЕХ НАДО КОРМИТЬ

Она была помешана на кошках.

– Ты будешь кошек кормить? – спросила она меня.

– Буду!

– Ну так корми! Ты только говоришь.

– А нечем…

Чтобы кормить кошек, она продала свою последнюю одежду, а я не хотел оставаться без одежды. Я смотрел на нее и думал, как же она ради кошек все продала, а она смотрела на ворону, которая сейчас набросилась на кошку и кошка убежала.

– Странно, обычно кошки гоняют ворон, а тут все наоборот, – сказал я, чтоб сменить тему. Мне почему-то было стыдно сейчас, что я не не способен ради кошек все продать.

– Ворон тоже надо кормить, вороны умные, но кошки интереснее, – сказала она.

– А я видел, один мужик недавно голубей кормил, – сказал я.

– Животные такие же, как и люди! – сказала она.

К нам подошла большая собака с хозяином.

– А я собак боюсь, – сказал я.

– Животные – это наше зеркало, если ты боишься собак, значит в тебе самом есть агрессия, – сказала она.

– Да нет, я просто боюсь собак, на всякий случай, – сказал я.

– Собак тоже надо кормить, – сказала она.

– Всех надо кормить, – сказал я.

Я ее вдруг увидел снизу и почувствовал, что мне гораздо легче стоять. Я вдруг почувствовал в себе какую-то неземную пластику. А потом я испугался и стал понимать, что превратился в кота, чтоб она, наконец, обратила на меня внимание.

Она обратила и даже предложила мне поесть, но я отказался, мне этого было слишком мало. А возможность любви необратимо исчезла, потому что вновь в человека я превратиться не мог.

 

САМОКОПАНИЕ ЗАКАПЫВАЕТ

Отчет 15.06.20 Встал в 7.30 утра. Спалось превосходно, как в доброй сказке с хорошим концом. Сны сегодня снились типа игры-ходилки игры-бродилки. Я путешествовал по разным местам и ходил от человека к человеку, подходил, и общался, а потом отходил и опять подходил. Настоящая компьютерная игра-ходилка как в Секонд Лайф. Я думаю, что на мой сон повлияла именно игра Секонд-Лайф. Утром радостно с осознанием мыл посуду, вытирал пыль и пылесосил, протирал монитор и клавиатуру влажными салфетками. Потом убирался на жестком диске и удалил не нужные файлы и фотографии из мобильного. Задания марафона выполнил с воодушевлением и энтузиазмом. Как раз совпало с тренингом известного в интернете спикера Павла Колесова, он рассказывал про психотипы. Оказалось, что главное деление – на интровертов и экстравертов, и что на каждом этапе жизни каждый психотип проходит определенный важный для него этап и, если он на нем застревает и зацикливается, попадает в тупик, то происходит акцентуация характера этого типа и тип становится ярко выраженным, но у одних людей эта выраженность выражается в отрешенности от мира, а другие люди наоборот становятся психопатами и начинают давить на людей, подгибать мир под себя. Это наверное очень страшно, когда человек из интроверта превращается в экстраверта, а из экстраверта в психопата, но, возможно, потом он может обратно трансформироваться в интроверта на новом уровне, если преодолеет свои комплексы и пройдет не пройденные ступени в развитии. Также мне понравилась идея, что главное деление людей по типам идет в зависимости от их доминантных сценариев удовлетворения их базовых потребностей. Какие у тебя базовые потребности – такой ты и тип. То есть люди в первую очередь делятся на типы по тому, какие у них доминантные базовые потребности и по каким базовым сценариям они их реализуют. Когда я заполнял чек-лист, я попытался связать свой график со своим психотипом и своими базовыми потребностями и своими доминантными сценариями по их удовлетворению.

Читайте журнал «Новая Литература»

Во время выполнения задания у меня возник конфликт с тренером. Тренер сказал, что лучше вставить один раз вовремя, чем семь раз правильно. А я считаю, что вставлять вообще не нужно без необходимости. А он говорил, что вставлять надо, когда очень хочешь. И надо не упустить момент хотения.

– Я что, вставляло? – сказал я тренеру.

– Заводить половые связи никому еще не помешало! – ответил тренер, не шутя.

Эти тренинги ни черта не помогают и никакой роли поводка – поводыря не выполняют. И я озлился, т. к. это оказалось только во вред. Так само по себе интересно, а применительно к жизни оказалось совсем другое и не работает. Сказался субъективный фактор, все на самом деле не так. Эти тренинги горячо мотивируют – стимулируют, провоцируют, выводят человека в эйфорию и человек в состоянии полупсихоза делает глупости и серийно ошибается.

Ну все, наконец-то я в жизни сделал поступок, хоть какой-то, хоть я что-то повернул вспять. И не дал себя водить за нос. Я вспомнил “Преступление и наказание” Достоевского. Дилемма теории и практики – конфликт между словами и делом. Если бы у Раскольникова был тренер, следователь осудил бы не Раскольникова, а тренера.

Жизнь – это свободное искусство. Не стоит применять к жизни пустую болтовню личностного роста.

Прежде было интересно. Но больше не интересно. Из-за тренинга я потерял любимую девушку. Мне надоела эта бесконечная ложь. Все себя выдают за одно, а в жизни совсем другое. Тренер нам дал задание “выйти за рамки, выйти за рамки рамок и выйти за рамки рамок рамок”, а у меня с моей девушкой была дистанция. И я решил сделать упражнение “выход из коробочки” – порвать границы. Я укусил свою девушку за нос. Она этого не перенесла и порвала со мной навсегда.

А тренер сказал, что я молодец и что когда я укушу еще нескольких девушек за нос, тогда пойму, что я прав.

А я с девушками всегда общался на дистанции. У меня был принцип общаться без обид, в себя не влюблять, не целоваться, не обманывать, никогда никого не уговаривать, без претензий, без обязательств, заранее не договариваться о встрече, а звонить в тот же день, чтобы у девушки не было упущенных возможностей, приглашать в гости сразу на ночь, общаться по стандартным понятным сценариям, никаких любовных ласк, сразу раздеваться и к делу, держать себя так, чтобы девушка сама дала повод и хотела сама и вообще общаться добро, нежно и честно, так, чтобы инициатива была со стороны самой девушки, чтобы не к чему было придраться. Но все ошибаются, не надо было никого за нос кусать.

Говорят, что, если ты один раз преступил, ты это повторишь еще раз. Неужели я опять укушу кого-то за нос?

– Если ты еще раз укусишь кого-то за нос, у тебя наступит прозрение и ты станешь самим собой! – слышу я слова тренера, но наверное мне это снится, этот тренер преследует меня даже во сне.

 

ЛЕГЕНДА О ДЕРЕВЕ

Когда-то распятье превратилось в дерево. Потомки этого дерева со временем образовали лес. Предание говорит, что, если лес не будет искренне молиться, он может обратно превратиться в распятья, которые уже не станут деревьями.

 

ТАЙНА ОДНОЙ СТРОЧКИ

– Чья это строчка? Не может быть, чтобы это я написал!

– А что за строчка?

– Я убил человека.

– Что?

– И я не понимаю, вроде мой почерк.

– А есть контекст? Что-то цепляющее! Прям красиво!

– Просто листочек, а на нем: “я убил человека” написано.

– Ты меня пугаешь! А вдруг это что-то типа концепции, первой строчки? Или метафора такая? Может объяснишь?

– Не знаю. Руки чешутся эту строчку порвать.

Прошло восемь лет.

Я слушал аудиокнигу “Преступление и наказание” и… вспомнил!

Я убил человека. Это была первая строчка будущего романа, подражания Достоевскому, идея Раскольникова.

Так была раскрыта тайна одной строчки. Но почему я сразу не смог решить эту загадку? Как так можно было? А может, это тема всей нашей великой русской литературы?

Я сразу стал искать свои старые черновики. А вдруг я там еще что-то насочинял неформатного?

Да, книги учат добру. Но иногда светлые, добрые книжки приводят и к таким сомнительным строчкам. Есть мысли, от которых не можешь избавиться, и это: я убил человека – одна из таких навязчивых строчек, которая вошла в мое творчество навсегда, стала одной из моих главных тем.

– Я никого не урыл, это было подражание классику! – сказал я другу.

– Я так и думал, я в тебе и не сомневался, все случается! – засмеялся он.

Но сказал друг это таким тоном, что мне показалось, что он почувствовал разочарование.

Я стоял и смотрел на пустое море, протирая глаза, но понимал, что даже оно не в силах смыть достоевщину.

– Почему не уходишь, если хочется уйти? – спросил меня плеск воды.

Но я врос в песок и застыл навсегда.

– А еще есть вариант страдать, вариант играть и вариант мечтать, – шептало мне эхо.

Такое море пугает, море явно было как-то не в себе.

Вдруг я почувствовал, что у меня есть лапы и крылья.

– Неужели я пингвин? – подумал я.

Меня потянуло одновременно вверх и вниз в никуда.

– А видит ли зеркало воды мои мысли? – засомневался я.

Я был ни в чем не виноват, но все-равно мне стало ужасно стыдно.

Вдруг я очутился в лодке, человек греб изо всех сил – этим человеком был я.

Что-то пошло не так, дождь хлещет по лицу… Но это же шаблоны! Так не пишем! – остановился я.

А там стоит пингвин. Обыкновенный такой, белый, в черной шапочке. Я протягиваю ему руку, я знаю, что он хочет. Он хочет, чтобы он был я.

– Куда улетел пингвин? Я убил человека. Море решило мне подыграть и дописало эту строчку за меня.

Так плохо, что хорошо, так хорошо, что даже плохо. А в этом есть какой-то подвох, потому что как-то очень просто все.

– Давай дружить! – сказал мне пингвин.

– Я убил человека, – ответил ему я.

Но у пингвина не было фэйсбука, эта опция ему не доступна. Такой подход с пингвинами не работает.

Но был ли вопрос с самого начала?

Смотря какой человек, изнутри! Я посмотрел на пингвина изнутри и понял, что пингвин не будет дружить с кем попало.

И вдруг пингвин подходит и говорит: – Давай дружить!

Мне трудно было отвертеться, и я стал дружить с пингвином.

Есть сказочные друзья, а есть – реальные, нам всем хочется дружить, и, если появляется пингвин – то или он материализуется, или человек оказывается в сказке.

– Пингвины стесняются выходить из своего мира на нашу улицу. Мне повезло. Это был смелый пингвин.

– Все было совсем не так, это я пингвин! – понял я, обнаружив себя в зуме.

Наша жизнь как зум, и в жизни как в зуме, можно спрятаться под изображением пингвина. Мы все время ждем подключения. В зуме, кстати, проще, отключить, не так, как в жизни. Мы общаемся на расстоянии, но иногда срывается связь. Иногда бывает, что ты только вышел с человеком на контакт, а тут со связью что-то не так. Можно найти друга чисто случайно. Сначала зум включается, а потом конференция заканчивается и дальше надо платить. Общаемся через розетки, через провода. Всегда что-то можно подкрутить. Но через что мы общаемся? Год назад я понятия не имел, что такое зум. Я себе представить не мог, что существует он-лайн общение. Так сильно изменилась наша жизнь за этот год.

Совсем недавно, когда мы в детстве читали фантастику, мы думали, что это будет лет через сто, а все свершилось намного раньше.

Да, наша жизнь, как зум – запутанная штука, и мы иногда зависаем.

Теперь у меня есть только два желания – выйти из зума и войти обратно в зум. Иногда в зум мы можем не зайти, а в жизнь мы входим всегда. Но всегда ли?

Зум – это более волшебный мир или мир – это более волшебный зум?

– Так, пингвин! Ты хочешь что-то сказать?

Но пингвины не умеют разговаривать, даже в зуме.

– Я захотел написать маленький рассказ или нарисовать картинку.

– Тебя ограничивает только уголовный кодекс, все остальное можно! – сказал мне друг.

Но рисовать я не умел, поэтому стал писать.

 

МЕЧТА БЕЗ ДЕВУШКИ

– Девушка, я мечту потерял. Вы её не видали?

– Молодой человек, что за тон? Не видали, а видела! Да, я Вашу мечту видела. Ваша мечта – это я!

– О! Девушка, я так и знал! Вы уже третья девушка, которая говорит, что она моя мечта!

– Хорошо, что не тридцать третья! Ну что, молодой человек, остановишься на мне?

– Нет, девушка, я пойду мечтать дальше!

– Эй, молодой человек, вернитесь!

(Оглядывается):

– Вы – мне?

– Я – вам.

– И – что?

– Ну, ТО.

– Что именно?

– Именное НЕчто!

– Поконкретней?

– Вы тут свёрточек свой забыли!

– Я?

– Вы.

– Забыл?

– Оставил!

– Не может быть. Не было у меня свёрточков.

– Не было, а теперь есть! Поздравляю. Вы теперь счастливый папа!

Протягивает спящий бело-розовый свёрточек молодому человеку.

– И не мечтайте откреститься.

– О. мечты закончились.

Занавес.

 

С ЧЕГО НАЧИНАЕТСЯ ТВОРЧЕСТВО

– Создание безошибочных схем – это еще не творчество, творчество начинается именно с ошибки, – сказал мне учитель, про которого ходили слухи, что он съел ни одну собаку.

– Но ошибки все-равно придётся исправлять, – возразил я.

– Не в коем случае, исправлять надо то, где нет ошибок! – очень серьезно сказал учитель и покачал головой, не веря, что он так ничему меня и не научил.

И я пошел искать другого учителя, но так и не нашел.

Прошло двадцать лет.

– Точность расчёта вариантов – это еще не творчество, оно начинается именно с ошибки, – сказал я своему ученику.

– Нет, творчество начинается с фатальной ошибки! – возразил ученик.

И я пошел искать себе другого ученика, но вернулся в прошлое.

– А я уже думал, что ты от меня убежал! – сказал мне учитель, дожёвывая собаку.

– От ошибок учителя не убежишь! – засмеялся я и опять оказался на месте учителя.

Вдруг все мои ученики превратились в собак.

– Я Вас не ем! – сказал я ученикам.

Но ученики меня не услышали, они стали на меня лаять. Я почему-то оказался в шкуре кота. Вот это и была действительно фатальная ошибка.

Так и возникла матрица нашего мира.

 

СОН  В  ЛЕТНЮЮ  НОЧЬ

 

От жары и духоты зеркало запотело, была теплая летняя ночь, но он все равно любовался собой в зеркале. Вдруг его отражение исчезло.

– “Самый красивый, что ли?”, – услышал он голос зеркала.

– “Да, и самый умный!”, – немного удивившись, ответил он.

Вдруг в зеркале вместо себя он увидел обезьяну.

– “Ну и шуточки!”, – засмеялся он.

– “Ой! Обезьяна!”, – заорала его жена, глядя на него.

– “Это зеркало прикалывается!” – объяснил он.

– “Говорящая обезьяна!”, – еще громче заорала его жена.

– “Возмутительно!” – сказал он и проснулся…

Солнышко не светило, и он решил опять уснуть.

Вдруг профессору Зафуку неожиданно показалось, что он – шашка.

– “Как ходить?” – подумал профессор Зафук.

– “Ходишь не ты, а тот, кто играет”, – подсказал профессору Зафуку внутренний голос.

– “Нет, не буду шашкой!” – сказал профессор Зафук и проснулся.

Солнышко еще не светило, и он решил опять уснуть.

– “Я имею право отличаться от других!” – сказал профессор Зафук и залез на крючок шахматной доски.

Раскачиваясь все сильнее и сильнее, профессор Зафук испытывал чувство гордости и… шлепнулся.

Профессор Зафук уже который раз проснулся, но теперь почему-то под кроватью.

Солнышко еще не светило, и он решил опять уснуть.

Он был современником Пушкина и Ломоносова, у него даже были дальние родственники из хозяйства Екатерины… Все были гуси как гуси, а он… изучал людей. Читал Лермонтова и Некрасова. Однако…

– “Людям вообще не стоит писать!” – считал он… Да, кстати, гуся звали Никифор Петрович…

Никифор Петрович мечтал обсудить этот вопрос в дворянском собрании. А потом – записаться на аудиенцию к его императорскому величеству и, заручившись поддержкой благородного общества, -…. отменить письмо…

– “Вы гусь утонченный, наверняка вам не чужда поэзия”, – скажет, сидя в роскошном пушистом кресле, Никифору Петровичу государь.

– “о! Да…, ” – ответит Никифор Петрович. – “Но позвольте… перья, которыми вы пишете. Они же, они же…” И тут он многозначительно промолчит… Государь все поймет сам…

Вдруг… Никифор Петрович проснулся… И… опять наступил 21 век. Увы…

– “За что бороться? Зачем жить?” – безысходно вздохнул он…

А солнышка все не было. Пришлось опять засыпать.

– “Разве можно играть в шашки без компаса?” – удивился заблудившийся на шахматной доске профессор Зафук.

Иногда минутная стрелка часов профессора Зафука показывала на юг и часы могли бы сгодиться вместо компаса, но сегодня часы почему-то показывали вес профессора Зафука.

– “За фук!” – вдруг услышал профессор Зафук и… был взят за фук…

Очутившись вне шахматной доски, профессор Зафук заблудился еще сильнее…

– “Буду ждать следующей партии, выбираться лучше по клеточкам!” – принял решение профессор Зафук, но… случайно закатился под стол…

– “Просыпайся!” – подсказал профессору Зафуку внутренний голос.

– “Жизнь – это сон и проснуться нам не дано!” – возразил профессор Зафук и перевернулся на другой бок…

Профессор Зафук никак не мог найти компромисс между шашками и шахматами. Он не понимал, по каким правилам он живет. По ту сторону шахматной доски существовали нарды, в них профессор Зафук играл всего несколько раз, но тоже чувствовал свою причастность.

Иногда профессору Зафуку казалось, что это именно он изобрел игру в поддавки. А игру в уголки Зафук не понимал.

Игр было много, а шахматная доска была всего одна. И надо было понять, в какой он игре. Чтобы лучше это понять, профессор Зафук засунул голову под подушку и уткнулся носом в диван.

Солнечные лучики осознали, что теперь им профессора Зафука не разбудить, и удалились будить других профессоров…

А бык вышел на арену.

– “Это еще не факт, что я бодаюсь! Это вы бодаетесь, а не я!” – сказал тореадору бык. А вокруг становилось все краснее и краснее. Бык боднул солнышко, взял солнце на рога и публика зааплодировала! Тореадор решил, что уже ночь и уснул, а бык открыл глаза и… проснулся.

Солнышко мешало спать, но он, перевернувшись на другой бок, опять уснул.

 

*

С чего начинается творчество

– Создание безошибочных схем — это еще не творчество, творчество начинается именно с ошибки, – сказал мне учитель, про которого ходили слухи, что он съел ни одну собаку.

– Но ошибки все-равно придётся исправлять, – возразил я.

– Не в коем случае, исправлять надо то, где нет ошибок! – очень серьезно сказал  учитель и покачал головой, не веря, что он так ничему меня и не научил.

И я пошел искать другого учителя, но так и не нашел.

Прошло двадцать лет.

– Точность расчёта вариантов — это еще не творчество, оно начинается именно с ошибки, – сказал я своему ученику.

– Нет, творчество начинается с фатальной ошибки! – возразил ученик.

И я пошел искать себе другого ученика, но вернулся в прошлое.

– А я уже думал, что ты от меня убежал! – сказал мне учитель, дожёвывая собаку.

– От ошибок учителя не убежишь! – засмеялся я и опять оказался на месте учителя.

Вдруг все мои ученики превратились в собак.

– Я Вас не ем! – сказал я ученикам.

– Но ученики меня не услышали, они стали на меня лаять. Я почему-то оказался в шкуре кота. Вот это и была действительно фатальная ошибка.

Так и возникла матрица нашего мира.

*

Белая ворона

На одной далёкой планете снег лепил сам себя. А летом все снеговики таяли, кроме одного, который не верил в лето.

– Не верьте в лето, и Вы не растаете! – говорил он другим снеговикам.

Но они верили в лето и таяли.

 

*

А ты на какую цифру похож?

– Хочу быть как цифра! – сказал лебедь, узнав, что в основе мира лежат цифры.

– А ты что, не двойка? – удивился математик.

– Кто, я? Двойка? – удивился лебедь. А что такое двойка?

И математик объяснил лебедю, что он двойка.

После этого разговора все лебеди на пруду перестали есть, пить и плескаться в воде, а стали складываться, умножаться и считаться.

***

Червячок сомнения

Девочка просто так рисовала на планшете электронным пером и вдруг планшет распознал её рисунок и говорит ей:

– Мадмуазель, ты нарисовала марсианина, марсиане выходят с тобой на связь!

Тут из планшета вылез какой-то червячок, но девочка его раздавила.

Больше марсиане с ней на связь не выходили.

*

Скромное обаяние короткого волосатого пальца

Он спросил:

– Девушка, а можно с Вами познакомиться? – тыкнув в меня коротким волосатым пальцем.

– Ты мне не тычь! – сказала я.

– Так я же на Вы? – не понял он и опять тыкнул в меня своим коротким волосатым пальцем.

– А пальцем зачем тычешь? – удивилась я.

– Каким пальцем? – не понял он и опять тыкнул в меня своим коротким волосатым пальцем.

– Ааааа! Все с тобой ясно! – поняла я и тоже тыкнула в него пальцем.

Потом он тыкнул в меня пальцем, я тыкнула в него пальцем, он тыкнул пальцем, я тыкнула и так мы тыкали, тыкали, тыкали, пока не натыкались.

– Вот и познакомились! – сказал он.

– Да, познакомились! – сказала я и тыкнула в него пальцем.

И под моим пальцем рассыпались наши чувства, так и не успев начаться.

*

Маятник кота

Я шел по улице. Мимо прошел кот.

– А я котолюб или котоненавистник? – подумал я.

Я пошел дальше. Вдруг опять мимо прошел кот.

– А я котолюб или котоненавистник? – подумал я.

Я шел, шел и шел.

А мимо проходили коты.

– А я котолюб или котоненавистник? – все думал и думал я.

– Запрограммировалось, – понял я.

С тех пор, куда бы я ни шел, мимо проходили коты.

– А я котолюб или котоненавистник? – настойчиво думал я.

Видимо, так уж запрограммировалось.

– Это маятник! – сказал мне психиатр.

– А я котолюб или котоненавистник? – спросил я.

Психиатр показал мне кота.

– И здесь кот! – удивился я.

– А Вы котолюб или котоненавистник? – спросил психиатр.

– Запрограммировалось! – понял я.

Прошло пятнадцать лет.

Мимо прошел кот.

– А я котолюб или котоненавистник? – подумал я.

– Опять началось! – понял я.

– Запрограммировалось! – послышался мне голос психиатра.

 

*

Во вселенной нельзя обмануть

Я дал Большой Медведице сок Млечного Пути, но она сказала, что хочет меда и отвернула нос, а я сказал, что этот мед я собрал в звездных сотах и разбавил его лунным раствором и теперь это мёдный сок.
Она долго нюхала, и наконец хлебнула и сказала, что все равно это сок, а медом здесь и не пахнет, что это какая-то апельсиновая человеческая бяка. Что я ей подсунул какую-то гадость, что вселенная не терпит бессмыслицы, и что бессмыслица — это всегда обман и что во вселенной обманывать нельзя.
«Нет во вселенной обмана», — сказала она и дала мне изо всех сил по балде лапой, и я рассыпался в звездную пыль навсегда и уже никогда себя не соберу вновь.
За этим вселенским конфузом наблюдал небесный скорпион, хлопая своими клешнями. Он так хотел сока, и готов был поделиться со мной в обмен своим ядом. А яд мне не нужен был. Поэтому все так и закончилось.

 

*

 

Притча о зайце, волке и трухлявом пеньке

 

— Пойми, и ты съедобен, и я съедобен! — сказал заяц волку, видя, как тот навострил на него зубы.

— Но съедобный съедобному не брат, — ответил волк и прихватил зайца за ухо клыками.

— А кто ж тогда кому брат? — сказал заяц и невинно пошевелил свободным ухом.

— Волк разжал челюсти и задумался, закатив глаза к небу — хочешь сказать, что вообще братства нет? — спросил волк.

— Я как раз за братство, — сказал заяц и невинно пошевелил теперь уже помятым ухом.

— Я тоже за братство, —  но только что из этого? Мы ничего изменить не сможем, — сказал волк и грустно уткнулся носом в гнилой пенек.

– Нет, сможем, сказал заяц. – и почесал волка за ухом.

– Это как же? – буркнул волк и еще глубже уткнулся носом в гнилую труху.

– Очень просто, давай я буду твоим братом, а ты – моим.

– Можно, – сказал волк, но зачем, если дальше нас двоих дело не сдвинется и громко чихнул, потому что труха попала ему в нос.

– Но кто-то ж должен начать, – сказал заяц, отряхивая морду волка от мокриц, муравьев и гнилой трухи.
– Может, кто-то и должен, но не мы, – сказал волк и повернулся к зайцу хвостом и пошел прочь, опасаясь, что если он съест идейного, то подобреет и расстанется с лесом, зайцами и самим собой раньше ему положенного.

***

 

 Крокодил из сумочки

Я поехал в Африку и там увидел крокодила на молнии. Кто-то не доделал сумочку. Я думаю, в этом крокодиле что-то лежит.

– Блин, крокодил не ловится! – вспомнил я слова песни.

Но тут крокодил расстегнулся и из сумочки выпало зеркало.

Я увидел себя Аленом Делоном.

– Ален Делон не пьёт одеколон! – вспомнил я слова песни.

И тут из сумочки выпал флакон одеколона.

Я подушился и спросил у крокодила:

– Если из тебя сумочку ещё не дошили, то, стало быть, ты можешь быть еще и крокодилом? Так что определяйся скорее.

А крокодилу не понравился запах и он уплыл, помахав мне хвостом.

– Не растет кокос! – вспомнил я продолжение первой песни.

– Ален Делон не говорит по французски, — вспомнил я продолжение второй песни.

И тут я очутился под кокосом во Франции в музее, а подо мной висела табличка: «Дикарь».

 

***

 

Белая ворона

На одной далёкой планете снег лепил сам себя. А летом все снеговики таяли, кроме одного, который не верил в лето.

– Не верьте в лето, и Вы не растаете! – говорил он другим снеговикам.

Но они верили в лето и таяли.

 

***

Пыльдея

– Как ковать идею, если по ней нельзя ударить молотком? – спросил ученик.

– Идея не может застыть, поэтому ее бесполезно ковать, – ответил учитель.

Но ученик взял молоток и стукнул им по старой, пыльной книге.

– Да, ты прав, кто куёт идеи, тот пускает в глаза пыль! – сказал учитель.

 

Мир — это зеркало

Жил был человек, который всю жизнь смотрел только в зеркало. Это был самый счастливый человек в мире, но однажды зеркало разбилось. Тогда он закрыл глаза и стал жить, смотря внутрь себя. Его внутренний мир стал зеркалом внешнего мира. И так было до тех пор, пока он однажды не открыл глаза и… произошло чудо. Весь внешний мир стал его зеркалом.

***

 

Неособострадания

Жил да был не особо крокодильчатый крокодил, который проглотил не особо солнечное солнце и сам сшил из себя не особо сумчатую сумочку, из которой светил не особо фонарный фонарик.

– А ты сумочка с фонариком или ты крокодил? – спросило у него зеркало.

– Не особо! – отвечал не особо крокодильчатый крокодил.

Но зеркало не особо отражать не умело, покривело и разбилось.

С тех пор все зеркала убегали от не особо крокодильчатого крокодила и он больше никогда в жизни не смотрелся в зеркало.

Это прямо как басня. Крокодил и Зеркало. Мораль: не смотрись в зеркало, чтобы крокодила не увидеть.

 

***

 

Полуполночь

Полуполночь,

Полу, полу, полуполночь,

Полу, полу, полу, полуполночь!

И так до бесконечности она делится,

Ночь не начнётся никогда!

 

***

 

Я матрешка

Я спрятал зверя внутри себя, но зверь вышел наружу и спрятал меня в себя. Теперь мы боремся за место снаружи, но мне уже начинает казаться, что скоро мы будем бороться за место внутри.

 

***

 

Записка инопланетянина

Я вышел за пределы возможного. Одной ногой. Третьей ногой. Теперь осталось завершить этот шаг… четвертой ногой, если бы она у меня была. Хотя, может быть, в дело пойдет пятая нога.

 

***

 

Когда финал предсказуем

Я беру смс и кидаю, и попадаю в воробья!

– Не попало! – курлычит воробей и улетает.

А моя девушка думает, что я ее бросил, потому что смс лежит в луже, из которой он никогда не попадёт в её айфон.

….А тем временем девушка торопилась… Бежала на свидание с другим и, вот незадача, подскользнулась в этой самой луже… И полуутопленный айфон принял таки эту смс…. Девушка поняла, что была не права… Ура водонепроницаемым айфонам!

 

***

 

 

 

***

 

Вечная невозможность

Каждое утро верблюд Гоша ходил на рыбалку. И не важно, что вокруг была пустыня. В душе у Гоши был океан. И однажды он поймал золотую рыбку и попросил её:

– Рыбка, сделай так, чтобы океан был не только у меня в душе, но и вместо песков. И я выполню любое твое желание.

А рыбка сказала:

– Я бы тоже выполнила любое твое желание, если бы ты превратил меня в ящерицу и пустил бы бегать по раскаленному песку, который вокруг тебя.

*

 

Потерянная истина

– Ничего, что урна полная! Уберут! – подумал мужчина, выбрасывая мусор.

За ним шла женщина.

– Ничего, что урна полная! Уберут! – подумал женщина, и тоже выбросила мусор.

За ними шел мальчик.

– Ничего, что урна полная! Уберут! – подумал мальчик, и тоже выбросил мусор.

За ними шла девочка.

– Ничего, что урна полная! Уберут! – подумала девочка и тоже выбросила мусор.

За ними шла бабушка.

– Ничего, что урна полная! Уберут! – подумала бабушка и тоже выбросила мусор.

За ними шел дедушка.

– Ничего, что урна полная! Уберут! – подумал дедушка и тоже выбросил мусор.

Вокруг мусорного ведра образовалась гора истины.

– Люди! Вы же не мусор выбрасывали! Вы выбрасывали истину! – крикнул им вдогонку дворник.

За дворником шли санитары.
Они остановились у мусорного ведра и взглянули на образовавшуюся гору мусора, понимая, что здесь присутствует какая-то ошибка. Один из санитаров, по имени Алексей, начал осматривать отброшенные предметы и обнаружил, что многие из них не являются обычным мусором.

Санитары начали тщательно сортировать содержимое мусорного ведра. Они вынули книги, которые еще были в хорошем состоянии, нашли хорошие батарейки, почти не поломанные игрушки, собрали в одну кучу все бумажные предметы и упаковки. Оказалось, что многие из выброшенных вещей могли быть использованы снова или переданы нуждающимся.

– Мы нашли ценные вещи среди этого мусора! – крикнули санитары.

За санитарами шли санитары.

– Опять они лазают по помойкам! – крикнули санитары.

Санитары надели на санитаров смирительные рубашки.

– Я потерял истину! – вдруг понял мужчина и вернулся к помойке.

– Я потеряла истину! – вдруг поняла женщина и вернулась к помойке.

– Я потерял истину! – вдруг понял мальчик и вернулся к помойке.

– Я потеряла истину! – вдруг поняла девочка и вернулась к помойке.

– Я потеряла истину! – вдруг поняла бабушка и вернулась к помойке.

– Я потерял истину! – вдруг понял дедушка и вернулся к помойке.

Но там были только санитары в смирительных рубашках.

(с) Юрий Тубольцев

 

 

Биографии исторических знаменитостей и наших влиятельных современников

Юрий Тубольцев. Абсурдософские рассказы (сборник миниатюр): 3 комментария

  1. ГМ03

    Вот черт его знает, кто над кем главенствует – семиология над онтологией или наоборот? А еще: можно ли традиционно оценивать гносеологический аспект или онтологические основания покрепче будут? И наконец, что лучше, собака или кошка? Просто ум за разум заходит от разных вопросов…

  2. admin Автор записи

    Мне кажется, что абсурд в художественной литературе хорош тогда, когда поначалу нет никаких признаков абсурда. Ты вчитываешься, и потом незаметно для себя сходишь с рельс, и реальность, в которую ты попал, вдруг начинает двоиться, и она уже не та, в которой ты живёшь, и что-либо менять уже поздно, и ты во власти автора. И тут он может делать с тобой что хочет, ты у него в плену. В данном же случае кривлянье начинается с первых же строк, и у читателя не остаётся возможности вжиться в написанное, он сходу понимает, что это всего лишь цирк, игры ума и воображения, ну и в итоге просто похихикает и бросит чтение.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.