Номер журнала «Новая Литература» за декабрь 2022 г.

Макс Гордон. Призрак по любви (рассказ)

Макс Гордон. Призрак по любви (рассказ)

Макс Гордон. Призрак по любви (рассказ)

Жизнь в безмятежности и постоянном однообразии может свести с ума многих граждан, к счастью Роман Аркадьевич был не из таких. Привычное однообразие делало его жизнь спокойной и размеренной, зачем чего-то менять, если и так все устраивает? Но одна простая мимолетная оплошность разбила цепь одинаковых будней, добавив к ним нечто сверхъестественное, о чем Понарин никогда не мечтал, и более того, о таком он никогда не задумывался.

Это случилось в теплый ноябрьский вечер, когда уже в шесть часов по полудни осеннее солнце теряется за горизонтом, уступая место вечерним сумеркам. Как раз в это время Роман Аркадьевич возвращался с работы, совершая свой еженедельный пятничный ритуал. Нет, вы не подумайте, ничего сверхъестественного, просто будучи человеком свободных от прочных семейных уз и всяких обязательств подобных им, Рома вел свой внедорожник не прямо к дому, а совершал прогулку в двадцать километров.

Пробок в ту пятницу на дорогах не случилось, что уже само по себе было странным, и посмотрев на часы, Роман решил проехать поворот и развернуться на следующем – подумаешь, лишние тридцать километров, чего они значат для холостого мужчины? Когда он доехал до намеченного разворота, небо над лесом уже начинало темнеть, по лобовому стеклу заморосил мелкий дождик, навевая осеннюю грусть и уныние, и придавая то несравнимое осеннее настроение, под которое так приятно возвращаться домой.

Виадук пошел слегка в гору, к потрепанному асфальту, усеянному сколами, с обоих сторон подступил неухоженный густой лес. Включив фары и переключив на пониженную передачу, Понарин приоткрыл водительское окно, наслаждаясь сырым осенним воздухом. Когда температура в салоне автомобиля упала несколько ниже комфортной и рука Романа уже потянулась к пульту управления стеклом, неясный силуэт, стоявший на обочине, привлек его внимание, заставив притормозить.

На опушке леса, метрах в десяти от дороги, стояла девушка и махала рукой. На незнакомке было легкое платье и накинутый на шею синий платок, длинные ноги утопали в осыпавшихся листьях и открытая улыбка на красивом лице. Засмотревшись на девушку, чего с ним не происходило раньше, Роман Аркадьевич понял, что выехал на встречную полосу, а когда выровнял автомобиль, согласно разметки, незнакомку уже скрыл поворот.

– И не холодно же ей в таком-то платье, – ежась от ветра подумал Роман.

Выезжая с поворота на федеральную трассу, он ожидал увидеть стоявших на обочине одинокий автомобиль, – должна же она на чем-то приехать, не пешком же сюда дошла? Никаких населенных пунктов поблизости не было, как не показался за поворотом и припаркованный автомобиль. И третья странность осеннего вечера – водитель свернул на обочину, остановив свой джип, и только потом задумался над тем, что делает – такого от себя Роман Аркадьевич точно не ожидал!

Девушки не было, впрочем, это было не удивительно, все происходящее воспринималось, как сон – застывший лес с опавшими листьями и мокрое небо над головой. Набравшись храбрости, Роман робко крикнул, – здесь есть кто-нибудь? Я хочу вам помочь! Но ответа не последовало, лес хранил безмятежность, и Роман Аркадьевич повернулся назад.

Обернувшись, он едва удержался от вскрика, позади него на почерневшей ветке развевался тоненький синий платок. Не заметить раньше ярко-синюю тряпицу он не мог от слова – никак, и от мысли, что к нему незаметно подкрались сзади, глаза защипало, а затылок зажгло. Но от платка так приятно пахло духами, что Рома успокоился и ровно задышал. В тонком аромате чувствовался запах моря, далекие пальмы и теплый прибой.

Не понимая до конца все то, что он делает, Роман Аркадьевич аккуратно сложил платок и бережно засунул во внутренний карман теплой куртки, после чего зашагал назад. Внедорожник стоял на прежнем месте в целости и сохранности, как Панарин его и оставлял. И еще одна странность осеннего вечера – сев в машину, рома о девушке и думать забыл, хотя такое событие, выходящее за рамки, должно было намертво остаться в мозгу.

В машине играла какая-то музыка, а мимо окон проносился лес. Все это выглядело серым и неинтересным, до боли знакомым и каким-то чужим, на мужчину нахлынула противная меланхолия и болезненная слабость появилась внутри. Войдя домой, он не стал даже ужинать и вместо этого отправился в душ. Теплые струи воды и ванна на время вернули пятничный позитив, но вытиравшись полотенцем и закутавшись в банный халат, Роман Аркадьевич почувствовал усталость и непреодолимое желание отправиться спать. Уснул он сразу, глаза закрылись еще до того, как голова с сединой коснулась подушки и Понарин погрузился в глубокий сон…

Многие люди гордятся своими снами и хвастаются тем, что увидели во сне. Роман Аркадьевич о сновидениях не рассказывал, в глубине души он гордился другим, причисляя себя к тем счастливым и немногим людям, которым просто не снятся сны. Но эта ночь была исключением, ему приснился красивый сон. Он снова оказался на опушке леса, только во сне не шел мелкий дождик, в лицо не дул ветер и было тепло. В глубине леса на солнце искрилось море, во сне эта мысль не удивила его, и шум прибоя – приятный и томный… сон продолжался до самого утра.

Проснулся Роман Аркадьевич на удивление поздно, проспав больше двенадцати часов подряд, но долгий сон принес вместо отдыха болезненную слабость и апатию ко всему. Чтобы почувствовать себя снова живым и здоровым, Рома включил новости и сел на диван. Бесцельно перелистывая номера каналов, он бездумно вглядывался в мигающий экран. Где-то что-то постоянно происходило, но это было далеко от него, какая-то мысль не давала покоя, как будто он забыл о чем-то важном, но о чем именно – вспомнить не мог.

Несколько раз ему показалось, что в отражении полуматового телевизионного стекла он заметил силуэт фигуры, которая промелькнула позади него. Эта мысль испугала лишь на мгновение, не хотелось даже оглядываться назад, весь мыслительный процесс Романа Аркадьевича был не сегодня, а во вчерашнем дне. Обычно педантичный и трезвый мозг Романа помнил все, до деталей и мелочей, но события минувшего дня терялись в тумане, который никак не желал уходить.

Когда он бросил взгляд поверх телевизора на большие настенные часы, к своему удивлению, заметил, что вечер заявил свои законные права. Аппетита по-прежнему не наблюдалось, и поужинав тем, что осталось от завтрака, хозяин дома решил принять душ. Мысли в голове так и не прояснились, он понял это лишь в тот момент, когда поясница окончательно онемела под тугими, обжигающими струями ледяной воды.

– Уж не заболел ли я? – стоя перед зеркалом задумался Рома и тут же увидел, как позади него в отражении зеркала быстро появилась и скрылась тень.

Тень промелькнула на удивление быстро, одновременно с этим стремительным движеньем в небольшой ванной комнате несколько раз мигнул свет. Мужчина замер, вцепившись в умывальник, и стал оглядывать пустое пространство за занавеской позади себя. Естественно, посторонних он не обнаружил, но в воздухе появился чуть заметный аромат – солоновато-сладкий запах прибоя, он моментально вытеснил страх. Вместе с запахом вдруг снова навалилась усталость, Понарин почувствовал себя старым и больным, с трудом добравшись до темной спальни он, не снимая полотенца, завалился на диван.

Гравитации больше не было в мире, не касаясь земли, Рома стремительно двигался вперед, подмечая, как под ним, на угольно-черном асфальте, быстро мелькают белые штрихи. Встречный воздух приятно холодил разгоряченное тело, а слух ласкало шелестенье листвы. Раньше он никогда не задумывался о том, что лес издает звуки, и каждое дерево имеет свой тон – как будто огромный разноцветный оркестр окутал летящего со всех сторон. В мелодию леса вплетался аромат свежих листьев и нежное пение легкого ветерка, – бывает ли такое, чтобы во сне снился запах, и не только запах, еще и звук? – подумал Рома краем сознанья, осознавая и принимая, что все происходящее всего лишь сон. Но не время задумываться о подобных вопросах, когда кругом такая красота. Наблюдая по сторонам, он не переставал восхищаться разноцветным осенним пейзажем, даже на такой скорости он мог рассмотреть каждый листок.

Маршрут был знакомый – привычный и реальный, он без труда узнал дорогу, по которой каждую пятницу с работы возвращался домой. Пролетев поворот с указателем аэропорта, Понарин уже понял, куда он летит. Когда и следующий поворот скрылся, растворяясь за лесом, по телу разлилось приятное тепло. Он подлетел к поляне, свободной от деревьев, медленно и осторожно опустился в листву.

Чуть впереди, спиной к нему стояла обворожительная незнакомка, ее изящную шею украшал синий шарф. Она не повернулась и не проронила ни слова, но Рома понял, что ждала она здесь именно его. Он подошел к девушке и остановился рядом, завороженный пейзажем, открывшемся впереди. Невдалеке за лесом виднелось синее море, манящее и таинственное, настоящее и живое, Понарин не понимал, откуда он это знает, но был уверен, что каждая волна – это биение сердца таинственной незнакомки, и неземное умиротворение захлестнуло его.

Проснулся Роман Аркадьевич бодрым и отдохнувшим, он уже и не помнил, когда в последний раз так крепко спал. Утром появился аппетит и новый вкус к прежней жизни, уже допивая вторую чашку крепкого кофе, мужчина в возрасте сорока пяти лет неожиданно понял, что именно так чувствует себя по-настоящему счастливый человек.

Воскресенье прошло в домашних заботах. Вся работа, за которую бы ни брался воодушевленный Роман, получалась у него легко и свободно, но мысли мужчины в это время были заняты совершенно другим. Конечно, он ждал наступление вечера и с надеждой смотрел на темнеющее окно…

Сон продолжился, как будто не прерывался, на том же месте и в тот же миг. Он снова стоял рядом с обворожительной незнакомкой и в полном молчании смотрел вперед. Девушка тепло и приветливо улыбалась, Понарин не видел ее лицо, но разве уж так это важно для двух влюбленных, знакомых уже много лет? В последнем Роман Аркадьевич ни секунды не сомневался – не важно, когда они встретились, но зли знали друг друга они уже очень давно.

Не поворачивая головы, девушка взяла его за руку, и они вместе зашагали вперед. Легкое прикосновение ее мягкой ладони дарило ощущение тепла и покоя.

– Наверное, именно так выглядит любовь? – подумал в своем сне Рома.

– Не сомневайся в этом, именно так! – услышал он голос в своей голове.

Понарин с детства не был на море и тем приятнее было ощущать под босыми ногами сухой и теплый песок…

Этот сон продолжался каждую ночь в течении месяца, Роман Аркадьевич так привык к этим снам. Он подмечал и другие перемены, происходящие в доме и радовался им, казалось бы – ничего необычного, но выглаженные брюки и свежая рубашка висели на вешалке аккуратней обычного, поправленные заботливой и умелой рукой. Дни перестали иметь значение и просыпаясь, он не мог дождаться наступления вечера, чтобы снова погрузиться в счастливый сон.

Его счастье закончилось с началом нового месяца, осеннюю сказку безжалостно и властно разбила зима. Он снова стоял на берегу теплого моря с таинственной незнакомкой, но на этот раз девушка повернулась к нему лицом, – она прекрасна, – восхитился Рома, но заметил, как в синих глазах заблестела грусть.

– Я тебя больше не увижу? – замерло сердце в груди у Романа.

– Прости, но мне пора уходить…

– Тогда я уйду вместе с тобой, – в этот момент Понарин был готов абсолютно на все.

– Нет! – в голосе девушки зазвенела сталь.

Он остался на берегу, а его незнакомка удалялась, растворяясь в море, лишь одни раз ее лицо на прощанье снова повернулось к нему…

Проснулся Роман Аркадьевич, размазывая слезы по мокрой подушке, не в силах сдержать мучительный стон, сорокапятилетний, неженатый мужчина не просто плакал, а рыдал в голос, но был не в силах себя остановить. Смешно подумать, но именно следующий месяц Роман Понарин провел, как во сне.

Утром тридцатого декабря, когда страна и соседи во всю готовились к Новому Году, хмурый мужчина с небритыми щеками и темными кругами вокруг опухших от бессонницы глаз сидел в скромном агентстве по туристическому бизнесу и без интереса выбирал предполагаемую страну.

– Куда вы хотите совершить поездку? – радостно спросила его молодая девушка в сияющем декольте.

– Все-равно, – выдавил из себя молчаливый Роман, – главное, чтобы «где-то там» было море.

Утром тридцать первого декабря, такой же хмурый и молчаливый таксист вез Романа Аркадьевича прямиком к аэропорту.

– Куда летите? – спросил таксист, больше из вежливости и для поддержания разговора.

Понарин не сразу понял, что этот истерично-лающий, хриплый смех вырывается непосредственно из его горла, – прости, друг, ты не поверишь, но в двенадцать-тридцать у меня вылет, а куда лечу я не помню, – ответил он и полез в нагрудный карман в поисках своего билета.

Ни перелет, ни короткая дорога до отеля, не запомнились Роме совершенно никак. Отель – как отель, ничего необычного, с балкона виден далекий пляж, и рокот волн, разбивающихся о берег, но все это вызвало лишь легкую грусть. Просидев на балконе до позднего вечера, Роман Аркадьевич решил спуститься вниз, чтобы скрасить вечер в дорогом ресторане, и в этот миг увидел ее…

Конечно, с такого расстояния, да при таком освещении он не мог разглядеть стройную фигуру, бредущую по пляжу, но сразу понял, что это Она. Ноги сами понесла мужчину к выходу, он извинялся, расталкивая отдыхающих и не сбавляя хода, бежал вперед. Швейцар у входа с опаской посмотрел на летящего Романа, но в последнюю секунду успел распахнуть дверь перед ним.

Все происходящее не имело значенья, весь разум Ромы заполняла только она. Выбежав на песчаный пляж, сердце мужчины учащенно забилось, – не может быть, неужели опоздал? И лишь заметив одинокую фигуру, неподвижно-застывшую у самой воды, мужчина позволил себе остановиться и долго стоял, рассматривая ее.

Это было глупо, да и просто неловко, но слезы сами полились из глаз Понарина, он стоял, плакал и смотрел на нее. Видимо, почувствовав его взгляд, девушка обернулась и с интересом посмотрела на него. Вся ирония заключалась в том, что она тоже плакала – два человека с заплаканными глазами встретились на пляже далекой страны.

– Почему вы плачете? – спросила девушка, не отводя сочувствующих глаз от Роминого лица.

– Не знаю, – ответил Роман и неожиданно рассмеялся, размазывая слезы по всему лицу.

Со стороны это выглядело, как нелепая встреча двух сумасшедших, к счастью, в новогоднюю ночь прибрежный пляж был пустым. В ту ночь Понарин узнал, что его жену зовут Дарья и два месяца назад она потеряла свою сестру-близнеца…

Как издать бумажную книгу со скидкой 50% на дизайн обложки

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.