Номер журнала «Новая Литература» за декабрь 2022 г.

Вячеслав Засухин. Держись! (рассказ)

Коллектор Герман достал баллончик с краской и приготовился к написанию довольно неприличных слов злостному должнику М. Сидоровой. Хозяйка квартиры, услыхав подозрительную возню за дверью, посмотрела в глазок и на мгновение оцепенела. Затем взяла себя в руки  и  резко распахнула дверь. От неожиданности Герман сделал шаг назад и спрятал руку с баллончиком за спину. Неловкое молчание прервала Марина:

– Герман! Это ты?

– М…Марина?!

Оба с минуту молчаливо смотрели друг на друга. Первой не выдержала Марина:

-Надо же, вот это встреча!..Сколько же лет мы не виделись?

Герман, почесав затылок, медленно произнес:

-Чуть более пятнадцати лет назад мы общались в нашей школе на встрече выпускников.

– Да-да…Выпили шампанского в классе, девки опьянели, а потом начали с упоением танцевать ламбаду. Мы с тобой долго сидели за нашим столиком и говорили о жизни. Ты каялся, а я прощала, так?

– Чудесное было время! -широкое лицо Германа озарилось светлой улыбкой.- А ты совсем не изменилась. Даже стала еще красивее, вся такая статная, с броским и очень привлекательным лицом! Эта родинка  над верхней губой иногда будила меня  по ночам в казарме Искренне завидую твоему супругу!

Марина усмехнулась и пригласила:

-Чего мы застыли на пороге? Заходи, попьем чайку и вспомним  свою убежавшую молодость.

На кухне, где стоял густой ароматжареных котлет, Герман уселся на табуретку, а Марина занялась приготовлением чаепития. Затем

она  с непонятным оттенком в голосе проговорила:

-Ты позавидовал моему супругу, хотя им по праву мог быть ты Мне очень нравились твои широкие плечи и невообразимая, манящая улыбка на твоем лице. Ну да, ладно, замнем давно минувшие дела…Насчет бывшего мужа могу сказать одно- этот самовлюбленный прелюбодей не оценил подарка судьбы в моем образе и безоглядно загулял напропалую. Я не стерпела и выгнала  его прочь из своей жизни. Теперь с Оленькой живем вдвоем и никаких подонков нам больше не надо. А как живешь ты?

Герман отхлебнул слишком большой глоток, подавился и натужно закашлялся, потом просипел:

– Всё о,кей! Жена трудится в банке, старший сын тоже студент нашего универа, но за учебу приходится платить. Он у нас будет адвокатом. Младший добивает среднюю школу и тоже мечтает стать юристом. А ты по-прежнему прозябаешь в техникуме?

— 2 —

Марина резко возмутилась:

– Да, но только не «прозябаю» , а учу своих ребят уму-разуму, потому что после ЕГЭ они совершенно не знакомы с великой русской литературой, а

про историю и говорить страшно.

– Сеешь разумное, доброе, вечное!-хохотнул Герман.

 

-Как-то так,- сухо парировала Марина. – Стараюсь делать из них не потребителей, а строителей не менее  могущественней страны, чем

был СССР.

– Воспитываешь строителей коммунизьма? Хе-хе.

– Коммунистической утопией занимались руководители  наших предков…Ты, чем занят? По-прежнему командуешь своей фирмой? Или…

Тут она прервала себя ,хлопнула по лбу ладошкой и с удивлением спросила:

– Как ты умудрился меня найти, не зная моей новой фамилии?..А помнишь наши посиделки на берегу славного Онего? Легкий ночной ветерок ласково поглаживает зеркальные воды озера, а  белая ночь является продолжением бесконечного июньского дня. Тищина, заснула даже кукушка…

Герман, вспоминая, мечтательно полузакрыл глаза и в унисон рассказчице добавил:

-…а из близкого леса доносится стойкий комариный гул, который не даст заснуть в палатке до утра. Красота-а…А работа моя нынче  весьма «творческая», с городским населением, будь оно  трижды неладным.

– Постой! Ты же хвастался, что создал собственную фирму и дела идут в гору.

Герман грустно вздохнул:

– Шли, пока нас не проглотили мощные и алчные конкуренты, у которых были огромные деньги и обширные связи в вертикале власти. И мне пришел полный капец!

Марина понимающе усмехнулась:

– Это у нас любят и умеют делать неплохо…А помнишь, как  мы ездили на экскурсию в Питер? Как нас, провинциалов, потряс этот имперский город с великолепными дворцами, Эрмитажем, широченной Невой  и мостами, которые при  разводе  величественно распахивали свои каменные объятья.

Герман сладостно причмокнул губами вспоминая:

-Еще бы не помнить, как мы страстно, взасос, целовались на заднем сиденье автобуса!

Марина деланно возмутилась:

– У тебя никогда не хватало романтики! Лучше пей чай с вареньем, оно хоть покупное, но приличное на вкус…Но все-таки, скажи – как ты узнал мой адрес? Приплелся ворошить прошлое? Зачем?  Тогда со мной ты поступил скверно и гадко – вернулся из армии и  даже не позвонил! К твоему сведению- я ждала тебя целых два года!

Герман заерзал на табуретке:

 

— 3 —

– Я у тебя уже попросил прощения на встрече выпускников и ты, вроде, простила меня за  давностью совершенного мною необдуманного проступка, ха-ха. Твой адрес узнал в справочном бюро, где Марина Юрьевна Сидорова всего в одном лице. Прежняя была намного примечательней, а от нынешней просто хочется рыдать навзрыд, ха-ха-ха!

-Перестань ёрничать,Герман! Ты прекрасно понимаешь, что не в фамилии

 

дело, а  в её   носителе. Лень было погружаться в чиновничий водоворот по возврату прежней, да  и Оленька носит фамилию отца.

– С чем и поздравляю!- высокопарно произнес Герман и пару раз хлопнул в ладони. Марина погрозила ему пальцем.

– Ну, а все-таки, зачем ты пришел и что прятал за спиной?

Герман встал с табуретки, взлохматил скудные остатки былых кудрей на голове, снова сел и завозил правой рукой по клеенке стола.

-Хорошо! Так и быть признаюсь, какой горькой не была бы правда…Кем тебе  доводится Мамонтов Михаил Федорович? Шеф сказал, что его поручитель состоятельная бизнесвумен и  с  ней надо работать основательно.

-Так вот в чем дело! – воскликнула Марина  и прижала к пылающему лицу холодные ладони.- Мишка Мамонтов! Пятиюродный брат, которого я раньше и знать не знала, короче, очень дальний родственник. Родня говорила, что Мишка на редкость шебутной фрукт, который вечно попадает в какие-нибудь неприятности. И что поразительно, месяца два  позвонил и настырно интересовался мои физическим и материальным состоянием.

Слушая сбивчивый рассказ, Герман лишь усмехался и молча качал головой.

– Через неделю после звонка, начало происходить ужасное,- всхлипнула Марина,- стали поступать беспрестанные звонки с угрозами и требованием немедленно погасить неведомый мной  кредит, в котором я числюсь поручителем задолжника. Мрак! Это чистый беспредел наглых коллекторов!

– Почему же наглые?- невнятно пробормотал Герман.- Коллекторы тоже люди, просто работа у них такая…

– Сволочная! – с жаром добавила Марина.

Герман отрицательно покачал указательным пальцем правой ладони и значительно сказал:

– Специфическая, как у судебных приставов.

–   Не надо их защищать! –вскричала Марина. – Я тысячу раз им объясняла, что я никогда в жизни не общалась с  наглецом, который записал меня в его поручители. Кошмар! Что  делать, подскажи Герман!

Тот солидно прокашлялся, сделал глубокий глоток стылого чая и весело предложил:

– Выход есть, простой и эффективный!

– Какой?!

– Если своих денег нет, взять кредит в банке, где работает моя жена. Там очень привлекательный процент и расплатиться с  коллекторским  агентством раз и навсегда.

— 4 —

Марина,с грохотом роняя табуретку  на пол, вскочила на ноги и наклонилась над Германом.

– Ты свихнулся?! Почему я должна платить за проходимца, пусть даже родственника? У него должна быть своя голова на плечах, которая обязана отвечать за свои неблаговидные поступки.

– Так-то оно так,- отвечал Герман вставая. – Только агентство не отстанет, потому что коллекторы живут на востребованные с должников деньги.  Им

 

совершенно неважно, кто виноват, главное – вернуть деньги. Как в твоем случае, Марина.

– А полиция для чего?  Неужели она не  в силах прижучить вымогателей?

В крайнем случае и только тогда, когда коллекторы перестараются, полиция оштрафует агентство на мизер. Мой совет – бери кредит, отдавай долг и живи спокойно.

Марина  в гневе заметалась по кухне. Потом резко замерла на месте и выкрикнула:

–  Сейчас!.. Бегу, спешу и падаю! Дойду до прокурора, но возвращать чужие долги не буду!

Герман осуждающе покачал головой.

– Не советую, потому что коллекторы станут изводить твоих сослуживцев и соседей так, что те будут готовы растерзать тебя и Оленьку на мелкие куски. Тебе это  надо?

Марина задумалась, прикидывая в уме возможные варианты. Потом подвела решительный итог своих умозаключений:

– Нет, нет и нет! Я найду на них управу!

Герман огорченно развел руки в стороны:

– Тебе виднее…Только хочу добавить, что после оплаты можешь подать на родственничка в суд о возмещении материального и морального ущерба. И суд на сто процентов обяжет хитреца выплатить всю сумму тебе.

-Ты сам-то веришь в это? Даю справку незнайкам – подлец Мишка не работает уже второй год и, судя по всему, трудиться и далее не намерен вовсе. И что с него взять?

– Наши     органы обязательно найдут!- уверенно возразил Герман.- Даже квартиру могут описать и пустить с молотка.

– Герман! Пожалуйста –не смеши мои тапочки! Этот балбес продал свое нормальное жилье и теперь ютится в полуразрушенном бараке.

На её искреннее удивление Герман вдруг ободряюще рассмеялся:

– Тогда еще проще и лучше – отправят субчика в лагерь, там заставят пахать и    он помаленьку выплатит все до копейки.

– Нет, это не мое,- задумчиво проговорила Марина.- Я все-таки постараюсь прекратить коллекторский беспредел.

– Как знать» -досадливо процедил Герман вставая. – Мне пора.

Они вышли в прихожую , где Герман раздраженно сорвал с вешалки свою

— 5 —

куртку. Из кармана вылетел баллончик с краской и упал на пол.

 

– Герман! Это твое?

Тот покраснел, наклонился, поднял баллончик и спешно сунул обратно в карман:

– Сам не знаю…Проходил мимо киоска, увидел, вещь понравилась и вот купил, авось пригодится в хозяйстве.

На что Марина с явной издевкой в голосе произнесла:

– А перед моей дверью решил ознакомиться  с содержимым? Оригинально. Знаешь, Герман, врать ты не научился даже в школе…Значит, это ты присылал всякие гнустности на мой смартфон? Покайся, грешник!

Герман понурился и попытался найти оправдание своим неблаговидным поступкам:

– Я ведь не знал, что Сидорова М. А. и есть моя первая люб.. одноклассница. Еще смеялся    в душе: « Иванов, Петров и эМ. Сидорова».Одно слово- работа…Куда  мне было податься? Фирму забрали, делать ничего путнего не умею, вот приятель и пригласил в коллекторское агентство, представляя деятельность в розовом свете. На самом деле все  оказалось совсем не так  и деваться  мне уже было некуда.

– Да уж, нашел работенку! Лучше пошел бы в  грузчики, ты, вон какой весь накаченный.

Но Герман вдруг неожиданно горько вздохнул и произнес влажным голосом:

– После ДТП левая рука не держит даже чайной ложки, м-да.

– Понятненько…Сочувствую.

Герман приободрился и уже другим голосом воскликнул:

– А мне нравится трясти богатеньких буратино! Припугнешь такого, глянь и денежка у него враз находится и все потом чики-чики. Только вот с М. Сидоровой произошла осечка – откуда я мог знать, что это бывшая Мариночка Красавцева, одна из немногих красавиц школы номер тридцать!

Марина польщено заулыбалась:

– Так уж и первая…А если бы знал, то продолжал бы терроризировать?

– Ну,что ты! – Герман попытался приобнять первую любовь.

– Других бы изводил? – смеясь, увёртывалась Марина.

– Конечно!- возбужденно отвечал он.- Работал бы, как учили старшие, опытные товарищи. Семью кормить надо?Надо. За учёбу сына тоже платить

Надо…

-Да-а, понятненько.

. Куда ни кинь, повсюду клин.

Марина погладила его плечо и предложилаа:

– Пошел бы учиться на айтишника, потом  устроился бы в приличную компанию.

– Да-а, легко только на словах,- с горечью произнес Герман. – Сейчас в ходу молодые, энергичные парни, а мне через два года стукнет сорок пять. Но не это самое страшное для меня, дорогая моя Мариночка!

— 6 —

– И что же?

– Самое обидное и страшное для меня заключается  в том, что меня не взяли добровольцем в нашу армию! «Однорукие не нужны на поле боя!»- отрезал

 

 

военком после страшного вердикта медкомиссии. Я возразил: « А как же брали добровольцев в Великую Отечественную войну?» Военком заулыбался: «Тогда были другие времена». «Ничего подобного и тогда, и сегодня воюем с нацистами». А ведь я, Марина, проходил службу в героических Войсках Дяди Васи. Никто, кроме нас!»

Герман хлопнул входной дверью. Марина прильнула к «глазку»-её первая и безответная любовь махала  рукой,  в  которой  был  зажат  баллончик  с  краской.  Вся\ в  слезах и с набором тряпок она вышла на лестничную площадку и прочитала:

ДЕРЖИСЬ!

——————————————

Как издать бумажную книгу со скидкой 50% на дизайн обложки

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.