Владислав Максимовский. Корпоратив (рассказ)

Хозяин Северской области Емельян Палыч Богомол сидел под сенью дубовой рощи и потягивал через соломинку коктейль Кровавая Мэри.

– Ну, где ж они?

Ежеминутно интересовался губернатор у своего охранника Вани – стокилограммового двухметрового гиганта.

– Не могу знать. Отвечал Ваня, пожимая могучими плечами.

– А ты сходи на ворота. Поинтересуйся. Может там знают. Может случилось чего?

– Не могу…  по инструкции… я всегда должен при вас быть. А если что…  так я могу и позвонить.

– Ну, так позвони…  если что. Стоишь тут истуканом!

Ваня достал из кармана внушительного размера айфон:

– Алло КПП.  Приехали люди?

Ваня несколько минут молча слушал. Хмыкнул и утопил айфон в своем бездонном кармане.

– Приехали уже, сюда…

Не успел Ваня закончить фразу как на поляне показался человек.

– Добрый день.

Человек нежно сдавил губернаторскую ладонь.

– Здравствуй. Здравствуй. Ты у нас кто, – освободив ладонь, поинтересовался губернатор, – напомни

– По МВД я поставленный…  Андрей Петрович Криво – Шейнин.

– Правильно. Правильно, – губернатор обвел взглядом управляющего МВД, – а что это ты при костюме и галстуке.  На праздник что – ли какой собрался?

– Для меня встреча с начальством – всегда праздник.

– Ну, ты прям как в кино, – сделал недовольную гримасу губернатор, – у меня тут давай без либерастических церемоний. Праздник!  Ты разденься. Не тушуйся. Я вон сам… видишь… в трусах и майке. Если у тебя трусов и майки нет… так я велю горничной тебе их принести.

– Не стоит беспокоится, господин губернатор, я и так посижу. Тут так прохладно… под кленами.

– Да какие же это клены, – Богомол изумленно взглянул на управляющего МВД, – этот ж дубы. Вон под ними и желуди валяются. Видел ты, когда – нибудь, чтобы под кленами желуди лежали. Если только специально кто принес, а так не. Нет у кленОв желудЕв.

Губернатор заливисто рассмеялся.  Криво- Шейнин виновато улыбнулся:

– Прошу меня простить, но я не очень в ботанике… секу.

– Вижу, что не сечешь. Вижу. Ничего это мы с тобой наверстаем. У меня знаешь какой парк. Я в нем все деревья мира собрал. Даже пальмы морозоустойчивые есть.

Губернатор хотел было еще кое-что добавить, но в это время под своды дуба вступил коренастый широкоплечий мужчина.

– Доброго дня, господин губернатор. Поздоровался человек, учтиво приподнимая фетровую шляпу.

– Ишь ты в шляпу вынарядился, – оглядев новоприбывшего сказал губернатор, – ты бы еще перчатки надел.  Сними шляпу, пиджак на стул повесь и вообще разденься… тут все свои.

– Да у меня плавок нет, – смутился коренастый, – не думал, что буду загорать.

– А ты в чем есть в том и загорай.

– Голый что ли?

– А у тебя что трусов нет?

– Есть.

-Так чего ж говоришь, что голый. В трусах же не голый. Правильно я говорю, Ваня?

Охранник молча кивнул.

– Ну, пиджак и шляпу сниму, а брюки при себе оставлю.

Мужчина  снял шляпу, повесил пиджак на спинку стула.

– Если этот, – хозяин области указал на Криво – Шейнина, над МВД поставлен… то ты у нас стало быть по ФСБ смотрящий.

– Так точно, господин губернатор. Начальник управление ФСБ по вверенной вам области. Лацканов Александр Васильевич.

– Ну, раз все в сборе прошу к нашему гулагУ, точнее шалашУ… тьфу ты…  к столу. Столу!

Емельян Палыч встал со своего складного стула и валкой медвежье походкой направился к прекрасно сервированному столу.

– Прошу, – хозяин Северской области указал своим гостям на стулья, – садитесь или присаживайте, как кому лучшее. Чувствуйте себя как дома в гостях или  наоборот не помню.  Короче, ешьте, пейте.

Гости сели за стол.  Лацканов налил себе холодного кваса и поднося стакан ко рту, поинтересовался:

– А по какому делу вы нас позвали, господин губернатор.

– Что это вы, как сговорились, меня господином зовете. Я вам не господин, а единомышленник. Одно ведь дело делаем. Укрепляем вверенные нам президентом земли. Или у вас другие какие цели в голове?

– Нет, нет, что вы, что вы. Мы как в той песне. Раньше думай о Родине. Правильно я говорю, Александр Васильевич, – обратился поставленный над МВД к начальнику ФСБ, – о Родине, а потом уж о себе.

– А как же иначе, – кивнул головой Лацканов, – по-другому никак.

– Ох, вы какие, – усмехнулся хозяин области, -патриоты! На войну только не больно спешите. Уж сколько месяцев… как мы кровь на нацистских полях – лугах мешками проливаем, а не вас, не детей ваши в окопах не видать…

– Я бы хоть завтра пошел, – заверил губернатора начальник ФСБ, – но мне уже за полтинник. Немолодой для окопов я.

– Ой, за полтинник. Мне уже за шестьдесят, а со мной не всякий молодой на руку потягается. А ну… давай… ты по МВД который… попробуй!!!

– О, нет.

– А чего так.

– Знаю. Знаю. Знаю я вашу руку. Вы ей медведя завалите не то, что меня.

– Я… нет, – грустно вздохнул хозяин области, – а вот батя мой. Если надо было свинью кому в селе завалить, то ухаживал ее голыми руками. Немеряной силы был человек. Царство ему небесное. ВЫ про фронт забудьте. Считайте, что пошутил я так. Должен же кто – то и в тылу работать. Типа все для фронта. Все для победы. Вот я и хочу с вами поговорить… как нам фронт необходимым снабдить. А что у нас самое для него необходимое? Правильно. Люди. Солдаты. Бойцы.

 

Емельян Палыч трижды перекрестился. Пробормотал что – то отдалено напоминающее молитву и произнес:

– Ну, як кажуть у нас на батьківщині Пан із паном, а Іван із Іваном.

Гости удивленно уставились на хозяина стола.

– Чего смотрите? Не поняли.  Так я переведу.

– Поняли. Поняли, – дружно ответили гости, – но мы не знали, что вы мову знаете.

– Как же мне ее не знать если я в Украине родился. Я ж по паспорту Омельян, а батька мой Павло Богомолом был.

– На Украине. Поправил Емельяна Палыча начальник МВД.

– Не понял?

– Надо говорить на, а не в.

– Говорят, что кур доят. А много ты его видел?

– Кого?

– Молока куриного.

– Нет. Только конфеты.

– Какие конфеты?

– Куриное молоко, которые.

– Какая разница, – вступил в разговор начальник ФСБ, –  в или на. Главное родился. И я предлагаю тост за ваше здоровье, господин губернатор!

– Так наливай. Приказал хозяин Северских земель.

Начальник ФСБ наполнит рюмки.

– Так я же водку расплескаю, – глядя на полную рюмку с жалостью в голосе сказал начальник МВД, –  жалко ведь.

–  Птичку, – кладя на себе на тарелку куриную грудку, сказал губернатор, –  и то не жалко. Хотя она объект одушевленный, а водка вещь неодушевленная чего ее жалеть. Вон ее сколько. Ну, с Богом!

 

Все согласно опрокинули рюмки. Дружно крякнули.  Смачно хрустнули малосольными огурчиками. Емельян Палыч взял в руки бутылку перцовки;

-Ну, между первой и второй, пуля не пролетит!

Вновь выпили и принялись смачно закусывать. Наконец Емельян Палыч вытер салфеткой жирные губы:

– Ну, выпили, закусили. Теперь можно и о деле потрещать.

– Про фуа гра из топора

– Что за гра? Удивился хозяин области.

– Да, это у меня подследственный такую присказку имел. Чуть что он сразу Фуа гра из топора. Вот она ко мне и привязалась.

– А ты ее отлепи и меня слушай.

– Слушаю, Емельян Палыч.

– Я предлагаю организовать нам с вами Корпоратив.

– Новогодний? Поинтересовался Криво – Шейнин.

– Причем тут новогодний?

-Ну, у нас на Новый год организуют корпоратив и на двадцать третий февраль. То есть двадцать третьего.

– А ты в этом смысле, – ковыряя палочкой в зубе, сказал губернатор,- не, я предлагаю создать деловой Корпоратив.

– Это как?

Дружно спросили начальники силовых ведомств.

– А вот накатим еще по одной, огурчик погрызем, и я введу вас голубей в курс дела.

Губернатор опрокинул рюмку, забросил в рот черную маслину, выплюнул косточку:

– В общем тут. Сверху, – Емельян Палыч указал пальцем в синее небо, – пришла директива. Поощрять денежными и разными другими там  вознаграждениями  тех, кто поставит фронту больше бойцов.

Гости качнули согласно головами.

– Слышали.

– Я и так… и сяк пробовал, – продолжил Богомол, –  не хотят стервецы с нациками воевать. Уже два военкомата сожгли.  А оттуда требуют.

Губернатор указал пальцем на неожиданно возникшее на небосводе облачко и продолжил:

– Не выполнишь, говорят…  распорядки…  с места слетишь. И легко слечу, и вы заодно со мной тоже вылетите, а вам уже сами говорите, за пятьдесят. Так что, надо думать. Как из ситуации выходить. И я придумал корпоратив. Ваша задача. Быстренько. Каждый по своей линии. Организуйте уголовные дела на годных к строевой службе и ставьте перед ними альтернативу. Попасть на зону, где их тут же опустят или пойти с нациками воевать. Понятна моя мысль.

– Так точно. Очень хорошая мысль.

Дружно ответили силовики.

– Ну, тогда действуйте и без всяких там этих либерастических штучек. Раз его, голубчика и на матрас, а нам ордена и поощрение.

– У меня предложение. Сказал начальник ФСБ.

– Что за оно?

– Может лучше кооператив?

– Какой кооператив?

– Не какой, а просто кооператив. Операцию нашу назвать не корпоратив, а кооператив.

– Это почему?

– Коль мы общим делом занимаемся. То это, как бы, кооператив.

– А корпоратив, –  поинтересовался губернатор, – это не общее дело.

– Общее, – согласился силовик, – но оно подразумевает праздность, а у нас деловое предприятие.

– Корпоратив лучше, – заявил начальник МВД,  – потому что один уже наоткрывал кооперативов. Не его, не страны, не кооперативов.

– Вот это ты верно подметил, – восхитился Емельян Палыч, – в самую суть проник. Как это я сам не догадался. Хотя такая мысль… честно скажу… мелькнула в голове. Ну, давайте за наш корпоратив!

Хозяин стола наполнил рюмки.

– А какое название будет у нашего корпоратив? Поинтересовался начальник ФСБ

– Рай. Ответил Криво – Шейнин

– Почему Рай. Удивился Емельян Палыч.

– А потому что кто за родину погибнет…  тот в рай, а кто нет… тот просто сдохнет.

– Ну, ты, – изумился губернатор, –  и голова. Не голова, а госдума! Я б во век до такого не додумался.

Телохранитель Ваня подошел к столу и кашлянув, произнес:

– Прошу меня извинить, Емельян Палыч, но вас супруга «спрашивают»

Ваня протянул губернатору айфон.

– Супруга дело святое. Надо ответить. А вы, голуби, ступайте и в ближайшее время жду от вас результатов.

 

И результаты появились! Через месяц область была отмечена в президентском указе, а еще через два приехавший с проверкой важный чиновник вскрыл подлог.

Губернатор резко осудил действия своих силовиков и потребовал для них сурового наказания. Пятнадцать лет лишенья свободы. Однако в последнюю минуту тюремный срок был заменен (что благотворно отразилось на выполнении областью плана по поставке фронту бойцов) на воинскую повинность.

Начальник МВД Криво – Шейнин попал в танкисты, а Лацканов Александр Васильевич в артиллеристы.

Через месяц на них пришли похоронки.  Теперь жены бывших силовиков судятся с государством за компенсацию.

Многие регионы страны переняли патриотический почин, по – прежнему возглавляемой Емельяном Палычем Богомолом Северской области.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.