Виктория Семибратская. Позови меня в Ирландию (рассказ)

Гном стоял у края зловещего клифа. Волны яростно бились, метались в воздухе, желая прихватить с собой добычу. Взгляд подземного жителя скитался по грохочущему свинцовому небу, в надежде увидеть просвет. Разряды молний добавляли фосфоресцирующий оттенок его зеленоватой коже. Он ожидал увидеть тайные знаки решения задания, которое поручил ему Длиннорукий. Собственно, какое поручение? Это был приказ.

Как говорится, ничего не предвещало. Плановое посещение верховным друидом Луга –  дело обычное. Кельты любили и почитали этого бога. «Сияющий» – солярное божество, подобное Солнцу.  Изобретатель ремёсел. Иногда он призывал к себе предводителя жрецов, избравших путь природы во имя исцеления и равновесия мира. Луг любил длинные неспешные разговоры с мудрецом, переходящие в такую же размеренную трапезу. Пахло дивными травами и жареным мясом. Спелые фрукты и ягоды услаждали взор и вкусовые рецепторы. Время катилось на звёздной колеснице по синему своду.

Накануне встречи друиды собрались на тайную, как и полагалось, сходку. Предстояло выбрать ту единственную омелу, которая предскажет будущее самому Лугу. Этот странный кустарник-полупаразит не напрасно выбирали для изготовления снадобий. Вечнозелёный. Для жизни ему не требуется ни почва, ни полив. Только плоть другого дерева. Тихо, без объявления войны, вторгается семечком в чужую жизнь, внедряется, врастает. Ещё несколько дней, и уже не отличить, где омела, а где дерево-донор. Она выживет, проникнет, выстоит, выпивая чужую прану.

Выбрали крепкую, сочную омелу. Строго по Книге судеб, на шестой день Луны проводили церемонию сбора плодов. У подножия дерева готовили необходимое для жертвоприношения и торжественной трапезы. Двум молодым белым быкам впервые связывали рога. Друид в белых одеждах взбирался на дерево и золотым серпом срезал омелу, складывая в белый плащ. После этого, белых быков приносили в жертву, вознося благодарственные молитвы богам. В этот момент омела наполнялась невероятной силой, становилась противоядием от самой лютой отравы. Теперь по ней можно было предсказывать будущее и ею исцелять.

 

«Доставить Лугу прекрасную деву, увиденную друидом в бронзовом зеркале будущего, а Длиннорукий – принимая напиток из омелы. Пророчеству должно исполниться!» Ледяной ветер резко толкнул в спину. Бедняга едва удержал баланс. Зелёный цвет кожи стал ещё бледней. Гном поёжился. Известно, какой конец ожидает не выполнившего приказ бога.

 

— Сюрприз! – не сдерживая эмоций прокричал в трубку Дэн.

Айрис любила в нём мальчишечью необузданность. За дверями офиса оставались галстук, деловой костюм и строгий этикет. С ней молодой мужчина преображался. Спускал все плотины и оставался в трогательной нетронутости культурной надстройкой. Он по-детски громко хохотал, запрокидывая голову и обнажая белоснежные зубы. Подхватывал её, Айрис, на руки, прямо на берегу Сены, где они любили гулять. Кружил, вальсировал и не желал поставить «свою принцессу» на мостовую. То опускался на одно колено перед любимой и чувственно, почти шёпотом пел «Et si tu n’existais pas». Айрис трепетала от восторга. «Если б не было тебя…» Каждая интонация вливалась в сердце любовным нектаром.

— Малышка, завтра вылетаем в Ирландию! Пять дней на родине Хэллоуина. Билеты на самолёт у меня в руках.

В динамике мобильника тысячей колокольчиков рассыпался смех. Девушка никогда не знала, чего ожидать от любимого. Казалось, он внимал каждому её взгляду, слову, дыханию. И творил обыкновенное волшебство. Тихо и естественно. Самые тайные желания воплощались в тот самый момент, когда она и подумать не могла.

Это было свидание в кино. Поп-корн, кока-кола. И фильм, название которого оба давно забыли. Мог ли он смотреть на экран, если заметил, как загорелись глаза Айрис при виде парящего дельтаплана. Она смотрела, не моргая, почти перестала дышать. Дэн не проронил ни слова. А через неделю, в выходной разбудил девушку в девять утра:

— Подъём, сонное царство! Через час аэронавигационный центр «Beynes» и его безупречные инструкторы ждут нас для тандемного полёта. На двадцать минут мы станем птицами. А если хочешь, можно закончить курсы и получить патент пилота.

Никогда в жизни Айрис не испытывала ничего подобного. Там, на высоте, тело, имеющее свой вес и сложную навигацию на земле, вдруг стало лёгким. Безудержно хотелось расправить руки, взмахнуть ими. Интуитивно плоть знала, что делать, как управлять полётом. Взгляд скользил, не цепляясь за удаляющиеся строения, деревья. Свобода. Вот она какая! Тебе всё равно, богат ты или беден, одет или гол, какой сегодня курс франка, что носят в этом сезоне. Есть только полёт. И ты в нём. Ни страха, волнения. Подсознание вытолкнуло наружу ощущение естественности состояния: «Когда-то все люди летали. Они были счастливы. Не ссорились, не воевали. Любили. Умеющий летать поймёт…»

Сегодня Дэн удивил не меньше.

— Милый, ты решил воплотить в реальность мои сны? Только, пожалуйста, без странного зеленолицего гнома, повторяющего, что Триликая Бригитта поможет мне родить дитя Лугу, дабы исполнить знамение.

— Девочка моя, никому тебя не отдам, ни Лугу, ни гномам, – Дэн понизил тон, – а вот встретить Хэллоуин на его родине, в Ирландии, мне кажется очень заманчивым. Ничего с собой не бери. Всё купим на месте. В туристическом агентстве мне обещали незабываемые пять дней отдыха и приключений.

Ирландия встретила влюблённых тоскливым дождём. Чернильные волны хлестали угрюмые утёсы. Атлантический океан шипел и огрызался. Природные декорации напоминали о приближающемся любимом детьми и взрослыми празднике. Бойкий таксист со странным зелёным оттенком кожи оказался весельчаком и отличным гидом:

— Оригинальное кельтское название праздника – Самайн. Наши предки верили, в этот день приоткрывается дверь между миром живых и ушедших. Вы приехали как раз к началу грандиозного зрелища, фестиваля Bram Stoker Festival. Большая удача принять в нём участие.

— Я что-то читала о готическом действе в Дублине, посвящённом романам Брема Стокера. Театрализованные шоу, костюмированные шествия оживляют героев книг. Дэн, напрасно мы не захватили с собой костюмы. – Айрис коснулась указательным пальцем носа молодого человека.

— Не переживайте об этом, прекрасная дева, я отвезу вас в самую достойную лавку, где найдутся лучшие наряды для вас и вашего спутника. Вот, возьмите визитку, – зеленолицый протянул девушке прямоугольный листок с координатами, – звоните в любое время. И я обещаю вам, программа пребывания на острове будет незабываемой. А сейчас я бы посоветовал ехать в гостиницу. Вам надо отдохнуть и отоспаться. В ближайшие пять дней ни то, ни другое вам не светит. От шума днём и ночью не спасают ни беруши, ни двойные стеклопакеты в домах, – губы таксиста растянулись в улыбке и, понизив тон, загадочно добавил, – всё начнётся завтра.

Дублин в вечернем свете многочисленных огней потеплел. Зловещих туч в темном небе почти не осталось. Влюблённые смотрели из окна мчащегося по городу такси. Говорить не хотелось. Всё, что сейчас нужно – это рука в руке.

Отель встретил туристов радушно. Персонал всего раз в году на четыре дня переодевался из строгого дресс-кода в узнаваемых героев книг и фильмов ужасов. На рецепции улыбалась высокая черноволосая девица с безумным начёсом, одетая в короткое платье, пошитое из необработанных лоскутков. Ноги плотно обтягивали коричневые сетчатые колготки, на ногах смешные деревянные башмаки.

Всего несколько минут, и ключ-карта от электронного замка номера открыла дверь жилища, которое на несколько дней должно стать домом. Молодой человек в костюме скелета перенёс чемоданы через порог номера и бесшумно растворился.

Айрис обвела взглядом апартаменты. Роскошная двуспальная кровать занимала центральную часть комнаты. Накрытая белоснежным мехом, она создавала атмосферу уюта и нежности. В углу на полу расположилась высокая белая ваза, плотно наполненная ослепительно белоснежными розами.

— Дэн, смотри, какая прелесть! – Айрис подбежала к цветам, обняла и окунула в них лицо. – Божественный аромат! Откуда в отеле знают о моих цветочных предпочтениях? – глаза девушки игриво прищурились.

— Я им немножко подсказал, – расхохотался Дэн, усаживаясь на пол рядом. – Иди ко мне, моя хорошая.

Влюблённые забылись страстным поцелуем. Нетерпеливые ласки, душ. Айрис впорхнула в комнату, первозданно обнажённая. По телу стекали капельки воды. Дэн знал, девушка никогда не вытирается. «Я должна напоить тело живительной влагой».

— Как они прекрасны! – Айрис снова склонилась над розами, вдыхая чарующий аромат.

В это самое мгновение лепестки одного из цветков неестественно примялись, стали разворачиваться. Из бутона показалась лохматая толстая лапа. Гигантский чёрный тарантул прыгнул на пшеничные волосы девушки. Она пронзительно закричала:

— Дэн, на помощь!

Молодой человек в два прыжка выскочил из душевой, порывисто смахнул полотенцем паука.

— Тихо, тихо, милая, всё в порядке. – несколько раз тыкнул чудище пальцем, обмотанным салфеткой. – Да он пластмассовый! А я-то думаю, откуда тарантулы в Ирландии.

Айрис била дрожь. Дэн взял в руки синтетическую страшилку и внимательно рассмотрел. Игрушка выполнена идеально. От живого насекомого не отличить. На брюшке, если провести пальцем, ощущается крышка и ниша для маленькой батарейки-таблетки. Глаза паука светятся красным и шевелятся лапы.

— Видимо, администрация гостеприимно перестаралась создать атмосферу праздника. – парень крепче прижал к себе любимую. – Сейчас налью шампанского, расслабишься и всё пройдёт.

На белом столике в свете ночника поблёскивали бутылка игристого напитка и пара бокалов. Рядом в прозрачной стеклянной чаше издавала сладкий аромат крупная клубника. Дэн откупорил бутылку, наполнил фужеры, добавляя в каждый по ягоде. Едва Айрис поднесла к губам напиток, в номере погас свет. Дымчатая тень пробежала по окнам.

— Дэн, что происходит?! – зашептала Айрис, прижимаясь к мужчине, – я боюсь! Мне страшно!

— Я держу тебя за руку. На столе свечи и спички, сейчас зажгу. –несколько секунд и комнату осветило ровное пламя двух свечей. – Смотри, так даже лучше. Живой огонь отгоняет зло. Иди ко мне. – Дэн заключил в объятия дрожащую Айрис, сел на пол позади неё, создавая подобие крепости.

Они молча пили шампанское. Девушка приходила в себя. Ну и праздники у них тут. Напиток расслаблял, наполнял лёгкостью. Дэн нежно прикоснулся губами к шее любимой. Покрыл поцелуями спину. Осторожно развернул Айрис. Девушка взглянула на парня и из её уст вырвался истошный крик:

— Дэн! Что это? Кровь?!

В уголках его губ собрались алые капли. В осушенном на две трети бокале в свете пламени переливалась жидкость такого же красного цвета. Парень отпил несколько глотков.

— Да нет же, обычное шампанское. Нормальный вкус.

Взял со стола свечу и вышел в душевую, посмотреться в зеркало. На самом деле, кровь на губах. Со вкусом шампанского.

— Похоже, они переусердствовали. У тебя такие же губы и в бокале шампанское, стилизованное под кровь. Как это они делают? Наливали обычный золотистый напиток, от соприкосновения с губами поменялся цвет. А пойдём-ка в постель, милая. Достаточно на сегодня приключений. – Дэн подхватил на руки испуганную девушку, отбрасывая с кровати белое меховое покрывало.

Айрис молчала. Впервые не хотелось близости. Она вжалась в любимого всем своим существом и забылась тяжёлым сном. Зеленолицый гном вёл её за руку по Книге судеб и рассказывал о солнцеликом Луге, которого увидел друид в бронзовом зеркале будущего. Пророчеству должно исполниться. Какое пророчество? Айрис не расслышала.

Утром, неспешно позавтракав в гостиничном кафе, влюблённые вышли на улицу. Bram Stoker Festival заполонил собой весь Дублин. Любимый с детства праздник в этот раз не радовал Айрис.

— Хочешь, всё бросим и уедем? – снова спрашивал Дэн. – Вернёмся во Францию, придумаем новое приключение.

— Нет, останемся. Кажется, это зачем-то нужно, – растерянно отвечала Айрис.

Дух праздника Самайн витал в воздухе. Старый Дублин на четыре дня, до последнего камня на мостовой, декорирован и наполнен мрачной атмосферой. Куда не посмотри, всюду расхаживали привидения и монстры. Во всех кинотеатрах демонстрировали фильмы ужасов. Литературные мастерские презентовали готические книги. Огромные жуткие куклы бродили по улицам, навевая страх. Ночью хэллоу-жизнь не прекращалась. Она плавно перемещалась в ночные клубы, где не было отбоя от желающих пощекотать нервы, принять участие в Самайн-вечеринках.

Айрис и Дэн с детства привыкли к празднику Всех Святых. Потому, легко влились в общий карнавал. За четыре дня не случилось ничего, что бы могло омрачить путешествие. Их неизменно сопровождал зеленолицый таксист, милый и услужливый. Он точно знал, где самая интересная программа и мчал своих гостей навстречу приключениям. Фестиваль закрылся. До отъезда оставался один день.

— Предлагаю завтра отправиться в Дромбег. Это будет великолепный завершающий аккорд путешествия. Если вы не посетили самое любимое туристическое место –  мегалитическое сооружение, национальный памятник, охраняемый государством, то вы не были в Ирландии. – таксист подвёз влюблённых к отелю. И почти шёпотом добавил, – алтарь друидов раскрывает Книгу судеб.

— Поедем? –  Дэн нежно взглянул на девушку, – не зря ты носишь кельтское имя.

— Айрис – означает «прекрасная», – откликнулся таксист.

Девушка смотрелась в зеркальце, когда сквозь отражение вместо таксиста увидела гнома из сна. Мимолётное видение исчезло, стоило прикрыть глаза. «Устала», – мысленно улыбнулась красавица. После таких вечеринок и не то привидится.

На следующий день в десять утра, как условились, гид и почти товарищ, ожидал французских туристов на стоянке гостиницы.

— О, Айрис, как вы прекрасны! – таксист услужливо распахнул дверцу автомобиля.

Дэн раскатисто рассмеялся:

— Да, эта красотка разбила не одно сердце. – автоматически сжал в кармане бархатную красную коробочку в виде сердца. Он решился. Сегодня. В Дромбеге.

Дэн и Айрис наслаждались суровыми ирландскими пейзажами, пока таксист вёз их к уникальному памятнику древних друидов и рассказывал занимательные истории, которых не найти ни в одной энциклопедии. К удивлению влюблённых оказалось, что сегодня не нашлось ни одной группы туристов, кто бы приехал полюбоваться на алтарь друидов. Это и к лучшему, можно без суеты рассмотреть и даже прикоснуться к памятнику Бронзового века.

— Изначально круг Дромбега состоял из семнадцати камней. Беспощадное время оставило тринадцать. – зеленолицый таксист шагнул в алтарь первым. – диаметр круга девять метров тридцать сантиметров. На самом западном камне, длиной один метр девяносто сантиметров, два чашевидных знака в круге. Обратите внимание, знаки до сих пор не расшифрованы. Нам сюда.

Дэн вытащил из кармана заветный футляр. Сжал руку любимой. Айрис будто не видела его. Послушно, повинуясь невидимой силе, высвободилась из объятий Дэна и шагнула вперёд за зеленолицым. Приложила ладони к знакам. В глазах замелькало: Изумрудный остров детства, ночные танцы вокруг костра. Девушка развернула плечи, вытянула вверх шею. Из уст торжественно прозвучало почти не её голосом: «Я пришла, Луг!»

На глазах Дэна Айрис и таксист превратились в золотую россыпь, которую с готовностью впитал камень. «Свершилось», – прогудел над головой ветер.

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.