Эрнест Икаров. И Нечто: падение железного Шара на Город (поэма)

0

Поэма про Город необычный,

Поэма про Шар железный,

Поэма про Нечто.

Про всё вместе.

Не ищите места, вы не

Найдёте такого не здесь.

Эта история – жизнь

Непохожих на нас.

Такие происходят

Каждый день, но

Случаются только раз.

 

Посреди одинаковых стен,

Напротив заурядных

Потолков, словом, нигде.

Поспеши над ним

Пролететь.

 

I

Город на поверхности пола –

Здесь лучше отказаться от

Курения, ибо линолеум дерёт

Горло, покрываясь копотью

Времени.

 

Город под подоконником –

Разумно наблюдать за ним

Издали, ведь жар батареи

Столбиком напомнит о цели

Низменной.

 

Город, напротив стены –

Достаточно, он не верует

Пониманию, существует

С упорством, требуя

Упоминания.

 

Конструкция из железа.

Мы – наблюдатели.

Он из другого места, того,

Что неправильней.

 

Напоминает крест, овраг,

Коготь орла, венок.

Что-то, что было похожим на-

Угад или наискосок.

 

Но назвали его Шар, он

Надломился своим

Дном, превратился в конец

Себя и города под окном.

 

Нечто ползёт, хотя нет,

Нечто летит. Вроде бы

Нечто плывёт, но если

Вот так – бежит. Цель

У него одна – оказаться

Чуть посреди, а где он и

Кто его знал – молчит

Каждый об этом,

Нужно поверить,

Если случится

Быть возле двери

Новоявленным лицам.

Ничего не понятно,

А значит Нечто уже

Троекратно достигло

Места около

Города под подоконником,

Города-на-Линолеуме,

Шара – венка, оврага

Наискосок или когтя.

 

 

II

 

Город устал, город уснул.

Шар покачнулся, но устоял.

Нечто лежит или висит.

Ко сну как ладья неси

Троицу.

 

Плывут, дрожат обои

Стен этого мира. Кто

Разрешал подобное

В отсутствии ориентира?

 

Кружева потолка  —

Не более, закрытыми настежь

Глазами такого ты не

Увидишь словами.

 

Падаешь глубоко – дыши,

Данное состояние не

Объяснить. Не хватайся

Руками – помни: троица –

Это трое…

 

Песнь Деревянного Облака.

 

Выше меня свет,

Ниже меня жизнь,

Ниже меня дух,

Ниже меня смерть.

 

Я туда снизойду,

Когда старым станет окно,

Когда дням потеряется счёт,

Когда здесь будет что-то ещё.

 

Рядом со мной стекло,

Вдали от меня дверь,

Вдали от меня стол,

Вдали от меня стул.

 

Я – деревянное облако,

Сверху пространства

Тёплого. В бетонную

Вертикаль вкопано,

Я – деревянное облако.

 

Марш Строгих Линий Линолеума.

 

Чёткость важна всего,

Образующего одно.

Точность нужна везде

В мире прямых плоскостей.

 

Необходимо иметь

Структуру и потенциал.

Определённую сеть

Линий, узоров, начал.

 

Первостепенно быть,

А не светить уклад.

Точно и в срок, когда

Ты

Есть Строгость

Линий Линолеума.

 

Монолог Вялотекущей Лужицы под Радиатором.

 

Я склонна утверждать:

В большом количестве предрасположенность

Имела б к разрушению, однако

Моя доля – озабоченность

За каплей капля неизбежным

Испарением.

Я растекаюсь, право, по объёму

Положено не больше мне

Столовой ложки, но площади

Моей хватает даже на небольшую

Бесконечность по-хорошему.

Я утекаю, я парю, как облако

В напольных странно формах

По-обычному.

Я вечное и хаосом чреватое,

Я то, что жизнь живёт под

Радиатором.

 

 

 

Сон пропадает, шагает,

Испаряется. Нарушена

Его организация и вот

Витает Нечто в воздухе

Во всевозможных или

Больше вариациях.

 

Просыпается город

Этот. Этот город

Фрактальных сеток,

Что бывает и так

И эдак. Этот город,

Всеми потерянный,

Этот город – и есть

Победа.

 

Шар накренился,..

 

III

 

… Но не упал

На город.

Грохот будил

Остатки жизни,

Грохот терзал

Этот город.

Был избран.

 

Такой непритворно

Живой, настолько

Упрямый, что правда

Была не где-то по-

Середине, а прямо.

Город непокидаемый,

В пространстве пола

И стен имеющий

Неповторимое

Содержание.

 

Шар накренился ещё

Сильней и замерло всё.

Нечто, витавшее где-то

Внутри задрожало,

Быть может остановилось.

 

Шар накренился ближе

К земле. Этот коготь-овраг,

Этот крест из железа

Всем своим видом

Не скрывал больше веса.

 

Сильней. И замерло всё.

Троица – это трое.

 

Город под подоконником.

Лужа под радиатором.

Облако деревянное.

Железная конструкция.

Мы – наблюдатели.

Каждый момент – золото,

В особенности при состоянии,

Подобному данному.

Хвали дом свой.

Храни крест свой.

Помни про дар.

Снова случится

Такое нескоро.

 

Упал шар.

Прямо на город.

 

Загрохотало. Дрожь.

Пыль. Словно нож

Разрезает жизнь

Прочь. Будто буря

Сгоняет  штиль. Ночь

Как рассвет пожирает.

Точно быль утопает

Во сне.  Навсегда.

Насовсем. Навеки.

 

Троица – это три,

Но троица есть один.

 

 

III – O – I

 

Затем было слово

И ещё одно.

И так далее.

Такой конец

Есть рождение

Неведомой

Аномалии,

Невиданной

Фундаментальной

Религии,

Опальной

Безликой

Реликвии

Человечества

И всего, что вне.

 

Из ребра или из желудка,

Сначала или с пола.

Бесформенное единение

Того, о чём не напишешь.

Собственное наблюдение –

Легко на подъём и ближе

Увиденное и услышанное.

Конец есть начало когда

Не ожидаешь.

 

III – O – II

 

Счёт, мера,

Чёт – нечёт.

Мера, счёт

Чтёт лето.

Чти лето!

Кто знает

Что это?

 

III – III – III

 

Ничто.

 

Есть Дух, Увядание и Рождение.

 

Нет ничего.

 

Есть Нечто, Шар и Город.

 

Всё.

 

Э. Икаров.

 

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.