Кирилл Николаев. Ночные распечатки (сборник стихотворений)

“Котики”

Я сливаю всю душу в блокнот.

Мне кажется, станет чуть проще

Писать, не волнуясь, как Кот

Тоскует и бредит по Кошке.

Он словно бы рядом, Он тянет

Когтистые лапы к сокровищу,

Что жадности целью здесь станет

И станет причиной побоища.

 

“Только ноябрь”

Все ещё не декабрь, морозит,

Заставляя желать, что полегче,

Да сдается и тот, что поносит

Нелюбовь ко теплу колко вечно.

 

Я бы рад был услышать и страх,

И внимание к мыслям снегов,

Что вселяются в наши сердца,

Передумав врагом быть веков.

 

“Так наверняка проще”

Я сумел наконец разлюбить

Не себя — может, даже не карты,

Перестал гордый жрец волком выть,

Кот азартный и вражеский марту.

 

Не бывало о зимах писать

Полюбовные песенки бардам,

Приходилось  молчать и молчать  –

Здесь считают, мы дружим с тем адом.

Он бросается молью в одежду,

Восхищаясь, шёпотом: “Madam”, –

Он бросается прямо ног твоих между,

Направляя вперёд мысли задом.

Ну а что здесь сказать, коль настолько

Ты легкодоступна, поскольку

Преступна легонько, тихонько,

Ты как мандарина настойка.

 

И ведь не скажет ничего злодей

Посредственному злыдню, что глядит безумно,

Ведь не откажет всевелитель змей

Протаптывать нетоптаную долю гумна.

 

“Кажется, это было на кухнее”

Я на кухне таюсь, заставляя

Нейроны творить беспорядки,

Из кружки воды я вбираю

Самых видных идеек остатки.

 

И сейчас лишь желаю нетрезво

Грязевое размыслить то облако,

Что поэта идеями резво

Оказалось правдой накоплено.

 

“Чего надо?”

Подзарядиться мне желанно,

Летать чтоб, крыльев не растя,

В высоком небе беспрестанно,

Пике душою раскрутя.

 

Мне больше нужно передыха,

Хотя, раздумав злую мысль,

Ступив на снег у дома рыхлый,

Ушёл, крадучись тихой рысью.

 

“Сладкий берег”

По швам трещит дырявый череп —

Мозги не уплывут, и ладно.

Я не хочу покинуть берег,

Где все так сладко, ватно.

 

Я хотел бы крикнуть: «Как же

Мне избавиться от мрака?!»

Я люблю уйти подальше,

Если ваши чувства — врака.

 

Если ваши чувства в рамках,

Все на том же берегу

Вы есть сейчас и есть когда-то,

Как всегда на вас табу.

 

Я не хочу покинуть берег,

Где всё так сладко, ватно.

Вы хоть вручите классный велик,

Мне вас покинуть жутко, гадко.

 

Вы застыли в месте скромном —

Голод вас не мучит разве?

Вы могли бы бегать голым,

Коли в новом вы погрязли.

 

Новое всем старшим дурно.

Будто дурость нас пленила,

Мы покажем старшим бурно

Бурость, бурю и бурило.

 

Как же выбраться из мрака?

Пробую летать в мечтах,

Так я стану в поле мака,

Чтоб не превратиться в прах.

 

Знаю точно: вера ваша

Ставит образцом ту чакру.

Я люблю уйти подальше,

Если ваша вера — врака.

 

И не трещит мой целый череп,

Я сам себя нашел, и ладно.

Я так хочу покинуть берег,

Где все так гадко, ватно.

 

“Попашем да погадаем”

Тут лишь молить, пахать, гадать,

Пройдет ли с гладью мозга.

Затем рыдать, себя сжигать,

Черпнув фиаско капель воска.

 

Ведь нам так трудно трезво смерить

Все чаши бездны, просто взвесить,

Что нас так резво тянет верить

Греху да клонит в мракобесье.

 

Тут лишь пахать, гадать, молить.

Кого? Того, что гладью мозга,

Закрытой людям, волен злить

Всех вас, воспитанные розгой…

 

Свободы вам, свободы надо!

Не тела, не души — ума!

Ведь явит всё и всем губа,

Кричаща в памяти помадой

Под сути герпесом: «Пора!»

 

“Закос под Серёжу Круппова”

Твердью земной презаклятый здесь,

Мозга частицы отдал я все.

Дабы не сбить ореол и спесь

С важного пасынка, Демон мне:

 

«Правильность дела смело взвесь:

Думаешь, стоит – из кожи лезь;

Полон сомнений, да как бы не так –

Здесь мест для решений куча есть».

 

“Предатель?”

Карандашного грифеля конус

Округляется больше, болтая;

«Разукрашка» пришла только в тонус,

Все пробелы слогами латая.

 

Излагать мне идеи не страшно,

Все идеи – [Ка] Ностры заветы.

Я останусь, мне это важно,

Сонетом, элегией, бредом.

 

Джо Валачи семейства здесь я,

Ведь кладу всё сюда, на бумагу

Что скажу – то ведь сразу статья,

От которой семье дал присягу.

 

***

Хочется быть время от времени

Пьеро, что не шутит о бремени.

Слишком свыкся с ньютонами трения –

Юмор есть юмор, презрение.

 

***

Крадётся, однако ж, в сознание,

Очевидно, всё то, что нельзя.

Это точно пустое послание,

Пустая идея, стезя.

 

***

Мне б выспаться однажды:

Окроме трудности,

Увидеть, как же важны

Они для скупости.

 

***

Делать, медля время,

Всё, что грузным стало,

Станет его мало –

Тянем грудью бремя.

 

“Высыпайся, Нео”

Высыпается лишь тот,

Чьи мысли грузны, томны, ровны,

Разметаются частот

Приёмники, разбросом полны.

 

Совсем окружен проводом,

Ни йоты нет пространства мне;

Ни капельки, ни повода

Хоть вспомнить о блокнота вне.

 

Мне внешний мир – отрава, яд;

Линовка есть спасенье Боже,

Есть сладкий мир всех сладких ват,

В нём места нет кислотным рожам.

 

“О, а это маме”

Разгрызана кутикула.
Теперь перста укажут
На цели мозга дикого,
Что рифмы кровью вяжет.

Есть что-то в этот викенд,
Что даст нам лишь раз в год
Понять: что взять, что выкинуть,
Загнать цепь нот в цейтнот.

Последнее завершение
Последнего осени месяца,
Последние наблюдения:
Решениям время взвеситься.

Подарок маме трудно выбрать:
Всё не примет и выгонит в шею,
И здесь восперечить посмею
И слово своё дерзко вырвать.

Хотя ты старше и мудрее сильно,
Хочу сказать тебе спасибо, мама,
Хотя кричишь ты не всегда цивильно,
Решительно, я часть той сложной драмы,
Что сделали моим кривым рожденьем.
Ты стала лучшей школою вожденья,
Ты стала лучше нецветущей меди,
Я точно знаю, кто примером детям
Послужит стойким, стойким мнением,
Экраном станет крепким рвения.

 

“Угадай, кто”

Про свет очей сказать банально,

И ты иная, ты не все,

Как будто белого назально

Принявшего писца эссе.

Я сотворю буквально то,

Чего не сжёт в мозгу плато.

 

Плато кого? Плато твоё,

Что может пыла мой порыв

Сдержать, увлечь, стушить мой взрыв.

Огнеопасное сырьё,

Неподконтрольно вам и мне,

Ведомое внутри, не вне.

 

Не видится, ведь света нет,

Ты словно бы моя звезда.

Сидим мы рядом – не поэт,

Но тянется к перу рука,

Хоть неспособный я, нередкий,

Надежд не оставляю крепких.

 

Надеюсь, я не сделал вредным

Препровождение времён.

Не сделал я часами бедной

Запоминаемых имён.

Я верю, типовая каста –

Не мы. Надеюсь, не угасла.

 

Мне стыдно творчество сейчас,

Выкладывать идеи, мысли.

Но важно, чтобы не раскисли

Чувства, вкусы часом враз.

Я знаю, что ты есть мой свет,

Ты кредо есть, ты есть мой бред.

 

Умею класть квадраты лишь,

Неопытен – амбиций полон

О том, как ты любовью мстишь.

Какой любовный венеролог

Способен нас предостеречь,

И нас, и нам от боли стечь.

 

И всё же не бледна собой,

Но, очевидно, жар холоден:

Твой взгляд угас, пожарный рой,

Ведомы пламенем, мы вниз уходим.

Я стану Прометеем,

А ты – моим народом:

Так мечт толпы взлетели,

Выжидая год за годом.

 

“Я стану актёром, обещаю”

Сейчас как-то трудно писать

И о важных делах, и насущных.

Принимаю попытки вбивать

Зарифмованы слоги и скучны.

 

И я, кажется, жил бы спокойно,

Коли волю б театру не дал.

Я бы, прозу и рифмы престройно

Сочинив, прозябал, увядал.

 

И давно уже мозгом я знаю:

Ничего он собой не несёт –

Только знаний бетонную сваю,

Только те, что могила прочтёт.

 

И мне вроде бы трудны и нудны

Подготовки часы репетиций,

Но на сцене, оказавшись там с другом,

Я крылами взлетел гордой птицей.

 

Нам лишь важен делами процесс,

А готовиться даже нет планов;

И неясно, любовь или бес

Нас тревожит тревожащим станом.

 

Это нужно действительно мне,

Ведь мечты не сбываются сами,

Не сбываются сами во сне,

Приближая туманные дали.

 

Нам протаптывать почву не нравится,

Нам не нравится и скотский двор.

Декорации, чтоб позабавиться,

Нам не нравятся, будто бы вор.

 

Всем природа твердит: «На подмостки?» –

Результата – не бойся – не будет,

Общих сборов не выйдет – отростки,

Их количество всех нас рассудит.

 

А любовь отрицать не способны.

Ты поэт – я не очень уж важный.

Все влюблённости, все однородны –

Нераскрашенный домик бумажный.

 

«Не хотим», – говорим: «Отпускать

Мы ей преданы, преданы ею».

И ведь надо же – целая рать

Не способна сказать: «Я посмею!»

 

Отказаться неправильно – лучше

Сохранить, отложить все дела.

Мне театр не яблоки-груши.

Мне театр – всё, Ты чем мила.

 

Далеко – я и рад, и не рад;

Недалёко – уйти я хочу,

Но столкнувшись, толпою зевак

Я эмоций пике раскручу.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.