Даша Николаенко. Переезд (рассказ)

 [Картина первая: комическая]

Я жила относительно спокойной жизнью до двадцати пяти лет. Все потому, что все это время я жила вместе с мамой и братом. Мама исправно выполняла всю тяжелую работу, связанную с домом и семьей, а брат всю остальную. Мне оставалось сидеть в своей комнате и наслаждаться жизнью. Рабочий процесс был настолько налажен, что периодами обо мне и вовсе забывали, приходилось напоминать о своем присутствии разбросанными вещами, не заправленной кроватью и собственным  неопрятным потрепанным видом. В эти редкие, я повторюсь, редкие дни обо мне неожиданно вспоминали, популярно объясняли, как не следует себя вести порядочной девушке, дочери и сестре. Получив порцию внимания, я на какое-то время снова погружалась в скучный мир серой действительности, перекатываясь с одного бока на другой, пересматривала сериалы до красных глаз, роняя крошки всевозможных хлебобулочных изделий на заправленную постель. Так тянулись дни и годы, пока мама не сказала одно, но весьма веское слово: “хватит”, собрала мои вещи, при том явно не все, и попросила меня, как говорится, на выход.

К тому времени я неплохо зарабатывала и могла позаботиться о себе. Именно эту позицию я отстаивала в любой домашней ссоре. Приняв гордый вид и задрав нос, я схватила ноутбук, открыла сайт аренды и стала искать подходящее жилье. Арендодатели описывали квартиры самым красноречивым образом: “Уютная однокомнатная квартира на пятнадцатом этаже элитного дома без лифта; с прекрасным видом на парк, который по совместительству является кладбищем; с мебелью, но без холодильника и кровати; соседи — тихие спокойные пьющие люди; во дворе парковка для велосипедов; в шаговой тридцати минутной доступности продуктовый магазин.”. Я выписала телефоны наиболее приглянувшихся вариантов, собралась с духом, позвонила каждому из них. Однокомнатные квартиры оказались популярнее горячих пирожков в голодный год, девять из десяти квартир уже были сданы, выбора не было, пришлось снять то, что осталось. А осталась та самая уютная квартира на пятнадцатом этаже близ кладбища. “Тихое спокойное место, можно сказать, спальный район”, — сказала я маме, взяла чемодан и отправилась в свое первое самостоятельное путешествие.

 

Подписав договор и получив ключи от квартиры, я зашла в магазин, купила бутылку молока, батон, довольная отправилась в свой новый личный дом. Первый месяц дался мне нелегко… Квартира находилась в шаговой доступности разве что до окраины города, до любой же другой точки земного шара было одинаково ровно вечность. Дорога до работы и обратно занимала три часа, для человека-совы, это непреодолимые трудности. В первый рабочий день, когда будильник разбудил меня в шесть часов утра, хотелось поднять руки вверх, послать во вселенную впервые четко сформулированную мысль “за что”, собрать то немногое, что сложила мне мама, вернуться в родительский дом и объявить о полной и беспрекословной капитуляции. Но плата за два месяца уже была внесена, отступать было поздно, пришлось сражаться сначала с будильником, затем с соседом по лестничной клетке и, наконец, с собратьями по парковке. С последним меня снова ждала боль и разочарование. Доходчиво объяснив, что для моего автомобиля на этом клочке земли места не найдется, подведя черту ржавым гвоздем под всем вышесказанным и на левой двери, ребята отпустили меня попытать счастья где-нибудь в другом месте. Оставалось либо отказаться от машины и пересесть на общественный транспорт, либо выучить кунг фу. В каком-нибудь американском кино я, наверняка, купила бы пушку, оделась во все кожаное и под саундтрэк к фильму “Крестный отец” отправилась на разборки с плохими парнями. Но реалии таковы, что из всего списка я могу лишь облачиться в черное обтягивающее, и найти на то самое обтягивающее еще бОльшие неприятности. Путем нехитрых соображений я выбрала общественный транспорт. Так мало-помалу я подстраивалась под новый стиль жизни, пытаясь доказать себе и маме, что я чего-то стою. А стоила я ровно тысячу восемьсот тридцать девять рублей, ни больше, ни меньше, по крайней мере, так утверждал мой работодатель. За эти деньги я купила свободу и независимость, о которых так долго мечтала, но на остальные атрибуты вольной жизни финансов не оставалось. Моими развлечениями стали пешие прогулки и чтение книг длинными одинокими вечерами.

Так как клубы и рестораны мне были не по карману, а сидеть дома в тишине было жутковато, я стала задерживаться допоздна на работе. Коллектив у нас дружный, всегда найдется, с кем кофе попить. Так мимолетом я сблизилась со своим приятелем по работе. Я рассказывала ему обо всех тяготах своей жизни, попутно подмигивая наскоро накрашенным глазом, он подливал мне кофе и слушал еще. Постепенно я стала замечать, как у меня учащается пульс во время наших посиделок, затруднялось дыхание, а потом прочитала, что это из-за обилия выпитого за все время кофе. Чтобы вернуть организму его былое спокойное состояние, мы с приятелем стали прогуливаться после работы. Так километр за километром мы становились все ближе, пока и вовсе не решили съехаться…

 

[Картина вторая: трагическая]

          Вместе со всем тем хорошим, что сулила совместная жизнь, нас ожидал страшный кошмар — переезд. Сильная и независимая я предложила своему молодому человеку переехать в мою квартиру. И мне спокойнее, и… впрочем, только поэтому.  К моему удивлению, он не захотел жить вдали от цивилизации, предложил снять для нас что-то совершенно новое. Уже вдвоем мы открыли знакомый сайт аренды жилья и стали подбирать подходящие варианты. Методично обзванивали объявления, договоривались о встрече. Оказалось, что произвести хорошее впечатление на арендадателей сложнее, чем на родителей вашего будущего мужа или жены. Они оценивают ваш внешний вид, запах изо рта, кредитную историю, криминальное прошлое, собирают рекомендации от бывших жен и даже просят подышать в трубочку. Но ничто не гарантирует вам снисходительного отношения. Вы берете напрокат итальянский костюм, арендуете машину класса люкс на пару часов, улыбаетесь во все зубы и говорите с французским акцентом, но даже и это не гарант положительного ответа. Так случилось и с нами. Обаятельные и веселые мы не производили должного впечатления. Напускали серьезный вид и трясли зелеными бумажками прямо у носа, и снова провал. Квартира за квартирой мы теряли надежду, что когда-нибудь нам повезет, а, может, это знак свыше, и нам не стоит съезжаться? И вот, отчаявшись и практически расставшись, мы нашли квартиру своей мечты. Долго не думая, мы решили как можно скорее переехать. “За день, думаю, справимся”, — сказал мой молодой человек, а я закусила губу. За те немногие месяцы своей самостоятельной жизни я успела обрасти кое-какими вещами… Если пара-тройка чемоданов с одеждой не выглядели так устрашающе, то что делать с беговой дорожкой и велотренажером, пылящимися на балконе, синтезатором, велосипедом и пальмой. Шесть долгих дней мы собирали вещи в огромные мусорные мешки и вывозили на новую квартиру. Десятки литров бензина и двое человека-мужчин были израсходованы за эти шесть суток.

Окончательно переехав, развалившись на огромной двуспальной кровати, глядя друг другу в глаза мы представляли себе совместную жизнь, полную взаимопонимания и любви. Никто ведь не знал тогда, как много места может занимать человек! Равносильно тому, как люди ударяются мизинцем о ножку дивана, мы бились друг об друга каждый метр этой квартиры. Возможно, высокий мускулистый мужчина не замечал, но мне было в пору писать заявление в милицию и снимать следы побоев. Помимо телесных страданий на мою долю выпали все тяготы хозяйственной жизни. Я больше не могла лечь спать без ужина или валяться в ванной полтора часа с бокалом вина и книгой, скакать по дому в растянутых трениках с расческой в руках выкрикивая песни Меладзе. Я превратилась в мультиварку, посудомоечную машину, робот-пылесос, и еще парочку полезных устройств... Теперь вечерами вместо массажей и спа процедур я готовила ужин, вспоминая жизнь свою с мамой и братом, понимая теперь, как важно ставить обувь на место, есть за столом, мыть за собой посуду и чистить зубы перед сном.      Вместе с образом жизни изменился внешний вид и даже литературный вкус. Место любовных романов на полке заняли увесистые тома по семейной психологии и детективы на любой вкус. Я честно собиралась стать образцовой женой, но хотела быть готова к любому исходу. К слову сказать, в этом я преуспела, так как спустя месяц мой молодой человек  сделал мне предложение стать его женой. Решение далось мне нелегко, но взвесив все за и против я поняла, что только так смогу вернуться к той фривольной жизни, какую вела живя с мамой, и ответила “да”.

[Картина третья: утопическая]

Больше всех этой новости обрадовалась моя мама. К этому времени она уже потеряла всякую надежду выдать меня замуж. Возможно, от отчаяния  она и выгнала родную дочь из квартиры, как говорится “с глаз долой, из сердца вон”. Довольная мама с завидным энтузиазмом принялась за организацию торжества. Решив не затягивать этот процесс, того и гляди, жених передумает, свадьбу назначили на двадцать второе число этого же месяца. Мое девичье желание о пышной свадьбе принцессы вежливо попросили поместить в места всем известные попутно напомнив, что мне уже — в этом месте медленно поднимается правая бровь, опускаются уголки губ, делается небольшая пауза, чтобы обозначить особую важность последующей информации, и на выдохе произносится — не восемнадцать лет. Восемнадцать — воистину магический возраст. Все детство и отрочество проходит под лозунгом “Вот исполнится восемнадцать, будет тебе и ванна, и кофе, и какао с чаем”, а каждый год после звучит фраза ”Тебе уже не восемнадцать, чтобы на голове стоять”. Самое же обидное то, что один единственный этот год жизни, когда можно все, я, кажется пропустила, а теперь водоворот жизни уже не остановить. Я стою в ЗАГСе нарядная и счастливая, слушаю речь незнакомой мне женщины, которая громогласным голосом провозглашает нас мужем и женой. Водитель в костюме помогает мне сесть в белоснежный автомобиль, в котором мы едем в ресторан, где нас встречают самые близкие люди и свекровь. Сидя за столом, держась за руки мы слушаем теплые слова и принимаем подарки. На центр зала выходит отец моего мужа, протягивает нам маленькую бархатную подушечку, на которой лежат два комплекта ключей от новой квартиры. Со слезами на глазах и тремором рук мы принимаем столь щедрый подарок, провожая счастливую только-только налаженную жизнь громкими аплодисментами и шампанским на полку воспоминаний и не сбывшихся надежд. Нас ждет переезд…

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.