Архив рубрики: Катерина Ремина

Катерина Ремина. Ante meridiem

Вспять
Время считается вспять: «10, 9 и 8».
Время считается от «Посмотри: это солнце!»
Март каламбурит и путает проседь и просинь.
Время считает себя, в точке ноль — разорвется.
Был во спасение снег, в избавление — ветер,
Исповедью — простуженный шепот ладоней.
Март брызнул вьюгой и небо мое обесцветил:
Движутся стрелки к весне, а весна — асинхронно.

Читать далее

Катерина Ремина. Письма мальчику Каю

Письмо мальчику Каю

Здравствуй, Кай!
Ты запутался в своих буквах,
У тебя совсем ледяные губы,
У тебя уже коченеют пальцы,
И седеет иней твоих волос.
Читать далее

Катерина Ремина. Территория тишины (фотопейзажи Андрея Overlay Макарова)

Бич сегодняшнего дня — это суета и шум, или, по выражению протоиерея Андрея Ткачева, «радио», которое практически ни на секунду не смолкает ни снаружи, ни внутри человека. Люди, люди, люди. Голоса. Ноги, спешащие, мчащиеся, опаздывающие. Торопливые движения рук, вынужденных делать как минимум три дела сразу. Гудящие головы. Усталость уже при пробуждении. Невозможность дышать, потому что остатков чистого воздуха не хватает на всех. Невозможность быть свободным. Невозможность жить.
Читать далее

Катерина Ремина. За контурами

Миопия

Когда близорук

Открывается многое

По ветру пятна зеленого

Молочные всплески в чай цвета лазури

Пастельные тени что кружат и кружат вокруг

Рассыпанные впечатления

Лишь резкие запахи трав

И звуки и звуки повсюду

Ведут тебя под руку в жизнь

  Читать далее

Катерина Ремина. Гранатовые

 

Вадиму

 

1.

В парке плакала девочка:

«Посмотрите-ка, папочка!

У хорошенькой ласточки

Переломана лапочка!»

Игорь Северянин

 

 

«Ты свободна».

Отведи меня к врачу.

«Ты же умница».

Не помню. Не хочу.

Уменьшительно-ласкательные суффиксы —

Компенсация за боль от осознания. Читать далее

Катерина Ремина. Линия жизни

Линия жизни

Я провела линию жизни
на твоей усталой ладони,
тонкую светлую линию —
солнца лучами.
Мир поделен оказался на тебя и меня,
остальные мертвы:
бездыханны, бескрылы, слепы.
Мир поделен на жизнь и на смерть —
они смотрят в лицо друг другу.
Читать далее

Катерина Ремина. Отпущение

1
Как будто кислотой, смыт мой лиловый грех,
Открыто Небо, руки протянуло
Ко мне. Я собираю влажную весну
И пью коктейль ее во славу Неба
На свежем островке любви среди шоссе,
Машин, гудков и ругани прохожих…
Свернулась крошечным клубочком Кошка
На маленьком душистом островке
Живых цветов. Ей прощены грехи
Сегодня, ибо возлюбила много
И отдавала больше, чем брала…
Читать далее

Катерина Ремина. Ненаpеченное

Сказка

Милая маленькая сказка —
Домик мой — крепость моя.
Башенки, острые шпили,
В окнах цветных — витражи.
Милая маленькая сказка —
В окнах цветных — витражи.
Читать далее

Катерина Ремина. После зимы (сбоpник стихотвоpений)

***
Что, Зефир, шаловливым дыханием гладишь холодные руки?
Хочешь веру ты мне подарить в то, что с летом не вечна разлука?
Мне здесь серо и пусто, на шее затянулись шнурком провода.
Я забыла, как пахнут цветы в освеженных росою садах.
Только серый асфальт всё шипит под ручищами злобных ветров,
Только мутное небо ослепло и не видит лазоревых снов.
Читать далее

Катерина Ремина. Сквозь тишину (сбоpник стихотвоpений)

Лунная кошка

Скачет лунная кошка
Вдоль гремящих проржавленных крыш,
Смотрит в чье-то окошко:
В доме спит, улыбаясь, малыш.
А вокруг – хохот страшных чудовищ,
Темноты все теснее кольцо,
Только свет лунный – хочешь, не хочешь –
Растекается речкой – в лицо.
Читать далее

Катерина Ремина. Евангелие дождя

1.
Сереет утро – монохромная картинка,
Избыток грусти то ли Бога, то ли дня.
По лужам шлепают немытые ботинки,
И брызги камнями летят, летят – в меня.
А небо не дает ни пятнышка просвета.
Неужто эта муть светилась изнутри?
Неужто было так? Да только нет ответа –
Лишь всхлип дождя перетекает в хрип.
Читать далее

Катерина Ремина. Cneigeность

1.

Остывает под снегом стекло,
Ранен снег, новогодняя радость.
Этой болью всё тело свело,
А точнее, всё то, что осталось.
Что ж теперь? Разве будет больней?
Или к этому можно привыкнуть?..
Снег изранен мечами лучей,
Страшно только – он нем – и не вскрикнуть.
Хрустнет белое снежное сердце,
И – ни звука, лишь кровь в талой жиже,
И о лед будет долго тереться
Безутешный закат бледно-рыжий.
Читать далее