Архив рубрики: ВладимирD’

ВладимирD’. Это было в прошлой жизни

За окнами большой, приятно обставленной гостиной стало совсем темно. Наступила холодная ноябрьская ночь, в которой тонули фонари, фары проезжающих мимо машин и занавешенные шторами окна в соседних домах. Небо закрыло свое мерцающее звездами обличие серой массой бесформенных туч и потому, глядя в него, казалось, что там, наверху нет ничего, ни звезд, ни луны, ни солнца, только нависшая над домами и улицами пустота. Читать далее

ВладимирD’. Возвращение

Время безжалостно справедливо к нам. Время исцеляет, время губит. На смену нам придут другие. И их будет очаровывать и обманывать жизнь. И разве устанут они обманываться в ней? Они тоже будут ждать, и томиться в ожидании. А после, вопрошая к ушедшему, станут искать ответ, но ответа не будет и все их вопрошания останутся неуслышаны кем-то тайным. И этот тайный не устанет созерцать великое и прекрасное бессмыслие жизни. Нечто рожденное, рождено чтобы истлеть. Все, что было и есть с ним – лишь время, но и это время имеет свой конец. Только великий и тайный останется во все времена, и только безмерность его одиночества была способна сотворить этот мир.
Читать далее

ВладимирD’. Нокаут

Рефери склонил над Фрэнком голову и завопил во всю глотку паршивым итальянским акцентом:

—       Один!… Два!…

Я слишком стар для этого, подумал Френк не открывая глаза.
Читать далее

ВладимирD’. Мелиса

Когда ему было тринадцать, он впервые полюбил женщину. Ее звали Мелиса. Она жила в двух кварталах и ей было семнадцать. Однажды вечером они случайно встретились. Его снова выгнали из дома и он бродил по улицам пока не вышел на шоссе. Он сидел у обочины и смотрел на проезжающие мимо машины. Ему хотелось оказаться в одной из них и уехать далеко-далеко от сюда.
Читать далее

ВладимирD’. Измена

Она хотела умереть. Первые часы это было ее единственное желание. Ни чувства ревности, ни ненависти, ни желания отомстить. Она хотела лечь в своей постели и больше никогда не проснуться. Как он мог?
Читать далее

ВладимирD’. Пирон

Прозвучал  звонок, и студенты потянулись длинными рядами к дверям аудиторий. В широких коридорах стало пусто и одиноко, лишь из-за дверей слышался шум оживленной суеты. Дверь в аудиторию резко открылась и за ней возникла фигура профессора. Он никого, не замечая, подошел к кафедре, открыл свой неизменный черный кожаный чемодан и достал из него журнал.
Читать далее