Архив рубрики: С

Александр Сапир. Я себя от Ленина чищу… (заметка)

Среди старого хлама попалась книжица Ленина “Государство и революция”.

Написана в августе 17-ого. Вспомнилось – разлив, шалаш. Ильич пишет, сидя на пеньке. И муравьи его не кусают. Классика. Конечно, проходили многократно, но не запомнилось абсолютно ничего. Читать далее

Виталий Семёнов. 2222 (рассказ)

 „Мир нужно изменять, иначе              он неконтролируемым образом начнет изменять нас.“

С. Лем

 

«Пресс-конференцию вёл известный тогда российский кинорежиссёр Федорчук. Почему именно он, доподлинно неизвестно. Может, просто потому, что известная медийная личность, деньжата водятся и есть возможность собрать ньюсмейкеров из ведущих на тот момент новостных каналов мира. Так или иначе, именно Федорчук вёл ту пресс-конференцию и стал впоследствии главным спикером идей «2222». Читать далее

Марина Соловьёва. Тонкий аромат весны (сборник стихотворений)

***
Далекий сад.

Так звонко щебетали птицы
О долгом странствии своем.
Спешили к дому вереницы,
Блестели перья под дождем. Читать далее

Владимир Самородов. Визитка (рассказ)

Визитка

Владимир Кондратьевич был из разряда тех людей, которые жили в надежде на что-либо, отдаваясь ей всецело в ущерб конкретному действию. Его всегда можно было увидеть рядом с дорогими бутиками и ресторанами, но не в них. Покуривая, он размышлял о высоких материях, представляя себя человеком самых различных профессий, возрастов и состояний. Порой он называл себя даже мастером размышления. Читать далее

Виталий Семёнов. Родо – начальник (сказка)

Бог есть любовь, и пребывающий в любви

пребывает в Боге, и Бог в нём.

 1Ин.4:16 

Кто из нас в детстве не слышал или не читал народных сказок? Всем известны истории про несчастных красавиц, говорящих зверушек, славных богатырей и неказистых иванушек, взлетающих из грязи в князи. И после каждого такого повествования обязательно приписывается, что сказка народная, автора нет, дескать, народ сам за десятки поколений сочинил такую небылицу, приписав или опустив, для достоверности, кучу подробностей. Да и действительно, истории-то в сказках неправдоподобные, на самом деле так не может быть. Враки это всё, не верьте припискам. Дыма без огня не бывает. У каждой такой истории есть и автор, и реальные прототипы всех персонажей, а волшебные элементы в сие повествование добавлены намеренно, чтобы лучше запоминалось.

Оказывается, сам вот только узнал, подобные нашим сказкам, казалось бы, фантастические истории, хотя на деле абсолютно реальные, известны не только людям. Читать далее

Юлия Садовская. Записки мелким почерком (сборник рассказов)

Невыносимая легкость бытия

Через год после выхода скандальной книги-автобиографии «38 килограмм счастья» («Дневник анорексички») я набрала вес до 43 килограммов. Потом до 47. На 63 я поняла, что нужно что-то менять. С трудом вернувшись к 50 я вернулась к написанию книг об анорексии. Сейчас я вешу 50 килограмм и перестала есть. Вообще. Мандарины, когда хочется упасть в обморок не в счет. Читать далее

Игорь Скалозуб. Обычно это доброе утро (миниатюра)

Весь город встал в 5:15. И сеть заполнили иконки людей, разбуженных местным будильником из канонады. Утро выдалось не обычное. В раннюю пору бодрые ночные гладиолусы, вдоволь опыленные полосатыми тружениками, прячутся от лишних глаз и тепла солнечных лучей. Читать далее

Александр Сапир. Заметки по книге Евгения Тарло (рецензия)

Экс-сенатор Е. Тарло, известный своим активным участием в политических ток-шоу, выпустил книгу под говорящим названием «Умение жить», М.,2018.
Книга написана хорошим литературным стилем, остро, живо, без длиннот и повторов. Автор предстает, как человек богато одаренный от природы, многогранный и чрезвычайно энергичный. Читать далее

Оксана Сапунова. Настоящая любовь – вечна! (эссе)

«Когда придет Царство Божие?» Христос

отвечает «Царство Божие

уже пришло там, где двое

не двое, а одно…»

Евангелие

 

 

         Верующие и неверующие люди находятся под влиянием массовой культуры, ставят во главу угла романтизм, беззаботность, а зачастую откровенную безответственность и потребительское отношение. Роман              Ф. Бегбедера «Любовь живет три года» наглядный пример того, как обесценилась любовь в лучших своих проявлениях. Уже прочитав  название книги, можно впасть в уныние. Настоящая любовь, семья все больше оплевываются новыми культурными поколениями. Читать далее

Юрий Слащинин. Седьмого в семь (рассказ)

Как и ежегодно седьмого июля  они собрались  отмечать этот самый главный в их жизни день. Семь семей с разными фамилиями и общим прадедом. Портрет его, увеличенный с фотокарточки военных лет, висел над комодом, озаряемый трепещущимся язычком горящей свечи. Чернявый и щупленький парнишка в гимнастёрке, с наивно удивленными глазами, он словно наблюдал из далёкого прошлого за сутолокой собравшихся в такой ранний час. Читать далее

Валерий Сабитов. Атака на Льва Толстого продолжается! (статья)

Если вешаются ярлыки – это кому-то нужно!

В СМИ и социальных сетях энергично пиарится свежая книга протоиерея Г. Ореханова «Лев Толстой. «Пророк без чести»», изданная ЭКСМО. О чём она? О «катастрофе» Льва Толстого! Казалось бы – сколько уже накручено небылиц и обвинений вокруг личности и трудов Графа, пора и притормозить. Но нет! Читать далее

Тогрул Сафаров. Обратно в рассвет (рассказ)

 

Пожилой профессор задумчиво помешивал капучино в кофейни. В натёртой до зеркального блеска посеребрённой чайной ложке, слегка позвякивавшей от помешивания, отражался почти весь интерьер. С разных направлений то и дело доносились отдалённые разговоры немногочисленных посетителей заведения. Забавно, подумал профессор. Сколько раз он был в этой кофейни? Прежде ни одного, хотя и выпил в общей сложности сотни чашек кофе. Читать далее

Александр Сергеев. Ласточки сегодня летают высоко (миниатюра)

Круг небес ослепляет нас блеском своим.

Ни конца, ни начала его мы не зрим.

Этот круг недоступен для логики нашей,

Меркой разума нашего неизмерим.

Омар Хайям

 

 

Я сделал ещё пару шагов и оказался тут.

Ещё недавно проблемы и нерешённые дела не давали покоя. Сейчас же, единственное, что меня заботило – это как не нарушить тишину. Она заполняла здешнее пространство. Казалось, её можно потрогать.

Я шел медленно и оглядывался, пытаясь ничего не пропустить. Слабый еле уловимый ветер обтекал стволы деревьев. Шуршание листвы, обсыпавшей ветви, походило на шептание  влюбленных. Читать далее

Евгений Светлов. О нежности (рассказ)

Эту зовут Анджелика. Скорее всего, не зовут, но так написано над её фотографией на сайте. Классного руководителя моего брата тоже зовут Анджелика. Анджелика Антоновна. Странно, если подумать. Хотя, если не думать – тоже странно, даже страннее. А если подумать хорошенько – наоборот, совсем не странно. И всегда так. Читать далее

Константин Строф. Дудочник у ворот зари (рассказ)

Он не захотел.

Кто бы только поверил… Первый в своем роде. И такой уверенный. Вот уж лежит молча, претворяется спящим. Словно обижен. Уже оставлен мною, один и, наверное, разочарован. Читать далее

Виталий Семёнов. Грамотей (рассказ)

 

Эпиграфа не было. Обычно же, как шло: идея, эпиграф, схема. Само собой и сразу, «по ходу пьесы» обрастая мини сюжетами, дополнительными персонажами, оборотами, моментами и фразами. Вся эта гамма, постепенно расширяясь и тяжелея, начинала давить и распирать будущего автора. Он, конечно,  ходил на работу, общался, ел, пил, спал, все как у людей. Но, занимаясь обычной рутиной, писал. Писал. Сначала в уме, собирая и накапливая постоянно, как снежный ком увеличивающийся объем будущего текста. Его свербело и грузило до тех пор, пока он не начинал, наконец, медленно перебирая клавиатуру, делиться с миром своими мыслями и переживаниями. И не будет ему покоя, пока он не скажет всего, что должен. Читать далее

Евгений Светлов. Вселенская Несправедливость (рассказ)

Наблюдения за Жизнью в образе

Композитор предвкушает наслаждение, которое вскоре получит от создания своего детища, своего творения. Он комфортно устроился в просторном зале, в мягком кресле с красными подушками и подлокотниками, и, несмотря на приобретенную с годами уверенность в силе своего гения – силе, способной обратить в бегство десятки римских легионов, – он всё равно немножко побаивается неудачи и ёрзает по сидению. Читать далее

Константин Строф. Распущенная дума (поэма)

 

Камешки. Когда-то величественные и незыблемо слитые, затем образумленные, мелкие, но все разные, теперь же погребенные по макушку во тьму битума. Питают, интересно, они к ней сыновни чувства? Если взять с упреждением – можно различить каждого. Но лишь только глаза устают, никнут – все без отсрочек сливается в липкий, чуть расцвеченный шлейф. Читать далее

Марина Соловьева. Стихи о природе

Венок.

Я однажды обещала,
Заплести из слов венок,
В реку лепестки роняла,
Уносил их вдаль поток.

И ромашки  мне дарили,
Пьяный аромат весны.
Птицы над водой парили,
Разнося цветные сны.

Ветер воду разгоняя,
В волосах смеясь шалил.
Кольца дымные пуская,
Запах трав костёр сулил. Читать далее

Тогрул Сафаров. Немеркнущая звезда (рассказ)

 

Авиалайнер «Люфтганзы» «Эйрбас-A340-300» летел на автопилоте сквозь непроглядную ночь над Японским морем. Нос самолёта рассекал густую облачность, обволакивающую его тёмным сплошным покрывалом со времени входа в воздушное пространство Северной Кореи. Мрак по ту сторону иллюминаторов скрашивали лишь мигающие  бортовые огни – красный на левом крыле и зелёный на правом. Погода уже ничем не напоминала ту, что была при вылете из Франкфурта. По мере погружения в грозовой фронт иллюминаторы всё чаще и чаще стала застилать пелена дождя и салон стал казаться самым уютным местом в мире. Я решил, что пора заснуть, хотя обычно редко спал долго в самолёте, предпочитая глазеть в иллюминатор или пользоваться бортовой системой развлечений. Читать далее

Тогрул Сафаров. Ноль омега (рассказ)

 

Фигуры в угрюмой массивной экипировке бежали трусцой, словно в такт невидимого дирижёра, предчувствуя ритм друг друга. Матовое покрытие чёрных нашлемных визоров и тёмно-зелёных бронекостюмов практически не отражало солнечный свет. Высокие ботинки с металлическими вкладками для пролома дверей глухо постукивали по дощатому полу. Штурмовые многокалиберные винтовки с наручными фиксаторами и глушителями, словно маятники, слегка раскачивали бегущие фигуры из стороны в сторону. Режим огня винтовок был переведён в поточный самозарядный, с автоматическим выбором боеприпаса и калибра по лучу, сканирующему окружающие материалы. Внутри шлемов коллиматорные дисплеи ненавязчиво отображали расстояние до цели, текущие запасы амуниции и медикаментов в индивидуальных боекомплектах, степень исправности оружия и степень повреждения бронежилета и шлема. Миниатюрные камеры возле шеи передавали изображение всего, что не попадало в поле зрения. В шлемах были одновременно включены миниатюрные наружные микрофоны для окружающей обстановки и интерком – внутренняя оперативная связь, неслышимая извне. Облачение придавало фигурам вид высоких и массивных роботов, которым удавалось передвигаться почти что с кошачьей грацией. Читать далее

Евгений Светлов. Приверженцы КоЗлой любви (рассказ)

Они крепко дружат в ранней школе. Она растет, растет и он. Они очень добры друг к другу. Она в десятом классе замечает, что влюблена в него беспросветно, но он любит сук и каждую любит недолго и не замечает разбитых сердец. Она говорит, когда на дворе лето между классами –  предпоследним и последним: “Я больше тебя не люблю. мы можем снова дружить”. Он отвечает: “Давай”. Она находит другого. Она выглядит счастливо с этим другим. Читать далее

Александр Сергеев. Тебе (рассказ)

«Люди всю жизнь пытаются

 научиться любить и быть счастливыми.

 Собаки уже знают, как это делать,

поэтому им не приходится

 оставаться здесь так долго».

Неизвестный

 

Всё, что ты делал на земле, осталось. Знай, я вижу это.

Воробьи по-прежнему прилетают поклевать зерна и остатки хлеба у меня под окном. День и ночь продолжают сменять друг друга. Я дышу, живу и люблю. И всё это происходит благодаря тебе. Читать далее

Евгений Светлов. Нежная душа (рассказ)

Сергей Перламутров с детства был человеком очень чуткой и нежной души. Кроме того, он был одарен природной тягой к рассуждениям, что вкупе с искренней добротой, порожденной именно нежностью души, заставляло его совесть постоянно напоминать о своем существовании. Читать далее

Валерия Скрипник. Высказянки (сборник афоризмов)

***

Иностранные слова в русском языке хороши, если приходят обозначать явления, которым без них названия нет. Такие слова постепенно ассимилируются с языком, приобретают русский “привкус”, пропитываются национальным менталитетом и обогащают речь. Но когда мы вместо “запарник” говорим “френч пресс”, или вместо “указатель” употребляем “биллбоард”, язык деградирует… И последствия этой деградации непредсказуемы!

Читать далее

Константин Строф. Бюро находок (рассказ)

Анатоль Франс был мужчиной на закате деятельных лет, вида весьма непрезентабельного. При рождении его нарекли Николаем; с учетом отца Василия вышло точь-в-точь как у одного великого соотечественника. Но никто его прежнего имени уже не помнил, да и сам он, вглядываясь вспять, в него не верил. А удилось все тамошнее памятью, надо сказать, с великим трудом и тоскою.
Читать далее

Константин Строф. Сказка северной тиши (повествование)

написано розовым шипом,

обмакнутым в первобытное очарование

 

 

Фадей возвращался домой под утро. Росы уже почти не сходили с трав во весь день, а в низинах туман подмерзал в иней. Лениво светлело, но на небе у восточного края даже не брезжило. День зарекался быть пасмурным. Фадей остановился. «И зачем это они так прилепились на самый косогор, будто взобрались боем?» – глухо протянул он из самого грудного трюма – как через пробоину, – посматривая сквозь предрассветный оцепенелый воздух на родную деревню. Мало Фадей видел в своей жизни других поселений; не считая муравейников и диких ульев, – всего одно. То был неблизкий замшелый городок, да и созерцал его Фадей преимущественно из окон больницы, куда его свезли с крупом еще мальчишкой. Но и при всех взаимных скромностях знакомства город показался ему невозможно шумным. Читать далее

Константин Строф. Камень и пыль (мультипликационный сценарий)

Солнце цвета драконьей кожи висело в нерешительности у небесной околицы. Поблизости курилось в последнем изнеможении дремы смольное марево. Кроме двоих, никто не знал, начался ли день едва или близится к концу. Никто не пробовал щелкать по носу грядущего, довольствуясь постылым. Двое же стояли от прочих в стороне.
Читать далее

Константин Строф. Череда (рассказ)

Но после того, когда я сообразил все это хорошенько,

то тогда же перестал удивляться.

 

Н.В.Гоголь

 

 

Должно быть, я сильно изменился. Вообще-то у меня есть.. да что, собственно? Кучка разрозненных, сделанных без желания снимков? Есть еще слова Веры, убеждающей, что не переменился я ничуть. А если и переменился (вот вдруг свободное от всего женское «если»), то единственно в лучшую сторону. Досадно и скучно, не правда ли? По всей вероятности, любит меня… А ложь – одна лишь крохотная верткая деталька, что когда-то ненароком высыпалась вместе с наивным сором из ее хорошенького белокурого конструктора мне в руки и с тех пор не желает определяться на место. Читать далее

Константин Строф. Ловкач (рассказ)

Биографический эпизод, подсмотренный, подслушанный, прочитанный в мыслях Ахетой Доместиком, киником и язвенником, который до сего момента не определился с собственным отношением к происходившему либо ограничен в счете. Озаглавить события вышеназванным было предложено как «Невеста и образ», но жизнь жестока и разительна.

 

Светлой памяти

Виктора Хрисанфовича Кандинского и Гаэтана Мари Гатиана де Клерамбо

 

– Да-да, благодарю, – отвечал он нетерпеливо на увещевания горничной, стараясь отвести взгляд от ее синюшного пористого носа, впрочем, вполне примечательного, чтобы упрекать себя. Дождавшись недовольного хмыка и соответственного хлопка двери, он положил чемодан на предварительно осмотренный тщательнейшим образом комод и беззвучно вздохнул.
Читать далее

Константин Строф. the lodger (видение)

Живу вместе с тобой.

Ем твою еду. Ем, когда захочу.

По вечерам ты уходишь в коридор, в далекой комнате долго шумит вода. Так долго.

Жду тебя в твоей постели, забираюсь на тебя, когда ты засыпаешь. Ты спишь неспокойно.

Знаю, у тебя кто-то есть. Бывает, замираю, так и не дождавшись тебя долгими ночами.

Читать далее

Константин Строф. Сны в сентябре (повесть)

 

1. Страшно открыть глаза.

 

 

Как долго я спал? И когда заснул? Что было до этого? Кажется, с тех пор прошла тысяча лет. Сон был глубок. Веки сковало звездной пылью. Но вопреки моей бессознательности и против моей воли, в мою голову вероломно заползали звуки. В основном, неприятные. Скрипящие, режущие слух звуки. Страшные. Все сливалось в один неразборчивый вибрирующий шум. Страшный.

Читать далее

Константин Строф. Присутствие (рассказ)

 

Есть железное правило, забывать о котором нельзя: если постарел однажды, помолодеть назад не получится. Читать далее

Константин Строф. Смерть Бальдра (рассказ)

1

Вы знаете, как пахнет лес в самом начале весны, когда этот темный затворник еще не подозревает о рождении нового солнца? Здесь последний оплот уходящей зимы. Когда на полях уже вовсю заливаются прилетевшие издалека птицы и резвятся грызуны, косматый хмурый хозяин последним выпроваживает уже навязшую у всех в зубах гостью. Только вдоволь нанежившись под солнцем, позволив резвому весеннему ветру как следует пошуршать своей неухоженной шевелюрой, лес окончательно пробуждается и вбирает в легкие теплого вешнего воздуха, а тот уже в свою очередь принимается запоздало освобождать землю от талого снега. Поглощая в себя всю застарелую зимнюю воду, лес словно торжествует, паря под прогретой гривой всеми своими пряными внутренностями. Он совершенно нетороплив и, осознавая свое величие, с временем не церемонится. Порой, подойдя к опушке, вдруг чувствуешь уже слегка позабытый холод, которым веет из чащи.
Читать далее

Александр Сергеев. Сегодня, или Один день из жизни Самуила

Дни — волны рек в минутном серебре,

Пески пустыни в тающей игре,

Живи Сегодня. А Вчера и Завтра

Не так важны в земном календаре.

Омар Хайям

                                                               1

 

Старик никогда не пропускал восход солнца. Он любил наблюдать за рассветом из окна своей комнаты.  Его поглощало происходящее снаружи. Минуту назад двор был чёрным. Не горели ни фонари, ни свет из квартир многоэтажного дома. Сейчас же, жёлтые лучи, появившиеся сверху, начали осторожно освещать улицу. Сначала загорелись верхушки домов и макушки деревьев. Далее свет дошел до мокрой серой травы, ещё растущей где-то маленькими пучками. И коснулся земли, усеянной опавшими листьями. Читать далее

Александр Сергеев. Точки

У меня ничего плохого не произошло, но я не улыбаюсь.
На моём столе стопки документов: счета, товарные накладные, прайс-листы. Они повсюду. Мои руки лежат на исписанном ежедневнике, в содержимом которого минусов в два раза больше плюсов.
Читать далее

Александр Сергеев. Чувствуй

1

Под ногами похрустывал тонкий слой льда. Местами серые сугробы уже разделялись ручейками. Марк шёл по вечерней улице и напевал про себя прилипшую мелодию, которую он только что услышал по радио. Читать далее

Александр Сергеев. Грязь, Герман и птица (рассказ)

Треугольник, заполненный деревьями, конусом прорезал город. Грузное небо служило границей, почти не пропускающей солнечный свет. Дорога с выбоинами и расколами перемежалась кривыми тротуарами и бесплодной землёй.
Читать далее

Александр Сергеев. Об авторе

Меня зовут Сергеев Александр Сергеевич. Мне 28 лет. Получил высшее образование в ННГУ им. Лобачевского по специальности «Биофизика». Сейчас работаю в коммерческой компании.

Писать рассказы начал в 2012 году. К настоящему времени написано 10 рассказов.
Читать далее

Данила Синякин. Бытие (сборник стихотворений)

Дамоклов меч

Бегут секунды на часах,
Мелькают дни, проходят годы:
В конце нас ждёт всего лишь прах –
Такой вот замысел природы.

Не ровен час нас поразит
Сознанье, что над головою
Дамоклов меч уже висит
И мы не той идём тропою.

Читать далее

Данила Синякин. Во тьме

Холодной ночью ты одна стоишь и мерзнешь у окна
И наблюдаешь, как вдали, меркнут звезды, фонари,
Вместо света теперь мгла объяла ночь вокруг тебя,
И слышишь чье-то позади дыханье в ледяной груди.
Читать далее

Данила Синякин. Театральный Демон (поэма)

Пролог
Добро пожаловать, друзья,
В театр жизни, бытия.
Он столь же стар, как этот мир
В нём правлю я, его кумир.
Театр видел много слёз,
Несбывшихся, дерзейших грёз
И всю людскую простоту
В попытках изменить судьбу. Читать далее

Данила Синякин. Вздохи (сборник стихотворений)

Вздохи

Ты слышишь вздохи средь безмолвной тишины
Эти вздохи, словно эхо, столь отчетливо слышны,
Но не будет им ответа в глубине людской души,
Ведь людское сердце глухо для чужой мольбы…
Читать далее

Данила Синякин. Стихи

Прогресс. Регресс. Процесс.

Технический прогресс
Вызвал интерес
У обывателя.

Теперь кому не лень
Ищут каждый день
Покупателя,

Чтобы его привлечь
И денюшек извлечь
Из кошелька,

И весь ненужный хлам
Со скидкой пополам
Для дурака.
Читать далее

Владимир Соколов. Качества, необходимые для перевода иностранной литературы (статья)

Считается, что для того чтобы переводить художественную литературы с иностранных языков, нужно обладать следующим набором качеств:

 

1) знание языка, с которого переводишь

 

2) знание русского языка

 

3) знание литературы, с которой переводишь

 

4) знание русской литературы

 

Добавить в этот списочек кое-что можно и даже необходимо, но это как-нибудь потом. А вот убавить нельзя ни йоты. Что однако не избавляет от зуда комментаторства по изложенным пунктам:

Читать далее

Виталий Семёнов. π для счастья (миниатюра)

Блаженны алчущие и жаждущие  правды, ибо  они насытятся.

 

3,1415…  чтобы записать все уже известные цифры этого числа не хватит ни мощности сайта, ни жизни «писателя». Вычислить идеальный круг так же не возможно, как и достичь идеала. Еще ни одному ослику не удалось достичь висящей передним на удочке морковки. Впрочем, каждый обладающий интеллектом может прийти к выводу, что количество целых единиц это количество измерений, а бесконечная дробь это та неуловимо-невычислимая величина кривизны нашего континуума, благодаря которой происходит мутация информации, то есть развитие, еще проще процесс, общепринято называемый эволюцией. Жизнью.  Читать далее