Андрей Волков. Эскалатор в бельэтаж (рассказ)

Постмодернистская мелодрама

Посвящается Рите

1

2 июля, когда солнце светило не так ярко и город находился под покровом утренней прохлады, инженер Антон Шемякин направлялся в одно из провинциальных предприятий ВПК. Работа для него давно стала рутиной, к тому же он недавно развёлся с женой и сейчас жил один в трёхкомнатной квартире, которая ему казалась непривычно большой. У Антона в детстве была большая семья – родители и два брата, а также с ними жила бабушка. Он плохо помнил её внешность, так что не мог себе представить её образ, воскресить со дна памяти очертания её лица, как ни старался. Но Антон хорошо запомнил её добрый характер. У неё были ласковые руки, которыми она гладила его по голове, кормила, когда родители были на работе, и убиралась в квартире. Бабушка умерла, когда Антону было девять лет. Он долго не мог привыкнуть к её отсутствию в своей жизни. Вроде бы, всё осталось по-прежнему, братья и родители были рядом. Но в то же время ему остро не хватало добрых бабушкиных рук, тихого голоса и захватывающих рассказов из её долгой жизни. У бабушки была прекрасная память и несомненный талант рассказчика. Даже его шумные братья переставали носиться по квартире и с удовольствием слушали её истории о волках, напавших на учительницу в ночном лесу, или же про немцев, квартировавшихся в деревенском доме. Бабушка говорила, что те немцы были хорошие, никого не трогали, давали детям гостинцы и даже сказали, что Третьему рейху никогда не победить свободолюбивый советский народ. Так впервые Антон узнал, что зло никогда не бывает коллективным, бессознательным, а исключительно индивидуальным выбором каждого конкретного человека.

Ныне большая родительская квартира целиком была в его распоряжении, и он, приходя домой вечерами, часто не знал, чем ему заняться. Иногда он встречался с приятелями в центре города, и они сидели в каком-нибудь кафе, разговаривая о житье-бытье друг друга. Но чаще по вечерам Антон смотрел иностранные сериалы. Правда, однажды это занятие ему наскучило, и он решил вернуться к научной деятельности и засел за статью о самых оптимальных способах закалки высокоуглеродистых сталей. Но эта работа продвигалась небыстро, в основном из-за лености Антона. Его приятель Артём, преподававший в местном университете, склонял своего друга к чтению курса лекций о технологии термической обработки сталей. Как он говорил, «тебе просто нужны перемены в жизни». Антон соглашался с ним, даже думал о защите диссертации, но дальше разговора с заведующим кафедрой металлообработки дело пока не пошло.

Антон вышел из автобуса и направился к предприятию, где он работал последние семь лет. Шёл не спеша, ибо не видел в спешке никакой нужды. Ведь впереди ему предстоял очередной рутинный день, хотя он подозревал, что почти все работы в основном состоят из рутины. Хорошо там, где нас нет, как гласит пословица. Вот и университетская работа наверняка на деле окажется не намного увлекательнее его теперешней должности. И чтение лекций превратится в рутину, и руководство курсовыми и ВКР. Да и защита диссертации – унылая бюрократическая процедура, к тому же требующая денег. Поэтому его приятель Артём и думать не думает про докторскую. Говорит, что проще монографию издать, чем с ещё одной диссертацией возиться.

 

2

Ну вот, опять на эту работу иду. Ещё не дошёл до рабочего места, а уже домой хочется. Начальник отдела намедни пенял мне, что я недостаточно внимательно к своим обязанностям отношусь. Хотя что это за обязанности такие? Переписывать чужие чертежи и режимы? В советское время инженеры много накопили идей, так и не запущенных в производство. Ведь в 1990-е к власти пришли рыночники и стали заниматься только тем, что приносит быструю прибыль. Неудивительно, что столько всего ценного в архивах ВПК сокрыто. Вот и я архивом активно пользуюсь. Не то чтобы сам ничего придумать не могу, просто, как говорит мой начальник, приказ есть постепенно из архивов поднимать разработки и в цеха отправлять. Моя задача состоит в основном в том, чтобы адаптировать их к нашему времени.

Пришёл я в отдел ровно в восемь пятнадцать. Начальник стоит, улыбается, даже не сказал ничего, почему я на работу опоздал на пятнадцать минут. Провёл к себе в кабинет, кофе предложил. Ну, точно подлизывается. Значит, нужно что-то ему.

Так и есть. Говорит, зам генерального по производству докторскую диссертацию защищать планирует. Поэтому по отделам разослали задания за него статьи написать. Вот и мне предлагает статью по производству композитной арматуры подготовить. Я говорю, «Робертыч, это не совсем моя тема». А он: «да знаю я, но зато новое направление. Как раз разнообразие в свою деятельность внесёшь». И так подмигивает, как будто знает, что я уже год раздумываю, куда бы уйти отсюда. Ну и бронебойный аргумент: «я тебе отгул дам целых два дня и даже премию выпишу внеочередную». Не скрою, это подействовало. Ладно, говорю, напишу. Глядишь, и правда день быстрее пройдёт.

Я вышел из кабинета начальника, пробыв там примерно десять минут. Мои коллеги усиленно делали вид, что работают, а сами посматривали поверх мониторов. Любопытный народец. Наверно, думали, что меня ругать будут, ан нет, не угадали. Я занял своё место за столом у окна. Слева от меня сидела Вика, инженер по пресс-формам. Ей тридцать лет, и она тоже не в браке. Возможно, развелась, как я, или же не была никогда. Не скрою, мне она нравилась. Хорошая фигура, волосы соломенного цвета до плеч, но самое главное, что душа у неё есть. Не похожа на этих дур размалёванных, которые только и умеют, что про своих карапузов в обеденный перерыв трепаться, да мужиков обсуждать. Я робел о чём-то с ней заговорить не касающемся работы. И она первая не начинала диалог. Приветливо здоровалась и садилась на своё место. А я сидел рядом и периодически посматривал на неё. К тому же, наш начальник не любит, когда его подчинённые болтают друг с другом. Требует дисциплины. Ведь у нас предприятие от Министерства обороны, тут полно военных ходит и зам министра периодически приезжает с проверкой.

Я залез в интернет, чтобы отвлечься от однотипных чертежей. Делал я это периодически, чтобы время убить, и осторожно, чтобы начальник не видел. А то ругаться будет и ещё премии лишит. Ведь это нарушение трудовой дисциплины.

Хорошо бы иметь интересную профессию. Например, секретный агент, как Джеймс Бонд. Пусть работа сопряжена с риском, зато сколько впечатлений! Хотя перспектива погибнуть в расцвете лет меня тоже не радует. Не хотелось бы уйти в мир иной, так и не вкусив всей полноты бытия.  

Помню, я общался как-то со священником, который жил пососедству. Он меня пытался в свою веру склонить, дескать, Господь Иисус Христос пострадал за всех нас и желает, чтобы все спаслись. И говорит ещё: «Вот в чём смысл жизни большинства? Живут себе, работают, умерли, и следа не осталось, как будто вовсе не было их». Сейчас я думаю, что понимаю, о чём он говорил, хотя тогда, в силу молодости, мне всё это показалось смешным. Не то чтобы я в бога уверовал, вовсе нет. Это всё из области недоказанного, а я с фактами всегда работал. Но я хотел бы, чтобы мне было интересно трудиться, а не только ради денег приходить и время высиживать. Интересно, у остальных моих коллег проскакивают такие мысли, или только у меня?

Помню, мать мне говорила, что я с детства нонконформистом был, всё хотел от остальных детей отличаться, поэтому никогда не делал то, что делали они. Если, к примеру, все шли играть, то я оставался на месте, да ещё сидел с недовольным видом, так что другие дети боялись подойти ко мне. Воспитатели в детском саду относились иронически, дескать, вот опять не как все себя ведёт. Сидит как волчонок, ни на кого не смотрит. По совету одного из воспитателей мать меня даже водила к психологу, но это мне совсем не помогло. Я поведение не изменил ни на йоту, хотя слушал внимательно, что мне говорила женщина в белом халате. Жаль сейчас уже вспомнить не могу – слишком много времени прошло, слишком много информации в голове с тех пор скопилось. Я вообще плохо запоминаю события своей жизни. Порой такое чувство, что я ёжик в тумане, как в известном мультике. Блуждаю в потёмках в поисках смысла своего бытия.

 

3

Пока его коллеги усиленно думали, как бы переписать старые чертежи и режимы, ведь новые создавать и лень, и потребности нет у руководства, Антон читал онлайн «Бельэтаж» Николсона Бейкера[1]. Эту книгу он давно взял на заметку, ему её ещё бывшая жена советовала, но всё руки не доходили. Читал Антон неспеша, периодически возвращаясь к своей работе, да ещё параллельно почитывая про композитную арматуру. И на кой чёрт согласился! – ругал он себя. Теперь ещё на чужую научную статью время тратить. Свою-то он закончить не может никак, хотя уже и журнал нашёл, куда послать можно.

Время от времени Антон и на Вику поглядывал. Красивая взрослая женщина, всегда стильно одетая, вежливая. Вот бы пригласить её, вдруг не откажется. Но тут же другая часть сознания ему говорила, что у такой эффектной девушки наверняка поклонников куча. Зачем ей он-то сдался? Если бы нравился, то она сама бы намекнула. Ведь уже два года вместе работаем. А Вика общалась с ним примерно так же, как со всеми – вежливо, но держа дистанцию.

Читайте журнал «Новая Литература»

«Привет, работаешь?» – прочёл Шемякин в мессенджере на экране монитора. Это сообщение озадачило его. Написал ему некто с именем Ник, но у Антона не было приятелей с таким ником.

Решив, что человек просто ошибся собеседником, Шемякин продолжил читать про композитную арматуру, выстраивая в уме здание будущего текста. Однако буквально через пять минут Ник написал снова, причём в своём сообщении обратился к Шемякину по имени.

 

4

Что за дурацкий розыгрыш? Ник у нас видите ли главный герой романа Николсона Бейкера «Бельэтаж». Доехал до офиса и теперь решил со мной связаться. Какой-то шутник. Думает, я такой идиот, что поверю в это? Наверняка кто-то меня разыгрывает.

Я встал со своего места и прошёлся вдоль ровного ряда столов, за которыми сидели мои коллеги инженеры, заглянул в их мониторы. Но ничего подозрительного не заметил. Все они были заняты рабочими делами, если судить по схемам и чертежам, которые усеивали рабочие столы их компьютеров. Я даже подумал про начальника отдела – не он ли решил отомстить мне за опоздание? Но затем посмотрел на него через полупрозрачную перегородку, отделяющую его офис от нашего, и понял, что это не может быть он. Просто нелогично. Мой начальник вообще не любит использовать мессенджеры, всё время звонит, причём даже тогда, когда проще написать. Но он человек старой закалки, как бы иронически это ни звучало в контексте моей термической работы.

Я вернулся на своё место. Ник за эти две минуты, что я отсутствовал перед монитором, написал два абзаца текста. Пишет, что у него в кабинете душно и спрашивает, как у меня дела. Я прикинул температуру в помещении и написал, что у нас в целом всё нормально, климат контроль стоит.

«Ты мне не веришь?» – спросил Ник. – «Думаешь, разыгрываю тебя? Поэтому ты ходил по своему помещению, ища того, кто пишет тебе сообщения?»

Меня прошиб холодный пот. Вот это уже по-настоящему неожиданно. Кто бы это ни был, но он знает, что я делаю, он меня видит. Как будто в триллер я попал. Вот так, а ещё думал, что моя работа рутинная. Сейчас уже авантюры Джеймса Бонда не казались такими привлекательными. Я понял, что хочу вернуть всё по-старому. Оказалось, что и в рутине есть свои плюсы.

«Что тебе надо?» – написал я Нику и нажал enter. Он прочитал и написал в ответ:

«Мне скучно, поэтому решил тебе написать. Тебе же тоже скучно. Поэтому ты «Бельэтаж» читаешь? Ну и как тебе моя жизнь? Нравится?»

«Мне кажется, в романе перебор с мелочами. Зачем все эти размышления про соломинки и шнурки?». Я включился в переписку с неизвестным, подумав, что я ничего не теряю. Вряд ли это маньяк какой-то. Скорее всего, обычный тихий помешанный, начитавшийся «Бельэтажа» и возомнивший себя главным героем романа.

«Тебе Вика-то нравится?» – неожиданно пришёл ответ. «Что не пригласишь девушку? Я бы был смелее».

Перехода к теме личных чувств я никак не ожидал, а потому первое время не знал, как среагировать. Обсуждать свои чувства к Вике с помешанным я не очень хотел. И даже как-то пропустил мимо внимания откуда он про мою симпатию к Вике знает? В голове моей, что ли сидит?

Эта мысль меня позабавила и я усмехнулся. Мои коллеги посмотрели на меня поверх своих мониторов, так как в помещении в этот момент стояла рабочая тишина. Лишь звук нажимаемых клавиш нарушал её. Все посмотрели, но не Вика. Она, напротив, увлечённо что-то печатала. Наверно, и ей задание дали статью написать.

«Она мне нравится», признался я. Общение с инкогнито походило на диалог с психоаналитиком. Только это необычный психоаналитик, который не просто сидит и слушает чужой рассказ, изредка задавая вопросы, а активно играет в некую ролевую игру. «Но вот я ей вряд ли».

«Почему ты так решил?»

«Она внимания не обращает».

«На что? Ты же ни разу сам не заговорил с ней ни о чём, кроме работы. И ни разу не попытался никуда пригласить».

«А вдруг у неё есть кто-то?»

«И что? Неужели ты боишься отказа и поэтому жертвуешь своим счастьем?»

Подумав, я понял, что мой собеседник прав. Я действительно мог бы быть смелее. В конце концов, я бы ничего не потерял, если бы пригласил её куда-то. Максимум она бы отказалась, сказав, что у неё уже есть парень.

«Я же не могу заговорить с ней при всех».

«Скоро обед», напечатал мой таинственный собеседник. «Она ходит в столовую. Ты бы мог подсесть к ней и как бы между делом заговорить».

«Думаешь, из этого выйдет что-то хорошее?»

«Да. Ты перестанешь думать об этом постоянно и, наконец, узнаешь правду. Свободна ли девушка и нравишься ли ты ей. И почувствуешь себя завоевателем. Или ты хочешь сидеть ещё два года, поглядывая на неё. И за это время она точно кого-то найдёт».

Я посмотрел на часы. Обед через двадцать минут. Мой собеседник молчит. Видимо, ждёт результата, чтобы продолжить диалог после обеда. Я продолжил читать про композитную арматуру, но внезапно отметил про себя, что с нетерпением ожидаю обеда. Во мне крепла решимость наконец-то преодолеть свой страх и заговорить с объектом моих тайных воздыханий. Но вдруг Вика не пойдёт в столовую? Или сядет с кем-то? Конечно, я знаю, что обычно она сидела одна, ну а вдруг?

Мои коллеги стали потихоньку вставать со своих мест. Закрылся в кабинете и начальник. Он всегда так делал, чтобы в обеденное время никто не беспокоил его. Встала и Вика, взяла сумочку, телефон и вышла из отдела. Пока всё складывается в мою пользу. Главное, не струсить в самый неподходящий момент. Ник прав — такая эффектная девушка непременно найдёт себе кавалера, если он и дальше будет тайно воздыхать по ней. Ведь чужие мысли никто ещё не научился читать.

 

5

Антон пришёл в столовую через десять минут после того, как туда отправилась Вика. Всё это время он сидел в нерешительности, смотря на мессенджер, по которому общался с Ником. Но новых сообщений не появлялось, хотя он видел, что Ник в сети.

Наконец, ему самому стало противно от своей нерешительности. Он понял, что будет жалеть, если не попытается. Хотя бы просто сесть рядом и заговорить с ней о чём-то, что не связано с работой. Вряд ли она пошлёт его куда подальше. Она слишком интеллигентна для этого.

Антон встал и огляделся. Офис был пуст. Все уже давно обедать спустились. Не на эскалаторе, конечно, как в романе Николсона Бейкера, а по лестнице. Заводская столовая располагалась на первом этаже их здания, в недавно отремонтированном просторном помещении. От вестибюля она была отделена стеной из стеклоблока. Типичная планировка советской столовой.

Ник, не подведи, – мысленно сказал Антон и, собравшись с духом, проследовал от своего рабочего места к входной двери.

 

6

Обед в самом разгаре. Почти весь мой отдел уже расселся за столиками. Только Вика сидела одна. Как будто ожидала меня. Я мельком заметил, что она взяла салат, пюре с котлетой и сок, который медленно пила, увлечённо глядя в телефон. Я взял поднос и направился к работнице столовой, которая раздавала еду. Очереди практически не было – все уже сидели за столами и ели. Пока я стоял на кассе, я заметил, как к столику Вики подошёл Пётр, ловелас из соседнего отдела. Ну, всё, сейчас к ней приклеится и ещё одну любовную победу на свой счёт запишет. Но Вика что-то ему сказала, мне показалось, что «место занято, сейчас человек придёт». Какой человек? У неё тут что, парень работает?

Я уже собирался сесть за другой столик, где одиноко сидел старый механик Ильин и читал заводскую газету. Было неприятно от самой мысли, что Вика также мне улыбнётся и скажет о каком-то человеке, который должен к ней прийти. Пару секунд я стоял в нерешительности, но затем вспомнил, что писал мне Ник. Стало как-то неприятно от того, что я даже не попытаюсь с ней заговорить. Мне не хотелось выглядеть трусом в глазах моего таинственного собеседника. Поэтому я набрался смелости и направился к Вике.

«Нет, тут не занято», неожиданно ответила она, чем поставила меня в тупик. А почему же тогда Петру отказала? И не скажешь, что страшный он. Наоборот, спортивный парень. Девушкам такие нравятся. Но Петру не повезло. Хотя как сказать. Смотрю, уже пристроился к Насте из бухгалтерии, известной вертихвостке. Ну, с этой у него точно не возникнет проблем.

Первое время мы молчали. Затем я ей рассказал о своей странной переписке и спросил, что она думает. Не сказал только, что переписка касалась её.

«Я читала «Бельэтаж», кстати», с улыбкой сказала Вика, и мне стало приятно уже от того, что она разговаривает со мной на посторонние темы. «Ты ведь не можешь думать, что это и правда герой романа тебе пишет? Хотя, учитывая, что писателя зовут Николсон, а роман написан от первого лица…» Вика не договорила и задумалась. Её красивое лицо стало печальным. «Тебе не приходило в голову, как много одиноких людей вокруг? И они одиноки просто потому что боятся поговорить друг с другом. И вечно живут в своих мечтах и фантазиях, вместо того, чтобы попробовать заговорить с тем, кто им симпатичен».

«Почему-то мне кажется, что Ник ближе ко мне, чем я думаю. В самом деле, странно было предполагать, что Ник – это реально герой Бейкера. Или что кто-то из нашего офиса возомнил себя Ником».

«Ты начал кое-что понимать», снова мило улыбнулась Вика. «Да, это я тебе написала. Сложно было не заметить, как ты смотрел на меня все эти два года. И так как у меня, как и у тебя, никого нет, и, прямо скажем, ты отличаешься от жеребцов, вроде того, что хотел подсесть ко мне до тебя, я решила познакомиться с тобой поближе. Но так как я такая же нерешительная, как и ты, то подумала, что будет неплохо прикинуться героем Бейкера и посмотреть, как ты отреагируешь. Я заметила, что ты читаешь эту книгу на работе».

«Может, сходим в кафе?» Признание Вики сняло барьер нерешительности, и я стал действовать смелее. «Если ты, конечно, можешь».

«Почему нет? Поговорим о «Бельэтаже». Хотя, наверно, потом, когда ты дочитаешь».

«Я как-то читал «Заметки на полях «Имени розы», и там автор писал, что в наше время нельзя просто сказать о чём-то, даже о чувствах, дабы не выглядеть банальным. Или, скорее, чтобы другие не подумали, что ты банален, ибо простота теперь ассоциируется с глупостью. И Умберто Эко писал, что если, допустим, человек влюблён в очень образованную женщину, такую, как ты, то он не может ей сказать, что она ему нравится, так как подобный мелодраматизм – прерогатива бульварных романистов. Но выход есть. Всегда можно сказать, по выражению Барбары Картленд[2] – ты мне очень нравишься».

«Кажется, в оригинале было «люблю тебя безумно», разве нет?»

«Я подумал, что это перебор. Не хочу, чтобы ты подумала…»

«Извини, я перебью. Мне кажется, уже понятно, что ты мне тоже нравишься, и я также украдкой посматривала на тебя, поэтому немного больше смелости не повредит. Но хорошо, оставим смелость для кафе, а пока продолжим игру в героя «Бельэтажа». Итак, если после обеда Ник спросит у тебя, как тебе Вика, и ты напишешь, какая она очаровательная и обворожительная девушка, то это не будет перебором. Девушки любят нравиться мужчинам, и их воображение не знает себе равных в деле привлечения к себе кавалеров».

«Что ты скажешь на счёт того, чтобы завтра взять день без оплаты и провести время вместе?»

«Скажу, что это будет прекрасно. Нам же нужно время, чтобы познакомиться друг с другом поближе. А на работе будем играть в игру «Ник и Антон». Ты будешь писать, как тебе нравится Вика, а она будет с нетерпением ждать окончания рабочего дня, чтобы пойти вместе в парк, например».

«А что будет, когда Ник доедет до бельэтажа?»

«Если ты об этом узнаешь, тебе станет неинтересно читать. Жизнь нельзя описать. Её нужно прожить, и хорошо бы так, чтобы потом не жалеть об упущенных возможностях. Ну, вот и обеда конец. Скоро тебе напишет Ник и спросит, как прошёл твой разговор с Викой. Я надеюсь, ты уже придумал, что ему ответить».

«Конечно. И не сомневайся, Ник будет доволен тем, что прочитает».

 

7

«Привет. Уже придумал, в какое кафе пригласить Вику?»

Старый знакомый Ник вернулся спустя полчаса после того как закончился обед. Вика сидела за монитором, делала вид, что работает. Периодически они оба посматривали друг на друга. Когда их взгляды встречались, Вика хитро улыбалась ему. Антону было интересно, что она ещё придумает. Параллельно он гуглил ближайшие кафе, думая, куда лучше всего пойти с девушкой. Начальник, выглянув из кабинета, довольно смотрел на работающий коллектив. Оказалось, что для того, чтобы наполнить свою жизнь приключениями, совсем не обязательно спасать мир, как Джеймс Бонд. Главное, не мириться с рутиной, сопротивляться ей.

Я скинул Нику сайт кафе, которое находилось за остановку от предприятия ВПК. Ник написал, что, судя по фотографиям, место хорошее. И заодно поинтересовался, на транспорте ли они поедут или нет. Ведь у Вики есть машина. Стоит на стоянке перед проходными.

«Мы пойдём пешком», уверенно печатал я. «А машину викину потом заберём. Мне нравится гулять и, я думаю, что Вике тоже».

«Я тоже так думаю», спустя пару секунд, напечатал Ник. «Девушке просто не с кем было гулять, поэтому купила машину. И чтобы на работу быстрее добираться, ведь с утра пробки. А так гулять, конечно, лучше. Ведь вы всё рабочее время сидите за мониторами. Ещё геморрой у вас будет, извини за подробности».

Ник поставил смайлик. Я не сдержался и улыбнулся. Начальник недоумённо посмотрел на меня, но затем решил, что ему показалось. Ведь он думал, что для меня работа неизбежная рутина, чего тут может быть весёлого. Тем более ответственную статью мне поручил. Если мне начальник обещал за статью отгулы и премию, то ему самому зам по производству посулил должность зама по научной работе. Этой должности Робертыч давно добивался.

В отделе стояла привычная рабочая тишина, нарушаемая лишь слабым гудением компьютеров и звуком нажимаемых клавиш. Наконец, Робертычу надоело стоять над сидящими за компьютерами людьми, осматривая своих подчинённых поверх спущенных на кончик носа очков. Они и так все работают – незачем надсмотрщика изображать. Робертыч вошёл в кабинет и закрыл дверь. Зазвонил телефон – должно быть, из заводоуправления беспокоят, отчёт требуют. Начальник отдела снял трубку и откинулся на спинку кресла. Мы с Викой спокойно продолжили нашу небанальную игру.

3 – 15. 08. 2023

 

 

 

  

 

 

 

[1] Николсон Бейкер – один из ведущих американских писателей-авангардистов. «Бельэтаж» – его дебютный роман. Здесь и далее примечания автора

[2] Барбара Картленд (1901 – 2000) – автор многочисленных любовных романов

Биографии исторических знаменитостей и наших влиятельных современников