Номер журнала «Новая Литература» за декабрь 2022 г.

Юлия Погорельцева. Катька (рассказ)

Рассказ «Катька» – это историческое повествование, основанное на личном интервью с участниками – первопроходцами, восстанавливавшими и обеспечивавшими железнодорожное сообщение на рубеже 1943-1944 г.г одного из поселков Лениградской области, входящего в так называемое бутылочное горло.

Бутылочное горло»  или «фляшенхальц», как называли его немцы  – самое узкое место блокадного кольца вокруг Ленинграда,  располагавшееся между побережьем Ладожского озера и посёлком МГА.

Фляшенхальц – это выступ фронта, отделявший Ленинград от Большой земли, который фашистское командование укрепляло на протяжении многих месяцев и сосредоточив до 5 дивизий, создало мощный полевой укрепительный район с разветвленной системой инженерных сооружений, противотанковых и противопехотных препятствий.

 

«Катька» – рассказ живых свидетелей о том,как рождалась новая история станции «Малуса» – одного из героических поселков, создавших в Великую Отечественную войну  История возрождение поселка глазами маленькой девочки Люси.

 

Из книги Ю.А.Погорельцевой ««Бутылочное горло»  или «фляшенхальц».

 

 

«КАТЬКА»

 

1943-1944 г.г.. Станция «Малукса» Ленинградской области.

 

1943 год. Выходили из поезда тяжело, ныли засиженные бока, кости, словно собранные неумелой рукой и наспех сшитые на нитку-пеньку…Ватные ноги едва передвигались, переходя железнодорожные рельсы. Чернота… Везде…Всюду… Вокруг ни одного дерева, ни одного дома. Ни чего жилого и, казалось, что и живого …тоже. Голая земля, черная как смоль, вспененная, больная…

Идти пришлось недолго. Впереди показался барак, барак и …ни одного дома…

Вся «Малукса», как оказалась, состояла из этого барака у станции.

По тёмной, едва утоптанной тропинке, в сторону этого станционного, не понятно как сохранившегося строения, двигались три человека: двое взрослых и маленький ребёнок. Двое взрослых это Мария Кудряшова, только что окончившая спецкурсы в поселке «Бугры» Новгородской области, ее маленькая дочь Люся (с единственным богатством на руках – кошкой Катькой) и начальник станции Степашов Сергей Николаевич.

– всё заминировано, идите шаг в шаг, ни в лево-ни право?!ясно? – суровым и вместе с тем по-отечески теплым голосом сказал Степашов. Вечерело, темнота сползалась едва ли не мгновенно, и было не ясно, как Сергей Николаевич был способен различать очертания этой тропы, этого узкого пространства между одной, другой пастью мин. Дядя маленькой Люсе казался …умным и даже добрым. Хороший такой дядя.

Мама крепче сжала люсину ладошку и они шлепали, аккуратно переступая вывороченные местами комья земли. Когда дошли до барака, то так и оказалось – ни одного дома. Только этот станционный барак.

 

Малукса. Много таких посёлков на карте Ленинградской области, выжженных практически дотла, съеденных черной гарью боёв.

Из 1237 человек, проживавших до войны в на территории Берёзовского сельсовета Мгинского района (а это численный состав деревень: Берёзовка, Веняглово, Лодва, а также Малукса), оставалось примерно …19 человек.  И один из этих девятнадцати шёл вместе с Машей и маленькой Люсей, заботливо державшей на руках кошку, не расставаясь с ней ни на секунду. Для Люси эта кошка была не просто кошкой или другом, она стала для крошечной девочки её кровным братом, сестрой, таким же близким существом, ну…почти, как мама. Кошка Катька была люсиным миром и символом мира …вообще. Символом тихой спокойной жизни. Практически только эти трое составили всё население поселка Малукса.

 

Берёзовка, Веняглово, Лодва, а также Малукса  – выжженные поселки, обезгавленные деревья, выкорчеванные снарядами из земли, чёрная, словно вспоротая земля – вот всё, что можно было увидеть на месте былого  существования одних из самых живописных деревень, расположенных в объятии сосновых лесов, озёр и лесных рек…

 

Малукса была захвачена немцами – Погостье оставалось за русскими. Между Малуксой и Погостьем  расстояние в несколько не долгих километров и это были километры страшных кровавых болот, с топкой вязью, где  буквально в каждом болоте, повсюду были разбитые танки. Их башни торчали страшными вывороченными плечами, стволами и неестественно распластанными хаотично свисающими как тряпки или плети.. бойцами, участниками жатвы этой страшной безжалостной войны.

Карбусель была выжжена дотла.

Карбусель – разбомбили и сожгли, Лодву разбомбили, а вот Малуксу, из которой наспех уходили немецкие соединения, оставили в траншеях и норах, в кои запасливые немцы натаскали из разворованных и сожжённых ими же домов малуксинских сельчан, всё относительно сохранившееся хозяйство и какую-ни какую утварь.

 

 

Голая земля… Жезловка

 

Малукса. Всё, что было в Малуксе — один единственный барак. Люся не понимала, как здесь живет этот странный, но добрый дядя. Кругом чернота, руины и траншеи. Землю трудно было назвать землей – не-то суглинок, не-то пепел.

Маша приступила к исполнению обязанностей – после курсов в Буграх Маша Кудряшова могла быть диспетчером и под началом начальника станции Степашова Сергея Николаевича начала трудиться на благо российской армии и железнодорожного обеспечения сил армии и тыла.

Маша и Люся с кошкой Катькой поселились в одной из землянок, в которой нашлись топчаны-кровати и что-то пригодное для обустройства жилья.

Потом к Маше приехала ее родная сестра Феня Румянцева с маленькой четырех-летней дочкой на руках – крохой Нинушкой. Феня, привыкшая трудиться не покладая рук ,также  была обучена  к работе на железной дороге и бесстрашно приступила к труду.

 

 

Так они и жили, и трудились, под звуки надвигающихся взрывов, под периодическими подлётами своих и чужих военных самолетов, злобный оскал войны. Один барак у станции, ни одного дома, а лишь несколько едва сохранившихся землянок, Феня и Маша дежурные, а сними дин мужик – начальник станции Сергей Николаевич Степашов , демобилизованный по ранению плеча, подорвавшийся на мине. Вот это и был весь мир Малуксы  и  мир маленькой Люси, кошки Катьки и двоюродной люсиной сестры Нины.

Ни деревьев, ни кустов,  одни исколеченные обрубки израненных стволов, земля – сплошные траншеи. И железная дорога… Всего три взрослых человека…, но именно они создавали условия для того, чтобы поезда беспрепятственно продвигались по железнодорожной колее, доставляя личный состав, военную технику до места назначения. До места, где шли ожесточенные бои.

 

Примерно за 5 — 10 километров от самой деревни Малукса располагались немецкие укрытия — землянки, в них проживали куркули — немцы и когда они убегали, спасаясь от огня советской армии, оставили свое и награбленное имущество. Однако после отчаянных боёв, кровавых сражений и массированных бомбардировок, эти землянки превратились в сожжённую в землю и лишь несколько остались пригодными для жилья. Вот в двух и поселились две совсем молодые женщины, почти девчонки, с крошечными дочками на руках — Маша и Феня. Голая земля, земляные потолки. Голод. И перед ними стояла одна задача – встречать и провожать поезда. Задача, которую поставила страна, как стратегически значимую для фронта, для Родины и времени!  И с ними только телефон, связь, жезловка.

Степашов работал сутками, работал на износ – а иначе ни как. Заменить не кому. Немецкие самолеты, бомбордировки – тишина, в любое время, днём ли, ночью нужно было пропускать поезда. Земля, и без того чёрная, бугристая и вспененная, выжженная до черна, становилась еще более суровой и угольной. Оставленные повсюду немцами мины. Вот, что такое была станция Малукса. Узловая, стратегически значимая для Ленинграда.

Девчонки — диспетчерицы-дежурные Маша и Феня оперативно работали с жезловкой: блокировался перегон (жезл блокировал) и можно было отправлять следующий поезд – жезловка работала: заблаговременно дежурные запрашивали можно ли отправлять поезд – помощник в кабине поезда подхватывал жезл и на следующей станции вставлял в специально подготовленное место. Так осуществлялось оповещение и пропуск поезда на станции следования.

Прибился еще один мужичок — Тулупьев. Тулупьев, Сергей Николаевич Степашов, Маша Степашова с Люсей, да Феня Румянцева с Нинушкой — все население Малуксы. И все то же – жезловка, телефон, бомбежки, поезда… Люся даже как -то освоилась, рядом была кошка Катька. Если бы не эта Катька, то непонятно, как маленький ребенок переносил бы все эти страхи и ужасы. Конечно, многое она недопонимала, но что такое немецкие самолеты знала очень хорошо. Так и жили… Но в один день, наполненный все тем же ежедневным круговоротом…Катька..потерялась, в вместе с ней потерялась сама надежда на победу. Точнее…с  потерей Катька что-то стало надламливаться. Может быть ежедневный страх, холод, голод стали пробиваться под тонкую детскую кожу, оставляя на душе свои зазубрины. Люся пыталась искать свое пушистое счастье, она была готова бежать по заминированной земле наперекор запретам матери, под усмешки немецких лиц, низко опускавшихся  в очередном круге на своих самолетах. И бежала…Но Катька не было ни где… Земля с каждым днём всё чернела и все больше обугливалась, потом выпал снег,и он тоже постоянно менял свою окраску с белого на бурый, грязный, словно замешенный с известью…, пеплом и человеческой болью.

 

 

Котята

 

Шли дни и Люся уже начинала смиряться с утратой своего самого лучшего и доброго друга. Нет, она ее не забыла, просто ребенок войны понимает гораздо больше, чем дитя мира. Однако Люся была всё же ребенком и продолжала верить в чудо. И чудо… случилось… Катька появилась… Катька, та самая, подруга, кошка, но почти сестра, которая для Люси была даже ближе, чем Нинушка… пришла… Вернулась… Прошла по минам, под всеми выстрелами, бомбежками, которые нет-нет, да снова накрывали железную дорогу (и в оставленной немцами Малуксе постоянно появлялись немецкие самолеты). Катька… вернулась, живая, невредимая и с ней… 6 котят. Как такое могло случиться, если не то, что котов, дерева в округе ни одного?! Было чудо… И с возвращением Катьки словно… возвратилась пошатнувшаяся надежда. Жизнь возвращается! И стало пробиваться в воздухе. -впереди торжество жизни над адским жерлом войны. Победа… Оживление этой почти стертой с лица земли деревни, станции Малуксы.

Катька вернулась, а с ней 6 котят… И стали возвращаться люди. Сергей  Сергея Николаевич Степашов постепенно сошелся с люсиной мамой и стал для Люси настоящим отцом, хоть и отчимом — отец это тот, кто отдает себя своей семье, жене и ребёнку.

Начали съезжаться семьи первопроходцев и сразу восстанавливать землянки, дабы было где-то разместиться. Из Литвы и Латвии начали возвращаться семьи из угнанных в эту войну. Начали строиться – Максимовы, Беляевы, Ткачевы (возвратившиеся из Германии).Стали строить дома, потом на горе стали строить школ, где могли учиться дети – до 4 класса. Были проложены пути, которые полностью так и не разбомбили. И все также молодые диспетчерицы — дежурные Люся И Феня блокировали жезлом перегон и отправляли поезда. Жезловка работала исправно.

А Катька? Прожила долгую и счастливую жизнь, став для маленькой Люси символом счастья, веры в чудо и символом победы жизни и самой Малуксы. Малукса для Фени и Маши стала навсегда домом, ведь именно с них и началась история возрождения этого удивительного и значимого для победы поселка — станции Малукса.

Затем в возрождавшийся поселок вернулся муж Федосьи Румянцевой — Николай Румянцев, вернулся контуженным, на одной ноге и будучи человеком образованным занял пост  начальника лесхоза, пилорамы. Постоянная боль, трудности в перемещении не останавливали ни на один день Николая Румянцева от задачи восстановления из руин и пепла героического поселка Малукса, который немцы буквально сровняли с землей. Одноногий Николай Румянцев делал всё, что в его силах для восстановления этого поселка, этой станции, где под немецкими бомбежками две сестры, почти девчонки , одна из которых была его женой— Маша и Феня ежедневного пропускали поезда. У Фени и Николая Румянцевых родился сын Коля Румянцев. Жизнь давала шанс на… жизнь*.

 

 

ИДУ ДОМОЙ


Умоют грязь живые росы,
Ствол давит, лупит по хребту,
Иду домой, больной и босый,
Но, Слава Богу, я иду!

Под стоны иволги и слёзы
Всех ив, склонившихся к земле,
Иду домой, усталый, босый,
Я обещал прийти к тебе!

Наш ротный пал и все солдаты
На минах рвались
И обстрел,
Косил косой, легли ребята
И не один ни уцелел!

Давила гарь и этот запах,
Мне ни когда не позабыть!
Ты сберегла меня, родная,
Умея верить и любить!

Что рассказать?
Я не сумею,
Внутри сжимает горло ком,
Он пятерней хватает шею,
И глушит вой, и давит стон!

Глаза закрою – вижу танки
И лица наших пацанов,
И превративший их в останки
Огонь немецких юнкеров…

Под стоны иволги
и слёзы
Всех ив, склонившихся к земле,
Иду домой по алым росам,
Я обещал прийти к тебе!

 

А до всего этого шли бои, страшные, кровавые, ожесточенные. Адскийе котлы…

Так рождалась новая история станции Малуса – одного из героических поселков, создавших в Великую Отечественную войну «Бутылочное горло»  или «фляшенхальц», как называли его немцы  – самое узкое место блокадного кольца вокруг Ленинграда,  располагавшееся между побережьем Ладожского озера и посёлком МГА. Фляшенхальц – это выступ фронта, отделявший Ленинград от Большой земли, который фашистское командование укрепляло на протяжении многих месяцев и сосредоточив до 5 дивизий, создало мощный полевой укрепительный район с разветвленной системой инженерных сооружений, противотанковых и противопехотных препятствий.

 

Самые узкое место бутылочного горла представили территории посёлков: МГА, Петрово, Карбусель, Лодва, Погостье, Виняголово, Малукса, Березовка. Именно на этих землях проходили  одни из самых кровопролитных за всю историю Великой Отечественной бои Ленинградской области и, как утверждают историки, самые кровопролитые бои всей Великой Отечественной войны и именно здесь вершилась победа… **

 

  • Из интервью начальника узловой железнодорожной станции МГА Ленинградской области Кудряшовой (Смирновой) Людмилы Георгиевны, Люси..Кдряшовой, свидетеля тех суровых опаленных пламенем бомбежек дней и Федосьи Румянцевой, прожившей долгую сложную, но вместе с тем доблестную жизнь.

** Материал из книги«Бутылочное горло»  или «фляшенхальц» Ю.А.Погорельцевой

Как издать бумажную книгу со скидкой 50% на дизайн обложки

Юлия Погорельцева. Катька (рассказ): 2 комментария

  1. Yulia

    Рассказы, основанные на воспоминпниях очевидцев имеют колосспльную значимость для страны, ее исттрии и ее будущего

  2. Людмила Лазебная

    Да, было! Слава Богу, что выжили! Спасли город, страну!

    Молодец, автор!

    (А корректорам надо бы отрабатывать свой «хлеб» ответственнее!)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.