Номер журнала «Новая Литература» за декабрь 2022 г.

Амина Алиева. Войдите! (сказка)

I.

Мы сегодня накрываем, потому что ждем гостей. Мы поставим чай и красивые чашки, разольем варенье по розеткам, разложим по вазочкам печенье и конфеты. Мы ждем гостей в эту ночь! Я расставлю красиво подушки, а ты включи огоньки на елке. Чур я открываю дверь! А ты зажги свет, да по ярче, чтобы наше окошко было хорошо видно сквозь такую вьюгу. До сих пор не идут? Ах, почему же так долго! Мы уже разложили салфетки и убрали разбросанные игрушки. Чай стынет! Где же вы, чудеса? Мы ждем чудеса этой ночью к нам в гости. Да-да, мы с братом пригласили их на чай. Он меня младше, он их никогда не видел, как можно так опаздывать, ведь он же ждет! Он немного волнуется. Вот увидите, в начале он даже будет их стесняться!

Чудеса очень занятые материи. Им нужно случаться. И обязательно каждый день, а лучше несколько раз на дню. Ведь их же ждут. Ждут чуда! А мы решили так: пусть отдохнут. Ну хоть в эту ночь можно же им присесть ненадолго, чай попить, поговорить.

 

Метель такая, ух, что даже чудесам трудно разобрать дорогу. Помаши им в окошко, может они заметят. Нет? Не видят? Кто-нибудь машет в ответ? Мигают? Хихикают? Так это же звезды. Они обычно всегда опаздывают, а смотри-ка сегодня первые. Давай откроем им окно, они же стучатся, носы прикладывают, заляпают все стекло сейчас. Знаешь, что нужно им сказать? Им нужно сказать: «Войдите!» Раз, два, три! Войдите! Что же ты так тихо? Знаете, он еще так хорошо не говорит, скажет слово или два, а вот предложениями ему пока сложно. Скажи еще раз! Войдите!

 

Теперь можешь открывать, теперь они могут войти. Заходите гости дорогие, заходите! Как вас много, куда же вас усадить? А хотите на елку? Смотрите, какие у нее мягкие ветки, а как пахнет волшебно. Я сама бы на елку уселась, если бы была звездой, а не девочкой. Сядете? Ну молодцы! Удобно? Братик, тебе нравится? Красиво? Елка сверкает! У нас ведь есть для вас подарки! Пряники и леденцы на елке все ваши, угощайтесь! Только не балуйтесь, а то шарики разобьете! А хотите чаю? Поди принеси наш игрушечный сервиз, они им будет в пору. Ха-ха, хи-хи. Какие вы чуднЫе, звезды! Услышали, что к нам чудеса в гости идут и сразу тук-тук в окошко. Быстрее чудес. Ну что, видно их было там сверху? Идут? Скоро будут? Совсем рядом, говорите?

 

Ах, стучат! Стучат! Это они! Это чудеса! Идем, бежим скорее открывать! Дай мне, я открою! Помнишь, что нужно сказать? Три-четыре. Войдите!

 

И стали входить чудеса.

 

II.

 

В подъезде чудес столпилось видимо-невидимо, девочка даже испугалась в начале, что не всем хватит места за столом. Придется сажать гостей на диван или даже на пол. А это уж совсем некрасиво. Чудеса были большие и маленькие, некоторые совсем крохотули. «Крох можно усадить на колени – решила девочка – больших усадим на диван и придвинем им маленький стол. Кого-то посадим за фортепиано, там вполне есть куда чашку поставить. Ничего, помещаемся. В тесноте да не в обиде». Девочка выдохнула. И чего ей переживать – чем больше чудес, тем лучше!

 

Она взглянула на брата.  Он еще не мог выразить словами всего, что хотел бы, но она его всегда понимала. Он стоял с широкой улыбкой на лице и каждому лепетал: «Войдите! Войдите!» Он волновался. Он еще никогда не пил чай с чудесами. Столько этих чудес отряхивается от снега прямо перед ним в прихожей, басят и пищат в коридоре, балагурят, шумят в подъезде, заглядывают к соседям, ждут своей очереди войти.

 

Первое чудо было самое большое, оранжевое, мягкое как облако или пушистая собака. «Его, конечно, на диван» – подумала девочка и предложила чуду тапки. Чудо долго отряхивалось, замело всю прихожую жидким снегом, смеялось басом и довольно потирало руки в предвкушении чая и варенья.

 

  • Вот вам случалось случаться несколько раз в день? – громогласно вопросило оранжевое чудо – А? Вот я сегодня целых три раза случился. Представляете, три! После такого только чай и печенье!

 

Второе чудо, по скромнее, серенькое, худенькое с большими-пребольшими голубыми глазами ласково улыбнулось мальчику.

 

  • Ну что ты – стала говорить оно – Такая ночь, такое время. Сейчас нужно случаться не три раза, а сто тридцать три! Даже больше! Каждую секунду! Каждому человеку! Особенно в эту ночь всем так нужно чудо.

 

  • Чудеса нужны всегда! – провозгласил оранжевый гигант и с удовольствием плюхнулся на диван.

 

А за этими чудесами шли другие, ни на что не похожие, и не звери, и не птицы, а чудо-юдо-рыба-кит. Три головы, пять голов, восемь рук, а у этого шесть – загибал пальчики мальчик – это сколько же нужно чашек на все шесть рук! Придется старые бабушкины доставать. А вот еще чудо, все в перьях, чудо в перьях! Перья переливаются так, что слепят, как красиво! Все красиво!

 

Мальчик смотрел во все глаза. «Какие чудеса чудесатые» – подумал он, но не сказал, потому что не знал, как сказать эту сложную фразу. Он только посмотрел на сестру, а она все поняла.

 

  • Чудеса ведь – сказала она – Такими и должны быть.

 

Девочка провожала всех за стол, знакомила тех, кто еще не был знаком между собой, справлялась, как у кого дела и сколько кому ложек сахару, а может кто хочет кускового?

 

  • Звезды-красавицы, добрый вечер, мои дорогие – говорило чудо в розовой шубке, вальяжно входя в зал.

 

Мальчик только отвлекся на это явление, как вдруг почувствовал, что его кто-то тянет за край штанов. Он посмотрел вниз и увидел своего плюшевого мишку. Он тянул лапки вверх и просился на руки. Мальчик замер от удивления. Мишка, его плюшевый мишка ожил?

 

  • Это кто тут случился прямо с порога? – прокричало оранжевое чудо на всю квартиру.

 

Игрушки, которых отнесли спать в детскую, все до единой ожили и стали бегать туда-сюда по комнатам, дергать звезды за косички и лезть на елку.

 

  • Так-так! – строго сказала девочка – Если будете себя так вести, тотчас отправлю спать! Ясно?

 

Игрушки испугались строгого взгляда девочки и стали вести себя тише. Им тоже было интересно посмотреть на чудеса. Мальчик взял мишку на руки и поднял его высоко-высоко, сколько мог, чтобы мишка мог рассмотреть стол, за которым сидели чудеса.

 

  • А вы знаете, где я сегодня случился? – слышалось с одного конца стола – На луне!
  • Да что вы говорите! – отвечали с другого.
  • Да-да, именно так – рассказывали по соседству – Семь раз подряд.

 

Чудеса усаживались, рассаживались, менялись местами, чтобы сесть поближе к знакомым, разглаживали бороды, распускали волосы, разбирали чашки и потом как дружно выдохнули! Ох! Уф! Как хорошо! Как тепло!

 

  • Что же ты стоишь в дверях? – позвало чудо в перьях мальчика – Садись, хочешь прямо ко мне на колени?

 

Мальчик опустил мишку на пол, и тот сразу побежал к елке хватать пряник, пока не разобрали. Мальчик посмотрел, как мишка тянется к ветке, постоял в нерешительности немного, а потом все-таки подошел к столу и забрался чуду на колени. Какие мягкие перья, как в них удобно усесться, завернуться. Наверное, этому чуду никогда не холодно, даже в такую морозную ночь.

 

  • Чего тебе, конфет? – спросило чудо.
  • Ему нельзя – запротестовала девочка.
  • Ничего, сегодня можно. Чудеса рядом, не переживай.

 

И мальчику разрешили поесть конфет. Мальчик пил чай из одной кружки с чудом и слушал чудные разговоры за столом.

 

  • А с кем вы сегодня случились? – поинтересовалась девочка.
  • С оловянным солдатиком. Он искал фарфоровую балерину, чуть не утонул, но случился ваш покорный слуга, и солдатик выжил.
  • Солдатик нашел балерину?
  • Конечно! Каждый год он находит ее.
  • Каждый год теряет и каждый год находит?
  • Да, каждый новый год эта история повторяется.
  • И каждый раз вам нужно случаться?
  • Да. Обязательное чудо. Это, прошу заметить, помимо всей остальной нагрузки.

 

Девочка доливая чай, заметила вопросительный взгляд брата.

 

  • Расскажите, расскажите, про обязательные чудеса! – попросила она за него.

 

Чудеса затрепетали, заволновалась. Чудо с рыбьим хвостом даже привстало:

 

  • Каждый год девочка спасает Щелкунчика, Герда находит Кая, прилетает синяя птица и просыпается спящая царевна! Это обязательные чудеса!
  • На них стоит мир! – провозгласили с дивана.

 

Чудеса шумели и каждый рассказывал, как он случился в эту ночь.

 

  • Человек исцелился!
  • Они наконец-то встретились!
  • Он выиграл!
  • Она его нашла, хотя уже отчаялась найти!
  • Человек родился!
  • Человек вернулся!
  • Роза расцвела, а соловей запел!

 

Мальчик пытался прислушиваться, но все голоса смешались и стали похожи на странную веселую музыку. Ему показалось, что звезды даже стали под нее танцевать. Мальчик стал различать, как в музыку врывается стук и бил он невпопад. Тук-тук. Тук. Тук-тук-тук. Никак не попадал в ритм.

 

  • Окно! – закричал мальчик.

 

Все разом умолкли и посмотрели на окна. Все услышали стук – это метель стучалась в дом. Стекло покрывалось ледяными узорами.

 

  • Ледяная дева гуляет – пробасило оранжевое чудо с дивана – пусть гуляет себе, а мы отпирать не будет. Ишь тоже чаю захотелось.

 

Мальчик взглянул на сестру. «Может впустить?» – мысленно спрашивал он. Но сестра покачала головой.

 

  • Она весь чай заморозит – ответила девочка.
  • Все дороги замела – поддержало чудо в перьях – Еле сегодня успел случиться, а если бы пришел секундой позже? Все пропало бы, утонул бы солдатик.

 

Мальчик вгляделся в окно и сквозь мглу различил глаза, большие, темные, красивые. Это были глаза ледяной девы. Она звала его. Мальчику захотелось встать и подойти к окну, но его отвлек звон. Это чудо в очках стучало чайной ложкой по чашке. Когда все обратили на него внимание, чудо поднялось и важно сказало:

 

  • Внимание! Вопрос очень важный, я бы даже сказал насущный. Что такое чудо? Дайте же внятное определение! Что я? Кто я?
  • Чудо – это когда исполняется желание – весело крикнула девочка.
  • Это когда случается невозможное – пропищали с елки звезды.

 

Всколыхнулись чудеса. Зашевелились руки, лапы, хвосты и перья. Чудо-юдо-рыба-кит забулькал чаем, чуть не подавился. Мальчик тоже привстал, потянулся к сестре, которая стучала чуду-юду по спине, потянул ее за руку. В его голове появился вопрос, который он осознал, но не знал, как сказать словами, как поместить в предложение. Девочка его сразу поняла.

 

  • А откуда чудеса берутся? – спросила девочка. И дальше она добавила от себя – мне хочется чуда. Какого-нибудь, домашнего. Чудо можно приручить?
  • Как котенка? – усмехнулось чудо в шубке.
  • Или как щеночка? – поддержал его сосед.
  • Вам нужно к Расчудеснице-кудеснице – сказал рыба-кит. – Она делает чудеса.

 

И только он это сказал, как свечки на столе замигали, огоньки завертелись и в этой круговерти огня появилась малышка-феечка. Мальчик пытался ее рассмотреть, но она так быстро бегала туда-сюда по столу, заглядывала в чашки и открывала чайники, что уловить ее взглядом было совершенно невозможно.  Потом она решила искупаться в варенье. Бултых! Плюхнулась, поплыла к одному краю вазочки, а потом тут же к другому. Волосы у нее были яркие огоньки, она выскочила из варенья, побежала к сахару и сахар стал плавиться от жара ее волос. Мальчик тоже залез на стол. Ему во чтобы то ни стало захотелось ее поймать.

 

  • Куда на стол! – строгим голосом сказала девочка, схватила его за ногу и стала тянуть обратно.
  • Это она, она – шептали чудеса.

 

Они тоже пытались ее поймать, но малышка с огненными волосами ускользала из всех рук и лап. «Ай!» – раздавалось тут и там, стали дуть на пальцы, горячо!

 

  • Лови, ее лови! – кричало чудо с дивана – Поймать надо, тогда сделает новые чудеса. Пусть побольше сделает, нас уже не хватает.
  • Обленились! – ответила ему на бегу малышка.
  • А если поймаем? – спросила девочка.
  • Так и быть. Сделаю вам чудеса – улыбнулась малышка и остановилась.

 

Она стояла подозрительно спокойно. Девочка потянулась к ней, вот-вот окажется она у нее в руках, ай! Выскользнула! Прыг прямо сквозь стекло в окошко и исчезла в пурге.

 

  • Пора, пора в путь! – зашумели чудеса.

 

Девочка засомневалась. В такую холодную ночь, в такую метель…

 

  • Пора, давно пора – сказало голубоглазое чудо – В путь нужно отправляться именно в такую ночь.
  • Но ведь в такой пурге ничего не разберешь – возразила девочка.

 

Тогда большое оранжевое чудо поднялось с дивана.

 

  • Звезды, айда обратно на небо, хватит конфеты есть! – пробасило оно – Светите, что есть мочи, а я, так и быть, случусь сегодня еще раз!

 

Звезды послушно поспрыгивали с веток, поправляляя на ходу косички и доедая последние крошки пряников. Чудеса зашевелись, повскакивали из-за стола. «Нужно надеть шапки, нужны варежки, шарфы и теплая обувь!» – засуетилась девочка, но она не успела добежать до шкафа в прихожей. Оранжевое чудо распахнуло окно. Звезды поспешили на небо, а мальчик уже стоял на подоконнике в ожидании свершения чудо. Он еще никогда так близко не видел, как случаются чудеса.

 

Чудо ухнуло, крякнуло, потянулось, размялось и прыгнуло прямо в метель. А потом оранжевое пушистое тело исчезло, обратилось в свет, в огонь, растворилось в мерцании, распылилось как бенгальский огонек, взорвалось как фейерверк и метель прекратилась.

 

Уставшее чудо с трудом забралось обратно на подоконник.

 

  • Уф, стар я для таких проделок – прохрипело чудо, тяжело дыша – не могу больше. Кто еще хочет случиться?
  • Я! Я! – закричало чудо в перьях.

 

И случилось еще одно чудо.

 

III.

 

Как же вам это объяснить? Нет таких слов, и все тут. Как вам рассказать, что чувствуешь, когда случаешься? И как понимаешь, что нужно случиться именно сейчас, именно в это мгновение, именно с этим человеком. Может это что-то в глазах. Верят и ждут. Меня ждут, вот я и случаюсь. А если не верят, то в упор не видят, даже если случаюсь прямо перед самыми глазами. Неприятно. Но я же добрый, я же знаю, что им тоже надо, всем надо, поэтому все равно прихожу. Вот возьму обижусь и не приду. Что они тогда без меня будут делать? А? Вот то-то же.

 

Прыгаю прямо в свит метели, всего разбирает на слепящие огоньки, я распадаюсь, я везде, я сейчас, туда и сразу, я знаю все самые сокровенные мысли, я знаю какое красивое сердце и какая большая душа. Я не то и не я, я совершенно другое. Я совершаюсь. Я превращаюсь, я обращаюсь в санки-самокатки-скороходки, и случается то самое невероятное волшебное невозможное, которое очень нужно, чтобы случилось.

 

Случается чудо, случаюсь я. Маленькое деяние. Или большое. Необходимое. Кто меня так задумал? Я случаюсь и снова можно жить. Может я – надежда? Может я – магия? Меня же ждут, меня зовут, дети замечают меня в радуге, в снеге, в цветке. Я там везде. Везде случаюсь. В каждом лучике солнца.

 

Мальчик! Не высовывайся так, я мчу вас быстро, упадешь ведь, вывалишься! Снег в лицо, мальчик смеется. Звенит его смех, звенит! Как хорошо! Я санки, а он колокольчик. Весело нам, весело! Девочка, держи братика крепче и сама держись! Вон расчудесница-кудесница! Вон ее косичка из огня! Хватай ее, хватай! Тянись, мы рядом, совсем близко, вот-вот нагоним! Почти в руках! Хватай ее мальчик! Ах! Ускользнула! Обернулась жар-птицей и ускользнула! Прыгай за ней, не бойся!

 

 

IV.

 

Мальчик прыгнул и успел, а сестра не успела. Он оказался в лесу в темноте совершенно один. Оглянулся по сторонам – никого. Темные стволы деревьев, хрустящий снег, свистящий ветер. Мальчику стало холодно и он решил идти вперед. Там, где-то за сугробами и снежными ветками мигал огонек. Повинуясь древнему инстинкту идти на свет, мальчик побрел туда, прокладывая себе путь по колено в снегу. Деревья нехотя расступались перед ним, огонек стал реже мерцать и обратился окном, а вокруг окна выросла избушка. Мальчик обрадовался теплу, которое она обещала, и побежал. Спотыкаясь, проваливаясь в снег, соскальзывая с обледенелых ступенек, раскрасневшийся он ввалился внутрь избушки.

 

Снаружи избушка казалась маленькой, а внутри оказалась широкой. В полутьме мерцали свечи на большом, устеленном белом скатертью, столе. Было много людей, это все были девушки. Странные девушки с закрытыми лицами. У порога их столпилось столько, что мальчику пришлось расталкивать их, хоть это и не совсем учтиво, чтобы пробраться к столу. Все эти девушки носили странные головные уборы, а поверх них длинные платки, закрывающие лицо так, что оставалась только маленькая щелка. Девушки придерживали платки руками, чтобы те не разлетелись, и только одним глазом через эту самую щелку удивленно смотрели на мальчика, тихо-тихо перешептываясь между собой. Мальчик не видел лиц, только глаза, и то только по одному на каждую девушку. Ему стало как-то не по себе. Он постарался по скорее пройти мимо них.

 

А за столом сидели другие девушки, тоже в странных одеяниях: в широченных сарафанах, платках, их лица тоже были закрыты, закрыты полностью белыми большими веерами. Они почему-то сидели неподвижно, хотя за столом было столько яств. Мальчик аж проголодался: там были рыбы, паштеты, икры, хлеба, пряники с завитушками, все такое аппетитное, красивое, на тарелочках с золотыми каемочками, в окружении салфеток, сложенных в форме лебедей.

 

Как только мальчик коснулся стола, девушки, сидящие за ним встали и воцарилась тишина. Мальчик испугался, шагнул назад. Потом он услышал хихиканье сзади. Чей-то тоненький голосок подсказал ему:

 

  • Ну, какая из них? Угадаешь?
  • Кто? – прошептал в ответ мальчик.

 

Он обнаружил звезду у себя на плече. Она сидела, болтая ногами, и безостановочно пискляво хихикала.

 

  • Расчудесница-кудесница, она тут спряталась! Угадай, какая из них!

 

«Ну теперь понятно, чего они тут все собрались» – подумал мальчик и присмотрелся к девушкам по внимательней. И как тут определишь, какая она, а какая нет? Он ее толком-то и не видел. Волосы огненные, да тут волосы все спрятали. Она по столу прыгала, малышка такая со звенящим голоском, а тут все выше него и молчат.  Наверное, она среди тех, что за столом. Не стала бы она прятаться в предбаннике. Или стала бы. Мальчик посмотрел назад на тех, у кого только глаз один виден. Нет, не там она. Мальчик стал обходить стол, приподниматься на цыпочках перед каждой девушкой, надеясь заглянуть за веер, но они лишь придвигали веер вплотную к лицу специально, чтобы мальчик ничего не разглядел. Но он все-таки заметил, он все-таки уловил, что у вон той, у окна, в красном сарафане, что-то не так. Что-то в ней другое, нездешнее, пока непонятно что, хотя если подойти еще ближе, если вглядеться, вон, вон на веере! Дым! Веер тлеет! Выбился непослушный огненный волосок и поджег веер.

 

  • Вот она! – радостно закричал мальчик.

 

И тут же все закружилось в цветную круговерть, пропала избушка, исчезли девушки, остался только их смех, улетела даже звездочка.  Вон по прыгающим салфеткам, обратившимся в лебедей, бежит Расчудесница-Кудесница! Какая она смешная! Девочка лет пятнадцати, вся красная от бега, в легком платьице и толстенной косой до пояса. Огонь в волосах, зима в глазах, а сама она весна в сердце и сплошное лето в голове. Неуловимая, ускользающая, очень занятая.

 

  • Лови ее! Лови! – откуда-то пищала звездочка.

 

Мальчик кинулся следом за Расчудесницей, она увидела его, рассмеялась так звонко, что уши заложило, обратилась в жар-птицу, прыг в окошко и была такова. Убежала! Ускользнула! Все равно ускользнула! Ах, как жалко! Ведь почти же в руках была, почти же поймал!

 

Следом за жар-птицей улетела и избушка, и девичий смех, и огонек. Мальчик снова остался один в темном лесу. Он зло пнул сугроб. Обидно, не честно! Издеваются над ним.

 

Где-то далеко зашумели птицы, взметнувшиеся с дерева. Мальчик вздрогнул. А где сестра?

 

V.

 

Да, да, да и еще раз да! Я делаю чудеса! Удивлены? Ну кто-то же должен их делать. В конце-то концов! Чудеса можно вышивать бисером, можно вязать, можно шить, вести, выводить, плести, заплетать в косы и рисовать на замерзших стеклах. Их можно топить в варенье и дарить на день рождение. Хотите я вам подарю? Мне не жалко! Когда у вас день рождения? Сегодня? Что прямо так, прямо дарить? Ну уж извините, прямо так я не могу, сначала сыграем, а потом подарю. Как вы не понимаете, я просто хочу поиграть! Сыграем, сыграем? Вот видите, теперь я буду канючить, прямо как маленькая избалованная девочка!

 

Не трогайте волосы, обожжетесь! Горячо? Обожглись таки? Подуть? Ну я же предупреждала! Они хороши не только для того чтобы печку топить, знаете ли. Огонь не простой в них, огонь жизни. Чудеса мои все от волос берутся. И меня прям тянет что-нибудь еще такого натворить-сотворить. Накуралесить! Кучеряшки-неваляшки, тяп-ляп, еще одно чудо готово! Вот так вот, дорогие мои, вот так вот чудеса и делаются. Ать-два, тяп-ляп, три-четыре, левой-правой! Нет-нет, вы неправильно меня поняли, тут нужна пропорция, нужно осторожно всего добавлять. Помните того оранжевого? Это я напортачила, того добавила больше, а этого меньше. Вот и получилось: «Гони, поэт, чаи, гони, поэт, варенье!». То-то. Зато добрый какой, пушистый. И столько раз в день случается, работяга.

 

Когда настроение бывает, я печку топлю, и пеку в ней чудеса. А иногда из крема делаю и из шоколада. Крохи получаются из остатков пирога, а большие из крутого теста! Можно слепить из глины и обжечь, а можно необожженными оставить, пусть такими и гуляют, главное, под дождик не попасть. Вы не переживайте, я за ними слежу, я им даю зонтики, я за ними ухаживаю, я их чиню-латаю, холю и лелею. Новых творю без остановки! Так устала, так устала, но надо. Знаете, есть такое слово – надо. Нужно чтобы чудес хватило на всех! И не так, чтобы только раз в жизни чудо увидел и все. И даже не раз в год. А каждый божий день! Лучше если несколько раз в день. Утром, в обед и перед сном. Еще ночью. А потом встаешь и на следующий день и по новой: четыре чуда в день! Как чудесно-то, а?

 

А что вы так смотрите недовольно, я вам такие вещи рассказываю, я может быть вам секреты рассказываю, душу вам свою раскрываю, хоть бы улыбнулись. Это из-за мальчика? Думаете несправедливо, что я так убежала? Он же угадал. Но он же за рукав меня не схватил, не успел. Он за косичку хотел. Ах эти мальчишки! Нет, пусть побегает еще. Все равно не довольны? Сжалиться? Он там один? Ну пусть побудет хоть чуть-чуть один, это полезно. Что вы, я совсем не злая. Я в птичку обращусь, усядусь на ветку и буду следить, чтобы с ним ничего плохого не произошло. Хорошо? Согласны? Прощаете мне мой каприз? Полетели следить за ним!

 

VI.

 

Пока мальчик брел по лесу, переваливаясь через сугробы, девочка искала его на огромном снежном поле. Метель усиливалась, со свистом проносилась мимо и как будто пробивала насквозь. Девочка поежилась, она даже не успела надеть куртку, выскочила на улицу, в чем была, в платье и бантиках. Чудеса тоже затерялись в снегу. Девочка кричала, но ей никто не отвечал. Шум стоял такой, что она даже себя не слышала. Снег поглощал звук.

 

Вот сквозь пургу она стала различать чьи-то очертания. Снег собирался в кучи, лепился друг к другу, сначала в снеговиков, а потом в снежных гигантов. Они вырастали по сторонам девочки с ужасной скоростью, она испуганно кидалась в стороны от них, но они преграждали ей путь везде, везде. Они окружили ее, замели, отрезали путь назад, вперед и во все четыре стороны. Двигались, они двигались.

 

  • Чудеса! Звезды! – закричала девочка.

 

Никто не отозвался. Никого не было слышно. Только один строгий ледяной голос прорезал снежную бурю.

 

  • Здравствуй, милая – фальшиво-ласково говорил голос.

 

Девочка в страхе обернулась назад. Там стояла высокая, холодная, мертвая, ледяная.

 

  • Ледяная дева! – прошептала девочка.
  • Меня называют по-разному – проговорила дева, подходя ближе.

 

Девочка отшатнулась от нее, попыталась убежать, но снежные гиганты перекрыли ей путь. «В ловушке!» – пронеслось у девочки в голове. А ледяная дева продолжала:

 

  • Меня называют Матушка-метель, Снежная Королева, Морра, Ледяная Дева…
  • Спасите! – прокричала девочка.

 

Ледяная дева усмехнулась. Из-под блестящего плаща своего, она достала большой снежный плед.

 

  • И не надо меня бояться – нарочито широко улыбалась она – Я укрываю мягким пледом, когда холодно, и становится тепло. Ну же, иди сюда, ты же замерзла. Посмотри на свои бедные ручки, твои пальчики уже покрылись инеем. А губки? Губки же синие! Иди сюда, я тебя укрою, согрею.

 

Девочка недоверчиво остановилась. Ледяная дева подкрадывалась все ближе и ближе.

 

  • Иди ко мне, я согрею тебя. Я видела в окне, как тебе было тепло и уютно дома, какой горячий был чай. Я никогда не пила чая, меня никогда не звали в гости, и когда я стучусь, никто не говорит мне: Войдите. Но я все равно укрою тебя, согрею тебя.

 

Дева так жутко улыбнулась, что девочка почувствовала, как у нее по спине бегают мурашки.

 

  • Звезды! Чудеса! – снова стала звать она и опять никто не отзывался.

 

Звезды видели ее, прыгали с неба в метель, но снежинки не пускали их, цеплялись им за косички и тянули вниз. Звезды боролись со снежинками, но их холодные огоньки не могли их растопить. Тогда они стали хватать друг друга за руки, цепляться в хороводы и объединяться в созвездия. Небо прорезали всполохи зеленого. Большая и маленькая медведица кинулись разрывать вьюгу. Но девочка не видела их, она только различала сквозь залепленные снегом ресницы, как звезды мешаются со снежинками и плакала, что никто не может ей помочь. Слезки ее тут же обращались в лед и, обжигая глаза, застывали на щеках.

 

Чудеса тоже не могли до нее добраться. Они затерялись во вьюге и никак не могли ее найти.

 

  • Да что же это такое! – ругалось оранжевое чудо – На то я и чудо, чтобы случаться там, когда это невозможно! Проклятая метель! Не дает мне еще раз случиться!

 

Девочка прижалась к снежной стене. Бежать некуда.

 

И вот когда ледяная дева почти заковала девочку в свои объятия, из леса в поле выбрел мальчик. Его не испугала снежная круговерть. Он шагнул вперед. Кудесница попыталась схватить его за руку и остановить, но мальчик уже нырнул во вьюгу.

 

Кудесница обернулась птицей и бросилась в пургу, но та выкинула ее обратно, не дала пробиться внутрь. И тогда Расчудесница-Кудесница распустила свою огненную косу, пылающие волосы ее разметались в разные стороны, они топили, топили вьюгу вокруг. Кудесница растопила себе путь и пошла искать мальчика.

 

А мальчик шел себе и шел вперед. Снежинки расступались перед ним, потому что он смотрел на них большими восхищенными глазами и думал о том, какие они красивые. Даже снежные гиганты расступились перед ним, ведь и они показались ему прекрасными.

 

Мальчик нашел сестру, взял ее за холодную руку и огляделся. И он увидел, какое все вокруг красивое и какая ледяная дева красивая. И какие снежинки красивые в волосах у сестры. Все было такое волшебное, что он подумал, что, наверное, это очередное чудо, и сказал:

 

  • Войдите!

 

Метель пропала. На горизонте солнце приоткрыло глаза. Ночь заканчивалась.

 

VII.

 

Девочка залезла в окно, чудеса помогли ей затащить мальчика на подоконник. Он засыпал на ходу.

 

  • Устал – шептали чудеса – так долго шел, в такую ночь!
  • Тссс! – приложила палец к губам девочка.

 

Она не стала нести его в детскую, а постелила ему на ковре, прямо у елки. Чудеса принесли подушки, а звезды попрятали свои огоньки, чтобы не светить мальчику в глаза. Плюшевый мишка забрался на подушку и улегся рядом. Девочка сняла с мальчика ботинки и укрыла его одеялом.

 

  • Это был сон? – тихо проговорил мальчик.
  • Нет – ласково отвечала девочка.

 

Мальчик приоткрыл глаза, посмотрел на сестру и счастливо улыбнулся.

 

  • Если и был сон, то самый чудесный из всех, которые я когда либо видел – сказал он и улыбнулся еще шире.

 

Девочка не удержалась и тихо рассмеялась. Она взяла брата за горячую руку, спрятала в ней свои пальцы, чтобы поскорее их согреть.

 

  • Ты красиво говоришь. Прямо как взрослый – прошептала она.
  • Я всегда так умел говорить. Просто не говорил.

 

Мальчик приподнялся на подушке. Сколько волшебных существ было вокруг него! Чудеса склонились над ним. Расчудесница-кудесница сидела прямо у его подушки и заглядывала ему в лицо.

 

  • Какие глаза у него чудесные! – сказала она девочке.

 

Мальчик засыпал. Он и сквозь сон продолжал различать кусочек мироздания кругом: ледяная дева в окне с узорами, звезды на елке, ожившие игрушки, чудеса и Кудесница, его сестра с ними, она тоже как чудо, и эта ночь как чудо, и этот мир как чудо, и жизнь как большое оранжевое пушистое чудо.

 

 

 

 

Как издать бумажную книгу со скидкой 50% на дизайн обложки

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.