Александр Ралот. С этими джиннами одна морока! (юмореска)

Второго января 2022 года. Южно-Российская область. Температуры нет -ноль градусов. Двухкомнатная квартира бухгалтера Семёна Семёновича Чеснокова

 — Ну, если так начался Новый год, то всё! Хана. Триста шестьдесят пять дней Зинка будет пилить, строгать, строить или попросту — есть, без соли и масла. То одно ей не так, то другое, — размышлял мужчина, средних лет, ковыряясь отвёрткой во внутренностях старенького пылесоса «Вихрь», пытаясь вернуть агрегат с того света на этот. Додумать мысль не удалось, так как из соседней комнаты донёсся властный голос «ненаглядной» супруги:

— Чесноков!  Ты до сих пор не вычистил ковёр от новогодних блёсток и конфетти! Я что, как служанка бая, должна праздники на карачках ползать с пинцетом, поштучно выбирая эту гадость!

Семён хотел было огрызнуться, мол, баи и мусульмане Новый год не отмечают, но в кармане телефон пропел знакомой фразой мультяшной Масяни.

«Я на Бали. До конца праздников. Квартира полном вашем распоряжении. Приезжайте, подышите морским воздухом. Насладитесь местными кулинарными шедеврами. Только не забывайте поливать цветы. Колян»

— Дорогая, а, может, махнём на недельку в Лагуноморск. Колька за кордон подался, и нам своё жильё… У него там чистота и порядок, да и ёлку он, наверное, не наряжал, — Чесноков, наконец, нащупал под столом тапки и переместился из кухни в знававшую лучшие времена «парадную» залу.

— Тебе бы только тамошнее вино вёдрами хлебать! Знаешь же прекрасно, я на курсы фигурного вязания записалась, и на массаж, и ещё завтра к нам мама приезжает…

— Тогда, можно я сам, — набрав полные лёгкие воздуха, робко перебил суженую Семён Семенович, — буквально туда и обратно, до девятого.

— С тёщей общаться не желаешь! На край света бежать собрался! —  возразила

супруга слушая в пол уха, впившись глазами в яркую картинку, напечатанную в журнал мод.

— Зинуль, ну что ты такое говоришь? Какой край, всего лишь граница нашей области, пара сотен километров…

— Катись. Я как представлю твою физиономию, маячащую возле примерочной супермаркета, куда мы с мамой отправимся, так сразу хочется сладенького проглотить! Подкатившую кислоту перебить. И не вздумай там корешами обзавестись. Я тебя знаю. Имей в виду, обойдём с мамулей все магазины и нагрянем с проверкой! Внезапной и внеплановой!

 

 

Лагуноморск. Вечер следующего дня

 

 

— Ну, Колян, ну выдумщик! Настоящий друг. Всё предусмотрел: и круп накупил, и сыр с колбасой в холодильнике оставил, и искусственную ёлочку на кухонном столе сварганил для поднятия настроения, и даже бутылочку марочного коньяка на макушку примастырил, вместо Вифлеемской звезды.

Чесноков поочерёдно открывал дверцы многочисленных шкафов.

Сахар рафинад наличествует, пакет с дорогим, элитным чаем тоже, а вот чайника не наблюдается. Странно? В чём же хозяин себе чифирок[1] заваривает? Не в кружке же.

Наконец, в самом дальнем ящике кухонного гарнитура Семён отыскал старый закопчённый чайник, со странной запиской приклеенной скотчем. «Не чистить и не заваривать!»

— Спьяну что ли нацарапал? Колян по природе аккуратист, а такой грязнющий предмет, в  порядок не привёл.  Видать, спешил на Бали. Ну, да ничего. Верные и благодарные друзья на что?

Чесноков хотел ещё маленько поразмышлять, но рука, не дожидаясь команды из головы, уже насыпала на поролоновую губку чистящего порошка и принялась оттирать накипь с чайника.

Лампа под потолком засветила с утроенной силой, запахло дорогим табаком и марочным виски.

Мужчина зажмурился. А когда открыл глаза, то увидел, что у его ног, склонившись в три погибели, расположился самый настоящий джин в цветастой безрукавке.

— Чего новый хозяин желает? — молвил обитатель старинного чайника, — исполню три желания, как того требует инструкция по эксплуатации безвинно заточённых в маломерные сосуды.

Бухгалтер зажмурился ещё раз и даже ущипнул себя за подбородок.

Джин не исчез. Наоборот, встал с колен и, сложив руки на груди, смиренно ждал приказаний.

— Значит, так! Записывай, чтобы не забыть! Первое — новую трёхкомнатную квартиру. Нет. Стой. Квартира отменяется. Давай сразу загородный дом со всеми удобствами.

— В левом кармане, — бесцеремонно перебил Семёна джин.

— Что в кармане? Не понял.

— Свидетельство на право собственности, выданное, как его, никак не запомню. МФЦ, будь оно трижды неладное. Пока от них необходимую бумагу получишь, времени потратишь больше, чем на строительство нового дворца в оазисе Магабул.

Новоиспечённый повелитель пропустил мимо ушей ворчание сказочного существа. Он, нацепив на нос очки, вчитывался в каждую строчку извлечённого из кармана документа.

«Чесноков С.С. является владельцем недвижимости, площадью в четыреста пятьдесят квадратных метров, расположенной по адресу…»

— Чтобы жена помолодела лет на двадцать и не требовала денег на подтяжку лица и прочие косметические операции, — не дочитав до конца бумагу, на одном дыхании выпалил Семён Семёнович.

— Банально, но воля твоя, хозяин. Не хочешь новую перийку[2], не надо. Слушаю и повинуюсь. Исполняю.

— А на десерт, то есть на третье, хочу денег. Много. Столько, чтобы даже я, бухгалтер, не смог их…

— Не надо последнее желание! Пожалуйста! Умоляю господин. Только не третье.

— Джин, ты что? Кальяна обкурился? Повелитель я или нет?

— Повелитель, — выдохнул житель чайника, — я работать пойду. Курьером. Буду пиццу развозить. Быстро. Одна нога здесь, а другая там. Знаешь, сколько сейчас, в куаркодный период  я зарабатаю? Ого-го. Всё отдавать буду. До копеечки.

— Ты тут дурака-то не включай!  Положено третье желание?

— Угу.

— Так в чём дело? Умыкнёшь маленькую толику из форда Нокса[3]. Америкосы и не заметят…

— Хозяин, пощади. После третьего желания мне положено возвращаться в места постоянного обитания, то есть в чайник, — Джин бухнулся на колени и уткнулся носом в тапки Чеснокова.

— Ну ты даёшь? Жил там пару-тройку тысяч лет и ничего, а теперь, видите ли, не желает в кухонную утварь возвращаться. Думаешь, в нашей с Зинкой двушке просторней? Обитаем же как-то. В тесноте, да не в обиде.

— Тебе хорошо. Ты с женой, а я с тёщей.

— Это как? — Семён подхватил джина под мышки и поставил на ноги, — рассказывай.

— Хозяин, жуть какая печальная история, хоть мексиканским киношникам сценарий продавай. Была у меня жена! Красавица Дива. Жили втроём. Я, она и ейная мамаша. Шайтан, её забери. Выходили по очереди на работу. Нет, тёща не высовывалась, никогда. То я, то Дива. Исполняли быстренько желания и обратно, в чайник.

Но однажды моя ненаглядная уговорила очередного хозяина, чтобы тот, в качестве желания оставил её на земле.  Влюбила его в себя. Для многих женщин — это дело плёвое. С тех пор я с мегерой в чайнике и маюсь. Спасу нет. Ест поедом годы напролёт. Спрячусь в чайный носик, так и там достаёт.

— Понимаю, — Семён украдкой смахнул скупую мужскую слезу, — у самого такая же. Надо бы на твою поглядеть!

—Вах! Хозяин, что ты наделал?! Это же третье желание! Падай на пол. Ниц! Моли о пощаде! Сейчас она явится! Теперь ни тебе, ни мне несдобровать!

***

Дверной звонок трезвонил, не умолкая. Семён с трудом разлепил глаза, уставился на пустую бутылку из-под напитка пятилетней выдержки, и, пошатываясь, поплёлся в прихожую.

— Ты, что? Опять надрался?  Небось приезд отмечал, — девушка, чем-то похожая на жену Зинаиду, взяла со стола пустую тару и продемонстрировала её стоящей в проходе, до боли знакомой женщине, во все времена именуемой коротким, но ёмким словом — тёща!

Представляешь мама, каково мне с таким муженьком под одной крышей обитать? На сутки без присмотра оставила, а он будущий сочельник начал отмечать! И, наверное, деньги на выпивку в «Быстрокредит» взял, вон и договор из кармана торчит.

При этих словах она извлекла из кармана Чеснокова свидетельство «О праве собственности».

— Это что?  Наше? Правда? Со свадьбы знала,- за моим Сёмой, я как за каменной стеной! Чесноков! Я тебя обожаю! И даже люблю! Честно. И мама тоже любит! Сильно!  Только в душе. Глубоко.

— Ты своё лицо в зеркале давно видела? Иди в ванную, полюбуйся, — пытаясь выдавить улыбку, пробормотал Семён Семёнович и устало опустился на кухонную табуретку.

В его голове, словно заезженная пластинка, крутилась одна и та же мысль.

— Как определить, Зинкина мамаша и тёща джина — это одно и то же существо, или всё же женщины из разных миров и столетий?

 

 

 

[1]— напиток, получаемый вывариванием высококонцентрированной заварки чая. Обладает психостимулирующим действием…

 

[2]— фантастические существа в виде прекрасных девушек в персидской мифологии, позднее сохранившиеся в преданиях у тюркоязычных народов Малой и Средней…

[3]— хранилище слитков золота в Соединённых Штатах

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.