Николай Полотнянко. Поэма о пошлом трупе

  «В кучу сбившиеся тупо
Толстопузые мещане
Злобно чтут
Дорогую память трупа –
Там и тут,
Там и тут…»
А. Блок 

Действующие лица:
Сергий Радонежский, .Поэт, Чёрт,
Слушатель

Поэт:
Не для того, мой слушатель случайный,
Я написал стихи, чтоб поделиться тайной,
Как в жизни преуспеть…
Нет, цель моя проста:
Я не скажу тебе, что жизнь твоя пуста,

Что разумом тебя не наградили боги,
Что зря ты пыжишься и надуваешь щёки,
Дабы придать значительность себе.
Нет, ты не неудачник по судьбе,

Ты — представитель нового народа,
Не знающего плуга и завода.
И веришь в то, чего не знаю я,
Поэтому  и не гожусь тебе в друзья.

В наш век ты беззаботен, я смешон,
Над чем ты потешаешься, я плачу.
Удачей в жизни ты не обойдён,
Ты значишь всё, я очень мало значу.

Но ты ещё, ни разу не страдал,
Не спотыкался, зря не тратил силы.
Ещё ни разу ты не наступал
На скользкий край зияющей могилы.

Когда-нибудь в неё заглянешь ты
И прикоснёшься к гибельному краю.
Обычной человеческой беды
Тебе я для прозрения желаю.

Слушатель:
Что слышу я? Поэзия ли это?..
Как ты жесток – людей лишаешь света
За то, что не похожи на тебя.
У них, поэт, какая есть судьба:
Их каждый день рассветная труба
Зовет не для лирических мучений,
А добывать себе насущный хлеб…
Но разве ты не также рабски слеп
Что толку от твоих стихотворений
В стране, где больше счастье не живёт,
А души горечь унижений жжёт?
И я ищу правдивого ответа,
В чём жизни смысл, от русского поэта.

Поэт:
(пауза)
Жизнь, что утратила движенье,
Воспроизводит только яд
Распада трупного и тленья,
И отравляет всё подряд.
Душа России исчезает,
И нет меня среди живых,
И где она — никто не знает.
Быть может, с Чёртом на двоих
Играет в шашки и зевнула,
И он берёт её «за фук»,
И мчит на ней в кабак.
И вдруг
Я рядом с ними, и втроём,
Вполне собратья гулевые,
И пьём, и пляшем, и орём
Срамные песни о России.

К столу подходит человек,
Не русской выделки и трезвый,
И нам выписывает чек,
Мне не поднять его, железный,
Но Чёрт легко его берёт
И в кейс с душой моей кладёт.

И я уже лечу над бездной,
Но где Россия, где народ?
Нет никого, лишь смрад встаёт
Над местом, где была Россия…

— Откликнись кто-нибудь, живые!
Откликнись кто-нибудь, скорей,
Хотя бы смерть, коль нет людей!

И вижу — Сергий Богоносный,
На зов откликнулся, возник
И молвил:
— В час России грозный
Я в русских душах храм воздвиг.
Но вы его не сохранили,
Как разум свой и свой язык.
Всё извратили и забыли,
И растворились в темноте,
В багровом дыме преисподней…
А ты, что ищешь в пустоте?
— Я душу потерял сегодня…

(пауза)
Громоздится бред на бред,
Ложь — на ложь,
Смерть — на смерть.
Власть любого, точно вошь,
Может ногтем растереть.

Громоздится  страх на страх,
Грех — на грех,
Грязь — на грязь.
Нынче жив, а завтра в прах,
Не понять, где яд, где сласть.

Громоздится зло на зло,
Кровь — на кровь,
Месть — на месть.
Стыд загнали за бабло.
Растоптали совесть-честь.

Громоздится газ на газ,
Бакс — на бакс,
Сталь — на сталь,
Рупь — на рупь,
Нефть — на нефть,
Труп — на труп…

(пауза)
Без Бога власть недолговечна.
В Москве случился скоротечный
Не путч, а выкидыш. И Чёрт
Освоил Кремль, как пышный торт,
И властью начал обжираться.

Чёрт или дьявол, словом, Зло
Россию мучило и жгло
Во все века её стоянья
Пред ликом Господа святым,

И эти самоистязанья
Мы до сих пор боготворим.
Святынь не видя в настоящем,
Мы злобно прошлое хулим.

И труп советской жизни тащим,
Не зная, что поделать с ним.

(пауза)
Труп жизни рухнул поперёк
Теченья времени земного.
Он взбух от гноя и размок.
Но Чёрт лже-жизни фитилёк
На нём раздул, зашевелились
На мерзкой падали ростки,
От яда трупного родились
Лже-либералы, с их руки
Лже-вертикаль возникла власти,
Лже-президент — всему итог…
Со снисходительным участьем
Взирал на это всё лже-бог.

(пауза)
Жизнь есть война добра со злом,
Но смертна жизнь, а зло бессмертно.
Оно, прикинувшись добром,
Всем миром правит незаметно.

Тот обречён, кто прям и туп.
Влача  идеи неживые,
Уж четверть века бродит труп
Советской жизни по России.

Одновременно — там и сям,
Как Вечный Жид, он тенью рыщет,
В дворцы стучится к богачам,
Стучится в нищие жилища.

И снится всем одно и то ж,
Что встал живым из гроба вождь!..

И я подумал: быть войне,
Когда негаданно ко мне
Советской жизни труп явился
В Страстную ночь, когда втайне
Христопродавец удавился.

В себя вместивший прошлый век,
Из правды сотканный и басен,
Он был и жалок, и ужасен —
Труп миллиарда человек.

(пауза)
Жизнь, что утратила движенья
И превратилась в пошлый труп
Достойна лишь самосожженья
Без всхлипов плакальщиц и труб.

И в час судьбы России грозный
Нам нужен Сергий Богоносный,
Чтоб волю Божию явить,
Что делать с трупом жизни павшей,
Как нам его захоронить —
От ноши, ужасом пропахшей,
Святую Русь освободить.

(пауза)
И день прошёл.
И ночь настала.
И Сергий  к нам с небес сошёл.
И молвил грустно и устало:
— Я волю Господа обрёл.
Всё то, что в трупе было ложно,
Испепелится и умрёт.
А что пришло от Правды Божией,
Судьбу земную обретёт.
Вернутся стыд и совесть в души,
И человек себя найдёт.
А ты, поэт, смотри и слушай,
О чём болеет твой народ.

2017

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.