Наталья Новикова. Поэмы (сборник стихотворений)

Царь Пётр

 

Лишь небо на плечах атланта

С венцом сравнимо русского царя,

Что был и кладезью таланта,

И ростром боевого корабля.

Смог край рыбацкого уклада

Он возвести в столичный ранг;

Там сада Летнего ограда

Покой хранит как Ёрмунганг.

 

Последний царь и первый базилевс

Из тьмы лесов великую державу

Извлёк на свет, словно Афину Зевс,

Вдохнув в неё прогресс  и славу.

 

Идёт Россия к Просвещенью

– Мостит дороги, строит флот;

Скрыт Запад за Петровской тенью,

Дошедшей до Азовских вод.

 

Эпох плеяда кружит в танце:

Дворцов фасад, аллей узор,

Затмение, гало, протуберанцы

– Следит за всем имперский взор.

 

Награду царь дарует по заслугам,

Наследный титул нынче в забытьи;

Ученья светом как защитным кругом

Страна очерчена на доблестном пути.

 

*                  *                  *

 

Что гром орудий пополудни,

Что звон церковный поутру,

Поют сквозь ветреные будни:

«Мы всем обязаны Петру!»

 

 

 

 

Северный ветер

 

 

Северный ветер гуляет на воле;

Блещут радушно соседи-снега̀…

Давно он привык к скитальческой доле

И к вечному танцу с полотен Дега̀.

 

С начала времён ветер бродит по свету,

Ищет спокойствие, дом и уют…

Уходит зимой – возвращается к лету,

Просится в двери и в окна кают.

 

Видел он скалы, их острые пики;

Фьордов лазурные воды гонял…

Лики мерещились ветру в ставкирхе,

Живя среди троллей, он правду узнал:

 

Что “Кукольный дом” скрывает под маской;

Горный король – был видением Грига…

Кольцо нибелунгов окажется сказкой,

Хоть путь до вальгаллы займёт меньше мига.

 

Тёплые мысли гольфстрим навевал,

Пахло морошкой, клубникой, малиной!

Пу̀рпур черешни на солнце сиял,

Плоды абрикосов сливались с корзиной…

 

Черничные ночи похожи на шёлк,

И сердце трепещет при виде Авроры…

И жизнь обретает невиданный толк,

Когда в морях таятся горы…

 

Так мыслил викинг, ведя свой драккар

По глади спокойно-зеркальной,

Храбрый и мудрый, он был уже стар

И в путь выдвигался прощальный…

 

Ветер попутный тряхнул по плечу:

“Брат, грянет лучшее время!

К райскому царству тебя я домчу,

Скинь же прожитое бремя!”

 

Северный ветер всегда одинок.

Для путника – бодрый и щедрый,

Прячет за пазухой грусти клубок,

И юности дни, что бесследны.

 

Он устал, и сил осталось мало,

Ветви слабой не сдержать листвы…

С чёрных туч слеза-алмаз упала,

Ограненная в канонах простоты.

 

Ветер думал: “Хватит мне бродить,

Я на Севере останусь до конца!

Буду лёд колоть и снег дразнить,

А, глядишь, сыграю роль гонца”.

 

Так и сделал: стал звенеть упряжкой,

“Младшую Эдду” читал по утрам;

Пил чаи с шалфеем и ромашкой,

Подходил с опаской к поездам…

 

Он с ручьем беседовал о небе,

Приходил гостить на леднике,

Корочку ломал на тёплом хлебе

И лежал часами в гамаке…

 

Наконец-то ветер стал счастливым!

Тает сердце и вокруг теплеет мир,

Поднялись над берегом приливы,

Шапку сбросил горный дух Памир.

 

Всадник

 

Под чёрным плащом, на чёрном коне

Полуночный всадник скакал в сизой мгле.

Назло всем чертям и холодному ветру

Летел он, как птица, навстречу рассвету.

 

Свет карих глаз пронзал темноту,

Ночь улыбалась лишь только ему.

Блестела, как смоль, прядь тёмных волос,

Дорогу усы́пал ковёр алых роз.

 

Герой, отважный и бесстрашный,

Прекрасен, статен и высок.

В груди, как в сейфе, притаился

Вместо сердца – льда кусок.

 

И многих бесстрастно пленил

Лучистой Феба красотой,

И крови бескрайние реки пролил,

Нарушив весь земной покой.

 

В ножнах богатых сверкает клинок,

К цели заветной мчится ездок.

Первый луч света пробился вдали,

Осталось немного до края земли.

 

Там слава и власть, и золота горы,

Места̀, где мечтам открывались просторы.

О землях тех грезил наш рыцарь скупой,

Но в трудной дороге сражён был стрелой.

 

Он лежит и не дышит на грешной земле,

Свой лук опустил воин в белом плаще.

Грусть отразилась в янтарных глазах,

И блестят слезами капли в волосах.

 

Но нужно торопиться – судьба в его руках,

И ждут давно победы в доблестных боях.

В мгновение ока коня оседлал

И меч на защиту людей он поднял.

 

Глаза его горели, как ярких две звезды,

А сердце не боялось ни бури не грозы.

Он встретиться с любимой мечтал когда-нибудь,

Лишь солнце озаряло его счастливый путь…

 

Бутоны роз

 

Часть 1. Вступительная

 

Если цвет земли багряный,

Мать всегда сидит одна,

Сад порос густым бурьяном,

Значит, здесь была война…

 

Лёгкий ветер гонит дым

И в руинах вся страна,

Кто-то умер молодым,

Может, здесь была война?

 

Если день темнее ночи,

Лиц не видно из окна,

С горя помутнели очи

Значит, здесь была война.

 

Хлеб, вода – дороже злата

И в округе тишина;

Сожжена родная хата,

Значит, здесь была война!

 

Отзвуки войны жестокой

Градом бьют по лужам,

Всплески памяти далёкой

Возвращают к стужам.

 

В перевёрнутый бинокль

Смотрим, как горят поля:

Грубо срублен жизни тополь,

Люди – мельче муравья…

 

Краски битвы побледнели,

Фрески стали осыпаться;

Лампы глаз – перегорели,

Струны душ – устали рваться.

 

Едут танки-облака,

Гром – как грохот взрыва;

В дюйме от взвода курка,

В шаге от нервного срыва.

 

Тот, кто не уснул навек,

Не найдёт покой:

Ни в приюте для калек,

Ни в избе пустой.

 

Сон приносит только боль.

Призраки былого

Радость обращают в ноль,

Не сказав ни слова.

 

Как тяжко на земле,

В холодном, пустом краю.

По вязкой кровавой мгле

Блуждаем в одном строю…

 

Но Родина – это наш дом,

Он вдруг оказался заброшен…

Не нужно червонных хором,

Лишь сруб, что снегом припорошен.

 

Пройдут десятки, сотни лет;

С лесов-лугов омоем кровь.

Расплавив золото побед,

Страна воспрянет вновь!

 

И от наследия героев,

Сквозь поколение сирот,

Под взором ангельских конвоев

Воскреснет русский наш народ.

 

Война окончена давно,

И лет ушедших не вернуть,

И, словно кадры из кино,

Нам снится тот военный путь…

 

Земля могилами изрыта,

Покрыта ямами от бомб,

Но сила вечная сокрыта

В камнях от старых катакомб.

 

И сила та хранит покой

На почве, полной горьких слёз.

Шершавой дедовской рукой

Удержит меч, что враг занёс.

 

Часть 2. Соло Командира

 

Скажи мне правду старый лес,

Что проклят я с рожденья!

Никто из мёртвых не воскрес

От ливней сожаленья…

 

Сверкали яростно глаза,

Но их забрали небеса.

Рука, дрожа, стреляла в цель,

Её приют – седая ель.

 

Лишился всех, кого любил,

Один несу свой крест;

Не уберёг, не защитил,

Не спас из гиблых мест…

 

Является мальчик малой,

Мой сын, не видавший войны…

Судьба была бы другой

Без тяжкой во всём вины!

 

Как долго длятся дни,

Как мало осталось сил –

Устав святой блюсти

И помнить о тех, кто жил…

 

Я вновь возвращаюсь туда,

Где сердце моё зарыто…

И шепчет оно иногда

О счастье, что было разбито.

 

По капле с каждой минутой

Душа покидает меня.

О, смерть, поскорее опутай

То тело, что тянет земля!

 

Нет, смерти ещё не время.

Нет, не настал мой срок.

Неси до конца это бремя,

Смертельный учи урок!

 

Пока ещё слышен пульс,

Пока ощутимо дыханье,

Упорно за мир борись

И верь в своё призванье!

 

Я давно устал воевать,

На душе белеет седина.

Земля – родная как мать,

И услада всего одна.

 

Мне солдаты единственной стали семьёй

Братья и сёстры по духу.

Вместо ужина мы соберёмся на бой

И шинель предпочтём мы пуху.

 

Вот ждёт меня новый отряд,

Словно свежий на дереве лист,

И снова, в сотый раз подряд,

Я гибельной пули услышу свист.

 

Мы с ними пока не знакомы,

С гуськом испуганных лиц,

Но будут всплывать фантомы

Бойцов, что угробил фриц.

 

Солдат я просил образцовых,

А слышал – прислали детей,

Пугливых, к боям не готовых,

И слабых как пух тополей…

 

И смоют капли дождевые

С унылой почвы грязь и кровь,

И словно стебли от крапивы,

Что ты – живой напомнят вновь.

 

Так хочется забыться сном

В траншее, танками изрытой,

Увидеться с моим юнцом

В стране, за облаком сокрытой.

 

Но есть ещё те, кого надо спасти,

Солдатам я стану заместо отца,

И лишь ради них продолжу грести

До последних времён, до конца…

 

Часть 3. Судьба женщин на войне

 

Вечные рабы войны

Жгли вокруг дома и храмы.

Больше нет у них жены,

Ждать давно устали мамы…

 

Женщину слабой считали,

Не способной к битве.

Дом хранить лишь доверяли

В страхе и молитве.

 

Сквозь века свободы флаг

Женщин уравнял

И, когда нагрянул враг,

В ряд мужчин принял.

 

Одних оставили детей,

Кукол раскидали…

Бились тысячи людей,

Многих потеряли.

 

Пожирая кровь солдат,

Крепнет бог сражений.

Скрыла тьма родимый град,

Ранен русский гений.

 

Тихо в поле поутру…

Кровь блестит росой,

Кости мёртвых мнут траву,

Смерть идёт с косой.

 

Та Любовь, что греет грудь,

Снимет боль усталых душ,

Проведёт в последний путь

Под звучащий бодро туш.

 

Меч Надежды дал отпор

Вражьим силам тьмы;

Сотряслись массивы гор,

Дрогнул лик Луны…

 

Пламя вспыхнуло в очах

Дремлющих бойцов,

Вера кличет при свечах

Ангельских гонцов.

 

Доля женщин на войне:

Раны врачевать,

И в безжалостном огне

Сыновей терять.

 

Дух победы удержать,

Охранять тылы;

Не бояться и не спать,

Без хлеба и воды.

 

Образы своих мужей

В сердце схоронить,

Не бросать среди траншей,

Чтоб не осквернить.

 

Терпеливо быть вдовой,

Выйти в партизаны,

Распрощаться с головой,

Но не выдать планы.

 

Белой дрогнувшей рукой

Поменять патрон

И найти себе покой

Средь цветущих крон.

 

Мать-природа вас укроет

Покрывалом из листвы,

И никто уже не тронет

Вашей нежной чистоты.

 

Спите крепко, девы славы,

Ждёт вас светлая заря

И кипит потоком лавы

Кровь, что пролита не зря.

 

Женщиной закрыта рана

У России на груди,

И важней, чем тонкость стана,

Сила, что живёт внутри.

 

Часть 4. Девушки и война

 

Хор:

 

Ты веришь, что люди – щепки,

И время по ним переходит моря?

Веришь, что люди – лишь хрупкие ветки,

Что сломаны будем – и ты, и я?

 

Ты веришь, что люди – лишь шпалы простые,

А времени поезд всё рвётся вперёд?

Вагоны все – почти пустые,

Но вот, настал и наш черёд.

 

Ты веришь, что мы – снежинки

И таем на чьих-то руках?

Как нити одной паутинки,

Нас свёл воедино страх.

 

Настя:

 

Выстрел один за другим,

Мама, сестра и брат…

Тот миг стал последним моим,

На землю спустился ад…

 

И в этом аду мы живём,

Я верю, что смысл есть.

Ты сердце прижги огнём,

Лети к нам, благая весть!

 

Даша:

 

Говорят, что я много лгу…

Что мир мой – сплошной мираж.

Чем ещё мне рассеять мглу,

Страх обратить в кураж?

 

Холод ползёт по коже…

И кровь не разгонит спирт.

Где мама, что всех дороже?

…Вдыхает небесный мирт.

 

Роза:

Когда читаю эти строки,

Вдыхая порох и туман,

Не режут больше слух сороки,

А в воздухе разлит дурман.

 

Народ мой многое стерпел,

Немецкий въелся в речь.

Арест, допрос, потом расстрел.

Всех непокорных – сжечь…

 

Таня:

 

Я из Москвы попала в тыл,

С учёбы – прямо в бой…

Лишь бы только Костя жил,

Милый мальчик мой.

 

Встречу ли свою семью?

Между нами нынче мрак.

Помните – я вас люблю,

Дом не тронет враг…

 

Катя:

 

Ещё до войны мы были мертвы,

Отец утонул в алкоголе…

Мама теперь – лишь цветок средь травы,

Украшает прожженное поле.

 

Детство укрылось в чаще лесов,

Школа скользнула в окоп;

«Завтра» закрыто на тяжкий засов,

Нет к нему больше троп.

 

Хор:

 

За что полегли наши деды,

Матери, братья, отцы?

Не ведомы нам те беды,

Что в дом не пустили бойцы.

 

Мы жизни редко рады,

Ища идеал и комфорт,

И требуем алчно награды,

Невинных бросая за борт.

 

Всю жизнь можно ждать и искать,

Или с улыбкой подняться с колен,

Бороться, любить и искать,

Не сдаться гордыне в плен.

 

Прямо сегодня, прямо сейчас

Отбрось сомненья и сделай шаг!

В последний иль в первый раз

Ты выберешь свет или мрак…

 

Часть 5. Девушки у реки

 

Настя:

 

Про смуглянку-молдованку,

Клён зелёный, лист резной

Все девчонки спозаранку

Песни пели над рекой.

 

Таня:

 

От мелодий этих ранних

Оживала тишина

И простор полей бескрайних,

Где жива ещё страна.

 

Роза:

 

Громко спорили сороки,

Листья сбросили сады…

Всплыли над водой пороки,

Сплошь – напрасные труды.

 

За минувшие ошибки

И кипение страстей,

И за клятвы, что так зыбки

Посреди игры мастей;

 

Даша:

 

За секреты, что сокрыты

В старом склепе под плитой;

За поступки, что забыты

И раздавлены толпой;

 

Катя:

 

За отвергнутые чувства

И прогнившие тела,

За убийства и безумства,

Ложь и подлые дела…

 

Настя:

 

Липкая нить грехов

Опутала все дома,

Нет, нам не стряхнуть оков,

Проступков не сжечь тома.

 

Роза:

 

На юных цветах любви

Не успела обсохнуть роса;

«Сломай эти стебли, сорви!»

Шепчет смерть, закрывая глаза.

 

Катя:

 

И голос всё громче звучит,

Над лесом растёт её тень…

Ах, как весело сердце стучит

В безоблачный ветреный день.

 

Даша:

 

Мы верим, что стук будет вечным,

И светлым – окажется мир,

Мы духом своим беспечным

Играем на сотне лир.

 

Война высоко поднялась

И землю хлестнула волной;

Душа, трепеща, не сдалась,

Железной покрылась бронёй.

 

Катя:

 

Страх обратился в бокал,

Что люди испили до дна.

Пика достиг накал,

Победа на всех – одна.

 

Настя:

 

Закружит в битве фронтовой

Последний вальс бойцов,

И пеплом славы мировой

Одарит мертвецов.

 

Таня:

Нет больше смысла воевать,

Погиб герой и рухнул Рим.

Душа устала кочевать

От умерших к живым.

 

Настя:

 

Мир спасёт лишь тот, кто смел,

Кто невинен был.

Он, страдая, гимны пел;

Жалких слёз не лил.

 

Командир:

 

…Над лесом летела скрипка,

И юный весёлый смех.

Война – это чья-то ошибка,

А вовсе не общий успех.

 

Расплата придёт однажды,

Кинжал притаив за спиной;

Нельзя ошибиться дважды

Арфе с одной струной.

 

Часть 6. Соло Кати

 

Хор:

 

Катя, Катя, Катерина…

Пел когда-то командир:

Спела за рекой малина,

Но разрушен этот мир.

 

Здесь не слышно шума ветра,

Звонких птичьих арий

Чёрным полотном из фетра

Мох накрылся карий.

 

Катя:

 

Снится лес мне, и посёлок;

Сплошь ворчание отца,

Милый дом, что мне так дорог,

Где заботам нет конца…

 

Мамин кашель быстротечный,

Скот голодный по утрам.

Мир, наступишь ли ты, вечный,

Если жизнь стране отдам?

 

Хор:

 

Школу бросила безвольно

Что ж, в ученье не сильна,

Но не думала, как больно

В грудь впивается война.

 

Вместо быта трудового,

Школы, брака и детей

В тыл направлена сурово,

Немца сбить с прямых путей.

 

Первый раз вдали от Томска,

Речь робка и тороплива.

Командир вгоняет в краску

Что ж ты, Катя, так стыдлива?

 

Катя:

 

Слух остёр и зорок глаз,

Я в лесу как чайка в небе.

Будни фронта без прикрас,

Радость ищешь в чёрном хлебе.

 

Ищешь, но её там нет

Лишь потери горький вкус.

Миг за мигом гаснет свет,

Страх объял, слабеет пульс…

 

Хор:

 

Сколько рассвет упокоил бойцов,

Братьями стали друг другу;

Вновь повторяя путь гордых отцов,

Души взмывали к югу.

 

Судьбы просторов не познали,

Своей страны храня покой,

И не колеблясь долг отдали,

Уснув навек в земле сырой.

 

Катя:

 

Наш дух победы исчезает,

Мир задыхается в огне…

А жизнь внезапно пролетает,

Мамуля, я иду к тебе!

 

Хор:

 

Тот лес, что Катю воспитал,

Что был ей колыбелью

Теперь навек могилой стал,

Прощальной птичьей трелью.

 

Пули пляшут танец смерти,

Кружит вальс бойцов

В ритме пульса, стука сердца,

За грехи отцов.

 

Катя:

 

На войне я не одна,

Чтоб прервать полёт…

Мне по нраву старшина,

Он слезу смахнёт.

 

И слеза пройдёт дождём,

Путь открыв во мгле…

Мы погибли этим днём,

Мир даря Земле.

 

Хор:

 

И тишь полей не всколыхнёт

Героя призрак безутешный.

Лишь лучик прошлого сверкнёт,

Как отблеск, через мрак кромешный…

 

Часть 7. Монолог Розы

 

Зачем, скажите, воевать?

Держать ружьё, основ не зная.

Зачем кого-то убивать,

Ведь кровь, что льётся – молодая…

 

Стихи писать – тяжёлый труд,

Но бить врагов – сложней;

Идти вперёд меж хладных груд,

Искать родных среди теней…

 

Так просто жить, любить, дышать;

Быть девушкой в расцвете лет!

А я должна маршировать

И верить в то, чего уж нет.

 

В окопе ползать, крякать уткой

И на промозглой спать земле.

Невинной хрупкой незабудкой

Цвести в кровавой мгле.

 

Семья моя – не знаю где,

Надеюсь, что остались целы…

Нам не спастись в такой беде

Без слов любви и веры.

 

Война играет свой пассаж

И рвёт нещадно струны,

И русский комкает пейзаж,

А в небе меркнут Луны…

 

О, сколько ж нам ещё терпеть?

Пугливо прячась за лесами…

И не пора ли умереть,

К стволу припав губами?

 

В воздухе повисла гарь,

Врага не видно за туманом,

И тусклый солнечный фонарь

Не долго будет атаманом.

 

Мы твёрдо знаем лишь одно:

Что сил нам будет не хватать;

Пришла пора залечь на дно,

Чтоб бой не проиграть.

Нас командир ведёт вперёд,

Война для него как хлеб…

Не выдержит тонкий лёд

Всю тяжесть и этот бред…

 

Нам кажется, что мы бесшумны,

Когда крадёмся в тишине,

Но планы наши так безумны,

Что не понять самой судьбе.

 

Не знаю, сколько фрицев там,

Рассеяно в дебрях лесных.

Лишь смерть одна добудет нам

Весь смысл этих дней простых…

 

О фронте я не мечтала,

К стихам лишь питала страсть…

Мечты свеча сгорала,

Подкинув другую масть.

 

Нет во мне твёрдой веры,

В победу и в наш отряд,

Сомнений и страха химеры

Всё душу мою бередят.

 

Нет, я не готова погибнуть!

За Родину жизнь отдать…

Скорее бы лес покинуть,

Чтоб снова увидеть мать.

 

Надеюсь, она будет рада,

Здорова и сил полна…

Не так велика отрада

Когда лишь вокруг война…

 

Пока же мы стиснем зубы,

Сожмём покрепче кулаки; З

овут нас медные трубы,

И мы, как титан, крепки!

 

Часть 8. Командир

 

Года проходят чередой,

И что не так с моей судьбой?

Давно солдат уж нет в живых,

Я здесь, по-прежнему, без них…

 

Погибла юность за страну,

Зачем я всё ещё живу?

Последний помню нежный взгляд,

Как мог я потерять отряд…

 

Те девочки каждую ночь

Приходят меня навестить.

И каждая мне – как дочь…

Вовек мне себя не простить!

 

Хор:

 

Прошу, по бойцам не плачь:

Утихла давно их боль;

Отбросил топор палач,

Лишь веки покрыла соль.

 

Часть 9. Заключительный хор

 

“Война” звучит как разлука,

Возможно, она навсегда…

И длится душевная мука

Минуты, часы и года.

 

Врут, что не плачут мужчины;

Врут, что не чувствуют боли.

Они – не пустые машины,

В слезах их не меньше соли.

 

Страх потерять родных

Сердце пронзил шипами,

Шквал в голове не утих,

Лишь бег сменился шагами.

 

Как хлеб, под коркой нежный,

Бойцы ранимы внутри.

Под строгостью этой снежной

Пламень один, горящий как три.

 

Самое тяжкое бремя

Сжимает мужское плечо,

В Аид спускается время:

Куй железо, пока горячо.

 

Он видит кошмары ночи,

Что крепнут средь бела дня.

Нет, не зажмурит очи,

В душе не потушит огня.

 

Он слаб для неравной битвы,

Один – не повергнет врага…

И все же, прочтя молитвы,

Погибнет за ту, что ему дорога.

 

Защитник любимой отчизны,

Опора жены и детей,

В сетях стихии, что капризна,

Он как бескрылый соловей.

 

И нет руки, что остановит

Судьбы безжалостный топор…

Собъет, ударит, обескровит

И бросит как ненужный сор.

 

А крылья так близко лежат,

Но поздно – они не твои…

Губы предсмертно дрожат

Вдали от всесильной любви.

 

Засыпай, мой соловей,

Долго длился бой.

Знай, что в памяти моей

Ты – всегда герой.

 

И однажды, утром ранним,

Запоет заря;

Легкий бриз твоим дыханьем

Оживит меня.

 

Под дождем из горьких слез

На полях кровавых

Расцветут десятки роз,

Роз и маков алых.

 

На Земле родятся дети,

Будут рвать цветы…

Помнят пусть: бутоны эти

Двое, я и ты.

 

И вдыхая аромат,

И любуясь формой,

Помнят пусть про страшный ад,

Что считался нормой.

 

Смотрят пусть на листопад,

Слышат вой зимы…

Хуже, чем кислотный град

Ужасы войны.

 

Пусть жизни свои берегут,

Из прошлого ценный дар,

И память безмолвно чтут

О тех, кто принял удар…

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.