Сергей Степанов-Прошельцев. Необычайное (сборник рассказов)

Казалось бы, на карте России уже не осталось «белых» пятен. Однако в глубинке, в таежных лесах и болотистых чащах, куда не ступала нога человека,  творятся вещи невероятные. Об этом рассказывает нижегородский журналист Сергей Степанов-Прошельцев, имя которого хорошо известно  жителям Поволжья по многочисленным публикациям в газете «Тайны. Приключения. Чудеса» и других изданиях. Знают его и уфологи России. Он собрал                                                                                               уникальную коллекцию фактов и свидетельств очевидцев о загадочных событиях и непознанных явлениях, объяснить которые ученые не могут. Степанов-Прошельцев был участником экспедиций в аномальные зоны и на места предполагаемых посадок НЛО.

Имена и фамилии некоторых действующих лиц, названия населенных пунктов, точные координаты мест, где происходили те или иные события, изменены. Ведь походы в аномальные зоны, любые встречи с непознанным могут иметь непредсказуемые последствия…

 

СОДЕРЖАНИЕ

===1.Не ходите, люди, в «зоны

1.Кладбище висельников

2.Метод лечеия

3.Перекрёстое иных миров

 

===2.Ловушки времени

1.Хвостовой вагон

2.Подарок французской тётушки

3.Веснянка

 

===3. Хватит, брось швырять «тарелки»!

1.Откуда всё берётя?

.

===4. Дьяволиада

1.Ккольный ужас

2.Логово Отшельника

.

===5.Прозрачные

1.В царстве теней

2.Большой парад привидений

3.Веснянка

 

===6.Следы невиданных зверей

1.Медаедка нербыкновенная

  1. Чёрная вдоап

 

    

         НЕ ХОДИТЕ, ЛЮДИ, В ЗОНЫ

«Те, в чью  жизнь непрошенно-негаданно врывается мир иной, сами становятся ну если не совсем, то немного другими. Столько непривычных впечатлений входит в ум и душу, что за их пестротою и роскошным разнообразием не остается места для серой обыденности. Яркий и красочный сон, увиденный однажды, будет сниться потом всё время…».

Николай Короленко

 

     КЛАДБИЩЕ ВИСЕЛЬНИКОВ

… Борис Темняшев  ковырнул  ковшом экскаватора  пласт  земли  в  котловане, и ему стало не по себе. Ковш  зачерпнул  груду  человеческих  костей. Выбеленный дождями и солнцем череп уставился на Бориса своими  пустыми глазницами.

 

«Пирог» из костей

Темняшев пошел искать прораба, хотя они с ним друг друга на дух не переносили.

— Слышь, похоже мы Кладбище висельников раскопали, — сообщил он ему. — Читал я, что где-то у нас оно находится, что пугачевцев там хоронили. Не дело это — строить здесь что-то. На костях ведь.

Прораб помрачнел, наморщил лысину, посмотрел на экскаваторщика глазами ошпаренной кипятком собаки.

— Понимаешь, Борис, — после некоторой паузы сказал он. — Ни к чему нам совсем скандалы. Вякнем  кому-нибудь про это — подряда  лишимся. Примчатся экологи, историки, археологи, Бог знает кто еще, поднимут шум, строительство запретят. А устраивает тебя такая перспектива, что семья твоя будет голодной?

Темняшева такая перспектива, понятно, не устраивала. Но и закрыть на все глаза он тоже не мог.

— Может, хоть похороним эти кости по-христиански? — нерешительно  спросил он. — Священника пригласим, чтобы отпел…

— Нет, Борис, — стоял на своем прораб. — Нечего тут выкомариваться. В  смету это не заложено. Где возьмем деньги? Из своей зарплаты? — И тут  же  перешел в решительную атаку: — Выроешь за котлованом яму —  туда весь этот хлам и свалим. И с землей сравняем.

— Так ведь дожди пойдут, всё это в речку смоет, — пытался возразить экскаваторщик.

Но прораб, исполненный сознанием своей значимости, был непреклонен:

— Задание получил — выполняй. А скажешь кому-нибудь — пеняй на себя.

Это случилось в пятницу. Перекричать все зло мира Темняшеву не удалось. Но в понедельник стало известно, что прораб попал в психушку…

 

Ошибка экскавваторщика

Борис ошибся. Он наткнулся не на кости пугачёвцев, а на останки жертв сталинских репрессий. В 30-х годах  прошлого века злесь, на   юге Нижегородской области, расстреливали «врагов народа» — в основном крестьян, которые не желали запрягаться в колхозную  лямку,  священников, белых офицеров, учителей, короче говоря, инакомыслящих  всякого рода и звания. Впрочем, и кости других казненных тоже здесь покоятся. Кладбище, которое официального статуса не имеет, представляет собой нечто в виде многослойного «пирога».

Но если бы археологи покопались основательно, они бы нашли и останки пугачевцев, и их жертв. И не только…

 

Справка

*Если бы археологи копнули ещё глубже они  бы  обнаружили  захоронения казнённых сподвижников Стеньки Разина. За сто лет до Пугачева его отряды тоже здесь побывали. Они пополнялись за счет местных крестьян, встретивших донских  казаков бочкой вина и криками «ура». Царские каратели практически  всех их повесили.

*Свирепствовал и государев дядька боярин Борис Иванович Морозов, у которого здесь была вотчина. Не шибко большая  всего сотни четыре крепостных, но очень хлебная. И когда в июле 1647 года крестьяне взбунтовались и намеревались порешить приказчика Ивана Фёдорова, хитрован Морозов уговорил царя послать на усмирение непокорных  стрелецкий отряд с наказом «чинить наказание беспощадно».

Задолго до этого здесь хоронили жертв столкновений русских переселенцев с ногайскими татарами и мордовскими племенами. Первое из них произошло в 1152 году, когда Нижнего Новгорода  не было ещё  в  помине.

Но и это далеко не все. На Кладбище висельников, чей возраст не одно тысячелетие, можно, наверное, найти и кости охотников на мамонтов. Во всяком случае, бивни мохнатых гигантов из земли извлекали.

 

Ведьмины рожки

Коттеджи были построены на костях еще в 2001 году. И странные события, которые с завидной регулярностью происходят здесь очень и очень давно, с той поры стали еще более регулярными. Их связывают с разгуляями  неприкаянных души казненных, не погребенных по христианскому обычаю.

Первая, документально зафиксированная эпидемия безумия разразилась в этих краях в середине семнадцатого века. В одной из деревень сумасшествие охватило всех — и малых детей, и полных сил мужиков, которые никогда на здоровье не жаловались, и немощных стариков. Они бились в конвульсиях, беспрерывно кричали, срывали с себя одежду и бегали по улице в чем мать родила, им чудилось, что на них набрасывается всякая нечисть, а  с неба сыплются огненные шары и стрелы. В конце концов, они убивали друг друга, а потом умирали сами. Воевода не знал, что делать, пока сам царь не повелел спалить одержимую бесами деревню дотла. Естественно, вместе с её обитателями.

Но подобные массовые вспышки безумия стали повторяться. И при Петре I, и во время пугачевского бунта, и дважды на протяжении ХIХ века — в 1819 и 1888 годах, и перед Великой Отечественной. Последнее событие не было предано огласке. Тогдашние сталинские инквизиторы в отличие от средневековых  посчитали, что заболевшие одержимы  идеологическими бесами, прежде всего, троцкистско-бухаринскими, и «тройка» вынесла всем приговор под копирку: расстрелять как злостных антисоветчиков. Как говорил усатый вождь, нет человека, нет и никаких проблем.

Случаи помешательств были зарегистрированы и в наше время: осенью 2003 года, а потом три года спустя. И если на карте отметить места, где людей внезапно поражала «бесовская напасть», то они выстроятся вокруг Кладбища висельников. И эта строгая закономерность наводит на размышления.

Еще в тридцатых годах прошлого века главврач районной больницы  Тютин подметил много схожего между местными локальными эпидемиями безумия нениями и подобными вспышками «одержимости»  в Западной Европе, которые называли там «огнем Святого Антония». Они наводили ужас во Франции на протяжении всего Средневековья, во времена Великой французской революции и  при Наполеоне. Погибло в общей сложности более ста тысяч человек.

Тютин направил письмо в Арзамасский обком партии (тогда Арзамас был областным центром), в котором высказал предположение, что подобные эпидемии связаны с пищевыми отравлениями и просил провести лабораторные исследования продуктов, которые употребляют местные жители. Но, прочитав вполне аргументированное докторское письмо, партийные бонзы решили, что у главврача не всё с головой правильно. И упекли в психушку, где он действительно вскоре пришел в соответствующую этому  учреждению кондицию.

А между тем районный эскулап был недалек от истины.

 

Справка

*В 1951 году во Франции наконец-таки нашли корень зла, вызывающий корчи и галлюцинации. Причиной заболеваний эрготизмом такое название получили эти вспышки массового безумия была спорынья, микроскопический грибок-паразит, поражающий завязь цветущих злаков, и, прежде всего, рожь. В результате в поражённых колосьях вместо зёрен образуются черно-фиолетовые плотные сплетения, «ведьмины рожки», как их называют в народе, содержащие алкалоиды нескольких видов. Если «рожки» смолоть с зерном, испеченный из такой муки хлеб непременно вызовет сильнейшее отравление. У человека начинается рвота, его будут мучить головная боль, кожный зуд, судороги. Потом появляются галлюцинации, кровавые пузыри на теле, опухают конечности, и больной погибает.

* Характерно, что чаще всего спорынья поражает цветущую рожь на полях рядом со старыми кладбищами и там, где когда-то проходили крупные сражения. И выходит, что легенды нисколько не противоречат реалиям. Неужели разгуляи действительно мстят всем подряд, не разбираясь, кто прав, кто виноват? Или же неприкаянные души казненных совсем ни при чем? Может быть, зло, творимое человеческими руками, лишь песчинка в общем море зла?

.

Мёртвая земля, мёртвая вода

В 1989 году в этих местах вела комплексные исследования экспедиция уфологов под руководством кандидата физико-математических наук Романа Снегирева. Они выявили у Кладбища висельников аномально высокую намагниченность и электропроводность почвы и спонтанные выбросы энергии из земли. Стрелка компаса при этом вращалась, как бешеная.

Но были и другие странности. Деревья в округе принимали какую-то уродливую форму, грибов, особенно опят, было видимо-невидимо. Но местные жители предупредили: есть их нельзя, можно в два счета отравиться. Лабораторный анализ этих грибов, который провели месяц спустя, показал, что они, даже засушенные, содержат алкалоиды той  же группы, что и спорынья.

Пробы почвы, взятые вблизи Кладбища висельников, тоже подверглись анализу. Это была мертвая земля, на ней в принципе ничего не должно было расти. Но на самом деле росли и трава, и деревья, и цветы, и кустарники. И даже рожь, причем она на удивление давала неплохой урожай.

Над головой ученых в тихом небесном омуте чуть ли не постоянно висели вальяжные низкие облака с какой-то красноватой подсветкой, но источник света был таинственно скрыт, а по траве, колыша ее, стлался туман, хотя, как уже говорилось выше, столбик термометра и стрелка компаса зашкаливали. Молодые исследователи чувствовали себя в это время, мягко говоря, не в своей тарелке. Их почему-то охватывал тяжелый, гнетущий страх. Они буквально от него задыхались. . В заселенном призраками ужасе чудились то рослые гренадеры с ружьями, то казаки с кривыми саблями, то бородатые крестьяне с вилами и топорами.

 

Комментрий

На мой взгляд, — говорит Роман Снегтрёв, Кладбище висельников, как и многие другие места массовых захоронений, излучают электромагнитные волны такой частоты, что позволяют людям настраиваться на экстремальные события далёкого и близкого прошлого, вызвать тени наших предков. Но  мою гипотезу, выдвинутую еще в 1990 году, была подвергнута обструкции и вскоре про нее забыли.

Я понял: нужны новые факты, новые убедительные доказательства. «Космопоиск» намеревался организовать ещё одну экспедицию к Кладбищу висельников. Но планы сорвали масштабные социальные потрясения, поставившие всю страну на уши.

 

МЕТОД ЛЕЧЕНИЯ

… Тишина  смотрела      на них  застывшими  лягушачьими глазами. Но тут вскрикнула утка в камышовых веретьях и умолкла. Что-то начинало  всхлипывать, стонать болото словно пробуждалось от дневной спячки.

Неожиданно стала ощущаться  близость какого-то  движения оно  распространялось именно от тумана, как лучи от далекого фонаря. Что-то росло  во  мраке бесформкнное, ночное, безобразное…

 

Страдания молодого Веркина

До 35 лет Алексей Веркин жил, не замечая какой-то мистической последовательности, с которой беды разного калибра обрушивались на его голову. Он рано лишился родителей, часто болел, а когда ему 17 исполнилось, умер и дед,  который его воспитывал. И пошло дальше, как в той поговорке: солому метал — с телеги  упал, рыбу ловил — в пруд угодил, дрова носил — живот занозил. И тут еще одна беда. В котельной, где работал, сошла  вагонетка с рельсов, ногу Алексею покалечила. .

Вернулся он в деревню из города — окна на дедовской избе заколочены. Холодно там, неуютно. Да и работать негде: с инвалидностью трудно куда-то в селе устроиться. Только кочегар требовался — тоже в котельную. Так и работал здесь за нищенскую зарплату

Годы шли. И вдруг накатила  хворь. Страшные боли, слабость, сердце из груди рвется. Что такое? Пошел к врачам.. И — печальный диагноз: рак. Причё в такой стадии, когда операции уже бесполезны.

К кому только ни обращался Алексей – все руками машут. И только один народный целитель, чуваш Яратов, смилостивился.

— Сам я с такими запущенными случаями дела никогда не имел, но знаю человека, который не одного ракового больного вылечил, — сказал он. — Если хочешь, объясню, как его найти. Только далеко это.

И добавил:

— Надо ехать либо через Воскресенское,  либо через Красные Баки до деревни Большое Поле. А дальше — просёлок до Ошараша. Оттуда до Красного Павлово дороги нет, нужно добираться своим ходом. А в Красном Павлове спроси Емангаша…

Первым делом Алексей пришел к брату жены, Федору.

— Ты можешь свою буланку запречь? — спросил он. — Она у тебя на ходу?

Имелась в виду видавшая виды «Нива», которуью Федор постоянно ремонтировал.

Федор ответил утвердительно, а когда услышал, куда лежит их путь, сказал, что обязательно нужно взять ружье — тайга есть тайга, всякое там случается.

Решили ехать 28 августа, но жена Алексея, Нина, стала отговаривать:

—  Плохой это день. Раньше на Успенье последний сноп вязали. Считалось, что земля с того момента беззащитна перед всякой чертовщиной — все свои соки отдала людям, и нет у неё уже сил оберегать их от всякой жути. А нечисти, наоборот, раздолье: летает все ночи напролёт по лесам и кладбищам, воет, хохочет, свистит. А кто увидит белого коня — тот непременно разумом помутится.

— Ерунда все это, бабушкины сказки, — заметил Федор. — Наслушалась всяких россказней…

— Это не россказни, — возразила Нина. — Вранью да небылицам — короткий век, а эта правда от старинных людей дошла. Успенье в високосном году опасней вдвойне.Год этот проходит под знаком Касьяна злопамятного, врага рода человеческого. В его власти спустить ветер на землю и наслать мор, водить людей в лесу по одним и тем же местам, пока они умом не тронутся… Так что повремените маленько, очень уж я вас прошу.

—Для меня каждый час теперь дорог, — сказал Алексей. —  Вдруг  именно этого часа не хватит?

И они 28 августа отправились в дальнюю поездку.

 

Тихие предупреждения

План был такой

— Примерно часа через три с половиной будем в Воскресенском, сказа Фёдор, — а ближе к вечеру и до Большого Поля доберемся. Если ничего нам не помешает.

Он как будто сглазил.

— У какой-то безымянной деревушки мы едва не врезались в столб,  —рассказывает Алексей Веркин. — Прокололи шину, пришлось менять колесо. Намеченный нами график движения полетел ко всем чертям. Проехали ещё километра четыре — что-то случилось с мотором. Пока разбирались, опять время ушло. В Воскресенском заправились, смотрим: масло подтекает. Нашли «Автосервис», сидим, ждем, когда маслопровод приведут в порядок, а часы тикают. В общем, припозднились. В Большое Поле добрались, когда уже свечерело.

— Что будем делать? — спросил Федор. — Может, заночуем здесь? Места незнакомые. Тем более, если машину в Ошараше придется бросить и идти пехом. Потёмки ведь будут — глаз выколи…

Так и порешили. Но Большое Поле словно вымерло. Стояла мёртвая тишина, одинокая курица с проплешиной на спине шарахнулась в сторону. Из-за кучи земли выглянула любопытная собака. Однако лаять не стала, хотя её хвост выражал настороженность.

Серая тесьма дороги вилась вокруг домов, огородов, вдоль пустырей, поросшей квеёлой травой. Все это покрывала густая шерсть пыли. И не пропадало ощущение какой-то захлопнутости, замкнутости, замурованности. Как будто для остального мира не оставалось ни малейшей щелочки, ни просвета.

Бабуля в галошах на босу ногу загоняла во двор хворостиной еще одну облезлую курицу.

—Чего это у вас все куры лысые? — попытался завязать разговор Алексей.

Бабуля оглядела его взглядом диагноста. Для неё он был, похоже, пришельцем с другой планеты. Тем не менее, в разговор вступила. Про кур, правда, ничего не сказала, но зато страшно удивила:

— А зачем тебе, сынок, в Красное Павлово? Там давно уже никто не живет.

— Как? — растерялся Веркин. — А Емангаш?

— Емангаш? Не знаю я такого. И ходить туда не надо. Худые  там места, сколь людей  уже сгибло.  Никто вас туда провожать не возьмется. Даже если деньги большие посулите.

«Неужели обманул целитель? —  Алексей. — Да нет, не производил он впечатления мошенника. Серьезный человек, профессионал».

 

Как Ошараш ошарашил

Они  всё же поехаи дальше. Дорога была в ужасном состоянии: сплошные ухабы. К тому же она все время  узилась. Свет фар выхватил какую-то отвилину.

— Вроде бы сюда, — сказал Фёдор,  посмотрев карту.

И они свернули.

— Проехали немного, — рассказывает Алексей Веркин, — тут-то всё и началось…

Сразу же заглох мотор, «Нива» встала, как вкопанная. Бархатная чернота облепила со всех сторон. Тёмный ужас от того, что невозможно ничего предпринять, надолго угнездился в душе.

Выглянула луна, высветив зубчатую кайму бора и край болота, испускавшего пузыри газа. Они с шипеньем лопались, насыщая воздух метаном. Кулички, испугавшись чего-то, с заполошливым писком срывались с камышовых плавней. Но кого или чего они могли испугаться в этой глуши?

Место шло крутым скатом вниз, к болоту. Неподалеку от машины возвышались два больших камня, видимо, занесенные сюда ледником. Они были похожи на ковриги хлеба, сложенные исподками вверх. Из пустолесья наплывал густой туман, напитанный тайной силой болотного морока. Что-то огромное, аморфное, как коллоидный раствор, отделилось от него и двинулось в сторону «Нивы», обволакивая его плотной пеленой. И Фёдор, и Алексей ощутили легкие покалывания в ушах и ладонях.

— Эх, ерш тебе в бок! — не выдержал Фёдор. — Что это такое?  Сроду  никогда ничего подобного не видел!

Он зарядил двустволку. Но вряд ли ружьё могло помочь: нечто, охватившее машину со всех сторон, не имело плоти.

И в то же время это было что-то живое. Оно, казалось, внимательно рассматривало и ощупывало непрошеных гостей. Хлопья тумана складывались в какие-то —то имевшие четко выраженный геометрический характер, то напоминавшие кальмаров, осьминогов, медуз, других обитателей моря, то складывались в какие-то формулы и цифры. Такого, в принципе, быть не могло, никакие физические законы этого не предусматривают. Но земные законы нарушались только так.

Агрессивности все эти образования вроде бы не проявляли. Только смаривал сон. И он навалился тяжелым свинцовым грузом…

 

Стресс как метод лечения

Сколько они с Фёдором были в отключке, Алексей не знает. Он открыл глаза и увидел, что нет никакого болота, а машина находится совсем в другом месте. Глинистый просёлок окружали ели и пихты..

Ночь стремительно серела, но луна ешё заливала холодным светом этот островок в необъятной Вселенной. Звёзды далёкого неба равнодушно глядели на то, что творится на этом островке.

— Слушай, а Нина права, — сказал Фёдор. —  Нынче какой-то лешачий день. Давай лучше вернёмся.

Мотор неожиданно завелся. А по приезду домой Веркин нашёл в почтовом ящике открытку. Его приглашали в Нижний Новгород, в онкологическую поликлинику. Там он сдал анализы, прошёл обследование, и вдруг выяснилось, что ли опухоль сама собой рассосалась. Врачи были в недоумении

Алексей  нашел Яратова, который дал ему неверный адрес своего коллеги. Тот усадил его, напоил чаем и сказал:

— Это моя фирменная методика лечения. Никакого Емангаша в природе не существует. Но я знаю об аномальной зоне в тех краях. Я лечу стрессом, а такой, какой испытывают там, искусственно воссоздать невозможно.

 

Фантастика или реальность?

А как относятся к такому методу лечения практикующие врачи? Вот что говорит доктор медицины Николай Трубин, заведующий центром «Современная диагностика»:

— Аномальные зоны — не мой профиль. Но метод, который применяет упомянутый выше народный целитель, чрезвычайно рискованный. При сильном  стрессе, который испытывает человек, страдающий серьезным хроническим  заболеванием, сердце его может не выдержать. Хотя я и не исключаю, что исцеление все-таки наступит.

Вот такая вырисовывается картина. Либо смерть от разрыва сердца, либо  от рака. И шанс на то, что человек вернётся к нормальной жизни. Что выберет смертельно больной?

 

ПЕРЕКРЁСТОК ИНЫХ МИРОВ

На крышах и чердаках Нижнего Новгорода кого только ни встретишь. И романтиков, и алкоголиков, и бомжей, и искателей кладов. И это  несмотря на то, что мэр города  издал распоряжение, согласно которому при районных администрациях созданы комиссии из сотрудников полмцсс и жилищно-коммунальных контор, а они  должны выявлять и запирать «бесхозгые» подвалы и чердаки. Бесхозные на то и бесхозные, что они имеют свойство как-то не выявляться…

 

Здесь всё не так

Я поднимаюсь по скрипучим ступенькам. Они сварливо ворчат, словно не хотят, чтобы их покой был нарушен. Вот и дверь. Дергаю за потемневшую от времени медную ручку (на бесхозном чердаке её бы вмиг приватизировали) — и рассохшаяся дверь медленно, как бы нехотя отворяется.

В полумраке, пахнущем пылью, сначала трудно что-либо различить. Но постепенно глаза привыкают, и когда это происходит, я сразу же шарахаюсь от своего отражения в зеркале, обвитом паутиной. Это как бы и не я, а какой-то другой человек, на меня совсем не похожий. Потому что здесь все не так, даже отражение в зеркале. Это — Чердак, перекресток иных миров.

Я протискиваюсь между сломанным радиоприёмником «Рекорд», когда-то лакированным комодом и бамбуковой удочкой, увенчанной, по-видимому, зелёной (да, действительно зелёной) фетровой шляпой с половинкой страусового пера. Кто носил ее? Бабушка моей супруги? Или прабабушка? А кто пользовался чернильницей с отколотым краем? Ее дедушка? Как много могли бы рассказать эти вещи, если бы говорить умели!

Не сразу вспоминаю, зачем я сюда пришел. Потому что Чердак — это, наверное, единственное место на Земле, где время течет по-другому: для кого — вспять, для кого — просто замедленно. И не потому ли так тянет сюда детей, которые острее, чем взрослые, чувствуют бег времени, его тяжкую поступь?!

 

Летательный исход

В 2021 году, в самый разгар лета, когда от жары плавилась краска на скамейках, для некоторых нижегородцев крыша съехала в самом прямом смысле этих слов. Только за последнюю неделю июля и первую декаду авеучста было зарегистрировано восемь полётов с высотных домов. Все они кончились летальным исходом. Вслед за мужиками, нырнувшими в никуда в состоянии, близком к белой горячке, отправились туда же, хлебнув пивка, молодая девушка и зрелая женщина.

2002 год тоже был годом повышенной солнечной активности. Именно в это время, по мнению врача-психотерапевта психоневрологической больницы N2 Валентина Белова, обостряется течение хронических заболеваний, человек становится неуправляемым. Он впадает в затяжную депрессию, а как итог — суицид.

Всё это понятно. Но почему, даже ничего не употребляя, люди всё равно лезут на крыши и чердаки? Ржавые амбарные замки их не смущают — замки эти можно открыть обычным гвоздем.

 

Гены мои, гены…

Отчего возникает потребность ощутить высоту, никто вразумительно не объяснил. Это сродни первобытному чувству, когда сидишь у костра, смотришь, как языки пламени лижут дрова, и не в силах от этого зрелища оторваться. Может, тяга к высоте — это генетическая память, а наши предки когда-то спустились с неба? Либо они были летающими ящурами, либо прилетели откуда-нибудь из другой галактики?

В травматологическом отделении сороковой больницы Нижнего Новгорода собрана обширная коллекция печальных случаев посещения нижегородцами крыш и чердаков. Вот, например, такой. Пару лет назад семнадцатилетний юноша решил позагорать. Как следует прожарившись, задремал и во сне скатился по шиферу. На его счастье, дом был двухэтажный, да к тому же внизу росло дерево. Но всё равно парень сломал руку.

Другой молодой человек пытался поймать сорванную ветром бейсболку и так увлеклся этим занятием, что не заметил, как крыша кончилась. Еще раньше, во время свадьбы, которая, как водится, пела и плясала, баянист полез в поднебесье, чтобы его музуыку слышала вся округа (случилось это в Сормово). Не удержав равновесие, полетел вниз, не расставаясь с баяном, и, как говорят, продолжал играть. Но преданность его музыке не повлияла на приземление. Свадьба плавно перетекла в похороны.

 

Самый высотный игорный дом

Бомжи полюбили чердаки домов, построенных в тридцатые-пятидесятые годы. Они более-менее благоустроенные, достаточно тёплые, есть места для сушки белья. Как говорит дворник ЖЭКа N4 Управления жилищно-коммунального хозяйства Автозаводского района Михаил Чернышков, раньше на проспекте Октября бродяги даже умудрялись готовить себе похлёбку на электроплитках, воруя при этом электроэнергию. Исходный материал для своего варева они добывали тут же, отлавливая и ощипывая голубей.

Теперь на дверях многих подъездов кодовые замки, попасть на чердаки стало трудно. Но нет ничего, что не по силам изобретательным людям! Нельзя на чердак — проникают в подвалы. Поскольку трубы давно не меняли, а они, как правило, худые, в подвалах постоянно стоят лужи воды. Она испаряется, ароматы на первом этаже ну совсем не как от Шанель. И днем подвалы частенько открывают для проветривания. Заходи, террорист, оставляй здесь взрывное устройство — никто тебе не помешает.

Чердаки нередко привлекают и каптёжников.. Самый высотный игорный дом был не где-нибудь, а на чердаке одного из литейных цехов ГАЗа. Там было достаточно комфортно: даже автомобильные сидения притащили для пущего шарма. Пришлось устраивать рейды, чтобы выкурить оттуда нелегалов.

 

Чердачные глюки

Эту историю рассказал Иван Дмитриевич Маринин. Он живёт в старом доме на Мончегорье — там таких домов ещё хватает. Состарились их хозяева, дети давно уже заимели своих детей, а внуки как раз созрели для продолжения рода. Одну из свадеб, несмотря на то, что май (так, во всяком случае, думают многие) — не слишком-то удачное время для этого, сыграли именно в этом месяце. Сыграли и сыграли. А тут — гроза, ветер шумит в деревьях. И вдруг среди ночи раздался страшный свист, разбудивший всех. Он явно доносился с чердака.

Постепенно свист перешёл в протяжный вой — словно самолет заходил для бомбежки. Терпеть это было невозможно. Иван Дмитриевич и его новоиспеченный зять, вооружившись фонариком, поднялись на чердак, но он был под завязку набит всяким хламом, поэтому причину свиста определить было трудно. Так и вернулись ни с чем.

— Может, это домовой заболел? — пошутила жена Ивана Дмитриевича, Галина Анисимовна.

— Не заболел он, — сказал зять. —  Просто обиделся, что его не остограммили — свадьба ведь как-никак.

Свист прекратился так же внезапно, как и начался. Но спустя неделю поднялся ветер — и всё повторилось. Всю ночь на чердаке продолжалась прежняя свистопляска — никто и заснуть не смог.

С утра пораньше отправился Иван Дмитриевич разбирать чердак от старых вещей. Выкидывал их прямо в окошко. И вдруг раздался гомерический хохот. Все уже подумали, что хозяин умом повредился, но это было не так. Вскоре он спустился, держа в руках две бутылки из-под шампанского с отбитыми днищами.

И тут всё прояснилось. Когда накрывали на праздничный стол, вдруг обнаружилось, что две бутылки шампанского пусты, и их забросили на чердак. А один из его углов был заделан плохо, и туда могли спокойно проникать воздушные потоки. Что будет, если подуть в пустую бутылку, да еще с отбитым днищем, наверное. объяснять не надо.

 

«Чердачные крысы»

 Так называют тех, кто ищет здесь клады. Ищут их в домах преимущественно старой застройки, но не брезгуют и теми, которые возведены в тридцатых годах.

— Разгар чердачного бума можно отнести к семидесятым-восьмидесятым годам прошлого века, — говорит научный сотрудник музея Добролюбова Сергей Пономарев. — Именно тогда на рынок антиквариата хлынуло самое большое количество находок. Но постепенно чердачные   «запасы» оскудели. Ветхие строения стали сносить, ремонтировать.

Но клады все-таки «всплывают». При этом искатели их чётко знают, где они могут находиться. Впрочем, это ни для кого не секрет: первые «схроны» появились в начале прошлого века — во время еврейских погромов. Обыватель понёс самое дорогое для него на чердак. А самое дорогое представляло из себя золото, ювелирные украшения, фарфоровую посуду. Оружие тогда не прятали — его можно было спокойно приобрести в магазинах. Естественно, с разрешения властей.

Вторая, и самая мощная, волна чердачного кладоустройства датируется 1917-1918 годами, когда для людей состоятельных стало ясно, что ничего хорошего от новой власти ждать нельзя. И так как иметь оружие запрещалось, оно надежно укрывалось. Причём не только современное, но и старинное, коллекционное: в то время даже за кремневое ружье, или пику времен Пугачева можно было получить пулю в затылок. На чердак уходили также старинные иконы, царские награды, знаки различия, семейные архивы.

В тридцатые годы, когда сталинские репрессии достигли своего апогея, многие зажиточные по тому времени люди тоже прятали свои ценности, старые письма и фотографии, которые могли бы их в какой-то мере скомпрометировать. Но масштабы этих закладок были куда скромнее, чем в 1917 году. Как и в конце сороковых годов, когда был издан указ об ответственности за хранение предметов с изображением фашистской символики. В милицию их, естественно, не сдавали (попробуй сдай — сразу же загремишь под фанфары). И потому трофейные кортики, парабеллумы и вальтеры, знаки отличия Третьего рейха последовали тем же путём — на чердаки.

Но во время Великой Отечественной обнаружились и первые клады. Бомбы разрушали, прежде всего, чердаки. И спрятанные там вещи стали находить те, кто разгребал руины.

Ещё раньше, когда только начались бомбежки, в Горьком, да и в других городах, населению было предписано в 24 часа освободить от хлама все чердаки. Ревностно исполняя это указание, горьковчане выкидывали всё подряд, не разбирая, где что. И многие клады были попросту вывезены на свалки, где безвозвратно погибли.

«Чердачные крысы» об этом хорошо знают. Они исследуют и брошенные дома, и те, где ещё теплится жизнь. Действуют профессионально: обследуют, прежде всего, потайные уголки, затем кровельные балки, стропила, углубления в стенах, кирпичной кладке, вентиляционные шахты, щели и трещины, разбирают мусорные завалы. Уносят всё, что представляет хоть какую-то ценность: старые люстры, канделябры, подсвечники, медные дырявые тазы…

«Черачные крысы» неуловимы. Ни одна из них с верхотуры не упала, хотя действуют по ночам, напоминая о себе лишь шорохами и стуками. После них остаются разобранные деревянные конструкции, ямки и другие следы «археологических раскопок». И тут совсем непонятно, почему ничего не могут противопоставить им наши историки с краеведами. Ведь если покопаться в архивах и обследовать ветхие строения «по науке», наверняка можно найти что-то ценное.

 

Чердак как место постоянного жительства

Лет семь или восемь назад в Автозаводском районе решительно взялись за дома, построенные на скорую руку еще в тридцатых годах прошлого века. Их капитально отремонтировали и облагородили, переоборудовав чердаки в мансарды. И дома преобразились, жить здесь стало комфортно. Особенно в мансардах.

Увы, как-то об этом забылось. А между тем, в Москве выкуп чердаков под жилые цели набирает обороты.

— Выяснилось, что выкупить чердак и обустроить его — гораздо дешевле, чем приобрести квартиру на рынке жилья, — говорит выпускник Нижегородского архитектурно-строительного университета, а ныне частный предприниматель Сергей Краснов. — То есть, каждый квадратный метр, включая стоимость выкупа, ремонта и согласования документации, обойдется значительно дешевле. Единственный минус — нужно долго ждать оформления документов.

По словам Сергея, он бывал в нескольких таких московских «чердачных квартирах» Там, конечно же, пришлось выгрести много мусора, подвести коммуникации, перекрыть крышу, установить пожарную лестницу. Но овчинка стоила выдели.

— Мои знакомые сделали большие окна, — говорит Сергей. — Получилось хорошее естественное освещение комнат. Слуховое окно получилось в виде наполеоновской треуголки. Из него открывается прекрасный вид на Патриаршие пруды. Можно только позавидовать москвичам.

 

 

ЛОВУШКИ ВРЕМЕНИ

Существовала ли когда-нибудь «примитивная» форма времени, в которой, скажем, прошлое не отделилось бы от настоящего, так что лики прошлого проглядывали сквозь все еще вялое, медлительное, личностное «теперь?

Владимир Набоков

 

ХВОСТОВОЙ ВАГОН

Родовые корни братьев Трошиных — не поймешь где: село на отшибе. За водой пойдешь — Вятская губерния, в лес за грибами или сено косить – это уже Нижегородчина.

Давно уже не видно и не слышно здесь этих братьев— как снегом следы замело. И Егор, и Петр, который старше  на два года, покинули свою малую родину ещё в ранней юности, подались в Горький. Закончили институт, инженерами стали. Правда, распределение развело их достаточно далеко друг от друга. Вышло так, что Егор в Подмосковье двинул, а Петр — в Прибалтику. Вскоре оба семьями обзавелись. И всё было нормально, пока не развалился Союз. И тогда Петр Николаевич решился на переезд. К брату поближе.

 

В гости к брату

Так он и сделал. Но ждало Петра Николаевича большое разочарование. За квартиру в Вентспилсе выручил он сущие пустяки, а с такими деньгами в Подмосковье делать нечего. Ютиться же у брата тоже не с руки. У него квартира  как банка с селедкиными детками кильками…

Но тут Петру Николаевичу подфартило. Прочитал он в газете объявление: продается дом в сельской местности, причем недорого. И к тому же недалеко от того места, откуда родом. Спросил себя: а что если посвятить себя земле, грядкам с редиской и помидорами? И долго не размышлял.

С той поры прошло уже два года, а братья не виделись. Много разных причин мешало. Вроде бы, друг до друга рукой подать, не Латвия, а вот не складывалось.

А между тем повесили сосульки носы, намечалась круглая дата у Петра Николаевича. Ну, не совсем круглая 65 лет ему исполнялось. И решил Трошин-младший повидаться с братом. Пошел на вокзал, купил билет на поезд. Вот только не обратил внимания, что ехать ему следовало в хвостовом 13-м вагоне, на 13-м месте, да еще в пятницу, 13-го числа.

 

Вовремя не рпзбудили

Поезд отправился точно по расписанию. Колеёса ритмично погромыхивали на стыках рельс, и Егор Николаевич сразу же стал клевать носом. «Надо покемарить немного», решил он. И заснул, как засыпают дети: сразу и крепко. Но его  ждал весьма и весьма неприятный сюрприз. Поезд был скорый, на маленькмх станциях не останавливался. Егор Николаевич попросил проводника разбудить его в половине шестого утра, тот, как нередко случается, про это забыл. Шел уже седьмой час.

Ты уж извини, сказал проводник. Оплошал я. Но ты не кручинься, всё еще исправить можно. Тут поблизости полустанок, поезд притормаживает на минуту, не больше. Давай здесь тебя высажу. А туда, куда тебе надо, на попутке доберешься.

Он едва успел спрыгнуть с вагонной ступеньки, как поезд, послав в предутреннюю хмарь басовитый привет, промелькнул и растаял в безбрежном пространстве лесного Вятского края. И Егор Николаевич остался один на один со своими проблемами.

 

Каждая дорога ведёт куда-то

Он огляделся. Впереди и позади частокол корабельных сосен, слева  будка путевого обходчика, справа угадывалась грунтовая дорога, ведущая неизвестно куда. Она заросла так, что стало понятно: попутку тут можно ждать до второго пришествия.

Егор Николаевич пошел прямиком к будке. Дверь в неё была распахнута настежь. И никаких признаков присутствия человека. Разве что только пустая коробка папирос «Казбек».

Трошин-младший сел на пыльный топчан. Задумался. Пословица права: у дураков от чужого ума голова болит. Зачем он только проводника послушался? Тот сладко чирикал, а на деле все не так, как нужно.

Но теперь уже ничего не изменишь. Нужно что-то предпринимать. Но что? Он даже не предупредил брата, что собирается приехать. Петр и не ждет его, а сам он знать не знает, куда идти. По шпалам в обратную сторону? Или все же попытаться найти выход на трассу? Ведёт ведь куда-то заросшая бурьяном грунтовка. Каждая дорога ведёт куда-то.

Небо стало светлеть, и это немного улучшило настроение Егора Николаевича. И он отправился в путь, совершенно не зная, что его ждет.

 

Заповедник прошлого

Вскоре он обнаружил тропку, проложенную, скорее всего, грибниками. Значит, в любом случае Трошин-младший должен добраться до какого-то населенного пункта. И предчувствие не обмануло. Примерно через час он увидел дома, много домов.

Но село показалось ему очень и очень странным. Улицы почему-то пахли погребом. Во дворах бродили молчаливые куры, где-то глухо мычали, словно обижаясь на хозяев, невидимые коровы, лениво лаяли скорее не от злобы, а просто от удивления цепные псы и беспривязные ничейнве собаки, а вот ни одного прохожего Егору Николаевичу почему-то не встретилось.

Он шёл и не верил своим глазам. У правления колхоза, тоже совершенно безлюдного, гипсовый памятник, в котором нельзя было не угадать черты отца всех времен и народов. И тут Трошина-младшего обожгло, как огнем. Он попал в какой-то заповедник прошлого..

Когда-то в молодости, начитавшись Герберта Уэллса, он всерьёз заинтересовался проблемой путешествий во времени. Верил: они возможны. Чем же тогда объяснить многочисленные исчезновения людей, которые иногда возвращаются, а чаще всего остаются навсегда в каких-то иных эпохах? Он даже собственную гипотезу выдвинул на этот счет. Как считал тогда Егор Николаевич, исходя из теории относительности Эйнштейна, временные пласты не постоянны, в них случаются разрывы и искривления. Возникает воронка в ткани мгновений, в которую втягиваются люди и предметы. И они переносятся из одного пространственно-временного измерения в другое…

Но шли годы. Научные изыскания по поводу свойств времени казались Егору Николаевичу наивными и бездоказательными. Но теперь своими глазами видел, что его гипотеза подтверждается.

Нет, он не бредит. Вот плакат на избе-читальне с фотографиями летчиков, спасших участников экспедиции на пароходе «Челюскин». Вот репродуктор на столбе, заливающийся соловьем (кажется, поёт Лидия Русланова). Вот призыв увеличить в 1936 году поголовье свиней на 23 процента. Вот объявление: приезжает кинопередвижка, будет демонстрироваться фильм «Весёлые ребята»…

Но вот и люди. Строение, похожее на сарай, на котором криво нацарапано «Буфетный киоск». Две стеариновые свечки тускло освещают прилавок и два столика. За одним, плотно уставленным кружками с пивом, – четверо мужиков. За другим пьют водку. Такую он видел в детстве. «Московская», с пробкой, залитой сургучом. Боже! Куда его занесло! Кто над ним решил сыграть эту зловещую шутку?

 

Непростительная ошибка

Появление Егора Николаевича не осталось незамеченным. Все, как по команде, обернулись к нему и стали внимательно разглядывать. И тут он допустил непростительную ошибку.

Что это за село? спросил он у румяной и пышной, как праздничный торт, буфетчицы.

Та, надкусив пирожок с ливером, от неожиданности икнула. И словно дар речи потеряла. На пару минут, не меньше.

Коля!   наконец позвала она кого-то из подсобки.

И тут появился Коля   лохматый, гориллоподобный, с длинными, едва ли не колен руками, в клеенчатом фартуке и резиновых сапогах.

  Тут гражданин какой-то подозрительный,   сказала буфетчица. – Проводил бы ты его к Ерофею Кузьмичу.

Коля положил свою обезьянью руку на плечо Егора Николаевича:

  Пройдемте, господин-товарищ.

И гость из иных времен отправился под конвоем к Ерофею Кузьмичу, вероятно, местному энкаведешнику. Дело принимало совсем нежелательный

«Офис»  Ерофея Кузьмича располагался в строении очень похожем на «Буфетный киоск». И сам он чем-то смахивал на буфетчицу.

Пышный   так сразу окрестил его Егор Николаевич   сидел за письменным столом в гимнастерке с кубарями, с лоснящимся от пота лицом. Выслушав обезьяночеловека, весь доклад которого состоял из одной фразы: «Кажись, Кузьмич, мы шпиёна поймали», он нахмурил кустистые брови.

Ты, Коля, посиди пока на завалинке,   сказал Ерофей Кузьмич.   Возможно, понадобишься.

Когда дверь за ним закрылась, обратился к Егору Николаевичу:

Выкладывай. Кто такой, откуда, какое получил задание. С троцкистами связан? И документики предъяви, взглянуть нелишне.

            Это для вас будет китайской грамотой,   стараясь сохранять спокойствие, хотя его трясло, как лист на ветру, сказал Егор Николаевич. – Я ведь из другого времени, из двадцать первого века. Но вам, похоже, этого не понять.

Он протянул энкаведешнику паспорт и пенсионное удостоверение. И у того даже челюсть отвисла. Кузьмич вертел их и так, и сяк, напяливал очки, потом снимал, разглядывал паспорт в лупу, но все равно ничего не понимал.

Егор Николаевич пытался объяснить ситуацию, но для обитателей этого реликтового островка законсервированного времени она была столь фантастической, что все равно никто бы ему не поверил.

Сейчас позвоню в Москву,   зажурчал, как ручей, Кузьмич и почему-то расплылся в улыбке, широкой, как бульвар.   Буду самолет вызывать. Повезу тебя как особо опасного. Глядишь, орден дадут. Нет, не тебе, а мне. И звание внеочередное. А тебе, брат-троцкист, крышка. Это как пить дать, зря ты сюда сунулся.

Егор Николаевич молчал.

Ну ладно, молчи. Думай. Теперь у тебя время есть, хотя и не очень много.

Кузьмич открыл ключом огромный амбарный замок на двери в соседнюю комнатушку, отделенную от коридора стальной решеткой, и втолкнул туда Егора Николаевича.. Дьявольский спектакль продолжался.

 

Побег из преисподней

Тьма обступила его со всех сторон. Надо же так вляпаться! А впрочем, он-то как раз и не виноват ни в чем. Это какие-то тёмные силы выбрали его объектом своей охоты. Но почему? Что он в своей жизни сделал не так? А может быть, все дело в том, что он делал все именно так, как надо, а это не нравилось служителям Зла?

Но нужно было выбираться из этой ямы. Как вот только? И тут Егора Николаевича осенило. Дрель! Он везет в подарок брату дрель с набором сверл. Можно попробовать рассверлить замок. Дрель, между прочим, работает как от электропривода, так и на батарейках.

Егор Николаевич все делал на ощупь, но четко. Через несколько минут амбарный страж повис на одной дужке. Путь на волю был открыт.

Но Трошин-младший не учел одного. Обезяночеловек Коля по-прежнему сидел на завалинке. Внештатный агент НКВД сторожил гостя из другого мира. И сразу почувствовал неладное.

Стой! закричал он во все горло, пугая спящих ворон и размахивая дробовиком.

Что оставалось Егору Николаевичу? Несмотря на колотьё в боку, он побежал в меру своих пенсионерских сил и скоростей. И тут раздался выстрел, потом второй. Дробь просвистела возле самого виска…

 

        Есть один способ

Очнулся Егор Николаевич, как он говорит, уже в другом измерении, шкала времени которого соответствует нашему. Он сидел на бревне возле будки путевого обходчика. Спереди и сзади  сосны, справа дорога.

Но что-то было не так, не по-старому, а в чем заключалась перемена, Егор Николаевич долго понять не мог. Только через несколько минут дошло. Грунтовка! Ее не было. Вместо нее, пока он выяснял свои отношения с Кузьмичем, проложили асфальтовую трассу. Как-никак чуть ли не сто годков прошло. И по этой дороге одна за другой проносились машины, много машин.

…Когда он рассказал о своих приключениях брату, тот не удивился.

 Знаешь,  про это село я не в первый раз слышу,  сказал Петр Николаевич. Не ты первый там побывал. Только вот не верит никто, ещё и пальцем у виска крутят. А вот как проверить?

Есть один способ, отшутился Трошин-младший. – Надо купить билет на поезд в хвостовом тринадцатом вагоне. И поехать тринадцатого числа, в пятницу.

 

ПОДАРОК ФРАНЦУЗСКОЙ ТЁТИУШКИ

…Это был овальный, идеально отполированный красноватый с желтым отливом  кусок обсидиана — так называют вулканическое стекло. В него можно было глядеться, как в зеркало. Но в этом магическом кристалле проглядывало другое отражение…

 

Многолетняя тайна

То, что у Татьяны Семенихиной есть тётя, которая живёт за границей, причём не где-нибудь, а в предместье Парижа, она узнала только лет пятнадцать назад. До этого родители стойко хранили многолетнюю тайну. Впрочем, понять их нетрудно: партийный билет, престижные должности. Не дай Бог что вылетят, как пробки, с таким трудом завоеванных собственным горбом насиженных мест.

Мама поведала Татьяне о тёте только на смертном одре. Но в чём её упрекнуть? Так уж воспитала Маргариту Петровну советская власть. А ведь, как оказалась,  происхождение у мамы отнюдь не пролетарское. Кто бы мог подумать, что в жилах Татьяны течет голубая дворянская кровь!

Родословной её семьи по меньшей мере четыре с половиной века. Выходцы из далекого Уэльса с перекроенной на российский манер фамилией Флегмонтовы исправно несли государеву службу. Правда, поговаривали, что все они – чернокнижники и связаны с нечистой силой. Потому, дескать, и вражеская пуля их не берет, поэтому сыты и деньгами сорят направо-налево. Может, так утверждали из зависти, а может, и по делу. Как бы там ни было, но когда к власти пришли большевики, прадед Татьяны пошел не за ними, а за их непримиримым врагом  Деникиным.

Потом были годы эмиграции. Чтобы заработать на кусок хлеба, белым офицерам приходилось работать и таксистами, и официантами, и чистильщиками сапог. Даже скот забивали на бойне. А Флегмонты как-то очень быстро пошли в гору. Их бизнес приносил немалую прибыль. Вот только мужская линия пресеклась: рождались исключительно девочки. Так случилось и за пару лет до начала Второй мировой войны, когда появились на свет близняшки. Их назвали Эльзой и Маргаритой.

Когда фашисты перешли французскую границу, Флегмонты пытались сбежать в Америку. Увы, не получилось. Семейство попало под бомбежку. Погибли все, за исключением отца Эльзы и Маргариты и их самих. Но отца заключили в концлагерь близ небольшого городка Перпиньон, а жизненные дороги сестричек круто разошлись. Судьба привела в исполнение самый страшный приговор, какой можно только предполагать. Эльза оказалась в приюте, а Маргарита в кошмарном, пропитанном насквозь смрадным дымом крематория Освенциме. И, несомненно, погибла бы, если бы не наши войска.

Истощенных, полуживых детей отправили в госпиталь. Была такая неразбериха, что сопроводительные документы потерялись. И поскольку Маргарита понимала и по-русски, и по-польски, не знали, что с ней делать. Но долго не раздумывали. Первый же эшелон увёз её в Смоленск, а потом ещё дальше в Сибирь.

Но детская память она навсегда. Память сердца ещё надёжней.. И Маргарита чувствовала каждой клеточкой своей, что у неё есть сестра. Она знала, что Эльза жива, вот только встретиться с ней, наверное, уже не суждено.

Большей информацией владела Эльза. Отец, доживший до освобождения, забрал её из приюта. Уже смертельно больной, он посвятил её в тайны рода Флегмонтов.

Отец умер, когда Эльзе исполнилось шестнадцать. Она пыталась найти сестру. Но в то время набирала обороты холодная война. Эта война воздвигла непреодолимые заслоны между родственниками, разнесёнными волею судьбы по разные стороны баррикад.

 

Семейная реликвия

Эльзу Петровну судьба не баловала. Замужем была ровно три месяца. Супруг, бравый морской офицер, погиб не при исполнении своих прямых обязанностей, а совершенно случайно машину занесло на крутом вираже.

Злбза очень переживала. Наступила жизнь, где все дни одинаковы, жизнь, совершенно лишенная смысла. Одиночество смыкалось над ней, как вода над утопающим. И вдруг лучик света. Неожиданно обнаружилась в России племянница. А разве этого мало? Уже не горемыка безродная, всему свету чужая. Пусть не рядом, но есть родное горячее сердце. И потому вектор любви и нежности Эльзы Петровны был устремлен именно в этом направлении.

Встретились они пять лет назад. Эльза Петровна много рассказывала о Флегмонтах, а, уезжая, вручила Татьяне старинную шкатулку.

Это наша реликвия, сказала она. Ей много тысяч лет. Её привезли испанцы из Южно1 Америки. Это магический кристалл ацтеков. Он достался Джону Ди, который стоял у истоков рода Флегмонтов. С его помощью можно заглянуть как в прошлое, так и в будущее. Но учти: есть тёмные силы, которые могут втянуть твою душу в это зеркало. Будь осторожна.

А вы сами обращались к помощи этого кристалла? спросила Татьяна, которая сама уже стала бабушкой.

Один раз, сказала Эльза Петровна. Это было после смерти мужа. Но я испугалась. В зеркале мне почудился лик дьявола.

 

Скользящие тени

Татьяна внимательно осмотрела подарок тётки. Судя по всему, кусок обсидиана с ручкой из темной кости был обтёсан в форме овала и отполирован очень и очень давно. Трудно даже было предположить, когда. Татьяна вертела его и так и сяк, поворачивала под разным углом, всматривалась в загадочную глубину, но обсидиан был мертв, он упорно хранил свою великую тайну.

Прошло несколько дней. Всё это время Татьяне было некогда – накопились дела, требовалось решить их безотлагательно. Вспомнила она о семейной реликвии совершенно неожиданно проснувшись среди ночи.

Татьяна села в кровати. Лунный свет заливал комнату, узкими полосами скользил по полу, и в этой лунной вьюге, казалось, реяли зелеёные прозрачные призраки. Они словно подталкивали её к шкатулке, где хранился магический кристалл. Татьяна открыла её и отшатнулась. Камень ожил! Он был наполнен какими-то скользящими тенями.

Татьяна взяла красновато-желтое зеркало в руки. По отполированной поверхности плыли оранжевые облака. Они сдваивались, расходились, снова сближались, и это было что-то вроде ритуального танца.

Повернув камень под другим углом, Татьяна поняла, что ускользающие тени слагаются в какую-то определенную фигуру. Тяжелое облако наползало, распухало. Она разглядела крутые рога, звериный оскал… Это было так страшно, что Татьяна выронила магический кристалл. Он упал и потух.

А утром следующего дня Татьяна получила печальное известие. Скончался её отец.

 

Кто ты, Джон Ди?

Приехав с похорон, Татьяна задумалась. Неужели магический кристалл предупреждал о том, что беда на пороге?

Она пошла в библиотеку. Если основатель рода Флегмонтов действительно был исторической личностью, рассуждала Татьяна, значит, сохранились какие-то документальные свидетельства. И она их нашла. В книге Элайаса Ашмола «Химический театр» упоминалось магическое зеркало Джона Ди, которое якобы хранилось в коллекции некоего Уолполома из Строберри-хилл. «При помощи сего магического камня, который похож и на уголь, и на агат, можно увидеть всякое лицо, какое пожелаешь, в какой бы части света оно ни находилось, пусть даже скрывалось бы в самых отдаленных покоях или пещерах, что помещаются в недрах земных» писал Ашмол. Он же сообщал, что коллекция Уолполома была продана с молотка еще в 1842 году. Куда делся магический камень, неизвестно.

 

 Справка

*Джон Ди был блистательным математиком и астрономом, знатоком классической филологии, владел практически всеми европейскими языками. Он принимал участие в реформе григорианского календаря, написал учебник географии, предложил идею начального меридиана, известного сегодня как Гринвичский, изобрел бинокль. И одновременно был неравнодушен к астрологии, алхимии, кабалистике, нумерологии и другим оккультным наукам. Именно Джон Ди предсказал, что английский трон займет королева Елизавета. Она, кстати, была весьма благодарна провидцу и нередко сама принимала участие в его магических опытах.

*Современники писали о том, что у Джона Ди было большое количество уникальных колдовских инструментов. Особенно же гордился он перстнем с бериллом, с помощью которого можно было «узреть все, что только есть на земле и в воде в подлунном мире», «обсидиановым ацтекским зеркалом» и магическим кристаллом «величиной с яйцо, прозрачным и переливающимся всеми цветами радуги».

 

Молчаливые диалоги

Татьяна подолгу оставалась наедине с камнем. Это стало для нее своеобразным ритуалом. И «ацтекское зеркало» начало открывать ей тайну за тайной. Происходил своеобразный молчаливый диалог, причем Татьяне казалось, что беседует она с духом самого Джона Ди.

Смотри внимательней, пристальней, звучал в голове приятный бархатистый баритон. В зеркалах ничего не пропадает, в них всё сохраняется на многие тысячелетия. Зеркало ничего не может скрыть. Отражение можно только заслонить другим.

Значит, когда я отражаюсь в зеркале, там остается какая-то моя часть? спрашивала Татьяна.

Да, это так, следовал ответ. Вот почему спустя много-много лет можно воссоздать события, которые вроде бы канули в вечность.

А как можно с помощью зеркала заглянуть в будущее? снова спрашивала Татьяна. Ведь его ещё нет, оно ещё не наступило. .

Время это спираль, слышалось ей. Прошлое закольцовано с будущим. Это, по сути дела, одно неразделимое целое, где одно вытекает из другого. Нужно только уметь вычленить то, что относится к будущему, из того, что уже произошло…

 

Вспомнить себя

Татьяна и раньше-то особой коммуникабельностью не отличалась, а теперь вообще замкнулась в себе. При первой  возможности она доставала заветную шкатулку и смотрела, как скользят на гладкой поверхности обсидиана тени и световые пятна, складываясь в картины далёкого прошлого.

Однажды она увидела самого Джона Ди, и с тех пор его жизнь шаг за шагом развертывалась перед ней. Это были видения наяву. Но такие чёткие и ясные, что порой осознавались, как реальность. Какая хрупкая связь возникла между ней и этим полулегендарным человеком, Татьяна не знала. И тем не менее, всё больше и больше узнавала о нем.

Она переносилась в непостижимые глубины времени. Вот дворец короля Генриха VIII. Вот отец Джона Ди высокопоставленный вельможа. Вот он сам, совсем ещё юный, учится в Кембридже, а потом в Голландии и Бельгии, вот уже сам читает лекции студентам в Париже…

А потом возвращение в Англию, где его ждёт тюрьма: кто-то донёс королеве Марии I Тюдор, что Джон Ди предсказал, что королевский трон  достанется  сводной сестре Марии И вот желанное освобождение…

Татьяна пыталась «переключить» «ацтекское зеркало» на что-то другое, но оно упорно крутило выбранный  самим  Джоном Ди «киноролик».

Может быть, хватит?  спросила она однажды.

Тебе нужно вспомнить себя, последовал загадочный ответ.

И в «ацтекском зеркале» отразились высокие стрельчатые окна, забранные решеткой. Сквозь венецианские стекла смутно угадывалась угрюмая громада главной башни замка высотой с современный шестииэтажный дом. Её зубцы напоминали стершиеся от времени волчьи клыки.

Мрак загустевал, скрывал детали. Темнота хлынула и в покои. Смешиваясь с плесенью и гниением, она порождала зловоние. Это зловоние стелилось по паркету из мореного дуба и клубилось в бесконечно продолжающейся анфиладе…

Татьяна, хотя тогда ее, конечно же, звали иначе, задыхалась в этом каменном мешке. Ей стало страшно. Да, это уже было с ней. И душа Татьяны медленно погружалась в ту тёмную область между сном и явью, где обитают тени прошлого тени смерти.

Для чего это нужно? спросила она  полированный обсидиан.

Чтобы подготовить тебя к следующему ритуалу, ветром пронеслось в голове.

К какому?

К тому, на что веками был обречен род Флегмонтов. К служению Сатане – единственному Богу на Земле и в Подземном царстве.

Татьяна опешила. Нет, к этому она была не готова. Дрожащими руками она взяла «ацтекское зеркало» и подошла к открытому окну.

Нет, ты этого не сделаешь! завопило оно. Я, Джон Ди, продал Дьяволу не только свою душу, но и души всех последующих поколений моего рода. Вот почему Флегмонты были всегда на плаву и обладали богатством и властью. И ты тоже обречена подчиниться.

И не подумаю! – вслух сказала Татьяна. Она взяла молоток и ударила им по обсидиану. Тот вспыхнул оранжевым светом и рассыпался на мельчайшие частицы. Оранжевое пламя еще раз всколыхнулось и поблекло, осыпавшись бахромой серого пепла.

***

Совпадение или нет, но спустя пару часов ей позвонила Эльза Петровна, и Татьяна ей все рассказала.

Молодец! похвалила Эльза Петровна. Честно признаюсь, у меня не хватило смелости, хотя были такие же мысли. Нельзя быть вечным заложником у своих предков.

 

ЧАРЫ МАРИЙСКОЙ ЛИСТВЕННИЦЫ

— Тот мир совсем другой, — говорит Лена. — Я попадаю туда, чтобы снова родиться.

Лена Корнилова родилась на севере Нижегородской области. Места тут удивительные. Озеро Юронгское, что в русле реки Юронги, — одно из самых красивых мест Нижегородской области. Когда зацветает нимфейник и его желтые цветки покрывают поверхность воды, озеро отливает червонным золотом под солнечными лучами.

 

Огни Юронги

Крохотный островок тайги славится ещё и тем, что здесь немало священных рощ и отдельных деревьев, которым поклонялись предки нынешних марийцев. Рядом с озером одно из немногих сохранившихся до нашего времени священных урочищ и уникальная культовая лиственница. Вот с ней-то и связано то, что приключилось с Леной.

Несколько лет назад, рассказывает Лена, наша семья перебралась из Воскресенского района в Нижний Новгород. Но я каждое лето приезжаю на свою малую родину. Так было и в 2018 году. Я училась тогда в университете.

Июль выдался для этих мест необычно жарким. Солнце обливало, жгло. Как тут не искупаться? И пошла Лена вместе с бывшими своими однокашниками на Юронгу.

Может, заглянем к марийской лиственнице? предложил Коля Слётов.

А что мы там забыли? как-то само собой вырвалось у Лены.   Может, еще и помолишься этому идолу?

Коля насупился:

Пустого не мели. Лиственницу лучше не обижать. Себе дороже будет. Многие уже это испытали.

Но не придала значения Лена этим словам. Ещё какую-то несуразицу наплела. Дескать, нечего бредить, как старая нянька, время сейчас другое, бредниии эти давно уже в архив сдали.

Тем временем еланки кончились, открылось озеро. Но тут какая-то хмарь нависла над стеклянной неподвижной водой, бесшумно поползли вверху темные груды облаков и метр за метром пожирали светло-голубое пространство. А ещё несколько минут спустя молнии избороздили небо и на  землю ринулся ливень. Озеро в три ряда опоясали странные огненные кольца.

Уже на следующий день я почувствовала себя плохо,   говорит Лена.   Кружилась голова, тошнило, было такое ощущение, что я чем-то отравилась. Отец отвёз меня в Нижний, но врачи не могли поставить диагноз. Держалась температура, но какого-то внутреннего воспаления не обнаруживалось.

Отец показывал Лену лучшим докторам, но симптомы болезни были столь противоречивы, что никто не знал, чем  и как лечить. А девушка тем временем впала в сильнейшую депрессию и находилась в таком состоянии, что ни о какой учебе и речи быть не могло. .

 

Духи прошлого

В жилах Лены течёт и русская, и марийская кровь. И однажды в Нижнем её навестила бабушка  — приехала из деревни. Рассказывая о том, как случилось, что она заболела, Лена вспомнила о священной лиственнице и том, как непочтительно она о ней отозвалась.

Бабушка выслушала её и сказала:

  Да, дело серьезное. Нужно срочно ехать и просить прощения у дерева…

И несмотря на то что девушка чувствовала себя крайне плохо, вместе с отцом и бабушеой отправилась в Воскресенский район. Это был, что называется, ее последний шанс.

  Три дня меня готовили к тому, что  надо говорить, о чём думать и какие ритуалы выполнять, когда я приду к священному дереву,   говорит Лена.   Там я непременно должна быть одна, без свидетелей. И вот что интересно. Я была очень слабой, а утром, когда был назначен мой визит, я почувствовала себя лучше, поняла, что могу проделать нелёгкий путь. И я его проделала.

Девушка не раскрывает всей «технологии» общения с культовой марийской лиственницей. Понятно, что это   тайна. Духи прошлого общаются не со всеми. Ни к чему им «лишние» люди.

  Они выбирают лишь тех, кто верит в них, кто их почитает и советуется с ними,   считает Лена.   Марийцы думают, что души предков летают по лесам, отдыхают на ветках деревьев и любят, когда их потомки приносят им дары и поклон от живых. И они вылечили меня. В отличие от врачей, которые расписались в своей беспомощности. Да и это понятно: они не могут, хотя и владеют многими секретами современной медицины, избавить человека от проклятия духов прошлого.

С той поры общение Лены с лиственницей приобрело регулярный характер. Теперь её тянет сюда, как магнитом. Мир дерева стал её собственным миром. Её уносит далеко от всего привычного.

 

Загадки священных рощ

В тот день, когда Лена впервые перенеслась в иное измерение, пахло болиголовом, дикой мятой и другими лесными травами.

Но там обо всем забываешь,   говорит Лена.   Не надо притворяться счастливым или несчастным    ощущаешь небывалый подъем, радость от того, что просто видишь небо, траву, зайца, который умывается на опушке леса.

Она не может описать, что представляет собой это иное измерение, в котором оказывается. Ей просто не дано это понять.

Тот, кто впервые попадает сюда, сталкивается со многими необъяснимыми явлениями. Иной раз видят самые настоящие миражи. А иногда… исчезают. Одни   на несколько мгновений, другие   на несколько часов, а то и суток, третьи   навсегда.

Я спросил Лену, замечают ли её исчезновение, когда она пребывает в другом измерении.

  Нет,   ответила она.   Это происходит во время сна. Я даже вижу собственное тело, когда выхожу из него. Между прочим, очень странное ощущение. Как будто  душа моя парит где-то вверху.

 

Справка

*Исчезноаения людей наблюдалось с библейских времен. В новгородских летописях говорится о пропаже инока Кириллова монастыря Амвросия во время трапезы. 12 декабря 1829 года в Англии таинственно исчез Джон Ленсинг, бывший судья Оливер Томас из Райядара (Уэльс. Он) вышел на пару минут во двор направился к колодцу, чтобы набрать воды, и больше его никто не видел. Жертвой исчезновения стал и Люсьен Бусье. Случилось это в 1867 году в Париже. Люсьен вечером пришел к доктору, чтобы тот осмотрел его. Доктор обернулся, чтобы взять стетоскоп, но больного рядом и вообще нигде уже не было.

*Как сообщал в 1902 году начальству урядник Северцев, на территории нынешнего Шарангского района «исчезла жена лесника из деревни Большие Киллимары Попова Марфа, урождённая Николаева. Марфа, её племянница и двое детей 11 и 13 лет пошли по грибы. Все держались вместе. Внезапно Попова исчезла. Поиски и последующее прочесывание леса никакого результата не принесли. Версии о том, что Марфу задрали волки, не подтвердились. Тело её не найдено. Расследование несчастного случая продолжится до полного выяснения». И спустя месяц Попова неожиданно объявилась. «Она не выглядела исхудавшей и обессиленной, — писал урядник — но внятно объяснить причины своего исчезновения не могла. Сказала только что была в лесу, по ее разумению, несколько часов, что не соотносится с действительностью. Попова препровождена в клинику для душевнобольных г-на Горского».

* В мае 1947 года в Воскресенском районе исчезла семья колхозника Петра Рогачинского: он сам, жена и двое малолетних детей. Дети нашлись спустя неделю, однако что с ними случилось, где они были все это время и где находятся взрослые, ребятишки пояснить не смогли Только четырехлетняя Аня лепетала, что она якобы летала.

 

Они летают?

В то же время Лена своими глазами видела, как на пару-тройку минут пропал местный житель по имени Сергей. Шел впереди неё с удочкой и как бы завис у края усыпанной цветами полянки. И постепенно стал растворяться в воздухе.

  Я испугалась, гопорит она. Хотела закричать, а меня как будто парализовало. Ни голоса нет, ни с места сойти не могу. Только потом, когда Сеей появился, догнала его. Спрашиваю: «Что с тобой случилось?». А он на меня  смотрит, как на ненормальную:

Ничего не случилось. А что такое?

Я промолчала, но ту полянку стороной обошла. Подобрала хворостину подлиннее и бросила её на то самое место, где Сергей исчез. Смотрю, а она упала и тоже словно испарилась.

Лена повторила свой эксперимент несколько раз. И кончилось всё тем, что в центре поляны на несколько секунд появился пень, светящийся изнутри.

  Наверное, здесь когда-то росло священное дерево,   говорит она. Во всяком случае, такой вывод напрашивается. Марийцы верят, что духи лесов живут, пока живут деревья. Это же дерево давно погибло, но оно стало частью другого мира. Время же двух миров, я думаю, пересекается.

Но почему люди исчезают? Такое, кстати, случалось и на территории соседнего с Воскресенским Шарангского района, где тоже большие площади занимают таежные пихтово-еловые леса, где два десятка священных марийских рощ, да плюс еще культовые деревья: лиственница и две березы. Неужели все пропавшие в этих местах, как и Лена, переносятся в иное измерение? При этом одни остаются там навсегда, а другие возвращаются.

 

Комментарий

— Пропажи людей можно объяснить разными причинами, — говорит кандидат физико-математических наук Евгений Заславский. — Большинство   ученых считает, что в какой-то момент происходит соприкосновение двух разнополярных параллельных миров, прошлого и будушего. А если это так, то в одно из таких мгновений весь наш мир может оказаться в параллельной вселенной.

Другие исследователи говорят о так называемых «кротовых норах». Это своеобразные туннели между параллельными мирами и далекими звездными системами. Но зачем нужны эти трубы-тоннели и кем формируется команда путешественников во времени? На эти вопросы ответов нет. Как и на вопрос чисто нижегородский – при чем тут священные марийские рощи?

 

 

ДБЯВОЛИАДА

Дьяволы постоянно бродят по свету: иногда  так просто, чтобы узнать, что там творится, а иногда  чтобы подвергнуть испытанию ту или иную душу».

Пауло Коэльо

 

КУКОЛЬНЫЙ УЖАС                                                                                … Галина Викторовна заглянула в детскую пусто. Она вышла во двор. Позвала:

Элла, Марина, ужинать!

Никакого ответа.

Конечно же, девочки заигрались в своем кукольном домике, решила няня. Но он был закрыт на защелку снаружи. Вдобавок эти тёмные окна. Может быть, уснули? Но кто тогда запер их? Галина Викторовна приоткрыла резную дверцу терема на курьих ножках, но вползти туда взрослому человеку можно было разве что только на четвереньках. Как-то несолидно.

Она нащупала выключатель. Вспыхнул яркий электрический свет. И в следующую минуту Галина Викторовна почувствовала, как её пробирает озноб. На паркетном полу домика лежала кукла с оторванной головой…

 

Жизнь как розовый сад

Предприниматель Михаил Каргинский родился, что называется, в рубашке. Всё складывалось у него на редкость удачно. Школу он закончил с золотой медалью. Поступил в престижный вуз. Закончив его, открыл свое дело. Взял кредит в банке и, хорошо зная конъюнктуру рынка, сразу же добился успеха. И это было неумолимо, как рок: успех никогда не покидал Михаила.

Фирма его преуспевала. Росли и личные накопления. Денег хватило и на иномарку, и на пышную свадьбу с самой, наверное, обаятельной во всем Поволжье девушкой — Катей Личкиной. Михаил в ней души не чаял.

Но жизнь в стандартной городской квартире особой радости не доставляла. Раскроешь окно — несет выхлопными газами автомобилей. Шум на улице, порой и не уснёшь. И когда появились на свет близняшки — Марина и Элла, — желание приобрести свой дом поближе к природе окрепло.

На семейном совете Михаил и Катерина решили, что строить особняк достаточно долго, да и дорого. Проще купить. Уже обжитый. Тем паче, что предложения есть.

Увы, что-то, в конечном счете, Каргинских не устраивало. В самом первом случае их остановило то, что дом возведен на каком-то мшистом, неприглядном бугре, усыпанном булыжниками. Он выглядел очень угрюмо и напоминал замок Иф, где долгие годы томился герой Александра Дюма. Потом был дом-крепость – слишком помпезный, с какими-то вычурными средневековыми башенками, что свидетельствовало о полной архитектурной безвкусице прежних хозяев.

А вот третий вариант выглядел слишком соблазнительно, чтобы его отвергнуть. В просвет кочкарника гляделось озеро, его берега были присыпаны нежным, словно тальк, песком. Рядом – сосновый бор, который дышал сухим теплом смолистой хвои. Где-то невдалеке усыпляюще скрипели коростели. Лучи платинового заходящего солнца  плясали на кофейной глади воды… Короче, это была мечта, которая обретала реальность.

Да, здесь имелось все, что хотели заполучить молодые супруги. Веранда, гараж, сад, даже спортивная площадка с теннисным кортом. А самое главное — кукольный домик, построенный безымянным умельцем.

Это было настоящее произведение искусства. Над кроватками десяти кукол нависали розовые балдахины из шелка, ванная пестрела махровыми полотенцами, в гостиной стоял настоящий телевизор, только маленький. Было и такое же пианино. На кухне —миниатюрные холодильник и электрическая плита. Можно было вскипятить воду, заварить чай. Удивляли всякие мелочи: крошечные фены для сушки кукольных волос, крошечные сервизы, комнатные цветы, которые не достигали в высоту и десяти сантиметров, и прочее, прочее, прочее.

К тому времени, когда Каргинские переселились в новое свое домовладение, Элле и Марине исполнилось по шесть лет. Они были в восторге от своей детской и, конечно же, от кукольного домика, где они проводили практически все время, когда не спали.

 

Справка

* Примитивные  куклы археологи находят даже на стоянках первобытных людей. Но уже тогда, на заре цивилизации, неандертальцы считали, что фигурки людей и животных, вылепленные из глины, обладают некими магическими свойствами, что с их помощью можно воздействовать на судьбу и предсказывать будущее.

*В ХVII веке куклы изготавливали из дерева, потом из фарфора. Глиняный Голем детище пражского раввина Иегуды Льва бен Безалела был копией человека в натуральную величину. Он согласно преданию использовался для хозяйственных работ и исправно служил хозяину, пока не разрушился в результате несчастного случая. Можно считать это сказкой, но французский мастер Ломбер заставил куклу двигаться под музыку, другой француз, Жак де Вокансон, создал механического флейтиста, который исполнял 11 мелодий.

*Но постепенно любовь взрослых к куклам, в том числе и  механическим, стала охладевать. В них стали играть лишь дети. И это тоже понятно. Кукла никому не читает нотации, как родители, она всегда молчит и подчиняется любому капризу. Это идеальный друг. Вместе с ним ребенок учится создавать свой мир, безраздельным властелином которого является он сам.

*Куклы куклам рознь. Есть добрые вроде плюшевого медвежонка. Есть алчные типа американской Барби: для нее нужно приобретать мебель, дом, загородную виллу с бассейном, автомобиль, друга и так до бесконечности. Но есть куклы, исключительно враждебно настроенные к человеку. Речь идет о тех, которые используют в своих магических обрядах колдуны африканского племени зулу. Если черный маг воткнет в такую куклу булавку, человек, против которого направлена ворожба, обязательно заболеет, поскольку кукла несёт в себе частицу энергетического потенциала своего прототипа. С её помощью можно «сжечь» душу врага. Если закопать куклу в грязь, она будет гнить, а человека в итоге покинут все душевные и физические силы.

 

Надо бояться большого счастья

Катя тоже работала. За детьми ухаживала няня, Галина Викторовна. Это была очень интеллигентная и порядочная женщина, которая раньше преподавала в младших классах. Потом вышла на пенсию, но Катя нашла её — это была подруга ее матери — и попросила присмотреть за девочками. И бывшая учительница согласилась. Ей было безумно одиноко: не так давно схоронила мужа.

Галина Викторовна выполняла свои обязанности безупречно. Она научила Эллу и Марину читать, готовила разную вкуснятину, и близняшки её очень любили. Но у Галины Викторовны были проблемы, которые в одиночку она решить не могла. Ей не нравился дом, куда вселились Катя и Михаил. Здесь ей было некомфортно. Ночью не спалось, голова наливалась свинцовой тяжестью. Казалось, что пространство вокруг всё сужается и сужается. Что-то беспредельно неразгаданное и страшное таилось в глубине комнат. Окна словно вспухали, изгибались в обратную сторону.

Больше всего Галину Викторовну пугал почему-то кукольный дом, полутьма которого увеличивала общую путаницу в мыслях и страх. Когда няня заглядывала туда, что-то обжигающе-холодное нарастало в ее сумеречных мыслях, и она увязала в них, словно муха в патоке.

Особенно ей не нравилась кукла по имени Бэби — так было написано на её платье. С просвечивающими, как у поросенка, розовыми ушами, с губами, приоткрытыми в жадной и робкой полуулыбке, далекая от всего этого мира, она смотрела на Галину Викторовну своими свинячьими глазками, и в этом взгляде чудилось что-то затаённое и опасное, что видится в глазах хищника. Няне казалось, что реальный, физический мир бледнел, отступал куда-то, и она перемещалась в какое-то иное пространство.

Однако ничего не происходило. Совершенно ничего.

Хотя нет, что-то все-таки было. Поскольку Михаил часто посещал всякие презентации — без этого, как утверждал он, было совершенно невозможно работать, — Катя вдруг начала сомневаться: а нет ли у него любовницы? Разные мысли приходят в голову жены преуспевающего бизнесмены. Тем более, если он порой возвращается под утро.

Катя нашла дипломированную ворожею. Но она сказала, что Михаил Кате не изменяет. Правда, обронила странную фразу. Дескать, надо бояться большого счастья – за ним идет такое же большое горе.

И оно пришло. Внезапно умерла Галина Викторовна. Врачи сказали, что остановилось сердце. Но Катя в это не верила. Няня встретила свой последний час почему-то в кукольном домике, а рядом с ней валялась безголовая кукла. Никто ничего не мог понять.

 

Ещё один тревожный звоночек

Пригородный поселок, где молодая семья приобрела дом, был невелик. Но — странное дело — соседи почему-то избегали новых жильцов, обходили стороной. Ни Катя, ни Михаил этого не понимали. Но спросить, почему так складывается, было не у кого.

Но однажды одна из соседок все-таки пришла к Каргинским. И кое-что рассказала.

Оказалось, что кукольный домик сотворил выходец из далекой Африки. Раньше он продавал какие-то сувениры, а потом занялся строительством частных особняков. Но прежние хозяева дома, где теперь жили Михаил и Катя, при расчете его обидели. Не заплатили тех денег, о которых договаривались. И африканец затаил обиду. Он что-то такое сделал в кукольном домике, после чего дочь хозяев, десятилетняя девочка, умерла. Умерла от какого-то редкого заболевания, с которым медики бороться  еще не научились.

— Сожгите домик, ради Бога! —взмолилась соседка. —Из-за него плохо всем нам, вашим соседям. Мы не спим ночами, боимся. А чего боимся, сами не знаем.

Но Элла и Марина про расставание с домиком и слышать не хотели. И Михаил его не тронул.

— Может быть, обойдется? —сказал он Кате. — Ведь зло в действительности, было направлено, наверное, только против прежних хозяев.

Но туман, окутывающий эту историю, все более сгущался. И вскоре прозвенел еще один тревожный звоночек. Как-то в воскресенье прибежала Элла с глазами, безумными от страха. По ноге её текла кровь.

— Бэби напала на меня! — пожаловалась она. — Сначала стала обижать другую куклу, а когда я взяла ее на руки и отшлепала, Бэби укусила меня за палец, а потом поцарапала ногу.

Михаил отыскал Бэби и выбросил её в болото. Но в ту же ночь ужасный грохот разбудил семейство Каргинских.

 

Месть Бэби

Выглянув во двор, Катя и Михаил остолбенели от ужаса. Бэби стояла у двери кукольного домика, крыша которого была сорвана (домик на ночь запирали на замок) и внимательно глядела на Каргинских своими маленькими злыми глазками. А две других куклы — Лиза и Лена —неподвижно лежали у ее ног, изувеченные острыми зубами маленького цербера.

— Они постоянно спорили с Бэби, — плача, объяснила Марина. — И она их невзлюбила.

Михаил уже не советовался с дочерями. Он накинул на Бэби мешок, чтобы она не могла его поранить, и отнес на свалку, где бросил под бульдозер, ровняющий мусорную гору. Кукла была раздавлена, а живот ее распорот. Внутри Бэби бизнесмен увидел какой-то слипшийся комок из грязных волос и таких же дурно пахнущих тряпок.

Но даже раздавленная, кукла продолжала творить зло. Она подпрыгнула и, как злая собака, вцепилась Михаилу в руку. Он вскрикнул от боли, а Бэби тем временем исчезла, растворившись в облаке дыма и пыли, окутывающего свалку. Исчезла искалеченной, но непобежденной.

Михаил обработал ранку йодом, но место укуса покраснело и припухло. Никакие мази не помогали. Пришлось обращаться к врачу, поскольку повысилась температура, нарушился сон.

—В ранку занесена инфекция, — сказал доктор. — Нужно переливать кровь.

Но и это не облегчило страдания Каргинского. Неожиданно появилась водобоязнь, дыхание останавливалось даже при звуке льющейся воды, даже при слове «вода». Он кричал, с нечеловеческой силой ломал мебель. И со смертельным чувством близкого ужаса стал понимать, что все кончено, впереди – вечное безмолвие. И буквально на следующий день после второго переливания крови умер. Вскрытие показало, что его заразили бешенством. БэбиЮ все-таки отомстила своему обидчику.

 

Возвращение куклы-убийцы

Похороны Михаила собрали много народу. Нелепая смерть уважаемого в предпринимательских кругах человека вызвала большой резонанс. Прокуратура, пытаясь овладеть реальностью явления, с которым она столкнулась, возбудила уголовное дело, причём главной подозреваемой за неимением других считалась Катя, которая никак не могла придти в себя от шока. Ссылку на куклу-убийцу следственные органы сочли неубедительной. Правда, Катю под стражу не взяли. И вся эта история осталась висеть в воздухе, окруженная ореолом чего-то несуразного, из ряда вон выходящего.

Кукольный домик был заперт на амбарный замок и опечатан, но в доме вдовы Михаила продолжали происходить странные вещи. Очень дорогая охранная система, которая реагировала на тепло человеческого тела, включалась едва ли не каждую ночь. Однако сотрудники службы безопасности никого из посторонних в доме не обнаруживали. Не находили они ни следов кражи или взлома, ни чужих отпечатков пальцев, вообще – никаких следов. Тем не менее, какая-то невидимая субстанция продолжала бродить по детской, приближалась вплотную к кроваткам Эллы и Марины.

В детской установили телекамеру. Увы, она тут же вышла из строя. Такая же участь постигла и вторую камеру. Мастер, который пришёл ее устанавливать, спускаясь по лестнице, споткнулся, упал и сломал ногу.

— Это Бэби вернулась, — призналась матери Элла. — Я её видела, только притворилась, что сплю.

 

Кошмар  пятницы

Катя не очень этому поверила. Она ушла на кухню —нужно было помыть посуду. Щелкнула выключателем, но три лампочки в люстре тут же перегорели.

Было уже поздно. Наступила пятница, да еще и 13 число. Катя налила себе чаю и вдруг почувствовала, как что-то быстро перемещается по полу. И в тот же момент ощутила колющую боль в правой икре. Из ранки тоненькой струйкой текла кровь.

Это было по-настоящему страшно. Какая-то невидимая опасность простерла над Катей свою когтистую лапу. Что-то чужеродное вторглось в её жизнь, странный спектакль разыгрывался в этом театре ночи.

Чужеродное оказалось куклой Бэби. Она снова приближалась к Кате. В маленькой ручонке она сжимала булавку.

Катя вскрикнула и выбежала в спальню. Захлопнула дверь и закрыла задвижку. Бесполезно! Булавка просунулась в щелку, и задвижка стала поддаваться нажиму.

На журнальном столике лежал мобильник. «Кому позвонить? – лихорадочно думала Катя. – В полицию?» Она набрала 02, но номер, как назло, был занят

Дверь между тем открылась. Бэби направилась к Кате, и она побежала к ванной. Но кукла все-таки задела её своей булавкой. На этот раз она оцарапала колено.

Катя заперлась в ванной и расплакалась. Она оказалась с кукольным ужасом лицом к лицу, совсем одна, без всякой помощи, и что было делать дальше, Катя не знала. Мгновенье, из которого она не могла выбраться, растягивалось, становилось похожим на  вечность.

В отчаянье Катя схватила большое махровое полотенце, скатала его валиком и резко открыла дверь. Бэби с распоротым животом стояла у порога, и хозяйка с размаху ударила её полотенцем.

Кукла отлетела к стене. Катя набросила на нее то, что висело на вешалке в прихожей — пальто, плащ, еще что-то. И пока Бэби пыталась выбраться из-под кучи одежды, Катя успела вызвать полицию с обычного телефона.

Но куча одежды тем временем перестала шевелиться: кукла выбралась из-под пальто и с упорством маньячки направилась к Кате.

Что делать? Катя схватила деревянную шкатулку и запустила ею в Бэби. Увы, промах.

В дверь между тем настойчиво звонили. Кукла, словно услышав этот посторонний звук, на секунду замешкалась, и пока Катя возилась с замком, куда-то исчезла. Милиция обыскала весь дом, но ё не нашла.

 

Маньячка со свиными глазками

В доме устроили засаду. Ночью сыщики услышали какие-то шорохи. Кто-то поднимался по лестнице на второй этаж, где была детская. Это была кукла с изуродованным туловищем и распоротым  животом. Из него торчали грязные тряпки. Глаза ее были ночные, застывшие, а вся она, смахивая на тех худосочных уродов, которые изображают на страницах комиксов, казалась движущимся расплывчатым пятном, сквозь которое люди смотрели словно сквозь маслянистую пленку.

Маньячка со свинячьими глазками первым делом подошла к видеокамере. Убедилась, что она не включена. А потом направилась в детскую. Там, возле кроватки Марины она и была схвачена, хотя оперативники больше всего боялись, что кукла может обернуться летучей мышью и цапнет кого-то за шею.

Всем своим видом выражая крайнюю свирепость, Бэби яростно отбивалась, пыталась пустить в ход свое коронное оружие — зубы. Но это, к счастью, ей не удалось. Дьяволицу в обличье куклы посадили в клетку. Но что было делать с этим злобным существом, никто не знал.

Впрочем, решение вскоре было принято. Бэби, как опасную преступницу, бросили в кукольный домик, закрыли двери, и заколотили толстыми досками единственное окно. Таким образом, домик превратился в тюрьму. Его облили бензином и подожгли. Охваченный огнем, он сотрясался от мощных ударов в стены. Довольно долго слышались дикие вопли, но потом они стихли.

Но и это было еще не все. Пепел собрали и глубоко закопали, а место, где стояло жилище куклы-пифии было окроплено священником святой водой.

***

Историю эту постепенно затягивает дымом забвения. Где сейчас находятся Катя с девочками, неизвестно. Спустя два месяца после всех этих ужасных событий они продали особняк и уехали. .

 

ЛОГОВО  ОТШЕЛЬНИКА

… Странное это было место. Как тяжелобольной, вздыхало болото, которое даже на карте не значилось. Частокол сосен, сухие паучьи мхи, огромные валуны, каменистые овраги и карстовые провалы, смахивавшие на лунные кратеры. Неземной какой-то пейзаж.

 

Вход в иной мир

Тропинка исчезла, и Полуэктов упёрся в плотную стену колючего кустарника. Да, его и бульдозером не возьмешь! А за кустарником, похоже, тянутся буреломные, совершенно непроходимые топи. «Значит, дальше никто и не пробирался», — решил Аркадий. То есть, это именно то, что он ищет. То, что отыскал до него только один человек. И как бы ни разветвлялись их пути, прячась друг от друга, они, наконец, сошлись. Где-то здесь должен быть вход в тот мир, где уединился Отшельник. Он, Аркадий, поклялся, что найдет его, пусть даже это будет стоить ему жизни.

Полуэктов сошел с тропы. Сосновый бор дышал сухим теплом смолистой хвои. Кругом была тишина мёртвого летнего полдня, ещё более грозная, чем тишина самой глухой и тёмной полночи.

Он сделал несколько шагов, но что-то юркое, как тень летучей мыши, тотчас промелькнуло перед его глазами. Холодок ужаса пробежал по сердцу. Аркадий резко отпрянул в сторону, но Отшельник всё рассчитал. Маленький камешек покатился вниз, увлекая за собой другие, и Полуэктов едва ли не кувырком полетел в карстовый желоб, на дне которого блестело небольшое озерцо воды.

Впрочем, соображал он достаточно быстро. Если его собираются убить, то сейчас для этого самый подходящий момент. Здесь его труп никто никогда не найдёт. Обидно только, что финал такой бездарный.

Но все было не так уж мрачно. Аркадий отделался ушибом коленки, да парой царапин. Выбраться же отсюда не так уж сложно. Но Отшельник почему-то захотел, чтобы его враг попал сюда. Зачем?

Несмотря на жаркий день, снизу тянуло холодом. На обрывистых стенах провала видны были какие-то углубления. Эти ниши так далеко вдавались в породу, что образовывали многочисленные норы. Однако они были слишком малы для человека.

И тут Полуэктова осенило. Как это он сразу не догадался? Вход — это озеро! Оно сообщается с подземной рекой, имеющей выход на поверхность. Там, за буреломами, за колючим кустарником. В другом уже мире.

Теперь программа действий была ясна. Либо рискнуть и нырнуть неизвестно куда, либо уйти, пока не поздно. Хотя нет, сдаться он не мог. Только не теперь, когда он уже зашёл так далеко и угробил уйму времени…

 

Загребли до кучи

Какой-то злой рок тяготел над предками Аркадия. Большинство их уходило из жизни в расцвете сил. Деда Аркадия, например, арестовали по нашумевшему в свое время «делу врачей» аккурат перед смертью Сталина. Потом, когда умер усатый вождь, практически всех, кто проходил по этому сфабрикованному делу, выпустили на волю. За исключением скончавшихся в тюрьме от пыток или болезней. В их числе были простой рентгенолог Михаил Григорьевич Полуэктов и его супруга, тоже медик, Людмила Ивановна.

Отец Аркадия, Владимир Михайлович, тогда ещё ходил под стол пешком. Но он хорошо помнил, как с промежутком в несколько дней  родителей увозили «воронки». Его же самого отправили в детский дом. И понеслась со скоростью курьерского поезда жизнь сиротская, скудная на радости и праздники.

В детдоме его долго ощупывали взглядами. Словно обыскивали. Чего боялись эти стриженые пацаны, Володька не знал, но их страх стал его страхом. Отныне он, как и другие, будет постоянно ожидать чего-то такого, что угрожает ему, а значит, вот так же затравленно приглядываться ко всему незнакомому.

Когда отцу Аркадия исполнилось тринадцать, его усыновили. Мачеха музицировала, отчим работал в конструкторском бюро. Люди интеллигентные, понимающие, но в то же время сухие и педантичные. В доме их было холодно, как в мраморном склепе. Но они сумели натаскать отца Аркадия почти по всем предметам. И очень кстати: в университет Владимир Михайлович поступил с первого захода.

Он закончил его, но карьеры не сделал. Работал  в школе учителем химии. Как будто знал заранее, что и ему уготована печальная судьба.

 

Тайна запертой комнаты

— Я осознал себя где-то в середине 70-х годов прошлого века, — рассказывает Аркадий. — Мы жили тогда в Сормово.

Аркадий запомнил на  всю жизнь особый запах этого просторного, но очень старого дома. Отец проделывал какие-то опыты. Нередко и ночами. Он запирался у себя в кабинете и священнодействовал с различными реактивами. Входить сюда Аркадию строго-настрого запрещалось. Только после трагической гибели отца стало известно, что оборудование для своих опытов он находил в основном на свалке, что ему даже пришлось осваивать профессию — практически вся лабораторная посуда была собственного его производства.

— Замок на двери, конечно же, возбуждал любопытство, —говорит Аркадий Полуэктов. — Но отец трепетно охранял свои секреты, хотя соседи догадывались, что он занимается чем-то необычным. Жара стоит на дворе, а из печной трубы валит дым. Ну как тут не подумать, что это дом колдуна?! Так, между прочим, и думали. Несколько раз участковый приходил, проверял, нет ли самогонного аппарата. Выходит, были какие-то сигналы, кто-то усердно «стучал». Отец ведь от макушки до пят подозрительно выглядел. Не пил, не курил, жене не изменял, вёл замкнутый образ жизни, гости к нему не заглядывали. Типичный шпион. И меня тоже недолюбливали. Слышал, как соседка говорила: «Сам он чёрт, а щенок  его —бесенок». И настоящих друзей у меня не было. Настоящим другом стал мне отец. Однажды — это случилось в мой день рождения, а я был уже подростком, — он привёл меня в свой кабинет. Я разглядывал то, что там находилось, а отец объяснял назначение каждого лабораторного прибора. А потом вдруг спросил: «Как ты считаешь, можно ли олово превратить в золото?». Я что-то краем уха слышал об алхимии, но, разумеется, считал её лженаукой. Так, во всяком случае, в румяном пионерском прошлом нас в школе учили. А отец посмеивается. Он берёт брусок олова, нарезает его на куски, кладет в тигель и ставит на пылающие угли. Просит меня поработать мехами. Затем разворачивает какую-то синюю бумажку, а там порошок лимонного цвета, жирный, блестящий, как стекло. Острием ножа отделяет едва заметную крупинку, вдавливает ее в воск и бросает в кипящее вместе с ртутью олово. Адская смесь бурлит, пузырится. «Готово!» — говорит он. Достает глиняный плавильник, дает ему остыть и бухает по нему молотком. И из обломков вываливается золотой слиток.

Аркадий смотрел и не верил своим глазам. «Но это не настоящее золото, — сказал тогда отец. — Хотя сплав очень на него походит. И были мошенники, которые дурачили несведущих людей. Устраивали в тигле второе дно, где хранился золотой песок, покрывали им перегонные трубки —и песок постепенно размывался. Кое-кто даже красил в чёрный цвет золотые самородки и бросал их в тигель вместо угля…».

«Ты тоже дурачишь кого-то?» — спросил  Аркадий. Отец ответил не сразу.

 

Трактат об алхимии

– Это был целый философский трактат, — вспоминает Аркадий. — «Хотя алхимиков обвиняли во всех смертных грехах, алхимия принесла человечеству огромную пользу, – говорил отец. —Люди  научились получать стекло, различные сплавы, лекарственные препараты, краски — всего и не перечислишь. И тайна превращения различных металлов в золото уже никакая не тайна. Правда, стоит это очень дорого. А вот наши пращуры на такие эксперименты деньги не тратили. Существует предположение, что им открыли секрет, как это делать, инопланетяне, однако со временем древние знания были утрачены».

«Но зачем же тогда ты продолжаешь свои опыты?» — спросил тогда Аркадий. «Я никогда не мечтал о золоте, — услышал он в ответ. – Я ищу философский камень — квинтэссенцию мудрости. Я ищу его там, где заканчивается стена материального мира и начинается познание мира духовного. Это — Высшее Знание, Гнозис, но мы с тобой поговорим об этом, когда ты повзрослеешь».

На, к сожалению, так и не поговорили.

 

История вопроса

Алхимия зародилась в глубине веков. Сначала в Древнем Египте, оттуда пришла в Александрию, затем эстафету подхватили арабы. Распространена алхимия была также в Китае и Индии, а несколько позже — в Западной Европе.

—Первые опыты по превращению различных металлов в золото относят к четвертому веку до нашей эры, — говорит Аркадий. — Прежде всего, об этом можно судить по количеству найденных золотых предметов. В могильниках около болгарского города Варна обнаружили, например, несколько центнеров (!) драгоценного металла. Это очень странно, так как месторождений его нет на всем Балканском полуострове.

Откуда же оно сюда попало?

— И не только сюда, — говорит Аркадий. — Такая же картина в Мессопотамии, Нигерии, Египте. Золотодобычи там не было никогда, а клады там находят постоянно. Кандидат геолого-минералогических наук Владимир Нейман предполагает, что золото в этих местах получали искусственным путём. То ли из меди, то ли из ртути, то ли из цинка. А возможно, даже из свинца.

По свидетельству целого ряда авторов, ртуть в золото превращал персидский химик Абу Ар-Рази, живший в Х веке.

— Я отыскал рецепт Абу Ар-Рази, — говорит Аркадий. – Смешал нашатырь, купорос, влил туда железистую воду, упарил, влил ртуть, остудил, слил воду, осадок раскатал в лепешку, добавил цинк, глину, лошадиный навоз, железные опилки, поставил тигль на огонь, накалил докрасна, опять остудил, сплавил с бурой и отлил в форму. Но получилось, увы, не золото, а дисульфид олова, который напоминает золото только внешне.

 

Загадочная смерть

Но вернемся в наше время. Прошло несколько лет после того памятного разговора в лаборатории — и отец Аркадия погиб. Как утверждали следователи, во время проводимого им опыта в лаборатории по каким-то причинам прогремел взрыв. Отец находился в самом его эпицентре. Он был смертельно ранен осколками стекла.

Но ни Аркадий, ни его мать не верили в то, что произошла трагическая случайность. Накануне своей гибели Владимир Михайлович получил какое-то письмо, после чего стал в спешном порядке жечь свои бумаги.

Лабораторию сначала опечатали, но потом, когда был вынесен вердикт, что смерть наступила из-за неосторожности самого хозяина, печать сняли. Аркадий с матерью занялись уборкой. И нашли несколько обгорелых листов. Это была часть дневника Владимира Михайловича, где шла речь о некоем Отшельнике, который преследует его, требуя отдать ему полученный отцом искусственный хризолит. Это и не хризолит даже, а своего рода магический талисман, который открывает доступ к Высшему Знанию.

Но, похоже, этот талисман Отшельник тогда не нашел.

 

Виртуальные воры

Аркадий учился в десятом классе. К записям отца он сначала отнесся весьма скептически. Думал даже, что это — наброски фантастического романа. Но это было не так.

Возникло ощущение, что кто-то невидимый наблюдает за каждым его шагом. И однажды в дом забрались воры. Все было перерыто, выпотрошены все матрацы, подушки. Злоумышленники побывали даже в курятнике. И ни один сосед не видел ничего подозрительного.

Милиция получила очередной «висяк». Никаких следов, ни единого отпечатка пальца. Словно преступники были из виртуальной реальности. И дело прекратили. Но дом Полуэктовых вскоре сгорел дотла. Мать Аркадия не смогла выбраться из огненной ловушки.

Аркадий служил тогда в армии. У гроба матери он поклялся отомстить врагу своей семьи.

 

Маршрут №5

Духов день в том году начинался зловеще. Такая жара стояла, что листва на деревьях свертывалась. Небо было пронизано тонкими багрово-красными прожилками, а солнце пылало жаром. И тишина стояла немая, тяжелая.

Свой базовый лагерь Аркадий разбил в глубине девственного леса, сверху на палатку набросал хвои. Но и это не помогло — брезент нагрелся за какие-то минуты, и Полуэктов проснулся мокрый от пота. Он посмотрел на часы: все идет точно по распорядку. Дальше — маршрут № 5 (четыре предыдущих уже пройдены). Маршрут, наверное, самый сложный: на каждом шагу карстовые провалы, ямы, глубокие овраги. Но, похоже, где-то тут и находится логово Отшельника, надежно спрятанное от людского взора.

Он отправился в путь налегке, взял только веревку, альпеншток, фонарь и на всякий случай гидрокостюм. И  больше ничего, потому что к вечеру он должен вернуться. Так будет и на этот раз, решил Аркадий.

Но тропинка, по которой он шел, внезапно оборвалась. Путь преградила сплошная стена колючего астрагала. А потом он свалился в карстовый жёлоб и понял, что Отшельник сам хочет его увидеть. И Аркадий одел гидрокостюм и нырнул в озерцо с ледяной водой.

Он нарушил первую заповедь аквалангиста. Она проста: перед погружением  нужна тщательная подготовка. Дело не должно ограничиваться изучением карты. Нелишне знать историю данной местности, ее климатические, геологические и гидрологические особенности. Иначе могут возникнуть большие проблемы.

У Аркадия они возникли. «Горлышко» подводной пещеры было очень узкое, и он едва не застрял. К тому же пещера наклонная. С ее «потолка» постоянно осыпались камни.

Стены были изрыта многочисленными ходами — такое впечатление, что здесь живут  подводные черви. Но это — «дело рук» потоков воды. Один из таких потоков «прорыл» самую большую нору, куда Аркадий с трудом смог протиснуться. Вынырнул он уже на пределе своих, да и вообще человеческих возможностей из подземной реки, текущей под сводами все той же пещеры. Теперь уже в надводной ее части.

Гора, в которой миллионы лет назад возникла эта гигантская подземная полость, была сложена из красноватого мергеля, розового и белого гипса с прослойками ангидрида и светло-серого известняка. И зрелище было непередаваемым. Лучи солнца, проникавшие сюда откуда-то сверху, словно мириады разноцветных искрящихся звезд, вспыхивали перед глазами.

Аркадий, не снимая гидрокостюм, пошёл туда, откуда распространялся свет. Там был выход из пещеры. Он не был замаскирован — Отшельник хорошо знал, что кроме него сюда никто не проникнет.

Впереди возвышался еще один холм, склоны которого поросли частыми елями. На его плоской, как блин, вершине Аркадий увидел круглую поляну с цветущим лилово-розовым вереском. А на ней — седовласого старца. Он стоял неподвижно, словно изваяние.

— Я пришел, Отшельник, — крикнул Аркадий. Впрочем, это было и так понятно.

 

Разговор начистоту

Они сидели в лачуге, которую Отшельник соорудил прямо в пещере. Она была похожа на монашескую келью: стол, табурет, лежанка, да ещеё очаг, сложенный из грубо отесанных камней. От всей этой рухляди веяло запахом смерти, вековой плесенью.

Разговор не клеился. Да и нужен ли был он вообще — этот разговор с убийцей родителей? Не проще ли было Аркадию пырнуть ножом чинно сидевшего рядом благообразного с виду старца с бледным желчным лицом, который разносит холод на всём своем пути и ютится в сырой дыре, как мокрица, и уйти тем же путем, что пришел? Об этом преступлении вовек никто не узнает.

Но его беспокоило другое. Аркадий не мог понять мотивы, которые побудили Отшельника расправиться с его отцом и матерью. А тот словно прочитал его мысли.

—Ты хочешь узнать, зачем? Так вот, твой отец вывел  формулу небесных сфер и заключил её в камне. Этот талисман должен принадлежать не ему, а мне, ибо только я один могу с его помощью вызвать к жизни Того, кто Равен Богу…

— Кто же это? — не понял Аркадий.

—Неужели не догадываешься? Вот что написано в «Ипполитовой книге» «О кончине мира»: «Родится он в Галилее, как Христос. Лицо у него будет казаться похожим на лицо Христа. И сотворит он великие знамения. Скажет морю утихнет, скажет солнцу померкнет; и горы сдвинутся, и камни обратятся в хлебы; и насытит голодных, и больных исцелит, и немых, и слепых, и расслабленных. И притекут к нему все племена и народы. И соберет их, и воссядет на трон, и скажет: я есть Сущий, я – Сын и Отец…»

— Антихрист? — догадался Аркадий. — Вы поклоняетесь Антихристу? Но зачем вы убили моих родителей?

— Твой отец не захотел отдать мне хризолит. Как я выяснил потом, он растворил его в кислоте. Это сказала мне твоя мать, когда умирала…

Вся кровь прихлынула к сердцу Аркадия. Он потянулся за ножом, но слабая высохшая рука остановила его безотчётный порыв.

—Не надо, — сказал старец. — Я и так себя наказал. Я не могу найти ту формулу, которую вывел твой отец. Я не найду её теперь никогда, и надо мной сгущается безумие, все мешается в уме, дни мои сочтены.

— А как же Антихрист?

Отшельник ничего не ответил.

***

Когда Аркадий, благополучно перебравшийся на «ту сторону», размышлял о том, что с ним случилось, он внезапно услышал сильный грохот. Гора с пещерой, которую отсюда можно было увидеть только с тыла, внезапно покачнулась и осела. Клочкастые, как овечья шерсть, тучи белой пыли, на какие-то минуты закрыли солнце. Отшельник из иного мира отправился в мир еще более иной.

 

ПРОЗРАЧНЫЕ

— Привидения есть или нет? — спрашиваю я кота.— И да, и нет! — дремотно отвечает кот на ящике. — Если ты их видишь, значит, есть. Если у тебя только два глаза и больше нет глаз, значит, нет.

Людмила Миронихина

 

В ЦАРСТВЕ ТЕНЕЙ

…В безмолвном мертвом доме, в ужасающей пустоте их сразу же охватило чувство нереальности происходящего. Как будто не они, а какие-то совсем другие экстремалы бродят по этим пропитанным старостью комнатам со слепыми, наполовину заложенными кирпичной кладкой окнами, смотрят, как дрожащие отблески огня мелькают на стенах…

 

Сходняк экстремалов

Этот сайт в интернете вроде бы не таил в себе ничего крамольного. Существовал  несколько  лет назад и был посвящен заброшенным объектам в Нижнем Новгороде. И таких объектов тогда существовало навалом. Может быть, даже сотни. Начиная от самых — мукомольного завода, напоминающего бастионы Брестской крепости, где были расквартированы воинские части, — и кончая всякой мелочью вроде разрушенных старостью, оползнями и карстовыми провалами построек, свидетельства о рождении которых затерялись в быстро текущем времени.

Я заглянул на сайт. Оказалось, что движение здесь довольно интенсивное во всех направлениях. На виртуальной «лужайке» «паслись» в основном любители опасных приключений, тайн и мистики, испытывающие дефицит адреналина в крови. И они общались примерно так:

Antonio Acierto: «Привет всем! Кому не жалко, подскажите места для посещения, жутковатые какие-нибудь. Желательно, чтоб без охраны».

Максим Смолянов: «Кто знает, где находится заброшенная воинская часть №96531?»

Дмитрий Тимошенков: «Интересно, есть здесь взрослые (старше 18-19), увлекающиеся тематикой люди?»

Алексей Изотов: «На проспекте Гагарина есть заброшенная военная часть. Кто там был, чего интересного там есть?»

С помощью этого сайта я и познакомился с экстремалами.

 

Ловцы призраков

Они живут в одном доме и дружат с детства — Принцесса Ди, Сверчок и Полковник. Так любители компьютерных игр и прикольных общений называют себя в виртуальной паутине, на самом же деле у них обычные имена и фамилии. Но мы договорились, что я их упоминать не стану.

Однажды — это было в субботу — они встретились без уговора, совершенно случайно.

— У меня есть кое-что, — заявила Ди. — Три хаты в одной кучке. Старые, как моя прабабушка. Их к сносу уже приготовили, охраны нет. Может, сгоняем сегодня? Что-то мне подсказывает, что там брюлики спрятаны.

— Кто ж там жил? —  спросил Сверчок. —  Графья, что ли, какие?

— Ты, как всегда, в яблочко попал. Может, правда, не графья в натуре, а статский советник точно.

— Ладно, стрелка сегодня, — подбил бабки Полковник (именно он, как и полагалось по статусу, был командармом). — Фонари есть? Верёвки? Я у брата травматический ствол попрошу— пригодится.

— А у меня полторашка «Клинского» в холодильнике, пикник устроим, — подхватил Сверчок.

— Пикник не катит, — обронил свое веское слово Полковник. — Будем призраков ловить — там их стопроцентно прихватим.

Ребята долго спорили, что такое призрак: живой он или не живой. Сгусток какой-то неведомой энергии или же что-то другое, обладающее разумом. Но так и не пришли к определенному выводу. Стали обсуждать, как его сфотографировать.

— Одной камерой не обойтись, — заявил Сверчок.

— Ну и нормально, — заключила Ди. — Будем фоткать тремя мобилами с разных позиций.

Между тем выяснилось, что дома, которые предстояло проинспектировать, возведены больше ста лет назад. При советской власти здесь была коммуналка, потом открылся учебно-производственный комбинат. Он уступил, в свою очередь, место обществу то ли слепых, то ли глухих. В другом здании, построенном крестьянином Николаем Емельяновым ещё в середине XIX века, когда-то было «нечисто». Ходили, во всяком случае, байки, что привидения водились. Много лет назад на первом этаже этого здания размещались складские помещения. Посередине дома был сквозной арочный проезд.

И вот экстремалы на месте. Было темно и страшно. Фонарик выхватывал из мглы ободранную штукатурку, груды мусора. Но Сверчок вырубил фонарь, поскольку заметил что-то необычное. На ребят наплывала зеленоватая фигура — какое-то светящееся облако, напоминающее человека…

Но спустя минуту-другую эта фигура растаяла в темноте. А тепловой датчик, который раздобыли охотники за привидениями, показал небольшое снижение температуры. Как утверждают уфологи, это свидетельствует о том, что в помещении присутствует некое электронное облако, черпающее энергию из воздуха.

 

Чёрная месса

Прошло несколько минут, пока любители острых ощущений пришли в себя.

— Ни золотом, ни брюликами здесь и не пахнет, —сказал Сверчок. — Всё изрыто —  яма на яме. Если что-то и было, давно уже этому кто-то ноги присобачил.

— Тут, наверное, привидения подсуетились, — встряла Принцесса Ди. — Они же ведь эти сокровища охраняют. Небось, клад заговорённый.

—  Да ладно, какие тут заначки? — не выдержал Полковник. — Были и сплыли. Следствие закончено, забудьте. Пойдем лучше в бывший ЖЭК — он в двух шагах.

Там тоже был полный завал. На второй и третий этаж вела лестница, один из пролётов которой обрушился. Вот тут-то и пригодились верёвки. И третий этаж сохранился, можно сказать, в нетленном виде.

Сверчок приоткрыл дверь в комнату с покосившейся табличкой «Актовый зал» и замер. Он увидел не таких же, как он, экстремалов. Хватило несколько секунд для того, чтобы определить, что это вроде бы сатанисты. На полу мелом были нарисованы две окружности — одна в другой. Там и сгруппировались люди в тёмных одеяниях. Шла чёрная месса у «алтаря». Его роль выполняла обнаженная женщина, держащая в руках черные свечи. Рядом с ней стоял перевернутый православный крест.

Сверчок быстро закрыл дверь.

 

Справка

*Село Горяны на Украине во время Великой Отечественной войны заняли немцы. В сельской школе они разместили комендатуру. Здесь же пытали и партизан. При освобождении Горян здание было разрушено. Захар Ковтуненко, сохранив фундамент, построил здесь новый дом. И тут началось такое, что хоть криком кричи. Привидений, как утверждал хозяин, было не меньше десятка. И немцы, и партизаны, и полицаи. Они враждовали друг с другом, да и мимо обитателей дома мимо не проходили. Хозяин даже поседел в одночасье от пережитого ужаса. В конце концов, дом сгорел в 1961 году. И с тех самых пор его руины пугают жителей села. Привидения из заброшенного строения никуда не уходят.

*Сразу после войны с Германией английский офицер Стивен Джонсон был переведен в город Кадольцбург. Его вместе с двумя другими сослуживцами поселили в доме, где раньше находилось гестапо. Здесь их соседями стали призраки узников концлагеря, которые, как и в случае с Ковтуненко, подвергались пыткам. Англичанам пришлось искать постой в других домах.

*Заброшенная помещичья усадьба привлекла предпринимателя Николая Иванова. Он привёл её в порядок и сделал загородным местом отдыха на юго-востоке Нижегородской области. Но отдых не вырисовывался. В доме, как оказалось, жили привидения, которые завелись здесь после смерти хозяйки Дарьи Ушаковой-Забелиной. Как понял Иванов, это были призраки самой хозяйки, очень властной и жестокой женщины, и ее приказчика и любовника Васьки Голенды. Они едва не поспособствовали гибели супруги Иванова Татьяны, которую еле-еле спасли от сердечного приступа.

 

Это были не люди?

Они уходили тем же путем — при помощи веревок. И тут Полковник неожиданно спросил Сверчка:

—А ты уверен, что это были люди?

Тот растерялся. Он не был в этом уверен.

—Тогда скажи: как они сюда попали?

Вопрос был, что называется, на засыпку. Приставной лестницы не обнаружилось, поднимать на веревках двадцать человек было весьма проблематично. Может быть, это действительно призраки?

Принцесса Ди сразу же въехала.

— А помните, какое сегодня число? — спросила она.

— 30 октября! Это же праздник загробного мира, — изумился Сверчок.

— Значит, все правильно, — сделала вывод Ди. — У привидений, шизофреников и сатанистов как раз обострение. Значит, эти призраки в прошлой своей жизни поклонялись Дьяволу.

 

Комментарий

Главный вопрос: что наблюдали нижегородские экстремалы? говорит кандидат физико-математических наук Павел Звенигородцев. Действительно ли видели они призраков? Тепловой датчикн зарегистрировал понижение температуры. Это указывает на присутствие чего-то аномального. Но, с другой стороны, существование легенд о привидениях на протяжении многих столетий можно объяснить вполне прозаически: здания, где якобы обитают призраки, находятся в геопатогенных зонах. Это зоны разломов земной коры, пересечения подземных водных потоков, залегания мощных геологических пластов. То есть, возникают вредные излучения, воздействующие негативным образом на мозг человека, а они, в свою очередь, вызывают галлюцинации.

Но Принцесса Ди, Полковник и Сверчок, как они себя называют, подростки с устойчивой психикой. Следовательно, нужно принять во внимание то, что привидения, как правило, выбирают для своего места жительства именно заброшенные строения. Так что можно смело утверждать: налицо соприкосновение нашего реального мира с миром виртуальным.

 

БОЛЬШОЙ ПАРАД ПРИВИДЕНИЙ

Невидимки в музейных залах

О том, что творилось сто с лишним  лет назад на Миллионке, хорошо известно из пьесы Максима Горького «На дне». Здесь располагался знаменитый базар под названием «Обжорка»; богатые купцы Бугровы построили ночлежный дом, а «Буревестник революции» организовал чайную «Столбы», которая, кстати, в скором времени прогорела.

До 60-х годов прошлого века в бывшей ночлежке купца Бугрова размещались как и организации, так и коммуналка. Обитатели её часто слышали ночами какие-то посторонние шумы, чьи-то шаги. Поговаривали, что это привидение очень похоже на родоначальника социалистического реализма — Максима Горького.

Сегодня в бывшей ночлежке работают министерство социальной политики и паспортно-визовая служба. Но призрака «Буревестника» вот уже почти полвека никто не видел. Судя по всему, он просто переменил дислокацию и поселился в музее, созданном в его честь. Сотрудники этого музея, расположенного в бывшем доме купца Киршбаума, где писатель проживал в 1901 году, утверждают, что ночами кто-то ходит на втором этаже в тяжелых сапогах, кроме того, двигается мебель, открываются ящики столов. Не менее странные явления наблюдали и в домике Каширина. Там прозрачный сухонький старичок ночами пересчитывал деньги. Встречались и с молодой женщиной, тоже прозрачной, поднимающейся по лестнице.

 

Справка

*Говорят, что призраки живут в бывшей усадьбе купцов Каменских на Верхневолжской набережной. Слухи эти распространяются с 1973 года, когда при проведении ремонтных работ в особняке нашли клад: старинную посуду, серебряную утварь. Многие сотрудники общества «Знание» и Института химии, которые были здесь «прописаны», неоднократно слышали какие-то голоса и видел призрачные тени. Считалось: бывшие хозяева усадьбы крайне недовольны тем, что их клад стал достоянием государства.

*Раньше отдел периодики областной библиотеки располагался в здании бывшей церкви. Сотрудники этого отдела тоже не раз встречались с призраками. В книгохранилище между стеллажами мелькали то сафьяновый сапог с загнутым носком, то старинный кафтан.

 

Ангел смерти

Этот трехэтажный дом, занимающий едва ли не целый квартал, находится в Канавинеском районе Нижнего Новгорода. Его построили в конце позапрошлого века. Он был многопрофильным. Здесь находились постоялый двор, а в подвалах — бани. В «нумерах» жили купцы, прибывавшие на Нижегородскую ярмарку со всей России.

До конца 1917 года дом с ажурной металлической лестницей принадлежал уроженцу Сергачского уезда, крестьянину Фролу Сигачёву, который занимался изготовлением упряжи. Непростые были тогда крестьяне — деньги у них водились.

В 1922 году в здании обосновалась больница Московско-Нижегородской железной дороги. И вот с тех самых пор здесь поселился призрак. Его прозвали Ангелом смерти, потому что бывший хозяин дома являлся к тяжелобольным. Как правило, после такой встречи они умирали. Только в годы Великой Отечественной, когда больницу уплотнили, сломав многочисленные перегородки, призрак пропал. Наверное, привидения тоже не бессмертны.

 

Комментарий

Скептики утверждают: видеозапись привидения в бывшем Блиновском пассаже, фальшивка, говорит кандидат биологических наук, уфолог Лидия Макарова. С помощью нехитрых подручных средств и компьютерных технологий таких «призраков» можно изготовить сколько угодно. Ко всему прочему, охранники противоречат один другому. Упоминаются и «фигура в плаще», и две разные женщины.

Но не будем делать какие-то определенные выводы. Привидения могут быть. Бывший Блиновский пассаж имеет богатую историю. Стоит выяснить, какие преступления свершались здесь за все эти годы. Может быть, это поспособствует выявить тех, кто претендует на «роль» призраков, кто причастен к появлению прозрачных?

С другой стороны, существование легенд о привидениях на протяжении многих столетий и нынешнюю видеозапись в Центре занятости можно объяснить вполне прозаически. Здания, где якобы обитают призраки, находятся в геопатогенных зонах. Это зоны пересечения подземных водных потоков, залегания мощных геологических пластов и даже разводки труб, по которым в квартиры подаются вода, газ и тепло. То есть возникают вредные излучения, воздействующие негативным образом на мозг человека и даже на видеотехнику, рождая нечто похожее на галлюцинации.

 

ВЕСНЯНКА

… Рояль на втором этаже внезапно заговорил без чьего-либо постороннего вмешательства. Безумный аккорд  бессвязный и раздражающий, как крик птицы в минуту смертельной опасности, эхом пронесся по пустому залу, отражаясь от стен.

Это было совершеннейшим безумием, но Горяев понял: он услышал первый звонок. Антракт закончен. В бывшей помещичьей усадьбе начинался очередной акт битвы призраков. Борьба добра со злом идет не только в нашем материальном мире…

 

Островок прошлого

Эта усадьба сохранилась еще с восемнадцатого века. До неё здесь были дома боярина из близкого окружения царя Алексея Михайловича, но они со временем разрушились — ничто, как говорится, не вечно под луной.  Теперешнюю усадьбу построил  на высоком берегу реки, отставной генерал Дмитрий Шлыков. Отсюда открываются необозримые просторы —  леса, поля, голубая гладь озера. «Лепота», —  сказали бы лет сто пятьдесят назад.

Но красивые пейзажи обманчивы. Строения со всех сторон окружает парк —  тёмный и неприветливый. Тут и прямые просеки, словно ножом разрезающие зелёный массив, и тенистые липовые аллеи. Высоченные лиственницы, которым лет по двести, если не больше, окаймляют хитроумную инженерную систему из четырех, сегодня уже сильно заиленных прудов.

Когда-то здесь вовсю кипела жизнь. Теперь запустение. Заросли, стали узкими и почти непроходимыми прямые, как стрелы, дорожки, обветшали беседки. Весенние воды выворотили мостки, проложенные через ручьи; конюшня, многочисленные амбары и другие строения лежат в руинах.

Время пощадило только одно двухэтажное здание, где сейчас школа. Именно отсюда открывается вид на реку. Вокруг — сосны, липы, дубы, осины, великаны-кедры. Здесь и происходили события, о которых рассказал Нмколай Горяев.

 

Инкубатор призраковий

Бывшую помещичью усадьбу можно по праву назвать инкубатором призраков. Здесь их можно строить повзводно и поротно. Кто-то из жителей окрестного села даже выдвинул версию, что воздух парка каким-то особым образом воздействует на зрение, человеку открывается то, чего нельзя увидеть при других условиях.

Так ли это, или же досужая выдумка, никто не знает. Зато всяких легенд — хоть пруд пруди.

Основатель, Дмитрий Шлыков, был человеком благочестивым и не скупым. Своих дворовых не обижал, жертвовал деньги монастырям, занимался благотворительностью.

Удивительно, но потомки его были редкостными мерзавцами. И, прежде всего, Даниил, осужденный за массовые истязания и убийства своих крепостных, как и Салтычиха, при, Екатерине II. Оставив по возрасту лейб-гвардии Конный полк, он удалился в свое нижегородское имение. И пустился во все тяжкие.

Неизвестно, было ли это следствием полученной им контузии, или же развитию психической болезни послужило что-то другое, но барин, что называется, сошел с катушек. Его приступы неоправданного и необузданного гнева стали повторяться иногда даже по нескольку раз на дню, самолично пытал и избивал провинившихся. Все это вершилось на глазах крестьян, но жалобы их не рассматривались — Даниил задабривал судейских щедрыми подношениями. Садисту был вынесен смертный приговор, который заменили «вечной каторгой» и отправили этапом в Сибирь. Однако на этапе ему удалось бежать, он добрался до своего имения, после чего исчез —  уже навсегда.

Но какой-то рок преследовал его детей и ануков. Они словно расплачивались за смертные грехи своего отца и деда. Внучка Даниила, Авдотья, прижила внебрачного ребенка. Она держала его десять лет взаперти, тайком от прислуги и от своего законного мужа, и мальчик превратился в дебила. Свою младшую дочь в припадке гнева убила тяжелым подсвечником. Вина девушки заключалась в том, что она подарила новые туфельки горничной, которая выходила замуж, а сама ходила в старой обуви. Сказать об этом своей психованной мамаше она постеснялась. И жестоко за это поплатилась. Между прочим, Авдотья закончила свой земной путь в приюте для умалишенных, а призрак её убитой дочери, похоже, обрел в бывшей помещичьей усадьбе вечную прописку.

Таковы легенды. Жуткие, совершенно фантастические. Но в них почему-то веришь. И хотя прошли годы, десятилетия, века, давно уже все паутиной затянулось, свидетельства о том, что над этими местами тяготеет чье-то проклятие, не исчезают бесследно.

 

Легенды наших дней

— Однажды в школе проводилась дискотека, —  рассказывает  Горяев. —  Но тут приходит священник и просит танцоров разойтись — привиделось, дескать, ему, что бывшие хозяева имения недовольны. Не послушались. И вскоре рухнула балка потолочного перекрытия. Погибли двое мальчишек. В другой раз школьный истопник пообещал с пьяных глаз, что раз и навсегда покончит с привидениями. Ночью проник во флигель. Но массивная дверь тут же захлопнулась. Истопник исчез навсегда. Потом, говорят, видели его, безуспешно пытавшегося открыть замок. Правда, уже не в человеческом облике — светящегося и прозрачного…

Таких рассказов я услышал с десяток, если не больше. И про Утку смерти, встретив которую, человек непременно умрет. И про Живого мертвеца, чей укус тоже становился причиной гибели неосторожного прохожего, а тело умершего начинало светиться. И про тварь, которая обитает на дне реки у разрушенной мельницы. Там теперь, кстати, никто не купается. Не один раз какая-то неведомая сила поднимала большую волну —  она накрывала людей, и те навсегда исчезали. А есть еще некое существо без имени, невидимое, но хорошо слышимое. Его шлепающие шаги раздаются на улице, как правило, в полнолуние.

Но есть и места попросту зловещие. Горяев привёл меня к такому месту — к двум кедрам-стражникам в конце тополиной аллеи.

—  Я вообще тут не могу находиться, — сказал он. — Две минуты — и вырубаюсь. В первый раз ребята спасли. Пульса нет, дыхания тоже. Так они догадались: влили в рот стопарь водки. А если бы у них её не было?

У меня тоже сразу же закружилась голова, накатил какой-то необъяснимый ужас.

— Давай уйдем, — попросил я Николая.

Мы ушли, так ничего и не выяснив.

 

То ли девушка, то ли виденье

Николай Горяев  работал на метеостанции, занимался довольно рутинной работой: запускал в небо зонды, следил за изменениями температуры воздуха и почвы. Все было, как всегда, пока однажды ночью ему не приснился диковинный сон. Девушка необычайной красоты в белом платье, раскинув руки, словно пытаясь его обнять, летела к нему, несомая ночным, неизвестно откуда налетевшим ветром, и у Никанора сладко заныло сердце.

— Кто ты? — мысленно спросил он.

— Меня в детстве прозвали Веснянкой — рос в лесу такой цветок, — услышал он в ответ. — Теперь я не знаю своего имени. Я там, где не существует имён.

Она уселась рядом с ним на постель, дотронулась до его лба. Пальцы её были холодны, как лед.

— Завтра тебе надо уволиться, — снова услышал Николай тихий и ласковый голос, но это было что-то вроде приказа. — Устроишься  в школу охранником. Мне обязательно нужно встретиться с тобой.

В это мгновение снова налетел порыв ветра, и девушка, вспорхнула, как большой белый мотылек. Николай пытался удержать её, но не смог. Видение исчезло.

Утром он, словно находясь под гипнозом, сел на мотоцикл, приехал на метеостанцию и написал заявление об увольнении. И словно гора у него с плеч свалилась. Он понял, что какая-то неодолимая сила давно уже тянула его к школе, где когда-то обитало странное помещичье семейство, а теперь живут только призраки, которые прячутся днем, а ночами, как говорят, устраивают бесконечные балы и карнавалы, плавно перетекающие в безобразные драки. И ноги сами привели его сюда.

Директора не было, душный угарный полдень одолевал дремотой, и Николай присел на крылечко. Он давно не бывал в парке. Огляделся. Слева — сараи, приплюснутые к земле, справа — завалы ржавых труб, завезеённых сюда невесть когда, мостик через болотистый ров, где-то лают одичавшие собаки… И это, с позволения сказать, парк. Невеселое место, недаром, как утверждает большинство сельчан, здесь привидениям раздолье.

Школьный завхоз, Михалыч — тот же седой ежик вплос на голове, — узнал Никокая сразу – они были знакомы давно. Поздоровался,  поинтересовался, что привело сюда бывшего метеоролога. И сразу же огорошил:

— А ты знаешь, что охранники у нас больше месяца не выдерживают? Они либо увольняются сами, либо родные в дурдом их сдают.

— Неужто прозрачные их так допекают? — спросил Никанор.

— Они самые, — вздохнул Михалыч. — Днём ещё ничего, а ночами вообще звереют. Мало того, что  сами себе синяки навешивают, так ещё и человека при исполнении зацепить норовят.

Горяев улыбнулся, представив привидение с фингалом. Наверное, выглядит весьма экзотически. Но Горяеву отступать было некуда. И когда появился директор, он написал заявление о приёме на работу.

 

Голос духа

Ночь выдалась ясная, звёздная. Лунный свет лежал на полу и, казалось, шевелился, когда Николай на него наступал, обходя охраняемую им территорию.

И тут он увидел нечто. Это было как дуновение лунного ветра, как смутное эхо чьих-то чужих снов. Влажное пятно света, смутная недопроявленная мысль с глазами нечеловеческого размера в белом платье и стоптанных сиротских туфлях. И вместо того, чтобы почувствовать отвращение к этому призраку, пахнущему тухлыми яйцами, Горяев почувствовал глубокую жалость. Ведь у него не осталось никого и ничего на свете, ничего, кроме смертельного одиночества. Жена и сын погибли пять лет назад в автомобильной аварии.

Нечто медленно приближалось к Николаю,  он отчетливо понимал, что остановить, предотвратить этот приход невозможно.

— Да, невозможно, — услышал он чей-то голос, прозрачный и хрупкий, как стекло. — Потому что ты не случайно пришел в этот мир. Ты находишься здесь с определённой целью. Ты станешь посредником между нашими мирами.

Это был сон и не сон. Где-то внизу страдальчески ревели водопроводные трубы. В распахнутое окно врывался сырой ночной ветер. Он дул сквозь призрачный свет, и за ним стояло что-то безымянное, ещё более непостижимое, чем чересполосица света и мрака.

— Ты кто? — спросил Николай

—Я — Веснянка, —   услышал он. Может, это был и не голос вовсе: есть язык, который не зависит от слов. Этот голосс шелестел, как морские волны, накатывающиеся на песчаный берег:

— Мне суждено страдать ещё много-много лет, если ты мне не поможешь. Я буду очень-очень страдать.

— Разве привидения могут испытывать какие-то чувства?

— Это ерунда, это бредовая идея, что у призраков не остаётся никаких эмоций. Правда, мы живем в своей реальности…

— А что такое ваша реальность?

— Призрак не обязательно должен копировать человека. Мы скрываемся в ночной глубине, как в коконе, чтобы не повторять ошибок живых.

— Что я должен сделать? Что ты ждёшь от меня? — спросил Николай.

—  Ты увидишь, — произнес призрак, и в этот момент в актовом зале заиграл рояль. Слепой дирижер – Судьба – махнул своей волшебной палочкой… Это был своего рода сигнал сбора.

 

Призрачная драка

Горяев глянул на часы – полночь. Влажное пятно света по имени Ввснянкак  медленно выплывало в открытое окно и словно звало за собой. И Николай, кажется, начинал кое-что понимать. Привидению нужен простор, оно не любит тесноты и пиджаков, застегнутых на все пуговицы.

Он захлопнул за собой входную дверь и вышел в парк. Пыльная выжженная зелень, ржавые железяки, где-то далеко внизу булькал ручей… Вроде бы все, как обычно. Но нет! Что-то все равно было другим. Что-то словно переливалось, колебалось в воздухе, двигалось между деревьями тополиной аллеи, растекалось и ширилось. Тысячами глаз смотрело оно на Николая, тысячами рук ощупывало его, словно проверяя, он это или не он. Это был совсем другой мир — суровый, невозмутимый и потому опасный.

И тут начался большой гулёж призраков. Горяев увидел их всех. Они проплывали в туго спрессованном пространстве один за другим: безобразные монстры с львиной гривой, уроды — кто косой, кто горбатый, кто сразу и горбатый и одноглазый, прекрасные матроны с младенцами, усатые гусары, благообразные седовласые старички с ликерными рюмками в руках…

Но внезапно все смешалось в какой-то уже совсем ненормальной ирреальности. Прозрачные старички вдруг по всем правилам наступательной стратегии, которую исповедовал ещё Александр Македонский, принялись истово колотить своей блистающей посудой о кудлатые львиные гривы. Уроды, в свою очередь, тесно сплотив свои ряды, насвистывая марш и устремив в пространство невидящий взгляд, шли в штыковую атаку на святая святых — женщин с детьми…

Горяев понял, что он никак не может повлиять на происходящее. Он присел на крылечко. Влажное пятно света по имени Вьюнок сразу же метнулось к нему.

— Всё сейчас прекратится, — услышал он. — Они исчезнут. Чтобы набраться сил для новых баталий. Но я не хочу находиться здесь среди них, с меня довольно. Похорони меня по-христиански. Мои останки замурованы в стене, я покажу это место. Может быть, тогда моя неприкаянная душа наконец-то успокоится и обретет последнее пристанище? А вместе со мной навсегда покинут ваш мир и эти монстры…

Веснянка взяла его за руку, и они направились к развалинам, где раньше была барская псарня.

— Здесь, — донеслось до Николая, и призрак провёл своей прозрачной рукой по кирпичной кладке единственной уцелевшей стены.

 

Миссия выполнима

Горяев проснулся от утренней сырости. Он сидел на школьном крыльце. Внизу свинцевела река, шелестела на ветру рослая черемуха. Все было реально, как никогда. Но и то, что случилось ночью, что потом пропало в медлительном беге света и мрака, тоже, кажется, было реальностью. И эти реальности, как выяснил он, все-таки совмещаются.

Он взял лом и стал долбить стену, где раньше держали охотничьих собак. Удары звучали гулко —  так дает о себе знать пустоты. И действительно, под каменной кладкой обнаружилась ниша, а в ней — женский скелет.

Над гробом с непогребёнными больше ста лет останками совершил отпевание местный священник. Веснянку похоронили на сельском кладбище. С того дня ничего экстраординарного ни в школе, ни в парке не происходило. Призраки исчезли. Николай считает, что он выполнил свою миссию.

 

СЛЕДЫ НЕВИДАННЫХ ЗВЕРЕЙ

    «Еще сохранились существа – свидетели того страшно далекого периода, когда сознание являло себя в формах и проявлениях, исчезнувших задолго до прихода волны человеческой цивилизации».

Элджернон Блэквуд.

 

МЕДВЕДКА НЕОБЫКНОВЕННАЯ

Емельяныч опорожнил мусоровоз и вышел из кабины. Над свалкой стлался едкий диоксиновый дым. Целофанново-бутылочная земля снова горела.как горит торф во время лесных пожаров. Громко и надрывно каркали вороны их потревожил рычащий бульдозер.

Вышел немного поразмяться и напарник Емельяныча, Миша Лаптев. Одному с «Фауной», мусоровозом, нынче не управиться  помощник нужен, чтобы контейнеры загружать и выгружать. И Миша со своими обязанностями справляется на все сто, у Емельяныча к нему никаких претензий. Тоже из бывших водил. Лишенец, как называют тех, у кого права отобрали. Выпил, налетел на фонарный столб. Машина всмятку. Слава Богу, не пострадал никто.

Миша заинтересовался полузакопанной куклой в нарядном розовом платьице. Она была практически совсем новая. То ли выбросили случайно, то ли брак какой-то обнаружился. «Почему бы не взять?  подумал Миша.  Долго ли отмыть, продезинфицировать? А Юле, дочке, подарок».

Он попытался вытащить куклу. И отпрянул, увидев… человеческую руку. Рядом с милашкой Барби лежал труп какого-то бомжа…

 

Ни одной зацепки

Следственная бригада прибыла на свалку только через полтора часа  после обильного снегопада город задыхался в автомобильных «пробках». Но можно было и не спешить. Дело наверняка перейдет в разряд «висяков»  найти убийцу, если повздорили бомжи, как правило, не удаётся. И не то, что преступники тщательно скрывают следы, просто в этих разборках ничего не понятно. Никакой логики, никаких мотивов.

Эксперты-криминалисты надели респираторы  без них тут делать нечего. Капитан Беклемищев взять его не догадался и теперь страдал. После того, как он опросил свидетелей, горло першило от ядовитого дыма, появился кашель. И добром это, наверное, не закончится. На прошлой неделе «зелёные» обнародовали результаты комплексного обследования свалки и прилегающей к ней территории. И не порадовали. Земля  напичкана соединениями тяжелых металлов. С органическими загрязнителями тоже беда. Бензапирен, линдан, бифенилы, отходы нефтепродуктов какой тут только отравы нет! И страшно вдвойне, когда всё это горит.

Но бомжам, которые здесь живут, море по колено. Это они палят костры, чтобы согреться. А в итоге свалка полыхает. И этот подземный пожар потушить всегда труднее.

Беклемищев направился к хибарам, где обитают свалочные сталкеры. Да, на выдумку бомжи горазды, отметил сыщик. «Шедевры» их архитектуры достойны Книги рекордов Гиннесса. Ведь для постройки хижин, по сравнению с которыми жилье американского дядюшки Тома из романа Бичер-Стоу выглядело бы роскошным дворцом, использовалось буквально все: никуда не годные бетонные и древесно-стружечные плиты, ящики, обрезки оргстекла и кровельной жести, ветошь и Бог знает что ещё.

У бомжей был перекур. Они ждали очередного мусоровоза, но он из-за «пробок» задерживался. Навострив уши, гоп-компания, поглядывая на полицейскую машину, в спешном порядке допивала бутылку водки.

Беклемищев спросил, не знают ли они убитого.

 Знаем, начальник,  отозвался вожак стаи Гена Ус, которого звали не иначе, как Предводитель Дворянства.  Это Васька Коротыш. Вроде бы из Саранска. Строил себе берлогу, да не достроил. Пропал. Никто его уже неделю не видел. А он, выходит, тут и лежал.

Другой информации о Ваське Коротыше добыть не удалось. В милицейской базе данных убитый не значился. То есть, судимости у него не было.

 

Чёрный мусорщик

Но тут сказали свое веское слово эксперты-криминалисты. Их заключение шокировало: раны, несовместимые с жизнью, нанесены бомжу каким-то хищником.

Беклемищев снова отправился туда, где было совершено убийство. На этот раз респиратор не забыл. Прихватил и чекушку водки. Опыт подсказывал: без этого разговор с обитателями полигона бытовых отходов, как называют свалку в официальных документах, вряд ли получится.

Ознакомился он и с биографией Гены Уса. Оказалось, что Предводитель Дворянства не так-то прост, как кажется или хочет казаться. Он окончил институт, работал в закрытом конструкторском бюро. Но был чересчур любвеобилен и в итоге запутался в своих отношениях с женой и многочисленными любовницами. Узнав о его изменах, супруга Уса потребовала развода, и вскоре её нашли убитой в собственной квартире. Подозрение пало на Предводителя. И его осудили. Когда освободился,  жить было негде  родители покойной жены давно уже продали квартиру. Так Ус оказался на свалке.

К моменту приезда Беклемищева он был уже изрядно пьян. Руководил своей «армией», сидя у костра. Сыщик молча поставил перед ним чекушку.

Ус подивился, но виду не подал. Выпил, предложил Беклемищеву:

 Закуси колбаской, только что зарезали, я еще видел, как она бегала.

Капитан отказался.

 Ладно,    сказал Предводитель.  Лучше скажи, начальник, чего ты здесь восьмерки вьешь? Что ты хочешь узнать?

 Все об убийстве Коротыша. Скажи, кто мог перегрызть ему горло? Я видел у вас собак. Может быть, они?

 Нет, наши собаки на такое не способны. Это Чёрный Мусорщик, больше некому.

 Что ещё за персона?  поинтересовался Беклемищев.

 Тише!  перешёл на шёпот Гена Ус.  Если услышит, всем нам хана.

Из его сбивчивого рассказа выходило, что Чёрный Мусорщик появляется ночью и бродит по свалке. Если встретится кто-то на его пути  убивает. У него острые когти и волчьи зубы. А если у Чёрного Мусорщика совсем плохое настроение, стоит ему на что-то или на кого-то пристально посмотреть  и этот предмет или человек исчезает. Он втягивает его, словно пылесос.

Откуда же взялся Черный Мусорщик? — спросил Беклемищев. Если это, конечно, не ваша придумка.

Говорят, что когда-то на свалке жили два брата. Один, Транзистор, был нормальным, а другой дебил. Так и звали его  Дебил. И ему однажды повезло  нашёл бриллиант в золотой оправе. И старший брат позавидовал младшему. Взял и грохнул. А камешка-то и нет  Дебил его где-то спрятал. И Транзистор тоже умом повредился. Бродил по свалке, как неприкаянный, всё искал бриллиант. А когда помер, душа мокрушника не успокоилась. Вот и навещает свалку его призрак каждую ночь.

 

Ночная засада

Беклемищев ни в каких Черных Мусорщиков не верил. Усу соврать ничего не стоит  только уши развешивай.  Сыщик  же привык опираться только на факты, а не на мистику. Но кто же тогда так располосовал бомжа, как если бы он побывал в клетке с тигром? Может быть, под видом призрака бродит по свалке какой-то злоумышленник? Если это так, чем он занимается здесь ночью?

Начальство, ознакомившись с версией Беклемищева, сделало печальный, но справедливый вывод: версии как таковой нет. Но вместе с тем все же санкционировало проведение ночной засады. Может быть, главное  даже не поимка преступника, а то, что свалка будет под неусыпным доглядом?

Оперативники их было четверо появились здесь поздно вечером. Рассредоточились, заняли заранее намеченные позиции. Но сильно мешало то обстоятельство, что никаких укрытий не имелось.

Время между тем убывало медленно, очень медленно. «Нет, Мусорщик — сплошная небылица», подумал Беклемищев. Но именно в этот момент он различил какое-то шевеление. Что-то большое и живое ползло между мусорных терриконов. Это было так же неожиданно, как если бы какая-то птица с лёта врезалась в лобовое стекло автомобиля. Ничто не поражает, как полная неожиданность.

Но Беклемищев всё же собрался.

 Говорит Первый,  сообщил он подчиненным по рации.  Готовность номер один.

Прибор ночного видения зафиксировал движущийся объект, передвигающийся как-то странно  ползком. Однако небольшое озерцо, образовавшееся после оттепели и еще не затянутое льдом, объект пересёк вплавь.

 На поражение не стрелять!  скомандовал Беклемищев.  Это не человек.

Вместе с лейтенантом Васильевым он вышел из укрытия. Но странный зверь, издав такие же странные звуки, похожие на стрекотанье сверчка, только гораздо более басовитые, взмахнув крыльями, взлетел довольно проворно для своей комплекции и пошёл в атаку на оперативников. Словно истребитель на бреющем полете, он пронёсся над их головами, пытаясь ухватить кого-нибудь своими клешнями, похожими на рачьи. Они вдобавок ко всему были снабжены огромными когтями.

Все кости скелета Беклемищева заныли, как будто их внезапно поразил скоропостижный артрит.

 Открыть огонь!  скомандовал он.

Раздались беспорядочные выстрелы. Чудовище спряталось за отвалом мусора. Воцарилась тишина. Когда оперативники окружили эту кучу, за ней уже никого не было. Монстр зарылся в землю.

 

Новый фигурант

В заключении эксперта Колыванова, проводившего вскрытие, говорилось, что Коротыш страдал туберкулёзом. В его желудке нашли непереваренные остатки пищи. Как нм странно, перед смертью бомж усиленно поглощал… насекомых.

 Он что   папуас? – спросил Беклемищев  Колыванова.

 «Тубикам» врачи прописывают препараты из медведки  насекомого семейства сверчковых, сказал эксперт.  Похоже, наш потерпевший ловил этих медведок, сушил и ел. Но какая тут связь с его убийством, я, честно говоря, не понимаю.

 

Справка

* Все, что касается медведки обыкновенной, окутано завесой тайны, чему способствует её подземный образ жизни. Это один из самых больших (до 7-8 сантиметров в длину) и, уж конечно, самый «звероподобный» представитель класса насекомых. С первого взгляда взрослую медведку можно принять за зверька. Её тело покрыто густой шёрсткой  ни дать ни взять медведь в миниатюре. Схожесть усугубляют и мощные лапы.

* Зимуют медведки в норах на глубине до двух метров. Поедают всё без разбора: корни и клубни растений, дождевых червей, других насекомых, личинок майского жука. К талантам медведки можно отнести её умение плавать. Кроме того, медведки могут перелетать на небольшие расстояния. Самцы стрекочут, как сверчки.

*Не так давно было доказано, что белые тельца (лейкоциты), входящие в состав крови медведок, устремляются к бациллам и в течение 30-40 минут окончательно их обволакивают и растворяют. Лейкоциты есть в крови всех насекомых, но только медведки способны растворять палочки Коха. Через полторы недели после приема препаратов из медведки восстанавливается иммунная система больных туберкулезом, они начинают выздоравливать.

 

Версия на грани фантастики

Медведка заинтересовала Беклемищева. И он задал Колыванову безумный, на его взгляд, вопрос:

А не может ли медведка в результате каких-то мутаций стать величиной с натурального медведя?

 Ну, это, ты знаешь, из области фантастики,  сказал эксперт.  Хотя, если откровенно, медведка мало изучена. Кто знает, что у неё на уме.

Беклемищев понял, что мыслит он в нужном направлении.

 А не случилось ли так, что какие-то отходы, выброшенные на свалку, вызвали эти мутации?

В принципе, это возможно. Но чтобы насекомое выросла до таких размеров… Подобные случаи в научной литературе не описаны.

Беклемищева это не смущало. Ему удалось выяснить, что на полигон  незаконно завезли отходы промышленного производства, полученные при изготовлении различных стимуляторов роста растений. Именно они, как он полагал, и вызвали непредсказуемый рост насекомого. И, таким образом, разгадка убийства бомжа была найдена. Виновных в несанкционированном вывозе отходов наказали. Дело об убийстве Коротыша закрыли. Чудовищных размеров медведка больше не появлялась. Скорее всего, монстр просто не выдержал бремени своего веса.

 

Комментарий

 Действительно, стимуляторы роста и их отходы могут сыграть злую шутку,  говорит кандидат химических наук Андрей Наконечный.  Действие их на живые организмы  пока ещё изучено слабо. По поводу их применения вот уже двадцать лет не утихают жаркие споры. Многие ученые считают, что кормовые антибиотики представляют повышенную опасность. С 2006 года в странах Евросоюза применяются только четыре антибиотика, но и они в совокупности с окислами тяжелых металлов и органическими загрязнителями, которых на каждой свалке в изобилии, могут вызвать непредвиденные последствия. Сегодня в научном мире никто не ответит на вопрос, как прореагирует эта отрава с дифирмиатом калия, который является основой кормовых антибиотиков. А что если сюда добавить дрожжи, аминокислоты, сыворотки крови различных животных, экстракт «чайного гриба», которые входят в состав других стимуляторов роста? Получается гремучая смесь, и она представляет собой бомбу замедленного действия. Если мы не обратим внимания на то, что вывозится на полигоны бытовых отходов, могут появиться монстры еще более ужасные.

 

ЧЁРНАЯ   ВДОВА

В центре огромной паутины Лиза увидела чудовищных размеров паука, который, казалось, следил за ней глазами величиной с блюдце каждый.  Он словно гипнотизировал, потому что Лиза ощутила, что не способна сопротивляться…

 

«Нехороший» бабушкин дом

Дом Евгении Ивановны всегда был чистым и уютным. Лиза любила приезжать  в деревню к бабушке на лето. Но бабушка неожиданно для всех умерла. Дом свой она завещала внучке, которая к тому времени уже успела обзавестись собственной семьёй и долгое время в деревню не наведывалась, в чём себя, конечно же, укоряла.

Спустя год у неё и у мужа, выпускника медицинской академии, время для этого нашлось. Лиза готовилась стать матерью. И молодые супруги поселились в бабушкином доме. Осмотр его показал, что жильё нуждается в ремонте.

Крышу надо перекрыть,сказал Стас. Сарай тоже на ладан дышит.

На ремонт требовались деньги, а вот их у молодой семьи было негусто. Тем более предстояли расходы, связанные с рождением ребенка. И ремонт решили отложить. Стас оставил Лизу в деревне и уехал в Нижний Новгород он работал на станции скорой помощи. Лиза осталась одна. Но Стас пообещал приезжать, как выпадет возможность.

В комнате, где умерла бабушка, оставили всё, как было при ней. На столике пяльцы (Евгения Ивановна любила вязать и вышивать), очки, на стенах фотографии в рамках, в углу икона. Лиза унесла только герань, которую нужно было поливать. И с того времени сюда она заглядывала редко здесь все напоминало о бабушке, и на глаза наворачивались слезы.

Однажды Лиза решила вытереть там пыль. Вошла и с потолка на неё на тоненькой паутинке спустился паучок. Лиза его не видела и случайно наступила. Только потом заметила и пожалела о случившемся. Говорят, что это плохая примета.

И действительно, неудачи последовали одна за другой. Буквально на ровном месте Лиза подвернула ногу. Именно ту, которая раздавила паука. Но Стас, который приехал в тот день, сказал, что ничего страшного нет, что это простое растяжение связок. Он туго перебинтовал ступню, а, уезжая, наказал делать уксусные компрессы.

В тот же вечер Лизе по мобильнику позвонила свекровь. Известие просто подкосило Лизу. Стас погиб в автомобильной аварии на подъезде к Нижнему Новгороду.

 

Пауки, замурованные в банке

После похорон Лиза не стала возвращаться в квартиру, где жила со Стасом и его родителями, хотя свекровь настойчиво приглашала.

Ты заменишь нам сына, говорила она. Поможем тебе, когда родится малыш.

Мать тоже уговаривала Лизу пожить с ней рядом, но Лиза, чтобы никого не обидеть, попросила дать ей подумать. Ей больше всего хотелось побыть одной. И она опять уехала в деревню.

Но и тут было неспокойно. Маленький паучок, которого Лиза нечаянно раздавила, снился ей по ночам, ей чудилось, что восьминогие собратья копошатся у нее под кожей, и их постепенно становится все больше. Словно пауки объявили войну всей человеческой цивилизации, вытесняя её за пределы мира, где мы живем.

Депрессия была очень тяжелой, Лиза не знала, что делать. Требовалась консультация психотерапевта, но Лиза боялась, что лечение это каким-то образом отразится на будущем ребенке, да и не хотелось ей совсем ехать в Нижний Новгород, который отнял у неё мужа.

Однажды Лиза заглянула в бабушкину комнату. И опять увидела паука. Но он был совсем другой – побольше, чёрный, с красными пятнами на брюшке. И он ей приглянулся. Лиза замела его веником в совок и посадила в трехлитровую стеклянную банку. Из неё паук выбраться не мог.

Потом Лиза поймала еще несколько таких же пауков. Она запустила их в ту же самую банку и стала за ними наблюдать, подкармливая их мушками, молью и комарами. Пауки дрались между собой из-за еды, потому что всем не хватало. Им нельзя было выбраться из прозрачного стекла, они обречены отбывать короткую жизнь в этом замкнутом мире, и они грызли друг друга ради того, чтобы выжить. Побеждал при этом самый сильный.

 

Ядовитые твари

Прошло ещё несколько дней, и Лиза опять отправилась в бабушкину комнату. Вошла и ахнула: вся стена с часами-кукушкой и фотографиями была затянута лохматой серой паутиной. Пауки копошились везде, а в центре паутины восседал чудовищных размеров паук, который, казалось, следил за Лизой тысячами тысяч глаз. Он словно гипнотизировал, потому что Лиза ощутила, что не способна сопротивляться. И она потеряла сознание.

Когда Лиза очнулась, никакой паутины уже не было. Исчез и большой чёрный паук. Всё было, как всегда. «Господи, взмолилась Лиза. Неужели это  мне привиделось?»

Спустя несколько дней в деревню к Лизе приехала мать. Елена Борисовна, как и покойный супруг Лизы, была врачом, работала в токсикологическом центре. Когда она увидела банку с пауком, пришла в ужас.

Где ты его взяла? спросила она.

В бабушкиной комнате, сказала Лиза.

Он тебя не укусил?

Нет. А что?

Лизиной маме стало плохо. Она выпила корвалола, после чего заявила:

Лиза, тебе нужно немедленно отсюда уехать.

Но почему?

Потому что в этом доме поселились самые ядовитые пауки на свете каракурты.

 

Справка

*Каракурт, или вдова степная,вид пауков из рода чёрных вдов. Такие пауки встречаются в Каракумах, в степных районах России, Казахстана и Киргизии. Отмечены случаи укусов людей. В Волгоградской области каракурты атаковали десятерых человек. Двое из них скончались.

*В Мариуполе каракурт напал на мужчину, когда тот работал в огороде. Случаи укусов каракуртов зарегистрированы также в Азербайджане, в Новосибирской области, на Алтае. Эти пауки могут зимовать в тёплых подвалах. Самка приносит до 200 паучат.

*В жаркие годы каракурт может мигрировать и в более северные районы, но живёт он там только до зимы. Основные места обитания полынная целина, пустоши, берега арыков, склоны оврагов, малолюдные дома.

*Периодически, раз в 10-12 лет, наблюдаются вспышки массового размножения каракуртов.

 

Горите синим пламенем

Елена Борисовна решила поглядеть, что делается в бабушкиной комнате. Но едва  она приоткрыла дверь, как оттуда поползли пауки. лю.

Лиза, несмотря на то, что находилась на восьмом месяце беременности, как-то очень резво отпрыгнула к входной двери и помогла выбраться матери из этого ядовитого ада.

Поспешное отступление привело к тому, что из открытой дверцы печи – Лиза как раз хотела подбросить туда дрова – вырвался огонь, и буквально в считанные мгновения пламя охватило весь дом. Пожарные прибыли лишь тогда, когда от бабушкиного дома остались одни головёшки.  

 

Комментарий

Пауки   насекомые, приносящие удачу, и убивать их нельзя, говорит кандидат биологических наук Лидия Макарова. Они уничтожают вредных букашек. Не кто иной, как паук, защитил младенца Иисуса во время бегства в Египет. Легенда гласит, что во время этого опасного путешествия Святое семейство укрылось в пещере. Пришёл паук и оплел вход в неё густой паутиной, а потом прилетела голубка и снесла в ней яичко. Когда подоспели преследователи, они увидели неповрежденную паутину, и, заключив, что в пещеру давно уже никто не заходил, отправились дальше, не став её обыскивать.

Почти дословно такие истории рассказывают и о Моисее, и о Магомете, когда они убегали от преследовавших их врагов. Но, с другой стороны, паук олицетворяется и как посланник Тьмы. В христианстве это дьявол, завлекающий грешников. В других религиях Великий Паук считается создателем Вселенной.

Кто же он на самом деле? Друг или враг? Ответа на этот вопрос нет, но общение с пауками на практике ничего хорошего человеку не сулит. Они могут спровоцировать аллергическую реакцию, некоторые виды пауков, как, например, каракурты, страшно ядовиты. Укусы их самок могут привести к летальному исходу.

Но я хочу проанализировать ситуацию, о которой рассказывалось выше. Тут произошло наложение реальных событий на депрессию Лизы, испытавшей сильнейший стресс в связи с гибелью мужа. Вероятно, имели место галлюцинации.

Утверждать то, что в северных районах области каракуртов нет, я бы воздержалась. В последнее время они проникают туда, где их совсем не ждут.

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.