Оксана Тишкина. Никольск (рассказ в стихах)

Посвящается любимому городку Никольску Пензенской области

Храм Божий на твоём пути

Укажет к роднику дорогу.

И пусть дорога к роднику

Твоей дорогой будет к Богу.

(надпись на табличке перед родником св. Николая Чудотворца)

 

I

Из Самары запылённой,

Где с рождения живу,

Я по трассе оживлённой

Еду прямо на Москву.

Правит Август в летнем доме,

Кормит всех почти что даром.

Пыхтят фуры на подъёме,

Тяжело идут с товаром.

Груз сезонный, урожайный

Москвичам везут к столу.

Я же с трассы федеральной

В Городище поверну.

Городище – поселенье

В сто раз меньше, чем Подольск.

Где закончились строенья –

Указатель на Никольск.

Вот он справа! И дорога

Гладкой скатертью лежит.

И до милого порога

Вглубь лесов бежит, бежит.

Сосны лапы распустили,

Всё погладить норовят.

К ним берёзки подступили,

Мне с поклоном шелестят.

Дружат сосны и берёзы,

Перелесками растут.

Вместе ждут дожди и грозы,

И морозы вместе ждут.

Роща шепчет бору ноты,

Шумом вторит ноты бор.

И несёт на луг сонаты

Ветер – главный дирижёр.

Луг расписан акварелью,

В акварели спит варан.

Это с луговой постелью

Обнимается туман.

Он проснётся, расползётся

По сырым, грибным местам.

Утро свежестью нальётся

И поднимет птичий гам.

 

Увлекает вглубь дорога,

В гущу леса напрямик.

У Никольского порога

Первым встретится родник.1

Ключ искристый, серебристый

Земля звонко разлила.

Глоток свежий, леденистый –

Я вкуснее не пила!

Рядом грот, внутри иконы

Чуть блестят из темноты.

Роднику несут поклоны

И лампады, и кресты.

Он из камня бьёт, струится,

И ручьём под мост журчит.

Путник может здесь умыться,

Освежить уставший вид.

 

Я водой святой и быстрой

Смою пыль дорог в поток.

Освящённой, чистой-чистой,

Въеду в тихий городок.

 

II

За пригорком рынок встретил.

Заманил и в плен забрал.

Павильонами приветил

Зал картин, фарфора зал.

Люстры, лампы, и торшеры

Завораживают взгляд.

Рюмки, стопки, и фужеры

На прилавках в строй блестят.

Всё так дёшево, красиво.

Невозможно ни купить!

Искушенье победило!

По рядам иду бродить.

Там хрусталь в ассортименте

И салатники звенят,

А подсвечники при свете

Без свечей огнём горят.

Здесь садовая скульптура.

Мне зачем? – себя спрошу.

— Сколько стоит та фигура?

— Сад в квартире посажу!

Зал керамики открылся.

Уйма всякого добра!

Этот чайник (мой разбился)

Прикупить давно пора.

Блюда, чашки, и подносы

Так и хочет взять рука.

На подносах вьются розы,

В блюдах тонут облака.

Сигаретницы, маслёнки,

Канделябры, и цветы.

Хлебницы, весы, солонки,

И подставки под торты.

Гобелены и игрушки.

Туфельки из хрусталя! –

Подарю своей подружке

На …осьмое января.

Всё так дешево, красиво!

Невозможно ни купить!

Весь багажник загрузила.

Знаю: Лучше уходить!

 

Вдоль картонок и картинок

Вмиг затопчется мой след.

До свиданья, знатный рынок,

Мне знакомый с юных лет!

 

III

В детстве бабушку просила

С утра взять меня с собой.

Спозаранку я вскочила,

Лишь часов раздался бой.

Молоко, пить не желая,

Коту в мисочку слила.

Он мурлыкал, провожая

Нас в прохладе со двора.

Из ворот коров погнали,

Пастух щёлкал пыль хлыстом.

В домах ставни отворяли

И рассвет впускали в дом.

Он за лесом занимался,

Розовея языком.

А туман в овраг стекался

Недопитым молоком.

 

Вдоль картонок и корзинок

Мы на рынок с ней вошли.

Разбежался в глазах рынок

На хрустальные огни.

Кубки, рюмки, и графины

Восход солнца освещал.

В них сапфиры и рубины

Лучом первым зажигал.

А узоры из снежинок

Кто на них нарисовал?

Неужели на весь рынок

Ночью Дед Мороз дышал?!

Перед взором зарябило,

Закружилась голова.

Помню, бабушка твердила:

«Вишь, какие мастера!»

И с улыбкой говорила:

«Не робей! Ходи, глазей!»

Я тогда её спросила:

Это рынок? Не музей?

Кружки, чаши, и кувшины,

Словно с царского стола!

Вазы, как резные льдины,

Но сверкают ярче льда.

 

Блеск искрило в хороводе!

А хрусталь звенел, звенел…

Мне казалось, в небосводе,

Над Никольском звон летел.

 

 

IV

Звон гранили два завода.

И один из них – «Гигант»1

Гордость местного народа,

Их доходам был гарант.

 

Основал завод Бахметев.2

Офицер и дворянин,

Новый день в отставке встретив,

Стал в двух сёлах господин.

Он снискал расположенье

В императорском лице.

Резолюцию в прошенье

Наложили во дворце.

Мастеров призвал заморских

В обученье крепостным.

С той поры в лесах Никольских

Закурился фабрик дым.

С фабрик звон везли обозы

По родным просторам вдаль.

Стеклодувы — виртуозы

Вскоре выиграли медаль.

В Петербурге не скупились

На изысканный сервиз.

И вельможи торопились,

На свой вкус, на свой каприз,

Заказать cruchon3, креманки –

Всё, что модно было встарь –

Чарки, штоф, для пудры склянки.

Пусть везде стоит хрусталь!

Чтобы в блеске золотился,

С филигранью,4 и в гербах!

На сервизы соблазнился

Даже сам персидский шах.

Всем Романовым к застолью

Подавали тот хрусталь.

Вновь наградой золотою

Заслужил товар медаль.

 

Власть и цвет, и флаг сменила.

Но завод в лесах дымил.

Печь шихту5 в стекло варила,

А алмаз хрусталь гранил.

Для Кремля и в Дом Союзов,

Для метро и МГУ,

В театр, в залы профсоюзов,

И трудящимся к столу.

Мастеров в цехах растили.

Что ни мастер, то – талант!

Всей страной завод ценили.

«Красный» славился «Гигант»!

 

Стеклодув на кончик трубки

Стекломассу набирал

И, не медля ни минутки,

Набор в шарик раздувал.

А потом вращал, вращал,

Поправлял щипцами ловко,

Вновь вращал, затем снимал…

Вот и вышла заготовка!

Заготовку отжигали,

Шлифовали все зазоры,

И на дисках ограняли

Под морозные узоры.

Огранив, полировали

В смеси серной кислоты.

Дальше: мыли, проверяли…

С кисти капнув красоты,

В мастерской художник тонко

Позолотой обрамлял…

И бокальчик, звякнув звонко,

На продажу поступал.

 

В каждом доме и квартире

Есть буфет или сервант,

Где красуется и ныне

Хрусталём завод «Гигант».

 

Он был гордостью народа

И наследием князей!

Городской кладезь дохода

И кормилец всех семей!

 

V

Нет Гиганта! Канул в лету.

В прах рассыпался завод.

Некого призвать к ответу:

«Отчего завод банкрот?»

Почему громады-окна

Смотрят, молча, темнотой?

Почему разбиты стёкла

В корпусах и мастерской?

Где станки? И где моторы?

Кто здесь платину украл?!

Как решились контролёры

Сдать медь ломом на металл?!

Чьей рукой орденоносца

Потопили за долги?

Как посмели знаменосца

За грош ставить на торги?!

Некого призвать к ответу:

«Отчего запил народ?»

Нет Гиганта! Канул в лету.

Обанкротили завод!

 

Мастера, допив несчастье,

Разбрелись доход искать.

Кто пошёл за птицей счастья,

Кто – на рынок торговать.

Кто-то плотник, кто-то сварщик.

По профессиям таким –

Выдувальщик, шлифовальщик –

Где теперь работать им?

 

Но второй завод – Стекольный1

Держит кризисный удар.

Производится достойный

Потребительский товар.

Всевозможные плафоны

Выпускает в обиход.

Интересные шаблоны

Эксклюзивной формы льёт.

Блюда, чаши и тарелки –

Всё, чем радует стекло.

Сувенирные поделки

И стеклянные кашпо.

Вазы, амфоры, сосуды

Из молочного стекла.

На них росписью этюды –

В красках «лето» и «зима».

Мастера горшки прессуют

Ради малого рубля.

На горшках цветы рисуют.

Только нет здесь хрусталя!

 

VI

Отзвенел хрусталь беспечно,

Где «Гигант» под гнётом бед,

Замерев, увы, навечно,

Превращается в скелет.

Ветер по цехам гуляет,

Цехам реквием поёт.

Ночью в трубах завывает,

Пыль с цементом днём метёт.

Ветер – сторож и хозяин

На разрухе в корпусах.

Свищет в пустоте развалин,

Ищет щели в кирпичах.

Дуновением взлетает

На старинный особняк1

И дозором облетает,

Словно призрачный сквозняк,

Портик2 с белой колоннадой3,

Ветхий бельведер4, фронтон5,

Главный вход с большой аркадой6

Прошуршав, летит потом

К бронзовой миниатюре.

Ему скоро сотня лет –

Ленину в мини-скульптуре.7

Не украли раритет?

В дом заводчика8 скребётся,

Всколыхнёт в усадьбе сквер…

И порывами несётся

На заброшенный карьер.

На карьере разгоняет

Кварцевый песок волной,

Сосны мачтами качает.

Хвойный лес шумит стеной.

Возвращаясь из дозора,

Ветер шелестит листвой,

Задувает вдоль забора

У центральной проходной.

И опять по крышам свищет,

В битых стёклах дребезжит,

По останкам зданий рыщет,

Труп завода сторожит.

 

Но однажды на заводе

Загорелся огонёк.

Коллектив собрал в разброде

Из столицы мужичок.

Корпуса привёл в порядок,

Закупил сырьё, станки,

Завёл стопки разнарядок.

С лёгкой, деловой руки

Предприятье получило

Марку, логотип, и цель.

К производству приступило

Под названием «Артель».

Заплясал огонь горелок,

Захлебнула шихту печь,

Чтобы жаром печных стенок

Звон торжественный изречь!

Как работа закипела!

Стеклодувы блеск творят.

Мастеров боится дело!

Мастера хрусталь гранят!

Вазы, рыбницы, кувшины

Выставляют напоказ,

А сервизы и графины

Выполняют на заказ.

Все традиции завода

Новый князь цехов сберёг

И зажёг в сердцах народа

Их надежды огонёк.

Может искра разгорится?!

Сын с отцом к печам пойдут.

Связь времён возобновится

И династии взрастут?!

 

Пусть же Феникс возродится!

Заскрежещет в станках сталь!

А в Никольске раз…звенит…ся

Вновь Бахметьевский хрусталь!

 

VII

А пока артель стремится

Блеском радовать людей,

Хрусталём былым искрится

Главный городской музей.1

Он распахивает двери

Для туристов и детей.

Двери охраняют звери,

Удивляя взор гостей.

Марш ступеней приглашает

На второй пройти этаж.

И… вот роскошь! Ослепляет

Сам Никольский Эрмитаж!

 

На сервизы посмотрите

В застеклённых витражах!

На эмали, роспись, «нити»2,

Медальоны в вензелях!

«Мрамор» заполняет блюда,

Чаши в технике «кракле».3

С каплей золота посуда

В нежно-розовом стекле.4

От графина и кальяна

Изумрудный льётся свет,

В них молекулы урана5

Излучают яркий цвет.

По трёхслойному сосуду

Хрупкая мерцает сталь.

Здесь сверкает всюду, всюду

Лучший княжеский хрусталь!

 

От изящных форм дворянства

В зал соседний перейдёшь,

К экспонатам на пространство

Соцкультуры попадёшь.

Все предметы – монументы!

Отдают эпохе дань.

Вазы – башни! В них портреты,

Серп и молот, звёзды, грань.

 

Рядом взгляды ждёт искусство

Современных мастеров,

Где вложил художник чувство

В цепь Курильских островов.

 

Всё в музее призывает

Красотой сердца согреть.

Удивляет, восхищает!

Это нужно посмотреть!

Вспомнить гордо, без печали,

Тех великих мастеров,

Чьи фамилии вписали

В монографии веков:

Вертузаевы, Липская,

Рогов, Порохов, Ежов,

И Протасов, и Дубская,

Мухина и Иванов.6

В том созвездии сверкает

Ещё много ярких звёзд,

Но сияньем затмевает

Всех Вершинин – виртуоз.

 

Крепостной Левша стекольный

Тем уменьем поразил,

Что в простой стакан двухслойный

Панораму поместил.

Из соломы, мха макеты,

Словно ювелир, собрал,

И пейзажные сюжеты

Между стенок запаял.

Запаял. Но как при этом

Он соломку не поджёг?

Мастерства его секретом

Овладеть никто не мог.

А Вершинин тех стаканов

Волшебством умелых рук,

Аккуратно, без изъянов,

Наработал …надцать штук.

И теперь музеи мира

Хранят каждый тот стакан

Стеклодува-ювелира,

Виртуоза из крестьян.

 

Вот такими мастерами

Дорожили у князей!

Вот такими именами

Здешний славится музей!

Гостей в залы приглашает

Первый и второй этаж.

Блеском, роскошью встречает

Всех Никольский Эрмитаж!

 

VIII

Ну а мне стол накрывают

Дядя, тётя, и сестра.

Всё хлопочут, поджидают

В гости с раннего утра.

Эх, грунтовка! Эх, дорога!

Поворот не просмотри!

Адрес милого порога:

Чернышевского, дом три.

 

Вот он, дом любимый с детства!

Вот он, низенький забор.

Всё знакомо с малолетства!

И опять в цветах весь двор!

У калитки куст кивает.

В белом тюле три окна.

Меня ждали? Не встречают?!

А я в гости не одна!

Суетятся! Прозевали,

Видно, тетя и сестра.

По сто раз расцеловали.

И уже к столу пора.

— А где дядя? — Там, таскает

В баню воду в полведра.

Грыжу нажил, ковыляет.

— Дядя! Водку пить айда!

 

В доме чисто, пол дорожки

Застилают, как и встарь.

На столе тарелки, ложки,

И былых времён хрусталь.

В комнатах уютно веет

Терпким и родным теплом.

Доброта здесь стены греет.

Щами пахнет милый дом.

 

А в Никольске полдень всходит.

Солнце жжёт, жара печёт.

Август по дворам проходит,

Урожай садам несёт.

Груши, яблоки в корзины

Щедрый Август уложил.

Морс и сок разлил в кувшины,

И варенья наварил.

В огородах свёкла спеет

И капусты кочаны.

Их ещё убрать успеют

К наступлению зимы.

Всё хозяйки трут, шинкуют.

Сотню банок запасли!

Солят, квасят, маринуют…

Чтоб хватило до весны!

Мёд на рынке появился.

За бесценок продают!

Вновь грибной сезон открылся.

Грибы вёдрами несут!

 

А за городом просторы!

Черноземья полоса.

То овраг, то косогоры…

И вокруг леса, леса!

Марево в лугах качает.

Лёгкий летний ветерок

Запах пряных трав мешает

И уносит в городок.

 

Край лесной! Край родниковый!

Не Подольск и не Тобольск.

А берёзово-сосновый,

Раз…хрустальнейший Никольск!

 

 

          О. Н. Тишкина                                  2012 г. / июнь 2013 г.

Примечания:

 

Глава I

1 Родник святого Николая Чудотворца.

 

Глава IV

1 «Красный Гигант» — ФГПУ «Красный Гигант» — завод по производству хрусталя – ведущее предприятие города.

2 Никольско-Бахметевский хрустальный завод (Николо-Бахметевский хрустальный завод) был основан в 1764 году с высочайшего разрешения императрицы Екатерины II отставным военным Алексеем Ивановичем Бахметевым в собственном имении, в селе Николо-Пёстровка Пензенской губернии. До 1884 года заводом управляли три поколения Бахметевых, затем предприятие перешло по наследству родственнику Бахметевых князю Александру Дмитриевичу Оболенскому.

3 Крюшон (фр. Cruchon – кувшинчик) – в данном случаи подразумевается «кувшинчик». Также Крюшон – холодный алкогольный напиток, состоящий из смеси вина, ликёра или сиропа и разных соков; с добавлением шампанского, сидра, минеральной воды. Крюшон подают в хрустальных бокалах «крюшонницах».

4 Филигрань (итал. Filigrana, из лат. filum «нить» и granum «зерно») – ювелирная техника, использующая ажурный узор.

5 Шихта – смесь различных материалов, подобранных в соответствии с видом вырабатываемого стекла, которую подвергают тщательной обработке. При производстве хрусталя это, как правило, смесь кварцевого песка, поташа и оксида свинца.

 

Глава V

1 ЗАО «Никольский завод светотехнического стекла».

 

Глава VI

1 Здание заводоуправления – памятник архитектуры (1792).

2 Портик (от лат. Porticus) – ряд колонн, объединённых аттиком и фронтоном, помещённый перед фасадом здания.

3 Колоннада (франц. Colonnade) – ряд или ряды колонн. В наружной композиции здания колоннада применяется в виде портиков и галерей.

4 Бельведер (итал. Belvedere – прекрасный вид) – надстройка над зданием, обычно круглая в плане.

5 Фронтон (франц. Fronton, от лат. frons, frontis – лоб, передняя часть стены) – завершение фасада здания, портика, колоннады, ограниченное двумя скатами по бокам и карнизом у основания.

6 Аркада (франц. Arcade) – ряд одинаковых по форме и размеру арок, опирающихся на колонны или столбы.

7 Один из ранних в России памятников В. И. Ленину (1926).

8 Памятник истории и архитектуры (1862).

 

Глава VII

1 Музей стекла и хрусталя в г. Никольске был основан в 1789 году и первоначально являлся хранилищем образцов при стекольном заводе А. И. Бахметева.

2 «Венецианская нить» – способ декорирования изделий на стадии выработки (формирования изделия в горячем состоянии стекломассы). Тонкие стержни цветного стекла вплавляются в массу, образуя рисунок по всему сосуду. Техника получила широкое распространение в Венеции с конца 16 века.

3 Техника «Кракле» – приём декорирования поверхности стекла мелкими трещинками, напоминающими сетку. Применяется также термин «Морозное стекло».

4 «Золотой рубин» – сорт стекла, от розового до пурпурно-красного цвета, в состав которого входят мельчайшие частицы золота.

5 Урановое стекло – стекло, окрашенное оксидом урана в жёлто-зелёный цвет.

6 Никанор Протасов, Иван и Михаил Вертузаевы, Василий Рогов, Александр Порохов – мастера по стеклоделию первой половины XX века.

Анна Липская, Вера Мухина, Виктор Ежов, Елена Дубская, Александр Иванов – профессиональные художники, авторы уникальных художественных произведений.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.