Мария Тихонова. Лермонтовский Печорин: сложность и противоречивость персонажа (статья)

Предисловие.

Каждое подлинно классическое произведение всегда не является одномерным. Оно многостороннее, многомерное и многоплановое.

Таков и роман «Герой нашего времени».

Главные герой этого произведения великого русского поэта и писателя Михаила Юрьевича Лермонтова – Григорий Александрович Печорин – личность, которую, как любого классического персонажа, нельзя оценивать односторонне и однозначно.

О самом романе и его главном герое написана масса книг и статей.

В этой своей книге я не даю категоричной оценки главного героя романа «Герой нашего времени», не претендую на правильность своего мнения. Я лишь попыталась представить Печорина таким, каким увиделся он мне самой, ни больше и ни меньше.

Печорин – главный герой романа «Герой нашего времени»

С Григорием Александровичем Печориным читатель встречается ещё в романе «Княгиня Лиговская», который можно назвать как бы первой книгой романа «Герой нашего времени».

Печорин – действительно «герой времени», воплотивший в себе черты многих представителей дворянства эпохи после декабристского восстания, когда в России наступила мрачная пора николаевской реакции. Эти люди, не видя цели в своей жизни и не находя себя в жизни, становились эгоистичными. Скука и страдания были них отличительными чертами характера.

Фамилия Печорина – говорящая, она явно указывает на его сходство с героем Александра Сергеевича Пушкина Евгением Онегиным. Их фамилии образованы одинаково: в качестве корня используются названия рек (Онега и Печора), и фамилия Печорина в данном случае намекает на то, что эти персонажи схожи по характеру, Печорина, как и Онегина, можно назвать «лишним человеком».

Печорин, безусловно, страдающий эгоист, как и Онегин, но не только в этом дело. Эти страдания он создаёт себе сам умением наживать врагов в окружающем его обществе и бесконечным копанием в собственной душе, а также непокорством своей судьбе. Но в 25 лет нормальный человек обычно не имеет привычки анализировать прожитые годы и копаться в собственной душе, то есть заниматься самоанализом и самокритикой, он просто живёт и радуется жизни, зачастую не особо задумываясь над последствиями своих поступков. Значит, Печорин в глубине своей души уже старик.

Без конца копаясь в своей душе, Печорин обнаруживает там свои недостатки, но ничего не делает для их исправления, а значит, состояние его души на самом деле вполне устраивает его самого несмотря на то, что он чувствует себя от этого несчастным,  или ему просто лень меняться, как и многим людям.  Подспудно Печорин хочет видеть окружающих людей гораздо лучшими, но он не понимает, что, как гласит древняя мудрость, если хочешь изменить мир, начни с себя.

Каждый видит в жизни то, что хочет видеть.

Окружающих его людей Печорин презирает, видя лишь их пороки и абсолютно не замечая достоинств, но он не способен понять, что идеальных людей в принципе нет, что люди не сотканы только лишь из одних достоинств, иначе им нечего было бы совершенствовать. Подсознательно требуя от людей принятия ими его таким, какой он есть, сам он в ответ принимать людей такими, какие они есть, не хочет. А ведь основа взаимной любви и уважения как раз в этом и заключается: прими людей такими, какие они есть – и они в ответ примут тебя таким, какой ты есть. Кроме того Печорин, однажды обманувшись в своих ожиданиях от окружающего мира, перестал верить людям и, по сути, замкнулся на себе, не понимая того, что жизнь преподала ему урок осторожности и оглядчивости, заставляя научиться философски смотреть на мир, но как раз этого-то он и не сделал. Но ведь не случайно ещё царь Соломон на своём кольце написал «И это пройдёт», давая понять, что жизнь – вещь неоднозначная и что надо уметь философски смотреть на мир. При этом проявляется одно из противоречий Печорина: презирая окружающих его людей, он пытается подстроиться под них: «Во мне видят зло — я тут же становлюсь злым, видят добро — я тут же становлюсь добрым». То есть Печорин не имеет самостоятельной позиции в отношении к окружающему обществу: презирая людей, он пытается, как говорится, на всех угодить.

Кроме того Печорин –максималист. Ему нужно всё сразу, здесь и сейчас.  Он в юности здесь и сейчас хотел быть счастливым, всеми понятым и любимым, а жизнь в ответ отхлестала его вожжами, и он сделал вывод: если счастья нет сегодня, значит, нет его вообще или оно где-то вне досягаемости для него. Но он так и не сумел понять, что счастье не всегда даётся сразу, порой, чтобы его получить, нужно набраться терпения и уметь ждать. К тому же Печорин осознаёт себя личностью исключительной, а исключительной личности и счастье нужно исключительное, а такого счастья в принципе не бывает, возможно, ещё и поэтому Печорин и не может своё счастье найти.

Не находя себя и своего места в жизни и попусту растрачивая душевные силы, Печорин разочаровывается и в самой жизни, и в людях, при этом опять-таки утверждая свою исключительность: «…Пробегаю в памяти все мое прошедшее и спрашиваю себя невольно: зачем я жил? для какой цели я родился?.. А, верно, она существовала, и, верно, было мне назначение высокое, потому что я чувствую в душе моей силы необъятные… Но я не угадал этого назначения, я увлекся приманками страстей пустых и неблагодарных; из горнила их я вышел тверд и холоден, как железо, но утратил навеки пыл благородных стремлений — лучший свет жизни. И с той поры сколько раз уже я играл роль топора в руках судьбы! Как орудие казни,  я  упадал  на голову обреченных жертв, часто без злобы, всегда без сожаления… Моя любовь никому не принесла счастья, потому что я ничем не жертвовал  для  тех,  кого любил:  я  любил  для  себя,  для  собственного   удовольствия: я только удовлетворял странную потребность сердца, с жадностью поглощая  их  чувства, их радости и страданья — и никогда не мог насытиться. Так, томимый голодом в изнеможении засыпает и видит перед собой роскошные кушанья и шипучие вина; он пожирает с восторгом воздушные дары воображения, и ему кажется легче; но только проснулся — мечта исчезает… остается удвоенный голод и отчаяние!      И, может быть, я завтра умру!..и не останется на земле ни одного существа, которое бы поняло меня совершенно. Одни почитают меня хуже, другие лучше, чем я в самом деле… Одни скажут: он был добрый малый, другие — мерзавец. И то и другое будет ложно. После этого стоит ли труда жить?» То есть Печорин отделяет себя от людей, поэтому он всегда одинок.

Но тут проявляется одно из противоречий Печоринской натуры: разочаровавшись в жизни, тем не менее он ждёт от нее чего-то необычного: «А все живешь — из любопытства: ожидаешь чего-то нового…». То есть вся натура Печорина соткана из противоречий.

Почорин и женщины.

В отношениях с женщинами – всё тот же максимализм: или любовь, или презрение: «Я слишком презираю женщин, чтобы не любить их». Но Печорин любит женщину не как человека, а как вещь, игрушку, животное. Такое отношение Печорина к женщинам замечает даже не слишком умный Грушницкий: «Ты говоришь о хорошенькой женщине как об английской лошади».

Плюс противоречие: Печорин ищет свой идеал женщины, но при этом абсолютно не замечает людей рядом с собой, потому что он даже не знает, какая именно по характеру женщина ему нужна, то есть не знает, в чём конкретно для него заключается идеал женщины, поэтому и не может найти свою вторую половинку. С одной стороны, Печорин утверждает: «Одно мне всегда было странно: я никогда не делался рабом любимой женщины; напротив, я всегда приобретал над их волей и сердцем непобедимую власть, вовсе об этом не стараясь. Отчего это? — оттого ли что я никогда ничем очень не дорожу и что они ежеминутно боялись выпустить меня из рук? или это – магнетическое влияние сильного организма? или мне просто не удавалось встретить женщину с упорным характером? Надо признаться, что я точно не люблю женщин с характером: их ли это дело!..». Но, с другой стороны, Печорин признаёт превосходство женщин над собой: «Надобно отдать справедливость женщинам: они имеют инстинкт красоты душевной». Есть и третья сторона: сам же Печорин понимает, что однажды как раз на женщину с упорным характером, тип которых он не любит, способную, как говорится, круто прищемить ему хвост, он и нарваться может: «Следовательно, это не та беспокойная потребность любви, которая нас мучит в первые годы молодости, бросает нас от одной женщины к другой, пока мы найдем такую, которая нас терпеть не может: тут начинается наше постоянство – истинная бесконечная страсть, которую математически можно выразить линией, падающей из точки в пространство; секрет этой бесконечности – только в невозможности достигнуть цели, то есть конца».

И вот опять проявляется противоречие Печорина в отношении к женщинам: подсознательно желая необычного счастья, утверждая, что он любит женщин «во сто раз больше» после того, как научился их понимать, он при этом хочет свободной любви без обязательств со своей стороны: «как бы страстно я ни любил женщину, если она мне даст только почувствовать, что я должен на ней жениться, — прости любовь!

мое сердце превращается в камень, и ничто его не разогреет снова. Я готов на все жертвы, кроме этой; двадцать раз жизнь свою, даже честь поставлю на карту… но свободы моей не продам». Получается, что женщины, возможно, могли бы добиться от него предложения руки и сердца, постоянно отвергая и отталкивая его от себя. Или ему нужна была бы, простите, повторюсь, стерва, способная, как говорится, прижать его покруче.

То есть, судьба, посылая Печорину женщин, готовых для него пожертвовать всем, что у них есть – Веру, Мери —  постоянно как бы говорит Печорину, что надо любить и ценить именно таких женщин, иначе на самом деле получишь ту, которая тебя ненавидеть будет, а ты будешь бегать за ней как собачонка, испытывать к ней истинную страсть и страдать от её ненависти.

Но Печорин этого не замечает и не понимает!

Да, Печорин искренне любит Веру, он признаётся в том, что «она единственная женщина в мире , которую я не в силах был бы обмануть», он ради неё даже готов на безрассудство ( что и доказывает попытка догнать её после её отъезда), что говорит о том, что Печорин всё-таки способен на искренние чувства, но он тем не менее никогда не делал попыток связать свою судьбу с ней, хотя такая возможность у него была, и слишком поздно увидел в Вере именно ту женщину, которая способна была сделать его по-настоящему счастливым. Он осознаёт это лишь тогда, когда теряет её окончательно и бесповоротно: «При возможности потерять ее навеки Вера стала для меня дороже всего на свете — дороже жизни, чести, счастья!», поэтому и плачет, загнав коня насмерть в бесполезной попытке догнать Веру и поняв наконец-то, кого же он потерял. При этом Печорина абсолютно не волнует то, в какое положение он поставил бы Веру (правда, это и саму Веру не волнует: «Прощай, прощай… Я погибла, – но что за нужда?..») и её мужа, абсолютно ни в чём не виноватого человека, что опять-таки говорит о его противоречии самому себе: хочет быть счастливым, но для счастья никак не старается и спохватывается слишком поздно.

Про Печорина в этом случае можно сказать пословицей «Что имеем – не храним, потерявши, плачем». Но он и не хочет хранить: зачем? Он не видит и не понимает всей ценности и значимости любви в жизни человека.

Он так же искренне влюбляется в черкешенку Бэлу и глубоко переживает её гибель, что опять же говорит о способности героя к искренним чувствам и переживаниям.

А вот с княжной Мери Печорин, напротив, поступает как с куклой. Он не замечает искренних чувств Мери к нему, а когда понимает, что своим волокитством разбудил в девушке искреннюю любовь к себе, то в глубине души своей боится этой любви,  боится искренности чувств девушки, поэтому в момент окончательного объяснения, после признания Мери в готовности пожертвовать всем ради любимого человека, и отвечает ей так грубо и эгоистично: «Я вас не люблю», выразив тем самым презрение к её чувствам и поступив жестоко по отношению к девушке, никак не виноватой в его проблемах. Новое счастье Печорин отталкивает от себя, расставаясь с княжной Мери.

Но не только это. Печорин как страдающий эгоист имеет привычку скучать, то есть он скучает от всего, с чем сталкивается в жизни, считая это обычным, заурядным и желая чего-то необычного. А стало быть, со временем он также заскучал бы от семейных отношений как с Мери, так и , возможно,  Верой, если бы женился на ком-то из них двоих (что и показало некое подобие семейных отношений с Бэлой), считая семейное счастье самым обычным и заурядным, но ему-то исключительное, необычное счастье подавай, а такого счастья, как я уже сказала, не бывает, поэтому Печорин опять почувствовал бы себя несчастным. Тихие семейные радости не для него: «…я часто, пробегая мыслию прошедшее, спрашиваю себя: отчего я не хотел ступить на этот путь, открытый мне судьбою, где меня ожидали тихие радости и спокойствие душевное?.. Нет, я бы не ужился с этой долею! Я, как матрос, рожденный и выросший на палубе разбойничьего брига: его душа сжилась с бурями и битвами, и, выброшенный на берег, он скучает и томится, как ни мани его тенистая роща, как ни свети ему мирное солнце; он ходит себе целый день по прибрежному песку, прислушивается к однообразному ропоту набегающих волн и всматривается в туманную даль: не мелькнет ли там на бледной черте, отделяющей синюю пучину от серых тучек, желанный парус, сначала подобный крылу морской чайки, но мало-помалу отделяющийся от пены валунов и ровным бегом приближающийся к пустынной пристани…». И опять противоречие: хочу любимую женщину, но радости семейные не для меня!

К тому же наличие семьи предполагает наличие ответственности за родных людей, а Печорин как молодой человек явно ещё не созрел для такой ответственности. Вероятно, ещё и по этой причине Печорин и не связывает себя семейными узами, утверждая, что «надо мною слово жениться имеет какую-то волшебную власть». Он не понимает, что брать надо тогда, когда судьба даёт, потом может быть поздно. К тому же любовь подразумевает способность жертвовать чем-либо ради любимого человека, а Печорин жертвовать не хочет, он, как вампир, хочет только брать, но не хочет ничего давать взамен. Плюс эгоизм: Печорин в отношениях как с Верой, так и с Мери прежде всего тешит своё самолюбие, при этом сам себя жестоко укоряя за попытку добиться от Мери любви к нему: «Я часто себя спрашиваю, зачем я так упорно добиваюсь любви молоденькой девочки, которую обольстить я не хочу и на которой никогда не женюсь?». Он сам же себе и отвечает на этот вопрос, особенно по отношению к Мери – потешить своё самолюбие: «А ведь есть необъятное наслаждение в обладании молодой, едва распустившейся души! Она как цветок, которого лучший аромат испаряется навстречу первому лучу солнца; его надо сорвать в эту минуту и, подышав им досыта, бросить на дороге: авось кто-нибудь поднимет!». Его на самом деле никак не волнует моральное состояние как Веры, так и Мери, а именно страдания, которые они обе из-за него испытывают. Да и с Бэлой – та же картина, к тому же он ещё и виноват в её смерти. Печорин абсолютно не щадит ни Веру, ни Мери (невзирая на то, что защищал её честь на дуэли с Грушницким), ни Бэлу, что говорит о полном отсутствии благородства в его характере.

И опять проявляется противоречивость и двойственность натуры Печорина в отношениях с женщинами: стремясь найти свой идеал женщины, поступая с ними, как с игрушками,  он, оказывается,  в душе своей с детства боится женщин, потому что в его голове крепко засело старое глупое гадание: «Я готов на все жертвы, кроме этой; двадцать раз жизнь свою, даже честь поставлю на карту… но свободы моей не продам. Отчего я так дорожу ею? что мне в ней?.. куда я себя готовлю? чего я жду от будущего?.. Право, ровно ничего. Это какой-то врожденный страх, неизъяснимое предчувствие… Ведь есть люди, которые безотчетно боятся пауков, тараканов, мышей… Признаться ли?.. Когда я был еще ребенком, одна старуха гадала про меня моей матери; она предсказала мне смерть от злой жены; это меня тогда глубоко поразило; в душе моей родилось непреодолимое отвращение к женитьбе… Между тем что-то мне говорит, что ее предсказание сбудется; по крайней мере буду стараться, чтоб оно сбылось как можно позже». Но он не понимает, что гадание на самом деле – не приговор, а, по сути, суеверие и больше ничего, что счастье человека от самого человека зависит и что «как можно позже» судьба может вообще не предоставить никакого шанса на семейное счастье и в этом случае он опять будет несчастным из-за своего одиночества, прекрасно понимая, что виноват в этом сам. То есть, боясь женщин так сказать «до упора», он и счастья в жизни не получит, что доказало окончательное расставание Веры с Печориным. Возможно, из-за страха перед женщинами Печорин и презирает их, поступает с женщинами, как с вещами, чтобы не любить их, стараясь за презрением скрыть страх. В некотором роде он, получается, даже мстит женщинам за этот страх перед ними, внушённый ему этим гаданием, как бы нападая на них первым с помощью презрения и отношения к ним, как к игрушкам. Этакая своеобразная защитная реакция с его стороны. Получается, что Печорин – не только эгоцентрист, но ещё и впечатлительная, даже суеверная натура, если способен всякую ерунду так близко к сердцу принимать. И легко внушаемая личность, причём он сам себя загипнотизировал на плохое в отношениях с женщинами. При этом он сам отлично понимает, что ни к чему хорошему такая позиция не приведёт. И в этом — тоже противоречие Печорина.

Но вот Печорин теряет Веру. В этот момент он изменился неузнаваемо: отбросил напрочь всякий страх перед женщиной, внушённый давнишним гаданием, наплевал даже на всё своё желание свободы от семейных уз, совершил прямое безрассудство, вовсе не задумываясь о последствиях –попытался догнать Веру. Он мчится за ней во весь дух, позабыв про всё на свете: догнать, вернуть, счастье убегает! Вот ещё немного, какихнибудь десять минут – и счастье будет спасено!

Но…Не есть ли это наказание судьбы за его отношение к женщинам – загнанный насмерть конь и, как следствие, потеря счастья? В этот момент Печорин, по сути, сломался: «…я думал, грудь моя разорвется; вся моя твердость, все мое хладнокровие – исчезли как дым. Душа обессилела, рассудок замолк…», но позже осознал это вмешательство судьбы и бесплодную попытку вернуть «погибшее счастье»: «Когда ночная роса и горный ветер освежили мою горячую голову и мысли пришли в обычный порядок, то я понял, что гнаться за погибшим счастьем бесполезно и безрассудно. Чего мне еще надобно? — ее видеть? — зачем? не все ли кончено между нами? Один горький прощальный поцелуй не обогатит моих воспоминаний, а после него нам только труднее будет расставаться». Не случайно же он предчувствовал окончательное и бесповоротное расставание с ней, то есть предчувствовал, что судьба окончательно разведёт их врозь.

При попытке связать свою судьбу с Бэлой, которую Печорин нагло и дерзко похитил с помощью Азамата, судьба снова наказала героя, отняв у него любимую, и герой искренне переживает её потерю, долго оставаясь нездоровым.

Но подобное отношение Печорина к женщинам может говорить и о том, что отношения с женщинами для Печорина – лишь возможность проверить себя на чувства, проверить, так сказать, ресурсы своего характера, своей личности, ибо главное видится Печорину в поиске своего «назначения высокого», так как он чувствует в себе «силы необъятные», но из-за собственных противоречий характера и души своей не может своё предназначение угадать.

 

Печорин и его окружение

Также Печорин не выдерживает и испытания дружбой: они с Вернером могли бы стать друзьями, но Печорин «к дружбе неспособен: из двух друзей всегда один раб другого, хотя часто ни один из них в этом себе не признается; рабом я быть не могу, а повелевать в этом случае – труд утомительный, потому что надо вместе с этим и обманывать». То есть для Печорина как для максималиста не существует равноправия, ему надо или командовать, или подчиняться (чего Печорин не может сделать по натуре своей сильной), но дружба именно равноправие предполагает, а на это Печорин не способен, поэтому, а также из-за вынужденной жестокости Печорина на дуэли с Грушницким, Вернер и расстаётся с Печориным. Вернер и хотел бы стать другом Печорина, но Печорин не сделал шага навстречу ему, и они расстались. Печорин снова остаётся один, так как его свободолюбивая натура очень боится потерять независимость, а дружба, по его мнению, предполагает потерю независимости и подчинение другому или командование другим.

Вообще Печорин в своей жизни словно бы останавливает себя на каждом шагу, подчиняя своей воле все чувства (даже любовь) и отношения с людьми: он останавливает себя в отношениях с женщинами (из-за чего и теряет своё счастье), например, с княжной Мери, он останавливает себя в дружбе с Вернером. Возможно, это происходит из-за недоверия к людям, возможно, из-за страха обмануться, возможно, из-за

противоречивой натуры Печорина. Один только раз Печорин себя не остановил, попытавшись догнать Веру, но было уже поздно.

Также Печорин утверждает, что ему нет никакого дела «до радостей и бедствий человеческих»: «Да и какое дело мне до радостей и бедствий человеческих, мне, странствующему офицеру, да ещё с подорожной по казённой надобности!..», то есть нет дела до других людей и их жизни, до их взаимоотношений,  но при этом он почему-то весьма активно вмешивается в чужую жизнь (по его словам, чтобы не скучать, но только ли ради развлечения и избавления себя от скуки?). Например, когда он узнаёт о взаимоотношениях Грушницкого и Мери, он восхищённо восклицает: «Завязка есть! об развязке этой комедии мы похлопочем. Явно судьба заботится о том, чтоб мне не было скучно.» И действительно, «похлопотал» так, что в итоге Грушницкий убит им же, Печориным, на дуэли, а княжна Мери в разговоре с Печориным, заявляет ему: «Я вас ненавижу!» Значит, Печорин ещё и лицемер: на словах одно, а на деле – совсем другое (опять противоречие самому себе!): ему необходимы на самом деле эти радости и бедствия людей как вампиру кровь человеческая: «Я чувствую в себе эту ненасытную жадность, поглощающую все, что встречается на пути; я смотрю на страдания и радости других только в отношении к себе, как на пищу, поддерживающую мои душевные силы»!

Кстати, Грушницкий показан автором как пародия и даже карикатура на Печорина, а для чего на человека или персонажа рисуют карикатуру? Для того, чтобы посмеяться над ним! Значит, Лермонтов, рисуя образ Грушницкого (его показную трагичность, стремление казаться романтическим героем и наигранную загадочность в отношениях с женщинами) и сопоставляя Грушницкого и Печорина через призму отношения к княжне Мери и «водяному обществу», в образе Грушницкого завуалированно высмеивает некоторые негативные стороны Печорина: его трагизм, надуманный страх перед женщинами, эгоцентризм, определённую жестокость.

Сущность характера и личности Печорина

В общем и целом Печорин – это, по сути, сложный и неоднозначный персонаж романа: с одной стороны, он —   пустоцвет в жизни: растративший себя попусту, разрушивший чужие судьбы и никому, в том числе и себе, не принёсший никакой пользы и счастья как пустой цветок на культурном растении не приносит плода, с другой – натура сплошь противоречивая, трагическая и отчасти даже смешная. Трагедия Печорина заключается в том, что он не смог себя найти в жизни по той причине, что вследствие бесконечного копания в собственной душе он практически не только запутался, но и замкнулся в себе. Из-за того, что он никак не может решить проблему собственных душевных противоречий, раздирающих и мучающих его, страдает не только он, но и окружающие его люди.

А проблема противоречий в человеке решается путём принятия своей судьбы: судьба сама направляет человека на путь истинный, предназначенный ему Богом, но Печорин словно кричит своей судьбе: «Не покорюсь!», меняя свою жизнь и жизнь других людей, но вследствие непокорства Божьей воле эти перемены ведут лишь в худшую сторону. Судьба открыто подаёт ему знаки, заставляя следовать за собой, указывая путь, посылая людей для дружбы и любви, но Печорин сознательно их игнорирует, боясь потерять свою независимость. В итоге все попытки героя спорить с судьбой оканчиваются для него полным фиаско: судьба всегда переигрывает Печорина. Это говорит о бесполезности спора с судьбой, о необходимости выполнения Божьей воли, но Печорин этого не понимает и не принимает. Он так и не может понять, что и себя-то самого, и своё место в жизни, и счастье своё он не может найти как раз из-за того, что боится быть счастливым и не хочет судьбе покориться, что если бы он покорился, то судьба сама привела бы его к счастью и указала бы ему его место в жизни. Он сам же ведь прекрасно понимает, что это ненормально: «Странно, я начал плыть против течения с какого-то момента», то есть против воли судьбы, из-за чего вся его жизнь пошла наперекосяк, но целенаправленно продолжает упорствовать, ничего не меняя и не стараясь следовать Божьей воле, выраженной через судьбу, за что в конце концов и наказан судьбой и Богом через преждевременную свою смерть.

Противоречивость видна не только в характере, но и во внешности героя, и это очень хорошо замечает офицер-рассказчик, наблюдающий за Печориным: снаружи — привлекательность героя: белокурые волосы, черные усы, аристократическая порода во внешности – внутри —  глаза «не смеялись, когда он смеялся…Это признак или злого нрава, или глубокой постоянной грусти», атлетическая фигура, способная переносить все тяготы кочевой жизни военного – нервическая слабость положения тела.

Печорин и сам хорошо понимает свою двойственность: « Во мне два человека: один живёт в полном смысле этого слова, другой мыслит и судит его…»

Также вместо того, чтобы искать смысл своей жизни и своё призвание в своей душе, в себе самом, Печорин, по выражению Белинского, «бешено гоняется за жизнью, ища её повсюду», в основном в создании интриг по отношению к другим людям, возможно, для компенсации бесцельности своего существования на белом свете. То есть вместо того, чтобы обратить внимание на себя, он обращает внимание на окружающий мир и людей как на актёров жизненного театра. По сути, из-за собственных принципов и своего противоречивого характера он не может найти ни своё счастье, ни своё место в жизни, причём отлично это понимает, понимает и то, что, как говорится, до добра это не доведёт («Зло порождает зло»), но ничего не пытается изменить и улучшить. По сути, Печорин хочет, так сказать, заставить гору идти к Магомету, то есть хочет, чтобы его все любили ни за что, просто так, не понимая, что так не бывает, что человека любят за его дела и поступки: «…если б все меня любили, я в себе нашел бы бесконечные источники любви». Если бы он обратил должное внимание на себя, то, безусловно, нашёл бы в себе самом интересы и увлечения, а следовательно, и своё место в жизни, своё призвание.

К тому же жизненные принципы Печорина полностью безнравственны:

Рассматриваемые жизненные установки Жизненные принципы Печорина
Что такое счастье? (запись от 3-го июня)

 

«Насыщенная гордость». «Если бы я почитал себя лучше, могущественнее всех на свете, я был бы счастлив».

 

(от 16-го мая)

 

Я уже прошел тот период жизни душевной, когда ищут счастия, когда сердце чувствует необходимость любить сильно и страстно когонибудь, — теперь я только хочу быть любимым, и то очень немногими; даже мне кажется, одной постоянной привязанности мне было бы довольно: жалкая привычка сердца!..

Что называется жизнью? (от 5-го июня)

 

Что я называю жизнью

 

Быть всегда настороже, ловить каждый взгляд, значение каждого слова, угадывать намерения, разрушать заговоры, притворяться обманутым, и вдруг одним толчком опрокинуть все огромное и многотрудное задание из хитростей и замыслов, — вот что я называю жизнью.

Что такое любовь? Почему она всегда несчастна для Печорина? Думая о близкой и возможной смерти, я думаю о себе…Из жизненной бури я вынес только несколько идей — и ни одного чувства. Я давно уже живу не сердцем, а головою.

 

Почему моя любовь никому не принесла счастья?

 

Потому что я ничем не жертвовал для тех, кого любил: я любил для себя, для собственного удовольствия; я только удовлетворял странную потребность сердца…

 

Счастье — «насыщенная гордость». «Если бы я почитал себя лучше, могущественнее всех на свете, я был бы счастлив»

 

«самые счастливые люди — невежды»

Что такое дружба? «я к дружбе не способен: из двух друзей всегда один раб другого, хотя часто ни один из них в этом не признается; рабом я быть не могу, а повелевать в этом случае – труд утомительный, потому что надо вместе с этим и обманывать; да притом у меня есть лакеи и деньги»
Отношение к свободе «Двадцать раз жизнь свою, даже честь поставлю на карту…но свободы своей не продам…»
Назначение человека (от 5-го июня)

 

Неужели мое единственное назначение на земле – разрушать чужие надежды?

   

С тех пор как я живу и действую, судьба как-то всегда приводила меня к развязке чужих драм, как будто без меня никто не мог ни умереть, ни прийти в отчаяние! Я был необходимое лицо пятого акта; невольно я разыгрывал жалкую роль палача или предателя.

 

Но в ходе воплощения в жизнь этих принципов Печориным возникают противоречия между принципами и чувствами, испытываемыми героем в ходе реализации этих принципов: чувства героя оказываются прямо противоположными принципам. Например, в сцене прощания с Мери возникает противоречие между внешней жестокостью Печорина по отношению к Мери и внутренним чувством жалости и волнения, овладевшим им, когда он увидел бедную страдающую Мери: «Это становилось невыносимо: ещё минута, и я бы упал к ногам её…». А в сцене погони за Верой оказывается, что герой способен жить сердцем. То есть все эти принципы героя просто не выдерживают испытания жизнью: жизнь разбивает их методично, шаг за шагом, заставляя героя изменить свои взгляды, но Печорин этого не хочет ни понимать, ни делать.

Так как Печорин не видит смысла в своей жизни, то он не видит и цели своего существования в мире, не знает, чего он от жизни хочет, а значит, не знает, чего именно ему нужно добиваться и к чему стремиться. То есть у него нет такого необходимого для жизни качества личности, как целеустремлённость, а значит, отсутствует внутренний жизненный стержень, поэтому он и бросается в разного рода интриги и приключения, пытаясь найти его там. И, естественно, не находит, потому что внутренний стержень можно обрести лишь в своей душе, занимаясь любимым делом, выполняя Божье предназначение, но Печорин этого не понимает.

Также у него нет понятия дисциплины и субординации, он как военный не уважает людей старше себя по званию:

«– Господин прапорщик! – сказал я как можно строже. – Разве вы не видите, что я к вам пришел?

  • Ах, здравствуйте, Максим Максимыч! Не хотите ли трубку? – отвечал он, не приподнимаясь.
  • Извините! Я не Максим Максимыч: я штабс-капитан.
  • Все равно. Не хотите ли чаю? Если б вы знали, какая мучит меня забота!»

 

А понятие «честь оружия» для него как для офицера – вообще пустой звук: «Дело сделано, не надо только охотою портить; оставьте ее у меня, а у себя мою шпагу…», — говорит Печорин Максиму Максимычу, словно речь идёт не об офицерском оружии, а о мелкой ненужной безделушке, которую запросто можно подарить другому!

Точно так же для Печорина перестают быть ценными и его дневники, в которых он честно описывает свою душу самому себе, хотя он сам же ранее утверждал: «Ведь этот журнал пишу я для себя, и, следственно, все, что я в него ни брошу, будет со временем для меня драгоценным воспоминанием». Такое изменение отношения к собственным документам и та лёгкость, с которой он оставил их у Максима Максимыча, по моему мнению, свидетельствуют не только опять-таки о противоречии и изменчивости характера героя (сегодня ценно, завтра – нет), но и о своеобразной попытке Печорина таким способом как бы сбежать от самого себя: от своих противоречий и проблем, связанных с ними, точно так же, как об этом же говорит и поспешность отъезда героя в путешествие в Персию (хотя, возможно, Печорин просто не хотел предаваться явно неприятным и болезненным для него воспоминаниям о смерти Бэлы – ведь побледнел же он, когда Максим Максимыч напомнил ему о ней – поэтому и отговорился поспешностью отъезда) с надеждой на смерть в пути: «Как только будет можно, отправлюсь – только не в Европу, избави боже! – поеду в Америку, в Аравию, в Индию, – авось где-нибудь умру на дороге!». А возможно и то, что Печорина мучает совесть за совершённые им ошибки по отношению к другим людям, которые он точно также подробно описывал в своём журнале, поэтому он и расстаётся с журналом так легко. Будь Печорин закоснелым эгоистом абсолютно без души, тогда бы эти записи действительно были для него драгоценным воспоминанием.

Но умереть можно и дома, необязательно для этого куда-то ехать! Значит, Печорину важна именно смерть в дороге как средство избавления от пустоты и бессмысленности его существования на этом свете!

Тем более о попытке убежать от себя и своей трагедии души, в которую герой попал во многом по собственной вине, то есть из-за противоречивости своего характера и неспособности найти смысл своего существования на свете, говорит и само желание Печорина путешествовать: для него путешествие – это, так сказать, крайнее средство в поисках выхода из того положения, в которое он сам себя загнал. Это не попытка освежить свою душу новыми чувствами, наполнить своё бытие новыми впечатлениями и знаниями о мире ( что обычно и предполагает путешествие в нормальном понимании этого слова), а попытка убежать от пустоты и бессмысленности своего существования на этом свете: « …жизнь моя становится пустее день ото дня; мне осталось одно средство: путешествовать».

То есть герой всё-таки пришёл к пониманию ошибочности своих устоев и принципов, но он никак не пытается их изменить и попытаться найти себя, заглянув в свою душу и обратясь к своей судьбе лицом, а напротив, пытается как бы убежать от себя и своего предназначения. Не сумев обрести смысл существования на Родине, Печорин стремится мотаться по свету. И смерть в дороге видится ему спасением от своих проблем.

Конечно, Печорин не лишён и достоинств: активный, деятельный, не желает быть сторонним наблюдателем течения жизни, стремится внести свою лепту в её качество, отлично разбирается в людях, способен, как оказалось, испытывать искренние чувства. Да и не так он жесток, как старается себя преподнести читателю в своём журнале. Например, ему на самом деле совсем не доставляет удовольствия убить Грушницкого на дуэли, поэтому он и дал Грушницкому шанс, призывая того просить прощения за клевету и до последней возможности оттягивая выстрел, а когда это всё же произошло, то Печорин почувствовал какую-то внутреннюю опустошённость, словно лишился какой-то части самого себя.

«Мне, однако, приятно, что я могу плакать!» — значит, всё-таки жива ещё душа Печорина, не закоснела вовсе в эгоизме своём! Значит, он вовсе не такой эгоцентрист, каким кажется!

В жизнь Максима Максимыча Печорин привнёс некоторое разнообразие, показав, что службу можно успешно совмещать с увлечениями и даже отеческой заботой о людях, а княжне Мери помог превратиться из маменькиной дочки в морально самостоятельную барышню, хоть при этом и поступил с ней как с игрушкой, разбив её сердце. Также и смотреть на страдания и радости других как на пищу, поддерживающую его душевные силы, Печорину, вопреки этому его утверждению, на самом деле тоже удовольствия не доставляет, что и показывает сцена прощания с Мери в доме Лиговских. Но эти его достоинства быстро оборачиваются недостатками: его деятельность приносит окружающим и ему самому разрушения и страдания, его душевные силы растрачиваются на суету сует в жизни, бешеная погоня за внешней жизнью приносят ему разочарование и скуку. К тому же он, по собственному его признанию, рано познал многое, естественно, по большей части греховное, в жизни: «В первой моей молодости, с той минуты, когда я вышел из опеки родных, я стал наслаждаться бешено всеми удовольствиями, которые можно достать за деньги, и, разумеется, удовольствия эти мне опротивели»,- поэтому  быстро устал от такой жизни, пресытился ею,  разочаровался в ней и превратился в  скучающего эгоцентриста, стремящегося убежать от себя и видящего избавление от своих страданий в смерти в дороге.

Самоирония и беспощадная самокритика Печорина – это результат его противоречий и бесконечного копания в самом себе, которые ни к чему не приводят, кроме как к пониманию Печориным пустоты своей жизни.

Заключение

Ничто не остаётся безнаказанным в жизни. Будучи, по его же выражению, «топором в руках судьбы» для «обречённых жертв», играя человеческими судьбами и утверждая, что ему это нравится, Печорин и сам, в конце концов, получил от судьбы такой же удар топора, оказавшийся смертельным для него, то есть он тоже оказался обречённым, причём обрёк он на этот удар себя сам добровольно. Поэтому он и умирает, так и не сумев наполнить свою жизнь смыслом, так как такой человек просто не нужен в этой жизни, ему не место в ней, по мысли Лермонтова. Смерть Печорина – это его наказание за неспособность найти смысл и цель своего бытия, своё призвание в жизни, потому что этим самым он и убил свою душу, за постоянный спор с судьбой. Свою жизнь и судьбу Печорин сам сделал несчастными своим непокорством Божьей воле и своей противоречивостью.

Таким образом Лермонтов показал читателю не только психологический портрет «героя времени», но и противоречия его души.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.