Никеша Новотоцкий. От моей осени приветом Рыжему (сборник стихотворений)

***

ноги отдельно от меня
на оккупированной кровати.
сам себе бычок;
почек и молока весна
пахнем старостью
когда больше нечем
в комнате цикады,
черные цветы,
я, от испанской страсти сгораю,
осколками вазы рот разрезая
и когда-то вьюга
пришьет меня к часовне
в Брюгге
девушка с полюса
необыкновенные духи;
белая кожа
Сатурн с проседью
целует её, пока она стоит
в российской очереди.
19 октября, 2019

***

пролет ног атланта вымученный пройду
руины империй под подошвой меря,
птенец покинувший родную страну
не хочу нести на горбу время
желто-черное кимоно как траур
по субъективной эстетике границ
этим улицам прогорланю: страдаю,
лишь бы смолкла бравада птиц
таких много: ушедших плеч
к свободе пропитых трущоб
или к полю заросшему гречей,
или к копоти грязных любовей
я монгольскую степь напишу
на твоей бледно-бежевой коже
и конем твою плоть распылю,
бурых трав не заметив ножей
горемычный торговец сизым
прикушу от восторга губу
сам атлант тут расправил плечи
ну и я из пролета же — полечу.
октябрь 2019

***

в каждой петельке серой брусчатки
мокрой от недержания волн
в каждой брошенной фразе на ветер
есть от брызг одинокий узор
и в порту разделенного надвое тела
где давно рыбаки собирают улов
твоя молодость медленно тлела
угасая в сверкании звезд
тихо палуба ночью скрипит
моряки распивают портвейн
и горячий туман сладко спит
в лабиринте бесплодных полей
мне навеял небесный пейзаж
что у пристани где-то на дне
затонувшее судно хранит антураж
дней когда он бывал на воде
в каждой складке на выцветшем флаге
мокром от недержания волн
в каждом ржавом от влажности флюгере
есть от брызг одинокий узор.
4 ноября, 2019

***

я, с шарфом на перевес,
обхожу свой эверест
заплетая ноги в косы
ни к чему уже вопросы
кто-то сядет горло промочить
солнцем утомленный
своей родиной прощенный
а ему уже нельзя тут пить.
я как яма полная помоев
как весло в чужом каноэ
или мертвый гражданин Коноэ;
просто — незнакомый с родиной томоэ.
обойду главу вершин.
ростом в пять вторых аршин.
как библейский анекдот.
как разбитый Геродот.
6 ноября, 2019

***

цокольно у холодного пола
самоваром выпрашивать чаш,
горячего плеча батареи
как перепись населения избегать
в телефонной книге не фамилия
а сплошной стигмат
и в зубах артилерии
гречка безымянных солдат
этнологически в роли геноцида
пережевываю ржавые «привет»
как диктаторский портрет
в месте, где не ходят поезда
голодомор нарезинивший губы:
там остался дефис и гудроновый смех..
а твои старые школьные этюды
смеются, потому что ты поступил в политех.
у покойника нашли желтое письмо
от которого пахнет спиртом
там в углу, испугавшийся солнечный зайчик,
как разрушенная берлинская стена..- помада
отмечает черт знает какой новый год
покойник знал лишь
что Амур — это река
что у бумаги
нет срока годности
что водка
убила в нем Набокова
что погост
это не только про отца.
уныние сладострастно желудком кошелька
вздрагивает от попрошайковой мелочи
бедняковых глаз замужества по расчету
у горького поребрика церковного храма,
где старцы вином утешают кукожесть кожи
и мольба пахнет кирзой,
и в берцах хоронят детей..
выблядно сущая святость
стигматные брекеты на шее
русскость — это не про питерские проспекты
скорее похоронное: «ждем вас еще».
цокольно у снега смешанного с золой
самоваром ржаветь от холода
по-римски прощаться с осенью
быть апостолом нового года.

27 ноября, 2019

***

хожу
хожу
и никуда не прихожу
семейный галстук
как петлю
я на уздечку
натяну.
голубоватое лицо
в настенном зеркале
под утренний допрос
вопрос: куда?
среда или четверг..
-сегодня никуда.
сольфеджио из туалетного бачка,
когда блюешь расстройством нервов
в немую челюсть унитаза.
и за железной дверью
чужой отец целует сына,
а я насвистываю Баха
в сквозную опухоль замка.
я не заплачу, я не стану.
немило.
черт знает сколько в комнате углов
но я воздушным поцелуем
вотрусь в доверие окна..
ни потолка, ни стула
меня не подчинит мольба.
пролётной птицей кончу,
погон наставлю в грубых плеч
и камень полетит в меня
и упаду на памятник чекиста.
откуда в городе так много черствых лиц?
я гаркну, гаркну что есть мочь..
опавши перья
опавши никуда.
я не заплачу. не смогу.
29 ноября, 2019

***

ус-та-лость выдыхаю на зимнюю сволочь
ночь пригвождена к лэп-у
фибрами схаркивает в затвердевший снег
и луна освещает самоубийц
как ночник, помогающий успокоить нервы.
блюдце губ испачкавшись
в полусладком вине
как жертвенник
хлеву анатомии
кислый поцелуй
стеклянно хранит
и габбро кишечника
монастырём съёжилось
от холодной воды
как в камне,
вёснах рыжей бабы
где-то в голубом платье
наотмашь аккуратной груди.
надрыв
из-за глоточной трещины
нарывом свербит
комантное «некуда деть»
тельце из книжечки детской
Чуковского неуспевшего ужин доесть
неуспевшего в целом слечь
как подобает герою из сказок..
лежащий что есть невыносимо
-всего лишь сквозняк-
душится о родине, грудно
как голый ёж
лицом — погост в паводок,
ливня произношением
плененный в последний раз
просится
-уже не к богу-
хотя бы выблевать
внутренность к новому году
остаться полым
коконом пустого храма,
поводом,
приставкой
в слове «корова»,
постоянным кровом
потерявших нечто,
кафелем в кадре
программы
«пока все дома».
27 декабря, 2019

***

в припадке утренней тоски
без эллинической мазни —
от бирюзы тошнит,
цветы обойные страшны
и после сна: ушиб
я под рыданье батарей
встаю нескоро — держит клей,-
сутулый Одиссей,
бреду в квартирной полумгле
на завтрак в кухни мавзолей
по небу скачет
множество коней
и брызги в стороны брызжат как отходняк
как тысячи недель, прожитых зря
и вот еще, одна
свирепый чайник на плите стоит
в потемках таракан сопит,
нечайно вилку оброню
сымая мужества броню —
в отчаяньи себя за то браню
да ладно, нервяки
еще поспи
но хоть ты тресни
снишься ты
и на обоях новые цветы
сегодня пасмурно —
отстой,
я человек простой
раз в небе туч застой
я заполняю день земфирой
в прихожке сигу тырю
угрюмый рожей схож с Батыем
и обуваюсь в адидас
а между тем
хочу на вальс
медлячит настроение пейзаж,
помажь Минерва мою мину
на всё про всё карт-бланш
лишь покажись из башни —
с мечом несу на ужин вина
но ты крапива
ты пряталась
ты Фивы — я одинокий воин Спарты
еще со школьной парты
я покорить тебя мечтал.
на деле — нещадно болею
дорогая
всё время
я вижу какое-то племя
и ты у них явно в плену!
влепи мне пощечину,
женщина
ты видишь, как бешено тлею
хотя бы от дня безделья
в этом унылом краю
под вечер усталый стою,
фигу показывая соловью
чего сам не знаю хочу
и для страховки
диалоги в телеге сотру
помешательство сорвано
просто в комнате холодно
вот и снятся кошмары:
кошары глаза
и твоё «нелюблю»
дома скину вещи как вес
в попыхах.
я сам в эту яму залез
ища клад
и теперь от себя в бегах.
на окнах — жалюзи.
за батареей кабуки.
стучат японок каблуки.
да ладно, ночь, сегодня не нози
я буду спать как богатырь.
25 апреля, 2021

***

на столе метафизика Фауст и Рыжий.
я напыжен как грыжа
от солнышка Гриши
под столом паутина, вижу
как залазит рабочий на крышу —
он похож на земелю кришны
за столом — несовсем поэт.
что-то белое как цветмет
заставляет принять обет —
отрезветь и не пить вовек
эй подруга
черна как житуха
ай моя повитуха
цинканешь мне, как выйдешь замуж?
я спокойно отвечу: да уж.
и закину в стиралку ваниш
заодно постираюсь
заодно постараюсь
не быть злым, я за это каюсь
на столе метафизика Фауст и Рыжий,
это мой им интимный привет —
поэтический
кордебалет.
25 мая, 2021

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.