Вадим Вадимов. В поисках художника (рассказ)

Из поля общественного зрения пропал художник. Художник был хорош в своём деле, да к тому же оригинален. Вот только существовала одна весомая проблема – художник был очень «не в себе», и ни в ком из нас; вообще непонятно, где он был.

Но талант его редкий запомнился и потому меня наняли провести журналистское расследование. На данный момент я смог выяснить, что художник (назовём его – С.) жив, но где он находится в этом состоянии я никакого понятия не имел. Этому простому узнаванию предшествовала череда, прямо, неких мистических событий.

В районе проживания художника – по вечерам именно – я встречал людей, что держали в своих ртах горящие (непонятным образом) электрические лампочки.

— эти люди У-лыбались —

Довольно жутко это выглядело. Но, хотя я и начинающий журналист – успел повидать всякое. Но другого, а не этого.

Ещё одна любопытная деталь о объекте моих поисков – С. умел гадать на картах Таро, и будто бы знал в этом настоящий толк. А я, так просто не верю в подобную мистику, так как воспитывали меня в материалистической манере. Бога – нет. Чёрта нет. Одна, только, глупость кругом, да плохие дороги. И видится мне, что на одной из этих ПЛОХИХ дорог и пропал наш художник.

 

 

Начал я своё расследование, как водится, традиционно – опрашивал его друзей и знакомых. Но странные то были люди. Некоторые носили горящие светящиеся электролампочки в своих ртах – потому от них нельзя было добиться ни одного слова. Другие были просто невменяемы. А третьи и вовсе алко-наркоманы.

Вооружённый оптимизмом, я не переживал из-за неудач, так как с возрастом сумел развить собственные волевые качества, и пусть позитивных предпосылок не было, усилием воли я заставлял себя заниматься этим, кажется, безнадёжным делом.

Зная, что художник С. страдал психическим расстройством – я направился в психоневрологический диспансер нашего города Города. Как ни странно, но пациенты этого заведения вели себя вполне адекватно. А врачи нет. Некоторые из них, носили в своих ртах пресловутые светящиеся электролампы, а так-же, некие из врачей, крайне громко скрипели своими зубами.

— было от этого довольно жутко —

И ещё одна деталь, что обескуражила меня. Проходя мимо одного из кабинетов врачей – а дверь в него была не полностью закрыта – заглянув туда я увидел, что врач в белом халате, раскладывает перед пациентом сложнейший аркан из карт Таро.

— это наводило на размышления —

Вот только на какие – понятно не было. В этом странном месте, я всё же отыскал женщину, что занималась лечением нашего художника при помощи арт-терапии. Но данные, предоставленные ею, были весьма скудны. Моё журналистское чутьё подсказывало мне, что тут не обошлось без амурных чувств – от того информация была столь завуалирована.

Позже, лицо, что пожелало соблюсти своё инкогнито, по секрету поведало мне о том, что наш художник-полугений, в порыве безумной страсти, изрезал пальто своего лечащего врача ножом.

— жутковатая деталь —

И эта женщина-врач ничего не хотела слышать о живописи, электрических лампах во ртах людей и картах Таро.

Я был ошарашен этим своим походом – мне начинало казаться, что весь Город сходит с ума; причём в очень тяжёлой форме.

 

 

Город Город стал приоткрывать свои тёмные мистические глубины – мне. Но целью моей, были поиски пропавшего художника, а не познание глубины Тьмы под городом Городом.

Я размышлял о художнике С. У меня была его фотография и ещё несколько скудных, якобы реальных, деталей.

Простое с грубыми чертами мужское лицо – не слишком примечательное: опухший нос (хотя мне было известно, что человек этот не пьёт), некие красные пятна на щеках и на лбу, так же не гладкая кожа этого самого лица, видимо доставшаяся ему от его подросткового возраста. С. был седоват, но не выглядел старше своих лет. Я заключил, что эта внешность не примечательна, от того художника будет найти сложнее.

— не нравился мне этот мистический ореол окружавший художника С. —

Как-то ночью, в городе Городе, прошёл кровавый дождь. Горожане, выскочив наскоро на работу утром, увидели повсюду лужи крови.

— и это был У-жас —

(но не долгий)

Быстро выяснилось, что на огромном заводе города Города случился выброс – не запланированный – химических веществ в атмосферу; от того дождь по цвету стал как кровь. Но жители любили свой город – особенно его символ – дерево Сосна, потому не очень расстроились – свято веря в то, что сосна любимая очистит здоровые лёгкие Города и убежали на места собственной работы энергично по-сталински. Они верили, что Сосна спасёт их от экологической катастрофы.

А я, в то время, занимался анализом имеющейся у меня информации. Скрипящие зубами врачи-психиатры; люди, что держат электрические лампочки в своих ртах – светящимися; да ещё этот дождь. А потом я уснул.

Разбудил меня сосед. Он пришёл попросить спичек – так как закончились – с бутылкой водки.

— и тогда я уверился, что с нашим любимым городом что-то точно не так —

И стал проворнее «копать». Опросил всех знакомых журналистов Города. Журналисты, что писали о культуре в нашем любимом городе – художника этого либо не знали, либо очень давно не видели. И выяснилось вот что ещё – все они повально увлекались картами Таро и фаершоу. Я понял, почему так часто бу́хают огненные цветы в небесах нашего города – и вроде совсем без причины – ни праздников, ни свадеб в те дни не случалось. Я понял, что наш город увлёкся Огнём и гаданием о будущем.

И тогда, впервые за долгое время, я напился. Пью крайне редко и совсем в небольших количествах – а тут 0,7 водки мне одному, а на закуску одна конфетка лишь. В опьянении я много размышлял – алкоголь оказал на меня странное действие, вместо сумбура собранных разноплановых сведений, в уме моём стал покой как от медитации, и я стал лучше понимать происходящее. Все эти сведения, что я собрал, были частями мозаики или головоломки, они были частями Загадки, и если совместить эти части правильно, тогда загадка поддастся.

— я начал с огня – к вечеру следующего дня, протрезвев —

Огонь был по всюду в нашем любимом городе. Он вырывался из труб гигантского нашего завода – в ночи это казалось даже красивым. Здесь курили все поголовно (даже дети и собаки); возможно кроме меня. Существовала традиция поджогов в определённый непонятно с чем связанный день. Сосед продолжал приходить ко мне за спичками, принося с собою бутылку водки. Фаершоу набирали немыслимую популярность.

— город ГОРЕЛ —

Я размышлял вот как – если понять Огонь, то смогу собрать этот безумный пазл. Но частей этой мозаики было уж Слишком много!

 

 

 

Расскажу о том, как я узнал, что художник всё ещё жив. Так как сведений о художнике С. никуда не поступало в течении уже нескольких лет, но я встретил давнишнего знакомого, которого не видел уже много лет, и тот поведал мне о том, что художник жив, что приятель мой встречал его недавно, и добавил извиняющимся тоном:

— Я слышал о том, что ты его разыскиваешь. Но, извини, забыл сообщить тебе о том, что встретил его.

— А я тебе и более скажу! Мне три совершенно разных человека дали по номеру его телефона, и знаешь что?

— Что?

— Ни по одному из этих номеров я не смог с ним связаться!

— Ты прав, с нашим любимым городом Городом что-то происходит. Что-то не хорошее.

На том мы и распрощались.

«- Час от часу не легче! Пропадающие без вести люди и повальное увлечение огнём горожан нашего любимого города. А так-же – запредельные рейтинги просмотров записей парадов в честь Дня победы. Горожане в эти периоды, не отлипали от голубых экранов пузырясь радостью мощи вооружённых сил нашей страны. Суперракеты, супертанки – которые нашему народу без пользы! Люди, доедая «последний хуй без соли», радуются на эти затратные парады.

…Но, что-то я ушёл от собственной темы, а тема была о поисках пропавшего художника.»

 

 

Я решил замаскироваться под остальных горожан, надеясь, что может тогда они станут разговорчивее? И засунул себе в рот электрическую лампочку. Но результат оказался нулевым – практически, как температура вакуума у нас далеко над головой. Эта грёбаная лампочка не хотела гореть! Не провода же к ней прицеплять? Это, просто-напросто, убило бы меня! Стал думать дальше. Как же подобраться к ведущим себя не адекватно людям? Врачам, милиционерам и прочим?

 

 

Лампочки и фейерверки стали продавать на каждом углу в нашем городе: у остановок общественного транспорта, в поликлиниках, магазинах одежды и обуви (а в супермаркетах всё это было всегда).

Сейчас расскажу про супермаркеты. Всем известно, что в них существуют очень жёсткие порядки для собственных служащих – жесточе чем в армии. Так вот – кассиров, охранников и даже грузчиков – заставили носить не одну лампочку, а целых три. В собственном рту, а так-же в ушах (и простите за грубую деталь) даже в их анусах!

Меня довело это до крайней жути! Это мир сошёл с ума – весь наш город Город? Или это я галлюцинирую? Последнее казалось наиболее вероятным.

Но, со своей волей я был силён – боролся с собой – со страхом, самому оказаться безумцем. Я верил в своё дело – если я найду этого пресловутого художника, то мир встанет обратно на своё законное место!

— а так, вокруг творился один кошмар —

На следующий день, ко мне опять зашёл сосед за спичками и опять принёс с собой водку. Но когда я увидел, что он так же, как и прочие, держит во рту светящуюся электролампу – я хлопнулся в обморок.

Придя в себя, лёжа на полу собственной квартиры, я воззрился везде и на всё. Сосед, как ни в чём небывало, сидел за столом в моей кухне и пил водку, а лампочку – для удобства – воткнул себе в левое ухо и она (лампочка) прекрасно горела.

— Бред! Бред! Что за бред?! – заорал я благим матом.

Сосед икнул. И «опрокинул» ещё одну стопку – будто всё было настолько нормально, что практически как в детском саду или в армии.

Сосед и мне стопку налил, будучи спокоен как статуя Ленина. А я продолжал орать:

— Вас всех психи бьют! Крыша у каждого отлетела в другое измерение!..

«- А постойте-ка?.. Другое измерение. В этом что-то есть. Ну не может быть в нашем любимом городе Городе так?!.. Всегда у нас всё спокойно было – ни фриков тебе никаких, ни извращенцев – спросили бы любого горожанина – что такое ЛГБТ? И, верьте мне на слово – мало кто бы ответил правильно, скорее всего, горожане Города решили бы, что это абревиатура названия одного из цехов нашего великого завода-кормильца. А тут, на тебе! Они себе в задницы лампочки вставляют!!? Как вообще это можно понять? Приходишь в магазин купить хлеба и молока, а кассир тут же тебе пытается втюхать пачки с фейерверками с большущей скидкой… Ну как это можно понять?!»

Вывод, ко всем моим размышлениям, напрашивался только один – Другое Измерение! Или я сам туда угодил, либо, весь город проваливается куда-то в безумие.

Итак, что я знал о других измерениях? Да, ни черта я не знал! Только то, что они теоретически существуют и всё на этом.

— кто виноват, и что делать? —

(Уж точно, не произносить Окей Гугл.)

Как можно доказать реальность реальности? Например – уколоть себя иголкой. Да, вы почувствуете боль, но боль эта, отразится в вашем мозге. А разум, как известно, не сложно обманывать. Например – исказить восприятие при помощи веществ; легко внушаемых людей, под гипнозом, можно заставить поверить во что угодно – что они живут на планете Туами стоящей на трёх китах или слонах – даже на попугаях, тоже причём трёх; любую чушь внушить.

Так как же проверить реальность реальности?!

Я стал в деталях вспоминать собственную жизнь, с самых ранних воспоминаний – надеясь, что смогу найти разгадку – в точности примет жизни собственной. Навспоминал я целую кучу всего – в подробностях. И вроде бы совершенно реальная жизнь крутилась в моём мозге – ну ничего фантастического или не логичного – всё укладывалось на «полки», давным-давно созданные многими поколениями людей. Но всё же, чего-то не хватало чтобы поверить в реальность даже жизни собственной.

— что-то было не так —

Я засыпал с мыслями о возможностях обмануть самих себя или других людей, но более глобально чем про деньги; и вариантов этих были тысячи тысяч.

 

 

Я проснулся от кошмара с криком. Приподнялся на локте над мокрой от пота подушкой. Мне снилось, что я вишу в воздухе в пространстве маленькой кухни собственной квартиры. Я висел наискось и не мог шевелиться – ничем не мог пошевелить! – и это чувство было настолько мучительным, что ощущалось как физическая боль. Зачем-то в раковине, в той же кухне, из крана сильно хлестала вода, а свет не был ни белым, ни жёлтым, а напоминал пепел сгоревшего в фейерверке времени.

 

 

— я проснулся —

После воспоминаний о подобном сне, очень хотелось умыться холодной водой – чтобы смыть эти мучительно жуткие воспоминания. И я, поднявшись с постели, побрёл в ванную комнату. Умылся. Кажется, стало легче немного.

Этот художник С. доведёт меня до изобретения колеса, что станет символом моего безумия. Потом я посмотрел на своё отражение в зеркале. Жёсткие волосы с проседью, светлые глаза, щетина на неровной коже щёк – что стала такой с тех пор когда я был подростком…

— Я был – им! Я был – художником С. Я заблудился в своих собственных полотнах.

КОНЕЦ.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.