Владимир Буев. О непонятых гениях (сборник стихотворений)

Поэтические диалоги: перекличка, пародии, версификации, вариации, подражания

Буев Владимир

Родился в Красноярске в 1966 году. С 1986 года живёт в Москве. Имеет три законченных высших образования: журналистское (МГУ имени М.В.Ломоносова), социологическое (РГСУ) и финансово-экономическое (РАГС при президенте РФ); и одно не законченное (3 курса филфака).

Много лет является президентом Национального института системных исследований проблем предпринимательства и группы компаний НИСИПП. Руководил многочисленными научно-исследовательскими и консалтинговыми проектами в сфере экономики и предпринимательства. В качестве эксперта в сфере экономического развития и предпринимательства неоднократно выступал в федеральных электронных и печатных СМИ.

В роли пародиста и под своим именем выступать начал в этом году. Ранее под псевдонимом делал попытки писать ироническую и сатирическую прозу на темы истории античного Рима.

 

Гундарин Михаил – поэт, прозаик

Окончил факультет журналистики МГУ им. Ломоносова. С 1991 г. преподает в вузе, кандидат философских наук, доцент.

Как поэт, прозаик, критик и эссеист публикуется в журналах «Новый мир», «Знамя», «Дружба народов», «Юность», «Урал», «Сибирские огни», «Алтай» и др., на многих интернет-порталах («ЛИTERRAТУРА», «Текстура», «Ревизор» и др.)

Член Союза российских писателей, Русского ПЕН-центра.

Автор книг стихов «Календарные песни» (1994), «На экране» (1999), «Новые календарные песни» (2005), «Горячо: бесполезно» (2008); романов «Демократиада/Физика Сизифа» (1993), «В конечном счете» (1997), «ЛМ» (2000), «Семь сторон света» (2004), «Анна Карнегина» (2007); критических статей.

 

 

********

 

Михаил Гундарин

 

ЧЕРНЫЙ МАРТ

Это дождик случайный сказал нам быть,

Чтобы все получилось, как и должно.

Ну а если кому здесь и не сносить

Головы, то марту. Ему темно.

Нам, напротив, тепло от таких вестей.

Утонувшее дерево не всплывет.

В сердцевине черных его ветвей

Беззаконная жизнь хорошо течет.

(Я об этом узнал пару дней назад,

Возвращаясь ночью в ничейный дом,

Ковыляя по улицам наугад,

Вспоминая себя с трудом).

 

Владимир Буев

 

Март – он тёмный и чёрный пред февралём.

Всё получится, друг, только меньше пей.

Погрохочет и станет слякоть нолём,

Ковыляй потом, как после люлей.

Если дождиком ливень ты обозвал

И забыл о грачах, очах и лужах,

Если грусть размочил и истрепал,

Ковыляние станет натужней.

Так до ночи и будешь слепцом брести,

А потом и всю ночь без луны впотьмах.

Отгрохочет февраль, чтобы март цвести

Целый месяц смог в его певцах.

 

Михаил Гундарин

 

 (мне 13)

ночной звук

автомобильных тормозов —

пилка

в буханке ржаного хлеба

решетка крепка

 

Владимир Буев

 

Ночная капель –

остаток февраля

разбитое окно

ведь нет стеклопакетов

Советский Союз

 

Михаил Гундарин

 

Ломкая мелочь в морозных карманах,

Грязный ледок на экране дисплея –

Это февраль, роковой и стеклянный,

Вводит героя в свои эмпиреи.

Есть у судьбы неразменные ночки,

Есть и другие, попроще, монеты,

Вплоть до последней обугленной точки…

Но нам сегодня важнее не это,

Мы ожидаем невиданной птицы,

С молотом в клюве, с серебряной дрелью,

Чтобы разбить все, чему не разбиться,

Даже под плотным обстрелом капели.

Гибни всерьез, никудышнее время

Грязных ботинок и мокрого хлеба!

Нету ни строчки в халтурной поэме,

Нет никого, кроме мира и неба.

Так нам поют, и поют не напрасно –

Стоит прислушаться и убедиться,

Что раскрывается древняя тайна,

Что приближается новая птица.

 

Владимир Буев

 

Чистить экран нужно чаще от пыли

И в феврале на морозе не плакать.

Коль невтерпёж, то чернила в бутыли

Лучше на воздух тащить Пастернакам.

Экая невидаль – птица как птица.

Грач. Даже если сто тысяч пернатых.

Грушу обуглит поэт на странице,

Речь свою сделает витиеватой,

Если ни женщина ночью не дастся

Или издатель за стих не заплатит.

Ночки, монеты легко превратятся

В древние тайны и в рок в результате.

Ломкая мелочь – издатель прокинул.

Март впереди, весь чернильный и чёрный.

Синюю птицу вставляя в доктрину,

Небо и мир воспоёт из уборной.

С молотом в клюве с серебряной дрелью

Счастья пернатая тварь распоётся.

Время напомнит суровым похмельем:

Грязный ботинок стареет и рвётся…

 

Михаил Гундарин

 

Я плачУ тебе той же монетой –

неразменным таким пятаком,

что помечен моею пометой,

но расплющен чужим молотком.

 

Как наличие выдоха значим,

но как вдох неприметен, пока

тот, кто раньше других одурачен,

не признал своего пятака!

 

Владимир Буев

 

Я не пёс, но монеты любые

помечать обожаю тайком

(пятаки особливо большие),

а потом на глазу голубом

 

расплатиться с тобой пятаками.

иль другому всучить как кредит.

Медь не пахнет, коль стала деньгами:

Цезарь Веспасиан подтвердит.

 

Михаил Гундарин

 

БАЛЛАДА ВОЗВРАЩЕНИЯ

1.

Покрыты Запад и Восток

Хрустальным колпаком,

Чтоб милой родины снежок

Хрустел под каблуком.

Чтоб ты уснул с чужой женой,

Огласки не боясь,

По соколиному слепой

Полубезумный князь.

2.

Ты воротился, так владей

Огромною страной,

Покуда сходятся над ней

Все грозы до одной,

Пока веселая вода

Стекает сверху вниз

По раскаленным проводам

На ледяной карниз.

3.

Фарфор и бронза на столе

Полночного двора,

Где грязь в морозном серебре

Дороже серебра.

А ты растопишь этот лед

И дешево отдашь,

Тому, кто в будущем живет,

Как позабытый страж.

4.

А я смотрю из-под руки

На снежную страну,

Движенья наши коротки,

Мы чувствуем весну,

Которой будет все равно,

Кто пропадет зазря,

Перекисая, как вино,

Сгорая, говоря.

 

Владимир Буев

 

ОКОНЧАНИЕ УНИВЕРА

1.

Привыкший спать с чужой женой,

Огласки не боясь,

Мужик платил за всё казной

И вёл себя как князь.

Хрустальный набекрень колпак,

Как малахай, надел.

По фазе сдвиг: в себе чувак

Вельможу разглядел.

2.

И Запад, и Восток его –

Он верит в это сам.

В Сибири ценят удальство,

Но могут кинуть псам.

Пока в карманах звон монет,

Не спустят с лестниц вниз.

Телохранители, бюджет –

И вот он, компромисс.

3.

Но просветления в мозгах

Порой не избежать:

Вот наяву терзает страх,

Порыв фантомом стать.

Уснёт – и золото кругом,

И серебра гора.

И пляшут девы нагишом,

Но на душе хандра.

Вот грязь в морозном серебре

Дороже серебра:

На адском еретик костре

Душой вопит ура.

Горит страна и мёрзнет в лёд –

Вельможа-князь таков!

…Овец любой дурак стрижёт

А умный – дураков.

 

Михаил Гундарин

 

БЛУДНЫЙ СЫН

Голос мой проседает под грузом страха.

Нам, таким певцам, не стоять на сцене –

Растворяться в мире, как тает сахар

В чашке чая. Как падает на колени

Неудачник, смешавший огни и воды,

Торопясь домой за своей наградой.

Мелкий дождик идёт. Ни души у входа –

Никому свободы его не надо.

 

Владимир Буев

 

О непонятых гениях

Коль боишься, скорее влезай на сцену.

Не посмеет смелого гнать охрана,

Ибо противоядия феномену

И смотрения в рот опоздают в планах.

Неудачник объявится феноменом,

Лет чрез сто отыскав своё Эльдорадо:

Там и вход, и дожди и награды сеном,

Да и Нобель как символ лауреата.

 

Владимир Буев. О непонятых гениях (сборник стихотворений): 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.