Евгений Татарников. На выставку в Сокольники (рассказ)

Пашка всего то в Москве третий месяц живет и учится на 1 курсе МВТУ, поэтому любви ко всяким выставкам и музеям, которых здесь «хоть пруд – пруди», у него к ним не было. Да, он о них и мало, что знал. Иногда случайно он мог прочитать вывеску «Исторический музей», когда не случайно, а целенаправленно шел мимо него в ГУМ, но чтобы зайти в этот музей- «боже упаси». И не, потому что он не любил нашу историю, любил, но шмотки любил больше, причем красивые, ну, и конечно, импортные, которых у него пока не было. Мы – одногруппники, кто приехал в Москву из провинции, одевались, как нам казалось, красиво и модно. Это да, но для провинции, а на Калининском проспекте или на улице Горького, мы выглядели, как «белые вороны», выделяясь из московской тусовочной толпы своей провинциальной серостью и безвкусием. Поэтому после занятий в МВТУ Пашка бегал по фирменным магазинам Москвы, и как воробей кочевал с одной ветки метро на другую. Благо в 70-е годы таких магазинов в Москве было хоть «пруд – пруди», это и «Польская мода, и «Власта», и «Ядран», «Балатон», «Лейпциг». А вот еще Пашка подсказывает — «Гавана», «Лондон». С «Лондоном» он конечно прикололся. Ну, а в остальных можно было недорого и модно приодеться.

 

«Американская выставка в Сокольниках»

Ноябрь 1976 год подмосковное село Никольское. Пашка встал в воскресный день рано, хотя в выходные любил поспать подольше, пока все бока не отлежит. И главное проснулся в хорошем расположении духа. Ну, и, наверное, с правой ноги встанет, и точно встал. Поставил алюминиевый электрический чайник, умылся холодной водой в рукомойнике и даже воды мимо ведра не наплескал. Заварил чай «Бодрость», что мы с ним купили в магазине «Чай и кофе» возле метро «Тургеневская», чтобы на лекциях всегда быть бодренькими. На кусок черного хлеба намазал вологодского масла, сидит чай пьет, кот Фунтик смотрит ему в рот преданными глазами, не мыргает, только Пашку по ноге бьет лапой, масла просит. Я сначала думал, что Фунтик воспитанный кот, как и сам хозяин дома, профессор дядя Володя. Какой там, как я ошибался, это был настоящий чертенок. Я тоже потянулся в кровати, от души зевнул и спрашиваю Пашку: «Куда это ты в такую рань собрался, на дворе темно и кукушка еще и семи раз из своей избушки не выскакивала». Пашка сидит довольный, бутер трескает, Фунтик уже круги нарезает вокруг стола, думая своей умной башкой как бы у Пашки побольше кусман масла стырить. Запив бутерброд «Бодростью» он отвечает: «Поеду на выставку в Сокольники, там 200 лет независимости США празднуют, говорят, что пакеты американские задарма будут раздавать, может даже и жувачку»

Пока Пашка все это рассказывал, этот чертенок Фунтик все же стащил солидный кусман масла. И умчался пулей в чулан, пока Пашка не кинул в него свой старый стоптанный тапок.
-Пашка, я с тобой поеду, а то кроме ВДНХ, я ни на одной выставке в Москве не был, — сказал я, а Фунтик в это время мяукнул в чулане. То ли он расправился там с маслом, то ли Пашку просил, чтобы тот меня взял с собой. Сели в электричку, едем в Москву, народу в ней мало, выходной день ведь, сидим в полудреме. За окном вагона, как в калейдоскопе мелькают станции: Реутово, здесь живет мой одногрупник Вовка Галицын, Кусково — здесь жил в своей усадьбе граф Шереметьев.
Далее станция «Серп и Молот»- здесь никто не живет, на этом заводе — работают. Выставку нашли быстро, Пашка хоть и 3-й месяц в Москве, но ориентируется в ней хорошо. Уже на подступах к парку Сокольники, мы увидели толпу народа, кто — то уже шел с выставки с заветным пакетом в руках, с довольной улыбкой на лице, а кто-то стремглав бежал туда, с озабоченным видом, как мы с Пашкой. На пакете был нарисован то ли гудзонский орел на фоне штатовского флага, то ли статуя свободы без фона и надпись «200 лет независимости США 1776-1976». В то время, а это был 1976 год полиэтиленовые пакеты, да еще красочно форменные, были в диковинку. В магазинах весь товар заворачивали в серую бумагу, хоть еду, хоть промтовары. Да и с Америкой в то время было не все в порядке, вернее с ней-то и было все в порядке, но вот отношения СССР с ней были, мягко говоря, натянутые и холодные. Увидев пакеты, у Пашки затряслись руки и загорелись глаза, как у Фунтика, когда тот видит колбасу. Пашка вообще был падок на все заморское. А Вы спросите: «А кто же не мечтал в то время, приобрести хорошую вещь?» А хорошую значит импортную, а лучше из капстраны.
В стране, как говорится, был «железный занавес», большинство людей не пускали ездить за границу, да и иностранцев было мало. А на выставке можно было увидеть представителей из других стран. Мы видели «живых» иностранцев, а не по телевизору. Тогда иностранцы воспринимались как диковинка. Мы разглядывали их, а они нас. Оказывается мы одинаковые.
Очередь, чтобы зайти в парк Сокольники, из — за американской выставки, растянулась километра на полтора, и начиналась от метро Сокольники. Ее охраняла прозябшая до костей милиция. Мы простояли больше двух часов, носы у нас распухли и стали фиолетовыми, и я был уже не рад, что увязался за Пашкой. Когда мы зашли в павильон и повернули направо, то увидел картину: вдоль стены как за барной стойкой в ресторане, стояли улыбающиеся янки, и раздавали журналы с фотографиями красивой жизни в Америке. Но мы и без их, а из телепередачи «Международная панорама» Валентина Зорина, знали, как на самом деле у них было плохо. Под самым потолком павильона висел портрет тогдашнего 38-го американского президента Джеральда Форда. Он улыбался и, наверное, хотел сказать: «СССР и Америка – друзья на веки», но у него «не поворачивался язык» сказать это. На панорамном 360 — градусном кино с видами Америки мы с Пашкой друг друга потеряли. На этой выставке были разделы, посвященные не только промышленности и сельскому хозяйству, но и другим областям. Например, был раздел истории, со стендами, описывающими различные важные события в США. В разделе по искусству были стенды, посвященные музыке и кино. Каждый посетитель мог получить маленькую пластмассовую пластинку с американскими песнями в стиле «кантри» Еще там бесплатно раздавали конфеты с кокосовой начинкой, которые мне не понравились, так как я не знал вкуса кокосов, то подумал, что американцы какие — то стружечные отходы залили шоколадом, и пытаются меня отравить. Там всё это было бесплатно, и даже полиэтиленовые пакеты с символикой их страны. Пакет давался каждому посетителю по одному в руки.
Народ стоял в основном из — за этих пакетов. Пакета мне, почему — то не досталось. Их на выставке, как говорили, «выбрасывали», то есть выносили немного, и толпа народа набрасывалась на них и моментально разбирала. А на улице этот пакет уже обретал цену от трех до пяти рубчиков. Потом я слышал, что в народе ходили легенды, что несколько раз в день на этой выставке проводились сеансы кормления американской едой в виде гамбургера и банки кока — колы, и, совсем уж невероятная байка, что в первые дни работы выставки на ней торговали джинсами. Пашка все же где — то надыбал этот стандартный набор: пакет, значок, ручку и комиксы, посвящённые истории США на английском языке. Картинки забавные, тексты непонятные. Пашка был счастлив и сиял, как Луна в морозную ночь, а я совсем не расстроен, что мне ничего не досталось. Пашка долго еще потом ходил с этим пакетом на занятия в МВТУ, пока в один из прекрасных дней Фунтик в клочья не разорвал его своими когтями вместе с орлом и американским флагом. Да, видимо, Фунтик во время холодной войны с Америкой был истинным патриотом СССР.

 

стихотворение Сергея Михалкова:

«АХ, ПЕПСИ-КОЛА!» (правда, но было написано в 1959 году и приурочено к другой американской выставке, но и в 1976 году оно оставалось актуально)
По выставке американской,
Что освещает быт заокеанский
(Но почему-то не со всех сторон!),
Ходил прелюбопытный посетитель,
До заграничного, видать, большой любитель —
То тут, то там прегромко ахал он:
— Ах, что за стильная модерная посуда!
— Ах, что за живопись! Законно, мирово!
— Ах, сразу видно, что она о т т у д а!
— Ах, ах, абстрактное какое мастерство!..
Так, ахая под звуки рок-н-ролла,
Он, наконец, дошёл до пепси-кола —
Тут у него совсем вскружилась голова:
— Ах, до чего напиток ароматный!
Ах, что вы говорите, он бесплатный!!
Прошу стаканчик! Нет, подайте два!..
Американка вежливо подносит.
Гость пьёт и хвалит. Пьёт и снова просит.
Уж у него в желудке колотьё,
А он знай, льёт в себя заморское питьё…
Чего греха таить! Любитель заграницы
Попал в палату городской больницы.
Бесплатно и лечился и питался,
Но этому ничуть не удивлялся,
А только требовал и на сестёр ворчал..
Перед чужим он слепо преклонялся,
А своего, увы, не замечал.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.