Архив автора: admin

Андрей Тузников. Эгоист (рассказ)

Погружение в себя,  гимнастика,выполняя её мы преодолевам центробежную силу, которая влечёт нас в бездну не-бытия, и стяжаем  то состояние,которое сосредоточено на познании жизни, воспиримаемой нами в виде событий и явлений.                            Май.Город утонул в буйной зелени садов.Пирамидальные тополя словно минареты возвышаются с обеих сторон не широких улиц.Переливаясь серебром листвы,медлено роняют пух.На лазурном небе ни облачка.

— Я никогда не хотел быть военным.

— Вот это новость. Читать далее

Андрей Усков. Синие цветы (сборник стихотворений)

«Мне нужно на кого-нибудь молиться»

Булат Окуджава

 

* * *

 

Тихо киснет простокиша,

На блины она пойдёт.

Тихо слепнет дядя Миша,

В облаке луна плывёт.

 

Чу… неужли в этом взгляде

Тихо снег себе идёт.

На лужайку перед дядей

С неба сыплет анекдот.

Читать далее

Александр Есипов. Моя скотина (рассказ)

Это было в то время, когда поля еще полностью не засевались зерновыми и пустовали по бесхозяйственности человека. Не было никаких трудностей по заготовке корма для скота, и сено можно было с лихвой накосить на пустующих площадях. То, что я хочу рассказать, вероятно, покажется самым обыденным явлением не слишком изысканной  событиями деревенской жизни. Читать далее

Олег Бондаренко. Под флагом (рассказ)

На меня упал флаг.

Я как раз в этот момент снимал его на телефон, подняв мобильник кверху, над головою.

Я видел – и даже заснял момент, когда цветастое полотнище оторвалось от флагштока, уж не знаю почему, может, из-за ветра, что ли; успел рассмотреть, как оно элегантно планировало с высоты на меня, изгибаясь драконом и трепеща одновременно; и совсем не понял, по крайней мере сразу, какие последствия падения такого количества ткани могут иметь для человека, случайно оказавшегося внизу.

До последнего мгновения мне было скорей интересно, чем страшно, и может быть, даже где-то забавно… Это действительно прикольно – наблюдать, и при том запечатлевать на видео, как на тебя с неба спускается нечто необъятное, бесконечное, ибо флаг имел поистине устрашающие размеры и даже попал в книгу рекордов Гиннеса как самое грандиозное изделие такого рода на земле.

Затем последовал удар… Читать далее

Сергей Бойко. Полигон (литературный сценарий)

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ:

Тизер. КАРНАВАЛ

Новелла I. ПЕРО ЖАР-ПТИЦЫ

Новелла II. ЖЕНЬКИНО СЧАСТЬЕ

Новелла III. ЗНАКИ И ЗНАМЕНИЯ

Новелла IV. ДЕНЬ ГНЕВА

Новелла V. СИЛА НАМЕРЕНИЯ

Тизер. КАРНАВАЛ

Полигон. Берег. Карнавальная ночь. Лавров и Степной Волк

Лавров и Степной Волк стоят на самом верху каменной лестницы дома культуры, между колонн, и смотрят сверху на толпу гуляющих. На площади грохочет музыка, в черное небо взлетают разноцветные ракеты.

— Чего мы тут стоим? – спрашивает бородатый гигант, Степной Волк.

— Ждем, — отвечает Лавров.

— С чего ты решил, что он придет именно сюда? Надо пойти искать.

— Не надо, Стёпа. Находит не тот, что ищет, а тот, кто умеет ждать. Читать далее

Максим Сентяков. Скитание (сборник стихотворений)

Скитание

 

К И.П.

 

 

I.)  О, как багровый ластится рассвет,

Желая поглотить ночные всхлипы;

Устами на брегу умершей рыбы

Ветра дают морям святой обет

О том, что будут вечно гнать суда

И белые полотна рвать в лоскутья

Застывших мореходов на распутье,

Постигших, что таит в себе вода!

Читать далее

Мубарак Сыздыков. Золотой караван (повесть)

1

Вечерние сумерки сгущались всё сильнее и всё вокруг: деревья, скалы, постепенно теряя очертания, исчезали в темноте. Становилось всё холоднее.

— Товарищ комиссар, а если вперед рванем? А? – прошептал молодой боец в фуражке с красной звездочкой. Но не дождавшись ответа, так же шепотом добавил:

— В горах темнеет быстро. Упустим ведь, товарищ комиссар. А? Читать далее

Юрий Слащинин. Седьмого в семь (рассказ)

Как и ежегодно седьмого июля  они собрались  отмечать этот самый главный в их жизни день. Семь семей с разными фамилиями и общим прадедом. Портрет его, увеличенный с фотокарточки военных лет, висел над комодом, озаряемый трепещущимся язычком горящей свечи. Чернявый и щупленький парнишка в гимнастёрке, с наивно удивленными глазами, он словно наблюдал из далёкого прошлого за сутолокой собравшихся в такой ранний час. Читать далее

Борис Бычков. Человек произошёл не от обезьяны… (рассказ)

(Мысли и наблюдения кота Прохора)

 

В одной семье жили собака породы такса по кличке Норка и два кота. Младшего звали  Тимофей, а старшего Прохор. К нему все относились с почтением- возраст к этому располагал – 15 лет  всё-таки  исполнилось. Потому и позволялось ему – коту Прохору (это как девяностолетнему старцу по человеческим меркам)  томно и подолгу валяться на диванных подушках. А праздный отдых часто приводит к философским  мыслям, к точным жизненным наблюдениям и размышлениям.

— Никак не могу понять, почему женщины так любят нас – котов? Ведь мы существа независимые. Не  слушаемся, когда нас зовут; не сразу откликаемся на призыв; любим шляться по ночам. Потом приходим, чтобы быть накормленными и обласканными. Затем желаем, чтобы нас оставили в покое, так как дико хотим спать и валимся с лап от усталости. По моему, женщины видят в котах настоящих мужчин, вот и ценят нас за это.

Читать далее

Юрий Модженко. Что-то зыбкое (рассказ)

Они молчали, пока Саша переворачивал пластинку. Потом он обнял Ксюшу за талию и,  прижимаясь друг к дружке, они закружились по залу.

— Макс, это очень жестоко. Зачем ты её позвал? –  спросила Лёля.

— Она же твоя подруга.

— Ах, вот в чём дело. Почему тогда ты не позвал свою Иру?

— А что, должен был?

— Не знаю, это же твоя невеста, впрочем, как знаешь, — сказал Лёля и подошла к вазе с фруктами. Макс последовал за ней. Читать далее

Валерий Шитуев. Ночной ответ (сборник стихотворений)

Запретный плод

 

Уходят снова в ад, сбежавшие из ада,

Вкусив заветный плод, зовут в свои круги.

Грехи не отмолив, из Золотого сада,

Мне яблоко дают с протянутой руки.

Читать далее

Денис Антимонов. Ретроспектива (рассказ)

Начну с того, что умер некий Виталий Альбертович, доселе совершенно незнакомый мне тип. Он приходился дальним родственником моей матери, если не ошибаюсь, троюродным братом. Моя мать не особо любит покидать свою квартиру. После полуторачасового скандала было решено, что именно я поеду на похороны и возложу венок от нас двоих. Причем ехать нужно в деревню неподалеку от Тулы, страшная глухомань. Читать далее

Анатолий Полянский. Излом судьбы (повесть)

Глава 1.

События, о которых дальше пойдет речь, произошли давно, более семидесяти лет   назад. Многое уже подзабылось, ускользнули из памяти детали, стерлись тонкости всего происходящего в то далекое и смутное время. Но основное осталось и не могло совсем исчезнуть из воспоминаний. Слишком велики и неоднозначны были   сами люди, участвующие в этом трагическом круговороте, не жалевшие ни сил, ни самой жизни, чтобы одержать верх в том смутном, диком аду, где они тогда пребывали. А самое главное — живет в сознании тот главный герой, который все это совершил, и повел за собой плененных и утративших веру  в справедливость возмездия соратников вопреки логике и без малейшей надежды на успех. И победа пришла, несмотря н на что.  Но оказалась она сосем недолгой.   Вскоре снова наступить политический мрак, леденящий душу, ждавший тогда и многих  неповинных людей с исковерканной судьбой . Читать далее

Виктор Сбитнев. Народная жизнь и приоритеты власти (эссе)

/ Взгляд на современный патриотизм через призму Великой Победы /

Вот и отсалютовал Великий День Победы, самый холодный за последние пятьдесят лет. Но под  непрекращающимся снегопадом  и на пронизывающем ветру колонны Бессмертного полка нисколько не поредели даже, несмотря на ранний час прохождения акции: в Костроме она началась в половине девятого утра! Я смотрел на одухотворённые лица земляков и в очередной раз убеждался в том, что народный патриотизм, сколько его ни эксплуатируй, всегда был, есть и будет точь-в-точь таким, как описывал его граф Толстой ещё в середине позапрошлого века – хоть в рассказах про оборону Севастополя, хоть в эпопее про войну с Наполеоном.  Он не терпит фальши и весьма избирателен в отношении патриотизма официального, при помощи которого пыталась и пытается овладеть обществом, в сущности, любая российская власть: монархическая, капиталистическая, большевистская, советская, демократическая, олигархическая… Просто, нынешнее время в силу своей социальной и этической специфики обозначает это «отношение» наиболее выпукло и контрастно. Читать далее

Евгений Топчиев. Дехористы (рассказ)

Питер полон панков, я знал это всегда, люди здесь не как в Москве: они словно и не по земле ходят, а витают в своей зыбучей реальности, окружённые хаотичным и милым питерским бытом. Разве можно в столице, в торговом месте бросить, скажем, сумку на пол:

— Я отлучусь на минуту, а сумка здесь побудет, ладно?

В Москве попробуй так спроси — не просто откажут, но ещё и обхамят, и, знаете, нечего тут обижаться. В первопрестольной народ начеку, оставленная сумка — всегда очаг тревоги!

А в Питере такое в порядке вещей, я убедился в этом, приехав на книжную ярмарку — «салон», как тут говорят. Читать далее

Дмитрий Зуев. На Белом (рассказ)

На круглом столике дымился чай. Пузатый и усатый специалист Гидрометцентра Валферов в вязаной жилетке с ромбом на груди оглядывал студию прогноза погоды и теребил ярлычок, дожидаясь, пока оператор подчинит шарнир над софитом. Читать далее

Ирина Иванова. Питерские зарисовки (сборник стихотворений)

***

 

Заблудиться, затеряться

среди улиц разноликих,

засмотревшись, запыхаться,

убегая от толпы,

постепенно понимая,

в этом городе великом

мелочным не место мыслям,

что нечаянно пришли.

Постепенно понимая,

что красивый этот город

совершенно не случайно

вдруг возник в твоей судьбе,

незаметно открывая

тайн своих несметных полог,

не взирая на погоду

в этой никакой весне.

Читать далее

Валера Сорин. Июльский полдень золотой (повесть)

АЛИСА.

                                                        Странные и удивительные приключения английской

                                                 девочки Алисы, в изложении – вольном переводе –

                                                 Пашкина Владимира.

 

Аять.  2017г.

 

 

 

 

Глава  первая

 

 

 

 

Алиса страдала, как могут страдать только маленькие девочки, оказавшиеся в ее положении.  В жаркий полдень, она сидела, как привязанная,  подле старшей сестры, на берегу  и ей было скушно невыносимо. Голову  палило солнцем и это при отсутствии малейшего ветерка, прохладное течение которого успокаивает нервы. .

Сестра, самозабвенно погруженная в книжку, которую  читала, старательно переворачивая розовым ноготком страницы, испещренные текстом,  не обращала на Алису совершенно ну никакого внимания, что уже  само по себе странно. Обычно старшие сестры всегда заботятся о младших, как резонно казалось тогда Алисе. Она даже, вытянув шею, заглянула той через плечо, дабы узнать, чего такого в книжке интересного, как быстро убедилась, что в книжке начисто отсутствуют, как картинки, так и разговорные строчки.

«И что за интерес читать столь неинтересную книгу?» — грустно  подумалось Алисе и она  деликатно зевнула, не забывая при этом, для приличия, прикрыться ладошкой, как ее учили.

Еще правда остаются цветочки, и Алиса могла бы заняться ими, и обязательно бы занялась, если бы не  солнце, возбуждающее лень, что приводит к преждевременной усталости. Да и сама мысль заняться этими  ромашками и маргаритками показалась ей столь чудовищно отвратительной, что Алиса не могла пошевелиться.

Возможно, девочка даже и немного вздремнула, самую малость, разве что чуть-чуть.

И тут показался кролик. Читать далее

Валера Сорин. Мрачные времена (повесть)

«Темная сторона земли».  

 

Летопись темных времен, когда само

                                                                    существование человека на Земле – «земного

                                                                    человека», — многими ставилось под

                                                                    сомнение.     Читать далее

Евгений Кривошеин. Пьеса о Невероятном, или Невероятная Пьеса

Действующие лица:

Поваров Никита Сергеевич – богатый предприниматель, питающий страсть к старым домам.

Некомпетентов Илья Степанович – риелтор Никиты Сергеевича.

Смерть – та самая неповторимая.

Призраки умерших – они сами представятся.

Бог – выступит в одной сцене.

«В пьесах никогда не представляется рассказчик, а потому…»

…Рассказчик – ваш внутренний голос.

Предисловие:

Рассказчик: В каждом городе есть дома-развалюхи. Обычно их никто не трогает: первых пугают цены, чтобы всё привести в божеский вид, других же пугают легенды, связанные с этими домами. И как раз к таким домам питал слабость Поваров Никита Сергеевич, точнее начал питать совсем недавно, когда разбогател. Читать далее