Екатерина Павлова. Катерина (сборник стихотворений)

Ищу!..

Я люблю дождь, потому что никто не замечает слез.

Я люблю слезы, потому что они похожи на дождь.

Остается понять, для чего их создал Бог?

Ты снимешь туфли на дороге, чтобы пойти босиком.

Ты снимешь платье перед сном, чтобы побыть вдвоем,

Но никто не хочет понять, почему тебе нужно именно так?

Ты мечтаешь о ватной душе и о таком же лице,

Ты думаешь, что если хоть внешне быть как все,

То никто не заметит боли на твоем лице?

Ты рисуешь черным стрелки, как племя маори.

Ты считаешь, что нет никого циничнее мажора,

Но цинизм есть везде, даже на социальном дне.

Ты читаешь Достоевского, чтобы быть на глубине.

Ты чувствуешь Бродского, как будто вы на одной волне,

Но есть ли в твоей жизни смех или для тебя это грех?

Ты залпом выпиваешь чашку кофе без sucre-а.

Ты не ешь блюда без вилки и ножа,

Но ты не чувствуешь голода, для тебя есть только тоска.

Ты хотела бы курить тонкие сигареты.

Ты хотела бы носить кружевные чулки,

Но ты не …лядь, поэтому скромно молчи.

Ты любишь белые розы, ломая на них шипы.

Ты даришь их, взрастив в душе, как на земле,

Но подозревают ли одариваемые, что роза — это ты?

Ты носишь джинсы, потому что они цвета индиго.

Ты веришь в то, что добро побеждает зло,

Но знаешь, что аура — ворожба, поэтому молишь Бога.

Ты говоришь не как все и думаешь о другом,

Ты дружишь с теми, кто намного старше тебя,

Но в тебе живет ребенок, которого выдают глаза.

Ты хотела бы иметь ключи, чтобы отворять все двери.

Ты хотела бы войти в тот дом, где прячется он.

Но нельзя идти туда, где не ждут без звонка.

«Один из вечеров»

Окно как спинка кровати,

Снег как белые обои,

А за ними пространство –

Один ты или вас двое?

Сидишь на стуле одиноко,

Бродишь взглядом за окном.

Лежит она за прутьями

И думает о нем.

Может быть метаморфоза,

Может мутное стекло?

Но не пахнет и мимоза,

Все уж вымерло давно.

Может быть, любовь украли,

Может, не было весны?

И внутри не рвет, не замирает,

И ты не воешь от тоски?

За окном появляется солнце,

Это сердце сквозь прутья звучит.

Он обрел свое счастье,

И она любовно молчит.

За сценой голос раздается:

— Гасите софит, остановите метроном! —

Наверно, режиссер.

— Снимаем маски…

Звезда

 

З — здесь тихо и светло, как будто не было тревог!

в  — в душе я делаю рывок, чтобы спастись, найти

е — есть радость и тоска, но в мире нет тебя…

з — здесь свет счастливых глаз, ведь мой погас!

д — дни уходят из под ног, кто опять не смог?!

а-а это мы: я и ты, ведь мы друг друга не нашли!

Тебе

Моя комната наполнена ожиданием тебя,

Она словно зал у перрона.

Только в ней не встречают гостей,

Но и не прощаются с теми, кто дорог.

Мой день же — поиски встреч. И вряд ли

найдется тот, кто сумеет меня отвлечь.

Есть работа, заботы, страданья,

Но в сердце томится лишь ожиданье…

Не стану писать, что в комнате жизнь,

И что она проходит.

Не буду лгать, кричать, реветь навзрыд,

Но буду ждать, вот только дни уходят.

07.11.2011 г.

Ремонт

Моя жизнь — это комната,

Где давно пора переклеить обои.

Стены отсырели от лишней влаги —

слезам перестало хватать лица.

Соседи снова залили,

Они ведь словно боги —

Им лучше знать,

когда орошать поля.

Обои отстают от стен,

Они как обстоятельства,

Создали обстановку,

а потом ушли.

Стены покрылись плесенью,

А черно-белые полосы,

Действительно, прошли.

Хочу, чтоб на бетоне

Выросли желтые цветы.

Чтобы фоном было небо,

А на нем нарисовался ты.

24.09.2011 г.

 

***

Я люблю литературные изыски,

и при этом каждое утро

крошу рыбку для черной киски.

Но как только дело доходит

до виски, то напрочь забываю,

что когда-то любила ириски.

Я начинаю придумывать сказки,

вплетая в них различные концы,

а наутро забываю, где же ты…

Только ты начинаешь распутывать

мои светлые волосы и беспокойные сны,

я просыпаюсь под светом луны.

***

Бессонная ночь…

Не появилось ни слова, ни строчки.

Три цифры зеленым горят на табло:

час, два, три часа ночи.

Пару минут до утра…

Надо встать и покормить котенка:

Рыбу сварить, кашу залить молоком.

Чашка кофе и снег за окном.

Рассеялся сумрак…

Небо жемчужного цвета,

но мне так хочется Света,

что я, закрывая глаза, ухожу от себя.

***

Подумаешь несчастье —

Родиться в День учителей.

Другой бы и за счастье принял,

Иной и не заметил бы. И пусть.

А я ж подумала однажды

Связать бы все это на век:

Себя, призванье и признанье

И покорить тогда собою Свет!

Хотела стать актрисою,

Пылать, сгорая от рассвета до зари.

Дома хотела строить,

Чтоб люди жили в мире и любви.

Врачевать детей хотела,

Чтоб каждый малый знал,

Что детства нет счастливей,

Поры у каждого из нас…

И страстно петь хотела,

Молила Бога про себя.

Чтоб в хоре я стояла,

А надо мною купола.

Мир казался мне добрее,

И чуда каждый день ждала.

Но оказалось все больнее,

И мне пришлось закрыть глаза…

***

Проведя в страданье день и ночь,

Унося с собою сутки прочь,

Спросила наша Катя у себя:

«Ведь не хуже я Татьяны,

напишу ему письмо?!»

Белый лист лежит пред Катей,

нет ни строчек, ни полей,

Что напишет наша Катя,

Что почувствует он к ней?

«Что сказать тебе, мой милый?

Пропадать не пропадаю,

но совсем зачахла я,

как та роза, что без солнца

и дождя, умерла тогда.

***

То вечер был, близ у фонтана.

Ты жадно пил красное вино,

А я лишь проходила рядом,

С невидящим повинным взглядом.

Вдруг, ворона крыльями взмахнула,

Грозно глянув на меня

Может, долго б я кричала,

Но за деревьями увидела тебя.

Глаза твои в мгновенье окутали меня,

А я заворожено смотрела на тебя.

Ветер злобно косы мне трепал,

А мне вдруг стало знойно жарко.

Мы долго шли и думали о чем-то

Еще был кто-то рядом с нами,

Лишь стоило коснуться, пока

еще плечами, и эти кто-то исчезали.

Потом тянулись дни и ночи,

Мы были вместе, хоть и врозь

Знаю, как дышали

И ждали, чтобы вновь…

Но сердце мне, давно еще

Оловом покрыли,

Уж было треснуло оно,

Но тебя уже заворожили.

То не дева была, а змей

Давно он принял тебя в объятья.

А ты не смог бокала разбить,

Еще бы, ведь с ним так сладко

Сердца моего тебе ж не жаль,

Конечно, ведь сама виновата

Не надо было бежать, но и

Руки твои хватать, целовать —

Не стала бы, опять я!

***

Вся моя жизнь напоминает суп из столовой.

Вроде бы и противно, а ешь все равно.

И не помираешь ты с голоду, потому что хлебаешь его.

Ну что ты плачешь, дурочка?! Невкусно?

Так посоли слезами гнилье из капусты,

Авось дохлебаешь до самого дна.

Тебе же налили, и ты не в праве его выливать,

Наберись-ка лучше терпения, ешь спокойно

И прекращай рыдать.

Ах, ты не можешь без трепета?

Тебе хотелось бы танцевать?

Закрой глаза, деточка, и, продолжай хлебать.

***

— Девочка, чего застыла? – спросил прохожий у меня,

А я стояла в свете фонаря и молча пела для тебя.

Мне показалось вдруг, что для меня горит софит,

что в его волшебном свете я стою на сцене…

Опустился занавес, погас в огромном зале свет.

Постойте, это на глаза упал мой черненький берет!

Мне совсем не страшно, я пою о том, что мучает,

болит. Никому не подражая, душу обнажаю…

— Встала тут! – толкнула пассажирская волна,

И я, войдя в троллейбус, уставилась в себя:

когда же лучик солнца растопит вновь его?!

Окно иль сердце? Прервали мою песню…

***

Дорогой Бог, выслушай меня, прошу!

Вот со мной почти никого не осталось,

но я не ропщу.

Все меньше вешаю ярлыки на людей,

какие там друзья, враги?

Что за вздор!

Так думать в 20 лет позор.

Я перестала верить в чудо,

да и какой смысл надеяться, ждать?

Пора прекращать!

Мне стало абсолютно очевидно,

что жизнь – игра, что всюду роли,

но кто же я?

***

Еще в сентябре мне хотелось весны,

В октябре я словно бродила по свету,

В ноябре уходила от тьмы,

В декабре — все стремления к свету!

Январь все стремленья унес,

Февраль тоску превознес,

А потом был март, апрель,

И только май вернул пору былых затей!

***

Ты – змея, вновь душишь и душишь меня!

Уж выела все мечты, надежды!

Твой яд покарал, отравил меня,

Схоронил живущую плоть и душу…

Последняя нота, уж трудно дышать,

А она все звучит и звучит надрывно

Для тех, кто душу свою спасти,

Уберечь, еще не теряет надежды…

***

Ловлю снежинки губами,

Цепляясь за раму окна.

Она словно рамка,

Но держит меня.

Мне б раму разбить,

Чтоб спрыгнуть вниз.

Мне бы вены открыть

Чтоб на небе оказаться:

и лететь со снегом,

кружить под облаками.

растаять на руках,

и быть выпитой губами.

***

Игра ли это слов, иль знак судьбы,

Но на каникулах, успев лишь прочитать:

«Не выходи из комнаты, не совершай ошибку!»

Я вышла из нее.

И замерла я от восторга:

Мой Питер стал совсем другим!

Мне здесь совсем не горько.

А даже весело мне с тем, с другим:

В хмельном бреду бежать

По Невскому проспекту.

Купаться в небе звездном,

Ловить машины и полы пальто.

Не думать о высоком, не мечтать,

А пить его. Любовь его.

— Пока горяч, бери! – девчонки вторят.

Но он ведь не калач, не сдоба.

Он коктейль, где виски, сливки и лимон.

Любовь-то воспылала и потухла,

Стала кофе я цедить.

Мне тут же сливки принесли,

Чтоб чувства подсластить.

Думы все проснулись разом,

Айда, за мной гулять! Не спать!

Мне так много нужно рассказать!

Холод бьет, а мне тепло!

Но вот рассвет. Проснулись все.

Троллейбус едет. Вот автобус.

Открыли уж метро. — Тебе там будет хорошо.

Свет лампы. Жетон. Эскалатор.

Туннель. Темно. Опять совсем одна.

Народ сидит, наверно, кто-то смотрит.

Я все думаю, решаю:

Мне не выйти без него!

***

Мне жаль, что ты не думаешь о той,

что видит сны за вас двоих,

что эти сны ей заменяют жизнь,

что в них она от радости смеется!..

Еще мне жаль, что ты забыл,

как душу ей открыл,

что представлялся ей судьбою,

что восхищался глубиною…

Мне жаль, что она тебя искала…

Искала возле дома и в кино!

Искала в Пушкине, в Рыбацком!

Искала неизбежно в каждом…

Еще мне жаль, что ты не тот,

кто жизнь наполнит смехом,

кто ворвется и все былое зачеркнет!

Мне очень жаль, что ты не тот…

***

Мне с детства говорили: «Как тонка,

красиво будет жить, звеня!»

Смотрела я откуда-то издалека

и думала, как же выжить, не потеряв себя?

Крестик висел на детской груди,

жадно сжимала дрожащей рукой,

целуя, шептала: «Спаси, Помоги!»

и омывала проточной водой.

Засыпала с хрустальной мечтой,

давясь слезами от свинцовых обид.

Хотелось снять лицо, повесить на веревку,

чтоб утром, высушив его,

все поправить, как прическу.

Нежности хотелось, ласки,

чтобы на ночь мне читались сказки,

а не гадости кричались вслед,

а прабабушки в живых уж нет.

Чтобы не было следа,

чтобы был один полет.

только крыльев нет, но

есть душа и пара рук и ног.

Они взмывали ввысь,

играя Моцарта и Баха,

они любили каждый звук,

но вот пришел период краха.

Как мечталось, как хотелось,

как леталось перед сном.

Забудь! Живи и помни раны,

нанесенные стеклом.

Ломать стекло рукой легко,

его никто не склеивает даже.

Его выбрасывают вон,

как лишний тон гармонии нашей.

***

Может быть и шутки ради, но я учу.

И я хочу, чтоб эти дети знали:

О чести, долге, достоинстве, любви.

Чтоб думали, искали, порой страдали,

Пировали.

Чтоб книги открывали, ответы добывали,

Размышляли и чтоб меня не забывали.

Не то чтоб я мечтала, идя по коридору,

Услышать голоса детей: «Ура, литература!».

Но чего уж не хотелось бы, так это стоя у доски,

Заглянув в глаза ребенка, мне захотелось умереть

От его тоски.

Чтоб он не складывал пожитки молча,

Чтоб в голове его не било: «Ну, она и дура!

А ведь я так любил читать, теперь боюсь сказать…

Литература»

Душа

Красивое лицо.

Я таких не видела давно!

Что Вас наполняет,

Что работать заставляет?

Что струится в Вас,

Что так радует

И согревает нас?

Что тихонько замирает,

Умолкает, когда другому

трудно, тяжело?

11.10.2011 г.

О любви

Мне показалось, что сердце —

пепел на асфальте.

Что его лишь кто-то обронил.

Нет, не выбросил, не докурил,

А даровал ей, любви,

Перерожденье.

Она горит, пылает,

Но во мраке.

По ней чуть ли не идут…

Холодный ветер задувает,

А она чего-то ждет,

Не умирает.

22.10.2011 г.

Устала

Забери мою боль,

Успокой усталое сердце.

Поверь, оно устало биться, рваться.

Это вечная гонка:

успеть добежать, отдышаться,

Чтобы снова не сломаться.

И ни звука, ни слова о любви,

Только ты меня прости!..

Даль ведь мигу не равна,

Она слепа, хоть и конечна.

10.09.2011 г.

 

***

Усталый, пронзительный крик,

но губы молчат, спит язык.

Они сомкнуты, как те врата,

что отправляют в рай иль ад.

 

Кажется, от этого звука

зависит твоя и моя судьба.

Возможно, они скажут да,

но пока — тишина.

03.08.2011 г.

***

Не было бы мамы,

не было бы в душе войны.

Не стояли бы слезы в глазах,

Когда нужно номер набрать…

Не было бы мамы,

То не было бы солнца и туч,

не выстраивала бы я этажи

и не пыталась бы путь к Богу найти.

Не было бы боли, не было бы счастья,

Не было бы грусти и тоски…

И я строю этажи, хочу к Нему прийти.

 

04.07.2011 г.

Скажи…

Выжженное поле перед глазами,

На нем когда-то росла трава.

Там сидела семья с пирогами,

Но это было, когда…

Там девочка росла с голубыми глазами,

Собирала цветы и солнца ласки,

Заплетала их в венки и уходила

В завтра…

Сколько их, венков и этих завтра?!

Сколько слов, вплетенных,

пережитых и позабытых?

Сколько еще будет слез, Господи, скажи?

30.04.2011 г.

 

Беги!..

Если река, что внутри, выходит из берегов,

Если тоска заполняет пространство,

А душу отягощает убранство…

Если мост разделяет жизнь на части,

Где слева то, что напоминает о счастье,

А внизу все та же свинцовая гладь…

Беги, мой друг, скорее на Литейный,

Забудь обо всем, что с другой стороны,

Беги, будь первым, только с собой позови!..

В метро

Вот ты сидишь здесь, весь такой напыщенный,

В кофте с молнией, застегнутой до подбородка,

Усмехаешься над глупостью, читаешь…

А я где-то рядом, но только ползаю по полу ужом,

Срываю с себя одежду, чтобы легче стало,

Оплакиваю боль, от которой, видит Бог, уже устала.

Но ничего! я о ней напишу, издам свой сборник.

Ты купишь его в метро и вспомнишь,

Как я сидела рядом в тот четверг, или даже вторник.

05.02.11 г.

 

Внутри

Я как поле, на котором играли в морской бой —

Вся прострелена, потеряна, убита.

Я как поле, на котором вышивают узор —

Вся исколота острой иглой, прошита.

Я как площадь, на которой храм возвели —

Создана, намолена, разрушена, забыта.

Я как храм, что восстановлен во имя Любви,

Воссоздана по чертежам, но внутри — разбита.

18.03.11 г.

 

ЗнаЙте (точки над И)

Ведь я — не крыса,

чтобы за мной наблюдать

под колпоком:

с цветком и без цветка!..

Мне кажется, что

я и так от вас далека —

И без стеклянного

колпака!..

29.03.11 г.

***

Как мало нам для счастья надо!..
Лишь пару добрых, нежных слов!
Как много нам для счастья надо:
чтобы внутри жила любовь!

30.01.2013 г.

 

Ожидание

Я всегда начинаю новую жизнь
с понедельника; со среды и
со следующего вторника.
Мне так хочется все изменить,
что даже глаза разбегаются,
глядя на то, с чего бы начать!

Потом начинаю чуда ждать!..
Вот что-то появится или кто-то,
что изменит жизнь, ведь не начать!..

Мне как будто нравится:
нет, не мечтать, а жить мечтами.
Делать вид, что все ведь будет…

Только надо подождать!..
Проходит день, неделя, месяц,
А я все жду, и жить ведь не начать!

05.07.2012 г.

Город и я

Если бы ты жил со мной в одном городе,
То ты бы знал, как может быть холодно
Под палящим солнцем, когда четыре дня до лета;
Как может быть одиноко…

Если бы ты жил со мной в одном городе,
То ты бы согрел меня — я знаю.
Тебе не надо было даже касаться
Моих озябших рук и усталых плеч.

Если бы ты жил со мной…
Я не буду ждать встреч!
Я буду тебя беречь!
Приезжай! Город и я ждем тебя…

27.05.2012 г.

 

Демисезонное пальто

Если можно было бы выбирать,
где утонуть,
то выбрала бы
глубину глаз и силу объятий.

Отчего-то выбора нет,
и я тону в суете,
Толпе и сезонной пыли,
Сжимая волю в кулак.

Мне даже стало казаться,
что я кого-то ловлю,
пытаясь время догнать.
А оно все как будто прочь уходит.

И вот я стою,
Между пальцами быль.
Дальше лишь то, что
хранит в себе уже годовая пыль…

06.04.2012 г.

***

Мне страшно пред тобой раздеваться,
ведь шрамы украшение лишь для мужчин!
Мне горько с тобой расставаться,
ведь без тебя я одна, а ты не один…

***

Мое чувство одиночества обострилось,
будто к червивому сердцу
поднесли осиновый кол.
И все замерло в ожидании,
чем закончится черно-белое кино.

26.03.2010 г.

 

Принять и удержать

Спроси меня ты о любви,
Все было бы иначе.
Я б окрылила бы тебя,
И обняла бы нежно, сладко.

Подарила бы себя,
Открыв всю душу нараспашку.
Тебе бы стоило сорвать с меня
Всего одну рубашку!

Ведь в ней я прячу всю себя —
Все страхи и обиды.
Лишь стоило обнять
И руку мне падать…

Но взволновать тебя
Смогли лишь деньги.
Зачем менять их на меня?
Они же ближе и понятней.

А как они хрустят,
И  даже не фальшивят!
Меня же надо разгадать,
Принять и удержать.

***

В моем идеальном мире,

Нет того кошмара, который

я вижу перед глазами.

Мне страшно, когда люди

ведут себя как гниды,

как будто они паразиты.

Мне страшно смотреть

В отражение лица,

Ведь в нем я тоже вижу подлеца.

Мне хочется закрыть рот

И вспороть себе живот,

как это сделала моя мать.

Люди, прекратите унижать,

Уничтожать, ранить и делать

Вид, что это не геноцид.

 

июнь, 2017 г.

 

Эмиграционное

Может быть, это и переходит все рамки приличий,
Но когда твой ум касается различий,
Что существуют между родиной и тем,
Где мир устроен по-другому, то
Сбрасываешь вещи с полок…
Винить себя не стоит, поскольку то, что происходит
не вписывается в ряд устоев.
Ты здесь чужой, иной, не свой;
Ты — тень былого времени, эпохи;
Дань, что позабыли заплатить…

25.02.2011 г.

Принятие

Мы все расшибает лбы,
Нам всем бывает больно!
Однажды мы встаем,
пытаясь, путь найти,
но вновь ожидает паденье.
Если бы мы знали,
что встретим на пути,
то, наверно, обошли.
Если бы мы не упали,
то, наверное, дошли…
Господи, откуда эти валуны!?
Кто кидает их под ноги?
Господи, откуда эти синяки!?
Кто залечит их?
И поднимет нас с дороги?

Мы все когда-то воем, плачем,
ползаем от боли по земле.
Мы все, Боже, твои дети
находим утешенье на горе.
Если бы мы сразу знали,
что стоит глаза оторвать от себя!
Если бы мы сразу познали,
что ты всегда простишь дитя!
Наверное, не так и просто
подняться и вновь идти.

07.08.2012 г.

 

Боль

А ты знаешь, что такое боль?

Это когда мать насилует ребенка.

Что такое боль?!..

Это отец, избивающий дочь,

чтобы ночью переспать с женой.

Это бесконечный страх,

что ночью чья-то рука опять в трусах.

Это вой, который нельзя издавать;

Это страх, от которого нельзя убежать;

Это ком в горле, который мешает сказать;

Это шрам, который хочется разодрать;

Это жизнь, которая вовсе не жизнь,

Это борьба, чтобы собрать себя.

Это зеркало, о которое уже разбита рука.

 

20.07.2016 г.

***

— Хлопайте, хлопайте!

А я сяду на пачку,

Ослаблю шнурки…

 

— Хлопайте, хлопайте!

Я поменяю пуанты,

разогрею ноги и башмаки.

 

— Хлопайте, хлопайте!

Разберу весь танец на шаги,

Поблагодарю Бога, маму и балерин.

 

Тех, что мне никогда не хлопали,

а танцевали партию так, как будто

танец — весь мир, а остальное — пустяк!..

03.07.2012 г.

***

Я бы вышел из дома и взял бы лопату.
Вырыл бы яму и ушел.
А потом бы каждый день возвращался,
чтобы поплакать.

Однажды, когда я приду к своей яме,
то ее не найду.
Вместо нее будет прекрасное озеро,
А я все буду плакать, что ничего не могу.

25.11.2014 г.

Письмо к крестной

Что делать, когда нет больше смирения?
Когда в душе, словно в церкви в деревне
Сгорели все свечи и погасли лампады?

Когда прямо в ночи уже все решено,
но нет под рукой того самого яда,
а в аптеку бежать даже как-то смешно!..

Я открываю глаза и только тогда понимаю,
что жизнь коротка: тебя уже больше нет.
Но я люблю и, наверное, это спасает…

12.06.2015 г.

Как же хочется той чистоты и ясности,
легкости, простоты, доступности,
о которой мечталось ранее.

Вместо этого, чужая грязь сознания,
сопротивление, страх, изгнание,
а ты не в силах это изменить.

Ты принимаешь, пытаешься понять,
тебя вплетают в структуру бреда,
но ты не можешь убежать.

И кажется, что сняв халат, ты обретешь
ту самую свободу, но вместо этого
опять, чужая боль и непогода.

Тебя тянуло в мир страстей, хотелось,
чтобы не было дурных болезней,
но все это есть, как и дождь со снегом.

26.11.2016 г.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.