Юлиана Аверкиева. Теперь можно помолчать (миниатюра)

***

твое имя — табу. Ты Тот-Кого-Нельзя-Называть

***

не думай обо мне, когда тебе грустно, скучно, одиноко. думай обо мне, когда ты рядом с кем-то, думай, когда ты занят, думай, когда ты счастлив. не думай обо мне в дни скорби и печали — для этого много труда не надо

 

***

несмотря на весь мой морализм и внешнюю правильность, ты всегда был лучше, выше, чище меня и многих других. уметь радоваться, хранить огонек в душе среди разлагающей среды дано не каждому. ты всегда был настоящим

 

***

 

странно желать человека, не любя его, правда? он ведь ничего для меня не значит. красивое туловище, да. а что он любит? что его тревожит? что делает его счастливым? мне так повезло — я желаю и люблю тебя

 

***

мне так хочется рассказать тебе, как я люблю разговаривать с незнакомыми людьми. на улице, в общественном транспорте — неважно

 

***

наверно, я плохой человек, если могу любить только людей хороших

 

***

у меня такая профдеформация — верить в человека вопреки

 

***

так хорошо, когда люди хоть немножко любят

 

***

иногда кажется, что сердце разорвется — порой я и правда чувствую, что моей душе тесно в моем теле, даже больно, какая она для него большая! сердце разрывается, потому что хочет обнять каждого несчастного, бедного, больного человека, одарить лаской каждую брошенную дворнягу, подарить каждому ту любовь, в которой он нуждается, а особенно…

 

***

я написала ему, потому что иначе нельзя: все меняется, я растеряна, и лишь он — незыблем, как скала, вечен, как вода. он мой дом, моя земля, моя  юность, счастье мое. мое остановившееся время. внутри меня вдруг что-то неправильное исчезает, встает на место, как выдернутая струна. мигом исчезает вся тревога, огромная тягучая тоска… ничего больше нет, только счастье и ты. счастье и ты. ты… счастье. ты — счастье

 

***

когда мне плохо, я всегда прихожу к тебе

 

***

уехать туда, где растут полевые цветы, на высокий холм, приютивший маленький уютный дом, в котором тебя любят и ждут. где тебя крепко обнимут и больше никогда не отпустят

 

***

я начала о тебе думать — и восстановила потерянную когда-то ментальную связь. я снова чувствую, когда ты думаешь, вспоминаешь обо мне

 

***

иногда я вижу нас, будто Раскольникова с Соней — как мы,  погрязшие в чем-то нам чуждом и безумно запутавшиеся, пытаемся спасти друг друга

 

 

***

он последний человек на всем белом свете, кому я могу не поверить. и все-таки верить очень опасно — распахнешь душу, вберешь его туда со всей его жизнью, а потом ему вдруг надоест общаться, поменяется настроение или он в многотысячный раз со мной повздорит. и что мне делать потом с этим грузом внутри себя? с его жизнью, с людьми, которые его окружают, с его мыслями, чувствами, воспоминаниями?

 

***

хотя я тебе в чем-то даже завидую. всю жизнь старалась для всех быть хорошей, правильной. и никогда не жила так, как хотела. это, конечно, хреново — то, как ты живешь, но ты собой быть не боишься, тебе плевать, что другие скажут. и это круто

 

***

как сказала любимая преподавательница: это что за мода у нас такая: еще даже не расстались, а уже успели заскучать?

 

***

я могла так и не набраться смелости и не написала бы тебе. к слову, это вообще не в моем стиле: кому-то самой писать, звонить и делать первые шаги. я не люблю людей, не ведущих здоровый образ жизни, не люблю ведущих беспорядочную жизнь… и все-таки я с тобой общаюсь. ты рушишь все мои принципы и жизненные установки

 

***

я всегда ставлю себя на место другого человека. я не хочу, чтобы кто-то чувствовал себя обиженным — я знаю, как больно, когда тебя обижают. я не хочу, чтобы кто-то чувствовал себя ненужным — я знаю,  как это: быть ненужной самым родным людям. я не хочу, чтобы кто-то страдал — потому что я страдала большую часть своей жизни

 

 

***

ничто, кроме любви, не определяет нашу жизнь. если бы люди это помнили, жить было бы гораздо легче

 

***

самые важные слова не «я люблю тебя», а «спасибо за то, что ты есть».

ты их сказал сегодня

 

***

можно и любить, и ненавидеть одновременно. от любви ненависть еще сильнее бывает и разрушительнее — для тебя самого. от любви ненависть жалостливее и печальнее — потому что не хочешь ненавидеть, а все-таки по-другому нельзя, нельзя

 

***

я люблю его так же трепетно и нежно, как родного брата, как моего отца. он просто мой — душой и разумом. бесконечно родной, бесконечно понятный и такой близкий. мне бы хотелось быть с ним рядом, на расстоянии вытянутой руки — так же, как с родным братишкой. так же кормить, обхаживать, заботиться, холить и лелеять… я бы хотела, чтобы он был моим, чтобы я могла устроить его жизнь, контролировать каждый шаг — зная, что он без пригляда всегда может споткнуться. я просто хочу, чтобы он всегда был  где-то рядом — лишь бы видеть, что он жив, здоров и абсолютно, в высшей степени счастлив

 

***

от одного названия лимона становится кисло. так у меня при упоминании о тебе появляется горечь — на языке, в сердце, в мыслях

 

***

я люблю в тебе не того, кем ты являешься сейчас, а того, кем ты можешь быть в будущем

 

 

Мы встретились там, где растут полевые цветы, в маленьком доме на высоком холме. Теперь можно помолчать.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.