Алёна Туманова. Старая кинолента (сборник стихотворений)

*     *     *

Заметней косточки и жилки,

Слабей желанья и восторги,

А демон смутного возмездья

Поодаль душу сторожит.

Не я ли с жадностью глотала

Любимый сладостный напиток

В многоголосье дружных сборищ

И в кутерьме поспешных дел?

 

Разбилась голубая чашка.

Исчезли колыханье стягов,

Победных маршей громыханье

И радость призрачных надежд.

 

Мой день кончается внезапно

Обрывом старой киноленты.

Последний зритель в гулком зале,

Кричу: «Механик, дайте свет!»

 

Сердечная боль

Мой друг, шесть десятков  – не вечер,

Ещё  продолжается жизнь.

Расправь утомлённые плечи

И с сердцем своим примирись!

 

Оно одолело невзгоды

И поиски новых дорог,

Друзей потеряло в походах –

Устало и ты занемог.

 

Верни пешеходную скорость,

Гитару возьми в дольный путь,

Чужие ошибки и подлость,

Как старых врагов, позабудь!

 

Никто не отнимет богатства:

Кровинок твоих торжество,

Талант и душевное братство,

Любовь, что превыше всего.

 

Пришла изумрудная осень

С веснушками листьев златых.

Лежат ароматные росы

На ветках и травах лесных.

 

Мы стали добрее и лучше,

Чем были полвека назад.

Идём, мой надёжный попутчик,

Пока не настал листопад.

 

Карантин

Жизнь идёт пунктиром. Карантин.

Замерла дождиночка на ветке.

Для меня квартира вроде клетки –

День и ночь один, один, один.

 

Не стекают капли по стеклу,

Потемнело, задохнулось небо.

Много не успел, не видел, не был…

А теперь, возможно, не смогу.

 

Если что, не плачьте обо мне.

Побегут ручьи, смывая мусор,

К вам придут растрёпанные Музы

Через год, но точно по весне!

 

Временно сидите по домам.

Чудеса случаются на свете:

Засмеются беззаботно дети,

Заснуют машины тут и там.

 

В небе закружатся стаи птиц,

В сети косяками хлынет рыба,

Распадётся пандемии глыба,

Будет меньше горя и границ.

 

Стихи

Вот, они – стоят на полке,

Ты возьми и почитай:

Там зеркальные осколки

Сыплются за книжный край.

 

В них – созвездия метафор,

В них – разъятые  сердца,

В них свободно дышит автор

От начала до конца.

 

Были всплески вдохновений,

Опьянение любви,

И манил беспечный гений

Кануть за Экзюпери.

 

У одних – блокады холод…

У других – рывок петли…

Беспощадной власти молот

Смял несбывшиеся дни…

 

Дар – проклятье и спасенье.

Он – нацеленный курок –

Заплатить велит за пенье,

Красоту кинжальных строк.

*      *       *

С. А. Есенину

Не за ласковые речи,

Не за ясные глаза

Полюбила я навечно

За святые образа,

Что не в доме и не в церкви –

В глубине любой души,

Но со временем померкли,

Словно медные гроши.

Вдруг вернулись краски детства,

Изменился тусклый мир.

Стихотворец дал согреться

Звуками небесных лир.

Самаркандские мечети

И ущелья грозных гор

Развернули на планете

Вдохновляющий простор.

Для меня родными стали:

Убежавший в поле куст,

Городишко обветшалый

И дворняги старой грусть.

Не случайно листьев шелест

И морозный скрип зимой

Привели, как рыбу в нерест,

По препятствиям домой.

В русский край, где непогода

Восемь месяцев в году,

Где прелюдия восхода

Затмевает маету,

Где на воле песня льётся

И церквей щемящий звон.

Купола – осколки солнца –

Созывают на поклон.

 

Мемуары

Не догнать в грядущем годы,

Не увидеть неба край,

Неожиданные всходы

И разгадки новых тайн.

 

Там, наверно, нет томлений

И потерянных людей,

В синтетическое время

Практикантов всех мастей.

 

Потому смотрю возвратно

В прошлый промелькнувший век,

Где отважно и приватно

Выживал интеллигент.

 

Удивляют упованья

И надежды тех времён,

Бездны разочарованья

И величие имён,

 

Нищета, потеря крова,

Верность слову, долг и честь,

С детства заповедь Христова  –

Перечёркнутая месть.

 

Одиночество случалось.

Раз о власти не радел,

Выход – дальние причалы,

Эмиграции удел.

 

От заразы потребленья,

Пандемии пошлых дней

Улетели в даль забвенья

Стаи белых лебедей.

 

Русский характер

Шелестят ли леса вековые,

Или дует нещадно пурга…

Всё заложит в характер Россия

С малых лет навсегда, навсегда.

 

Научили певучие степи

Постепенно терпению баб,

А уральские горные цепи

Дали душам сибирский масштаб.

 

До конца русский нрав не изучен,

Простодушный, свирепый, родной,

Удивляет загадкой излучин,

Обжигает студёной водой.

 

Мы порой совершаем ошибки,

Потому что сердца горячи,

Но в запасе есть щедрость улыбки

И тепло старорусской печи.

 

Искусство портрета

Неведомо когда и где,

Подобно утренней звезде,

Поманит образ человека?

Загадкой личности пленён,

Маг отражения времён

Запечатлеет имярека.

 

Когда художник кисть берёт,

Модель невольно зренью лжёт –

Такой, как есть, предстать ей страшно,

Но мастер создаёт портрет

Из утаившихся примет.

Польстит –  себя предаст напрасно.

 

Увидеть иногда я тщусь

За мнимым равнодушьем грусть,

Беды болезненные клейма.

Свою соринку удалить,

Мазки небрежно положить

Легко, прикрывшись вдохновеньем!

 

Глазами и рукой ищу

Души отгадку и ращу

Портрет от замысла до точки,

Но знаю точно наперёд,

Коль сила тёмная ведёт,

Бессонные наступят ночки.

 

В итоге – автор виноват,

Ведь промысел его чреват

Ошибками в трактовках судеб.

Нередко в образах своих

Бывает он несправедлив,

Но верят живописцу люди!

 

*       *       *

Где скрывается, интересно,

Сновидений цветная жизнь?

Подскажите такое место,

Загляну сквозь дыру кулис!

 

Там мелькание сценок, клипов,

Странных связей, опасностей,

Нарушение стереотипов,

Глубина сопричастности.

 

То космическим хладом веет,

То охватит телесный жар,

От блаженства уста немеют.

Так, куда этот мир пропал?

 

Сон по кругу, бывало, ходит,

Возвращает меня назад,

Где тепло при любой погоде,

Небольшие дома стоят,

 

В детский сад я веду братишку,

На работу торопится мать,

И лежит нераскрытой книжка…

Продолжаю её читать.

 

*      *      *

На улице играют дети.

Не школьники, а малыши.

Никто в отличники не метит,

Им пораженья не страшны.

 

Для них – лукошко с чудесами,

Монетка под ногами  – клад.

Они пытливыми глазами

На нас доверчиво глядят.

 

Бытует сказка вместе с явью.

Сосед, похоже, Бармалей.

Зимой в санях летит над хлябью

Мороз с помощницей своей.

 

Такое видится и снится!

Неведомый закрытый мир.

Он под ресницами гнездится,

Не переложишь на клавир.

 

Ребёнок чувствуют нюансы

И слышит звуки тайных струн.

Сердечко бьётся в резонансе

С восходом солнца, сменой лун.

 

Ученик

Играет мальчик на баяне,

Вернее, учится играть.

В многоголосом океане

За хвостик ноту надо взять.

 

Запомнить трудно без «подглядок»,

Где пальцы ставить каждый раз,

Чтоб тайну извлекать из складок,

И чтоб мелодия лилась?

 

Ведомый материнской верой,

Что жить без музыки нельзя,

Он звук роняет полной мерой –

Побудкой летнего дождя.

 

Давай, малыш, трудись, старайся,

Аккорды складывай в мотив!

В окно он вылетит из класса,

С собою праздник прихватив.

 

Маяковка

Не идёт у нас беседа.

Растеряла я слова,

Их, как бусины браслета,

Вместе не преподнесла.

 

Маяковский замер в камне.

Был влюблённым, и ему

Довелось жить на вулкане.

В равнодушии живу.

 

Помолчим, любимый, лучше,

Над тоннелем постоим.

Шум московский льётся в уши

Под свистящий шёпот шин.

 

Спрятал краски поздний вечер,

Засверкал машинный хвост.

Ждёт тебя другая встреча,

Судеб сложный перехлёст.

 

Почему годами помню,

Как робела пред тобой?

Зал Концертный, дом огромный,

Маяковский за спиной…

 

Игра

С одиночеством свыкнутся как?

Будто Некто со  мною играет,

И фигуры с доски убирает

Безымянная чья-то рука.

 

Тех, кто дорог и близок мне был,

От судьбы защитить не сумела.

Невиновные, осиротело

Встали пешки у чёрных могил.

 

Скрежет вОрона: «Сдаться пора!

Для чего тебе немощь и старость?

А бездействие – сущая радость!

Не для смертных такая игра».

 

Но опять собираюсь в поход,

Созываю резервные силы.

Что мне ворон – наследник сивиллы?!

Наступательный делаю ход.

 

Декабрь 2020 г.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.