Виктор Сбитнев. Закон внутри нас (эссе)

«Властитель слабый и лукавый,

Плешивый щёголь, враг труда…»

/ А.С. Пушкин /

Октябрь медленно, почти нехотя переходит в ноябрь. Полнолуние. Над головой зеркальный блеск вбирающей нас Вселенной. Под этим пронизывающим небесным светом на Земле всё выпукло и очевидно. …Прошло всего два месяца со дня  отравления Навального, а, если исходить из  пафоса про-кремлёвских эпистол, попытки политического убийства на территории России как будто  и не было.  И мы всё читаем не про человеческие страдания и подлость конкретных исполнителей, а о том, кому это выгодно. И очевидным идеологическим стартёром, запустившим  пошлый  шум в СМИ, является свербящая прикормленных публицистов мысль: якобы априори ненавидящая Россию Западная  Европа —  «благодаря инсценировке отравления» — пытается в очередной раз   ввергнуть  нашу страну в состояние тяжёлого экономического кризиса. Но это, мягко говоря,  не совсем  так.

 

Спору нет, Европа всегда ревновала Россию к её богатейшим природным запасам и нескончаемым энергетическим ресурсам, не говоря уже о блистательных достижениях русского искусства и науки и той уникальной роли, которую играет наш евразийский континент на современном этапе развития всей ЦИВИЛИЗАЦИИ. Но… это не перечёркивает тех магистральных проекций нашего совместного развития, которые были сформированы за последние как минимум три века  евро-российской истории. Я беру всего лишь три века с единственной целью: для пущей динамики и соответственно большей ясности максимально уплотнить повествование. Так, если взять за точку отсчёта Новгородскую Русь, то Россия была неотъемлемой частью Европы уже в самом начале второго тысячелетия. Новгород Великий, будучи членом Ганзейского Союза, существенно превосходил последний  по военной мощи (будучи более сосредоточенным и сконцентрированным!)  и не уступал  ему по уровню развития культуры и благосостояния граждан.  Европейцы и новгородцы, в сущности, жили одним торгово-промышленным и геополитическим домом, в котором столкновения с тевтонами были скорее досадными  недоразумениями,  чем органичной частью присущего средневековой Европе цивилизационного процесса. Территориально Новгород расширялся на Север и Восток, на Западе же установилась многовековая стабильность. Не лишне напомнить также, что голландцы и немцы завидовали новгородцам, что те носили только кожаную обувь, избегая лаптей (немцы носили деревянную)! К сожалению, европейский Новгород был захвачен и уничтожен «ордынской  Москвой» (на Шелони привычная противостоять тевтонам, закованная в броню тяжёлая новгородская конница была буквально выбита лёгкими татарскими лучниками  и т.п.)., а потому сразу перехожу к концу 17-го века.

Напомню лишь о том, что Русь рвалась в Европу ещё с седых времён Рюрика. Десятки новгородских и псковских князей были варягами, а в области культуры Русь, унаследовавшая византийскую духовность, смотрела больше на Запад, а не на Восток. И не только европейские гены привели Петра к мысли о европеизации России, о насильственном, по сути,  варварском насаждении европейского образа жизни в стране, которая до него  жила якобы совсем  иначе. Если  внимательно просматривать общедоступные документы допетровской поры, то европейские связи Руси и в них выступают на первый план. Поэтому точнее будет заметить, что Пётр более решительно взялся довершить то, что уже проводилось в стране и до него. Но именно Пётр прославился насаждением европеизма буквально во всём: заставлял строить голландские корабли, отливать аглицкие пушки, пить немецкий кофе и носить парижские парики! Без преувеличения, после Петра Россия была уже совсем другой! Сам он женился на практически не говорившей по-русски протестантке, а во власть начинают приходить  разного рода Лефорты,  Бироны и Минихи, да и сама Анна Иоанновна — из княжеской немецкой  семьи, не говоря  уже про Екатерину, которая переписывалась с Руссо и Вольтером почти  как со  своими европейскими родственниками! Короче, Россия усилиями её правящих элит  стремилась непременно стать европейским государством, упрямо привозя к себе европейские аграрные  машины, ткацкие станки, шедевры западного искусства, самих европейских мастеров, зодчих, инженеров, военспецов,  учёных и простых учителей, колбасников, кондитеров, поваров, садовников и т.п.  И вот когда нас наконец-то им, европейским государством, признали, к нам и относиться стали, как к европейцам.

… Меркель посетила Навального после отравления. Это нормально, с точки зрения европейца, но предосудительно, с точки зрения российского чиновника-«патриота». Казалось бы, женщина, обычные человеческие и безыскусные материнские чувства! Ну, ведь жалко Алексея, жалко молодого европейца, которого преднамеренно пытались свести в гроб  некой изысканной азиатской отравой, словно наследуя средневековую восточную традицию, согласно которой  неугодных русских князей татарские ханы специально вызывали в орду, чтобы ОТРАВИТЬ, как, например,  Александра Невского.  Человек мучался, страдал, потом долгое время находился в полном беспамятстве, потом заново учился мыслить, говорить, двигать руками и ногами, ходить.  А в интернете – сплошные пошлости о том, кому это выгодно: Германии, США, Китаю, российским олигархам или даже оппозиционерам из окружения Навального?

Но я не про то. Я про пресловутую навязчивую манию Запада  — угробить Россию. Интересно было бы спросить у всей этой мутной редактуры якобы «прямых эфиров»: ЗАЧЕМ? Дело в том, что России две: одна – президента и «друзей»(с их миллиардами и азиатской отравой),  а вторая – наша: простых россиян, бюджетников, предпринимателей, пенсионеров (с пустыми карманами и европейской законопослушностью). Первая всех нас имеет, а вторая, в связи этим, имеет непрекращающийся процесс выживания. Лично я не имею к президенту никакой паталогической антипатии, а просто уже лет десять имею отчётливое убеждение, что он упрямо ведёт Россию, и соответственно меня с моей женой, сыном и внуками, к неизбежным материальным и духовным неудобствам и страданиям. И его надо просто остановить! Ни больше – ни меньше. Примерно  то же думают и в Европе… и прежде всего потому, что натурально опасаются  за благосостояние и саму жизнь граждан своих благополучных стран. Повторюсь, по моему мнению, президент  – не шизоидный мизантроп, мечтающий о гибели человечества (так считает бывший президент Украины Кравчук и пр.) и  не злонамеренный проходимец из стаи Березовского (так считают бывшие члены «ельцинской семьи» и пр.), а обычный КГБешный полковник, старательностью и хитро-мудростью   добившийся предельных высот в российской государственной иерархии и предсказуемо захмелевший от открывшихся вдруг возможностей. Это вполне можно сравнить с процессом стремительно развившейся наркомании: два-три укола героина – и ты во власти у посадивших тебя на иглу доброхотов… до самого неизбежного при этом конца. Сталин, как известно, долго умирал в луже мочи, и никто, даже верная «шестёрка» Никита Хрущёв, так и не осмелился подойти к нему хотя бы с какой-нибудь таблеткой или полотенцем. Более того, в аккурат Никита Сергеевич и стал вдохновителем проведения рокового для сталинизма двадцатого съезда партии. Потом   Брежнев разоблачил «утратившего бдительность Хрущёва», затем речистый «голубь мира»  Горбачёв – не выговаривавшего слова милитариста Брежнева, а опившегося многолетним  эликсиром трезвости Михал Сергеича сковырнул опохмелявшийся первачом Борис Николаич… Но вот дальше, дальше, если угодно, «История города Глупова» стала развиваться не по бесконечным горизонтальным пространствам, а по проворно сброшенной сверху предельно короткой вертикали: уставшая от мазохизма своих выкормышей партия в отчаянии передала жезл правления страной своему главному охранителю – Комитету Государственной безопасности СССР.

Синтез КГБешного опыта и «внешнеэкономической» (воровской) питерской практики произвёл на свет нехитрую, но чрезвычайно губительную для огромной континентальной страны схему глобального противодействия (по Чубайсу!): все доходы  приватизируем, а все убытки – национализируем! В реанимационной горячке первых лет третьего тысячелетия никто в эту казуистику особо не вдумывался, а когда ситуация в РФ стала резко меняться, было уже поздно: вместо Юкоса появилась Роснефть,  вместо Ходорковского – Сечин, а вместо какого-никакого Рынка – государственно-монополистические корпорации. И вся пост-ельцинская эпоха полетела ровно по самой популярной пушкинской сказке: «Год прошёл, как день пустой. Царь женился на другой». И теперь разводиться с этим парализовавшим волю народа «сказочным» царём нашей оказавшейся в полной изоляции стране и трудно, и небезопасно. И замечу ещё раз с особым пристрастием, что такое расхристанное состояние России достигалось президентом и его командой долгие годы, став сегодня, по выражению Ангелы Меркель, «жёстким вызовом всему спектру основных европейских ценностей». Вот и вся русофобия!

Дело в том, что любой мало-мальски мыслящий европеец нынче прекрасно осведомлён не только о том, какие духи предпочитает жена Макрона, но и о… «кошельках» российского президента, приволжских усадьбах вчерашнего российского премьера, реальных зарплатах наших депутатов, министров, глав госкорпораций, банкиров, олигархов… И ему не понять, почему у вконец обнищавшего российского народа столь высокооплачиваемые начальники! То есть буквально: почему основная часть наших граждан живёт в пять раз беднее немцев, а их избранники-депутаты имеют денежное довольствие примерно вдвое выше депутатов Бундестага? Ведь именно президент, премьер, министры, депутаты и разного рода Сечины и Миллеры отвечают за благосостояние российских тружеников! И если это благосостояние десятки лет не поднимается выше плинтуса, то за что эта расфуфыренная, бездельная и беспринципная   публика столь обильно окармливается из бюджета страны? Это не только не по-европейски, но и не по-людски! А никто в современной Европе не желает возвращаться к давно миновавшим стадиям средневекового скотства!

И вот некий молодой блогер создаёт специальный фонд по борьбе с этим очевидным несоответствием. Фонд активно берётся за дело. Одна, вторая, десятая публикации. И оказывается, чего бы ни касался президент – институтов брака, отцовства, гражданства, поощрения в виде высших орденов и премий страны, отечественного спорта, культуры, театра, искусства, образования, просвещения и медицины, экологии, лесопользования – всё тут же превращается в, грубо говоря, г…  А главное, как вскоре выяснилось, в современной  России  жируют не только её министры и олигархи, но и прикормленные режиссёры, актёры, деятели культуры, музыканты, учёные, врачи, разного рода активисты из народных толщ. «Вертикали» выборочно извлекают из забытых Богом захолустий Ивановых, Петровых, Сидоровых и предъявляют их сытую и свободную жизнь стране и всему миру, убеждая и своих, и чужих в том, что по-прежнему «я другой такой страны не знаю…». Но европейцы, априори живя в совершенно иной атмосфере (чуждой лжи!) и давным-давно решая для себя совсем иные проблемы (не про добычу денег на еду и одежду!), этому «убеждённо не верят»! Мир стал чрезвычайно плотным и одновременно прозрачным. В нём уже не скрыть ни сверкающих золотом дворцов кремлёвской знати, ни прогнивших рязанских сараев, ни гнусной подоплёки непотопляемости  воровки Васильевой, ни драматичных мотивов самосожжения журналистки Славиной : «В моей смерти повинно российское государство!». А государство – это, прежде всего, его президент, премьер, депутаты и министры. Ну, и, конечно, защищающие их беспредел омоновцы, которые в нижегородской квартире изощрённо издевались над худенькой беззащитной девушкой, доведя её до ужасного самоуничтожения. Может, у президента после этого заболела душа, или министр внутренних дел попросился в отставку? Да, что вы, родные мои соотечественники? Возможно даже, что где-то в кулуарах российской власти этим старателям из силовых структур  уже спешно приготовили соответствующие ордена и тайно, как Кириенко дали Героя России, вручат их в какой-нибудь «дежурной» вологодской землянке или в списанном военном транспортнике, вывозящем в офшоры остатки  присвоенного «друзьями» президента  английского золота. Ибо у нас даже звание Героя нынче дают не за проявленный героизм, а чтоб не посадили после смены воровской власти («вечный сенатор» Медведев из той же оперы!). Спору нет, у них там, на Диком Западе, тоже далеко не всё по нормативным прописям. Человек остаётся человеком повсюду: и в России, и в Германии, и в Брюсселе, и в Токио, и в Катманду. Только вот нашего обывателя отделяет от граждан остального мира столь плотная завеса самой агрессивной и бессовестно-лживой  пропаганды, что он давно утратил не только чувство национальной самоидентичности, но и элементарное ощущение  реальности происходящего окрест. Например, глава государства говорит по центральному телевидению (!), что он с корешами из силовых структур кого-то там замочит в сортире. Сначала миллионы россиян подумали, что перед ними банальный уголовник, но постепенно соловьёвы с киселёвыми внушили доверчивым телезрителям, что эту президентскую феню следует понимать буквально: «замочим» — значит,  призовём к ответу по Закону (?). Примерно то же произошло и с другими репликами и роликами из жизни президента РФ. Вот он купается полуобнажённым в сибирской реке, вот он ведёт косяк перелётных птиц, вот он играет в хоккей и кувыркается на татами, вот садится в боевой штурмовик, в батискаф, в подводную лодку, в новые «Жигули», на трактор, за фортепиано, вот, озабоченный, заявляет любопытствующим, что ему «прежде надо выдать замуж свою бывшую жену Людмилу».  Между тем, Сеть забита его интимными похождениями, фото его «левых» детей и т.п. Давайте просто перекинем сложившуюся вокруг нашего президента этику, скажем, на Ангелу Меркель. Представьте, какая-нибудь немецкая советница Марта выражает своему канцлеру опасения насчёт российской подлодки в Северном море, а Меркель ей так бодро отвечает: «Не писай, дета, в аккурат замочим на мелководье!» Или вообразите главу МИДа Евросоюза Федерику Могерини в лифчике и трусах плывущую по амстердамскому  каналу, а на гранитной набережной её с махровым полотенцем дожидается…  Шойгу. Извините, Шарль Мишель, конечно. И примерно так же можно грузного Бориса Джонсона запихнуть в кальсонах  в корзину воздушного шара, а юркого Эммануэля Макрона пустить в трико на самокате по Елисейским полям… Вот это будет настоящая европейская политика!

Я это к чему? В математике есть такое простейшее действие  – приведение к общему знаменателю. Так вот, нашу внутреннюю политику и основные наши этические нормы на уровне социума к общему знаменателю с соответствующими европейскими дефинициями – как ни старайся – привести не удастся! Сотни лет стремясь к европейскому единству, мы за последнее десятилетие ушли куда-то не то вбок, не то назад, а не то вниз… в бункер.  И в аккурат именно поэтому, а не по причине некой заданной из-за океана русофобии, нынешняя Европа нервно пытается принудить нас, то есть наших без малого сто миллионов избирателей, всерьёз задуматься над больным для всего мира вопросом: а, может, пришла пора перекинуть всю мощь наших вооружённых сил на возрождение промышленности и сельского хозяйства, то есть сократить финансирование оборонки в пользу производства гражданской продукции,  просвещения и образования, науки и здравоохранения, культуры и искусства? Ведь нелепо, в самом деле, закупая почти всё у своих потенциальных врагов, в то же время  обносить свой нищий народ заборами из ракет и бомб, танков и боевых самолётов, субмарин и миноносцев?! Ещё одно такое выступление президента в Манеже — соответственно новая волна гонки вооружений, — и россияне начнут вымирать уже не сотнями тысяч, а миллионами за год! И защищать нашим доблестным полковникам станет попросту некого! Сегодня надо защищать свой народ не офицерскими регалиями, а, прежде всего,  достойными  учительскими зарплатами, пенсиями и развитой сетью социальных и правовых отношений, как это делает Европа и собирались – до прихода нынешнего президента – мы, русские люди 21-го века.

Строго говоря,  именно к  мысли о пробуждении в россиянах гражданской Совести вёл всех нас и Алексей Навальный, скрупулёзно показывая нажитые нечестно поместья, дворцы, фазенды, яхты и личные самолёты. Мы, россияне, живём неправильно, если позволяем так презирать себя, своих детей и внуков. А ещё есть наши отцы-шестидесятники и деды-фронтовики. Есть жестокая и героическая история России. Всё это существующий режим также равнодушно и цинично втаптывает в грязь. Ещё двести лет назад гениальный немецкий учёный-философ Эммануил Кант открыл императив  достойного существования на Земле. Это «звёздное небо над головой и нравственный закон внутри нас». Антигерои Навального, не догадываясь о его объективном существовании, решили своего «летописца» устранить. Физически не получилось. Теперь, желая реабилитироваться, они усиленно чистят и  подминают под себя информационное пространство. В сущности, до конца не ведая, что творят, они пытаются «устранить»  нашу с вами Россию. О, Боже, как это внятно под звёздным ноябрьским небом!    

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.