Александра Сорока. Желание дьявола (рассказ)

Приближался День Рождения Дьявола. Вольту естественно больше нравился День Всех Святых и Падших, но Люций любил свой день рожденья. Тогда Отец отправил его сторожить Адские врата и блюсти законы Гиены Огненной. «Лучшему сыну — лучшее задание во Вселенной», — так любил приговаривать Господь. Для многих театральный эффект изгнания и падения с Небес казался проявлением грозного характера Всевышнего и считался страшной карой, но Люций знал истинную природу поступка и не обращал внимания на глупые толкования и россказни рода людского. Люди – существа интересные, но уж больно апокалиптичные по натуре своей. Им подавай простые и точные понятия – Ад и Рай, Конец Света и вечное блаженство, Свет и Тень, Добро и Зло. Полутона дело тонкое и для большинства людей сложное понятие, гораздо проще утвердить лишь две стороны медали не обращая внимание на ребро.

—          Чай уже готов? — Люций оторвался от приятных мыслей и обратился к прислуге.

—          Практически, милорд. — ответил Вольт привычно лебезя.

—          Я не милорд и ты это знаешь. — у Дьявола на секунду блеснули красным глаза. — Упражняйся в своем сарказме над другими, будь любезен. — красный блеск пропал и на смену пришел легкий оттенок сирени.

—          Конечно, милорд. Как скажете милорд. То есть не милорд, мессир, владыка…эээ…хозяин? — Вольт продолжал ёрничать слегка пританцовывая, делая вид что подбирает нужный реверанс для исполнения. Впрочем, Дьявола его выходки интересовали мало, тем более в канун дня рождения.

—          Ваш чай, мессир…эээ…милорд…- при каждом слове Вольт делал вид что поиски нового синонима вызывают у него адские муки и головную боль. — …эээ…владыка…эээ…

—  …Прочь. — скомандовал Люций и взял с подноса чашку крепчайшего черного чая с лимоном. Мысленно отметил вопрос о переводе Вольта в услужение Вельзевулу на ближайшую сотню лет, дабы отдохнуть от назойливого серого человечишки.

—          Сию секунду, сэр. Незамедлительно. Всенепременно. — обрадовавшись новому слову для подбора вариантов Вольт улыбнулся и продолжил бормотать, притаптывая и кланяясь на каждом шагу, пока не исчез за дверью. — Прям в тот же момент. Одномоментно. Моментально. Сейчас же…

Люций помешал серебряной ложечкой чай и отхлебнул. Чай был крепкий, качественный, только что привезенный лично Вурдалаком Майским с плантаций Чакви. С пылу с жару, так сказать. Невежды будут рассказывать и притом яростно спорить, и доказывать, что Дьявол не пьет ничего слабее самогона. Якобы Властелин преисподней предпочитает крепкие градусные напитки и исключительно в большом количестве и главным аргументом приведут ярые призывы праведников “ распитие алкоголя — то есть от Лукавого”. Чушь, ерунда и полная ересь, скажу я вам. Люций конечно выпивал, как и каждый, кто создан по образу и подобию, но исключительно в частных случаях — как-то праздник Ивана Купала, аль День Всех Святых иль Бал Кровавой Луны, и то по пол сто грамма за один присест и только из уважения к гостям мероприятий. Дома же, в окружении любимых вещей, сидя у камина с домашним любимцем на руках чай наилучший спутник для размышлений и планирования дел.

Люций погладил кота и снова стал сёрбать горячий чай. Приближался его день рождения, когда его желания действительно имели смысл и когда вся истина задуманного Отцом мира блистала своей непревзойденной красотой. Дьявол еще пару раз отпил из глиняной кружки, потрепал Бегемота ласково по уху и встал с кресла.

—          Пора навестить нашу первую именинницу. — сказал Люций сам себе и подмигнул Бегемоту. Кот вежливо мяукнул и свернулся на кресле. Через секунду лишь пар исходящий из кружки и тихое сопение кота остались в пустой гостиной Дьявола.

Она держала фотографию в руках уже три часа. Держала и плакала, плакала и молила Господа, чтобы он полюбил ее так же как любит его она. Бескорыстно, всепоглощающе, вечно и до глубины души. Слезы лились по лицу смывая косметику и размывая грани любовного безумия.

—          Пожалуйста…пожалуйста…молю тебя, пусть он меня полюбит, пусть забудет про все на свете кроме меня и будет любить меня вечно…Пожалуйста, Господи, молю тебя…. Я желаю только одного, чтобы он полюбил меня сильнее жизни и навечно…

—          Господь не отвечает на желания. — Люций возник в комнате прямо из воздуха и стал медленно вышагивать по периметру. Стандартная однокомнатная хрущевка, тут и там содраны обои, старая мебель и выцветший диван цвета детской неожиданности.

—          ААААА!!!! — завопила девушка и моментально забыла о слезах и просьбах. Упала спиной назад и стала отползать в противоположную сторону от незваного гостя. — АААААА!!!!

—          Прошу вас, леди, не надо так кричать, разбудите соседей, три часа ночи. — спокойно ответил Дьявол и щелкнул пальцами, из-за чего у девушки пропал голос, и она открывала рот как немая рыба.

—          Желания Отец не исполняет, это уж верно, я вам скажу. По себе знаю. Как-то попросил у него на день рожденье новую звезду, симпатичную такую, знаете, всю в перламутровых переливах и алых завихрений с сиреневыми прожилками на поверхности. Ах, да, красивая получилась бы звезда. —  задумчиво произнес Люций и продолжал вышагивать уже в другую сторону рассматривая мелкие сувениры в серванте. — И знаете, что получил?

Девушка прижалась спиной батарее и все открывала рот в беззвучных попытках выразить свой дикий ужас.

—          Правильно, ничего не получил, ибо Господь желаний не исполняет. М-да, такая вот заковырка в его Вселенной получилась. Именно вам сегодня повезло, ибо я исполню ваше желание. Уж тут вы поверьте —  у меня великолепно получается. Дали и Гитлер подтвердили бы, но они как раз заняты. Горят-с. — при этом Люций щелкнул пальцами снова и голос девушки вернулся.

—          ААААААААА!!!! Кхм..кхе-кхе-кхе..АААА!!!! — вырвалось из перекошенного девичьего лица. Потом девушка крикнула еще раз пять или шесть и в конце концов успокоилась. Медленно вдохнула и выдохнула, не отрывая глаз от странного незнакомца, и задала вопрос.

—          Кто вы такой? Что вы тут делаете? — страх немного отпустил и в ход пошло человеческое любопытство.

—          О. Очаровательный слоник. Это вы из Египта привезли? — вежливо поинтересовался Люций рассматривая маленькую зеленую статуэтку.

—          Из Шри-Ланки. — ответила девушка автоматически. — Так кто вы?

—          Ну кто я вы уже поняли, не так ли? Поэтому оставим эти скучные разговоры да объяснения. Важнее зачем я тут. — ухмыльнулся Люций и грациозно развернулся к девушке. — Повторюсь, уж извините за пошлость. Господь не исполняет желания, это я делаю, с гарантией и обязательно в полном объеме. У вас же есть заветное желание? — произнес Люций самым невинным образом.

—          Е-е-есть, конечно. — Девушка посмотрела на брошенную фотографию на полу, собралась с духом и уже уверенней ответила. — Есть у меня заветное желание.

—          Ну вот и прекрасно. Давайте обсудим условия сделки. Скоро ваш день рожденья, не так ли? Вот там ваше желание мы и будем исполнять? Что скажете? По рукам?

Карантин ударил по всем сферам жизни, и что особенно удручало Пашу, по строительству. Много фирм разорилось и покинули рынок, крупные компании приостановили агрессивное развитие и казалось просвета не видно. Необходимо выживать и выживать агрессивно, хотя пока и неясно как. Но Павел был оптимистом по жизни и преимущественно видел если не белые полосы, то светло-серые точно. Правда в преддверии сороковника и сложившейся ситуации в стране даже светло-серые полосы приобретали оттенок мокрого асфальта после грозового дождя.

—          Ну что, тунеядцы, может поработаем сегодня или ну его? — с широкой улыбкой начальник вошел в кабинет.

—          А может не надо? — растягивая слова ответила Оля, — Может со следующей недели начнем? Транспорт толком еще даже не запустили, я сегодня два часа по трамваям с пересадками добиралась. Тут Оля привычно ехидничала, работать хотелось давно и по зарез. Слыхано ли видано – два месяца карантина в четырех стенах?

—          А я комфортненько добрался. — Виктор светился улыбкой и с его двухметрового роста в этот дождливый майский день она казалась еще ярче. — Даже в бассейне сегодня утром пять километров отпахал.

—          О, бассейны уже работают? — заинтересовался начальник, а Ольга оторвалась от экрана. Большинство развлекательных и спортивных центров закрылись из-за пандемии.

—             Ну, как тебе сказать, Пашка. Для своих — работают. — теперь улыбка доброго гиганта казалась слегка язвительной.

—          А, ну так тогда понятно. — опять протянула Оля и уставилась в экран что-то усердно печатая на клавиатуре.

—          Здрастье! — поздоровалась Наташа, выплывая из коридора в обилии сумок и пакетов.

—          О! И вам не хворать. — полоса жизни стала светлеть. Раз все приехали даже в условиях еще действующих карантинных мер, значит надежда есть.

Команду свою начальник любил и тщательно подбирал каждого с вниманием непосредственно к человеку, а не к его резюме. Паша считал, что стоит создавать команду, чем банально нанимать работников в штат. Даже с шестью людьми можно свернуть горы, а уж новое дело построить и того не проблема. С шестью особенными людьми. Да, порой они его расстраивали, халтурили и даже откровенно ленились и Павлу приходилось выходить из дзэна и повышать голос. Но чаще ребята его радовали, начальника любили все душевно, искренне, и время карантина не стало исключением.

—          А что у вас нового? Как проходит карантин? — поинтересовалась Натали, доставая ноутбук из сумки.

—          У вас? Ну, не знаю, как там у бухгалтеров, — саркастично ответил Паша. — А у нас даже не плохо. Надеюсь продолжим реконструкцию нового объекта. Ну, если Витя конечно договорился с собственником?

—          Все в процессе. Она пока не идет на уступки. Говорит, несмотря на карантин аренду платить все равно придется.

—          Какая аренда? Она совсем не в нашей стране живет, что ли? Все стоит, люди сидят дома уже два месяца, торговли нет, денег и так никто не платит. — Оля оторвалась от монитора и вступила в яростную дискуссию. Просиживание штанов дома негативно повлияло на всех.

Виктор всеми силами старался улизнуть из однокомнатной квартиры с двумя детьми и женой под любым предлогом. Он любил свою семью, но все же ему требовалось пространство и время на себя любимого. Наташа осваивала уже сотый новый рецепт то ли шарлотки, то ли «монастырской избы» — пытаясь убить время и занять руки. Ну а Оля сутками смотрела сериалы, от которых уже кружилась голова и крыша ехала набекрень. Ей хотелось действия, работы, цели, чтобы с пользой проводить даже вынужденный для всех отпуск. Поэтому она и злилась больше всех – работа стояла не только у «Синего кита», но практически вся экономика и торговая индустрия остановилась и приходилось только сидеть дома и бессмысленно втыкать в монитор.

—          Тише-тише. Разошлись тут. Понятное дело, что все хотят денег, кто ж спорит то. Но нам не вырулить со стройкой если еще и аренду всю платить будем.

—          Начальник. работаем. Ну вот честно. Я пытаюсь ее дожать. – ответил Виктор и жестом показал, что должен ответить на звонок.

—          Дожимай давай. Так, что у нас еще по проектам? — начальник вошел в рабочий ритм. Сомнения, которые еще утром терзали голову стали понемногу отступать. Вырулим, выживем – подумал он и мысленно улыбнулся.

—          Ну, раз уж мы так яро взялись за работу, то может пройдемся по архивным договорам и прочим документам? – Ольга немного выпустила пар и даже улыбнулась глазами предвкушая продуктивный рабочий день – желаемую замену лежания на диване.

—          Да, кстати. У нас Акты ее не все подписаны, начальник. – заметила Наташа укоризненно и стала перекладывать бумаги на столе.

—          Да. Все сделаем. Давайте по порядку…. – Павел воодушевился окончательно и заразился энергией ребят. – Давайте вначале пройдемся по финансам…

День прошел быстро — в звонках, сборах данных и переговорах по телефону. Обед привычно затянуло пеленой разговоров о коронавирусе и великих теорий заговора вокруг пандемии. Уже к четырем часам дня все под устали от заданного ритма, карантин выбил из колеи всех, и ребята из проектно-строительной фирмы “Синий кит” не стали исключением. В три начала зевать Наталья, в пять минут четвертого Оля предложила перенести мелкие вопросы на завтра, а в полчетвертого Вите позвонила жена и прельстила его рассказами о свежем домашнем борще. Паша понимал, что за один день после длительного перерыва всех дел не переделаешь, отпустил ребят по домам с указанием завтра быть всем и в полном составе с утра пораньше. Никто и не возражал.

Google maps показывали тянучку в сторону метро, но выбора не было.  Паша привычно завел Prado и выехал на дорогу. На повороте на проспект организовалась пробка, и Павел мысленно выругался. Медленная езда и особенно пробки его дико раздражали. Он родился с талантом вождения в крови, с горючей жидкостью в жилах и с баранкой в руках.  Больше всего он любил ездить в другие города и лучше рано утром. Когда солнце только думает показать первые лучи из-за горизонта, в воздухе стоит легкий аромат тумана и за лобовым стеклом практически пустая трасса. Рев мотора, легкий перелив мелодий по радио и только он, машина и дорога.

Сразу перед поворотом некий представитель рогоносящих животных в облике человека чуть не въехал в боковину. Паша резко затормозил и выругался: “Черт бы тебя побрал! Гонщик долбодятел, блин!”. Посигналил и стал медленно перестраиваться в поток машин.

—          Стандартное желание. Но я не черт, хотя знакомые есть. Передать вашу просьбу? — в элегантном черном костюме-тройка с розовым галстуком и в идеально начищенных туфлях Люций устроился на пассажирском сиденье автомобиля.

—          Твою…Ты кто такой? — Паша удивлённо уставился на незваного гостя. — Ты как вообще?.. А ну вылезай, леший.

—          Не черт я. Не люблю повторяться, но как есть. Я собственно по делу. — Дьявол невозмутимо продолжил прерванную речь.

—          Вылезай, кусок дебила! — рявкнул Паша, быстро перестроился в самую крайнюю позицию из возможных, нажал на тормоз и включил аварийку. — Я не люблю непрошенных гостей.

—          Ну, как же. Как же? — заулыбался Люций во все свое гладко выбритое лицо, — Ты ж сам меня вызвал. Ты ж желать изволил, и очень многого желать, скажу тебе по секрету. — и засмеялся от собственной шутки.

—          Выходи из машины! — спокойней, но уверенней прорычал Павел и слегка развернул корпус для удара.

—          Тише, тише. Не стоит применять рукоприкладство. Я вижу ты человек современный, эрудированный, поэтому мы с тобой на примерах будем знакомится, да? — Люций щелкнул пальцами и в мгновение растворился в воздухе.

—          Что за на… — начал было произносить Павел, но вдруг услышал голос внутри салона, голос того самого странного пассажира.

—          Прости, забыл тебя забрать. Глаза на всякий случай закрой, иначе заблюёшь все при материализации. — и Паша исчез так же, как и незнакомец, мгновенно растворившись в воздухе. Но этого он уже не увидел.

Павел не верил в Дьявола — и просчитался. Материализовался он вместе с незнакомцем в обыкновенной больничной палате. Женщина преклонных лет склонилась над больничной койкой практически уткнувшись в простыню что-то шептала. Минуты две сидела с опущенной головой, потом подняла ее вверх и в морщинистом лице Паша увидел столько боли и горя, столько невыразимых страданий, что он невольно поежился. На койке лежал полностью забинтованный человек, из рта торчали трубки, подключенные к аппарату искусственного дыхания, еще пол десятка проводов словно паутиной опоясывали руки и туловище. Бледное лицо больного не выражало ничего, словно готовая гипсовая маска — образец для скульптора. Опасаясь испугать женщину Паша тихо спросил.

—          Что происходит? Где мы?

—          Можете не шептать, нас она пока не видит. — ответил Люций. — У всех есть желания, понимаешь? Разные желания. Кто желает богатства и славы, кто любимую женщину, кто спасти родному человеку жизнь. — Дьявол сделал паузу и щелкнул пальцами, мгновенно материализовавшись в палате для наблюдателя.  — А кто желает отмщения, не так ли? — последнее уже было адресовано страдалице.

Женщина вздрогнула, но не закричала. Уставшими глазами она внимательно осмотрела Люция и просто, но коротко ответила.

—          Да. — сил бояться у нее уже не было.

—          Я могу исполнить ваше желание, но взамен пожелаю вашу душу. — спокойно сказал Дьявол и украдкой посмотрел на Пашу.

—          Банально, не находишь? — спросил уже осмелевший Павел.

После внезапного перемещения из уютного салона машины в больницу Павел внимательно наблюдал и анализировал ситуацию. Похмелье? Вчера вроде и не пил. Сон? За рулем он никогда не засыпал. Галлюцинация из-за стресса? Такой банальщиной Паша никогда не страдал и глюки приходили только после принятия тяжелых обезболивающих после перелома ключицы, да и то сто лет тому. Перебрав в голове еще с десяток сумасшедших теорий и просто невероятных объяснений, Паша все же пришел к выводу, что в этой жизни может быть все что угодно. И что новоявленный незваный пассажир может быть вполне как Дьяволом, так и самим Господом Богом. Все размышления пронеслись в голове секунд за двадцать и приняв уверенную позу он продолжил беседовать с самим властителем Гиены.

—          Душу за желание. Ха! Да в это поверит только умалишенный. — продолжил Паша. Женщина казалось и не слышала его слов и умоляюще смотрела на Люция.

Люций тем временем почти ласково посмотрел на измученную молитвенницу и протянул ей руку.

—          Месть за душу. — произнес Дьявол. Женщина бросила скорбный взгляд на больного, глубоко вздохнула сдерживая слезы и пожала руку Дьяволу. — Желание будет исполнено завтра, в ваш день рожденья. — произнес Люций и щелкнул пальцами.

—          В день рожденья? Вот уж невидаль. А просто так можно подумать ты душу забрать не можешь? — саркастично заметил Павел и ухмыльнулся. Дьявол исчез из плоскости восприятия женщины и ответил.

—          Не могу. — кратко заметил Люций. — Отдавать душу или нет — право выбора каждого. Ты можешь исполнить любое свое желание, вот абсолютно любое, но и я пожелаю исполнить свое взамен. — Люций подошел к мужчине на кровати и стал внимательно рассматривать его лицо.

—          Ты ошибся. У меня нет такого желания, чтобы я мог продать свою душу. — заулыбался Паша и скрестил руки на груди. Женщина все так же не видела собеседников и снова принялась усиленно молится то утыкаясь в простынь носом, то воздевая голову к потолку.

—          Есть у тебя такое желание. Мне ты не сможешь соврать. Помни, я хоть и падший, но все же ангел. — Люций поднял газету с прикроватной тумбочки и развернул на середине, при этом продолжая беседовать с Пашей.

Павел запнулся и опустил глаза. Да, такое заветное в душе имелось. И если этот черт самый главный черт, то вполне возможно он и знает его.

—          У каждого есть свое заветное желание. И я никого не принуждаю и не обманываю. Просто баш на баш, как говориться. Тебе мечта — мне твоя душа.

—          Спасибо не надо. – собеседник уверенно стоял на своем.

—          Ты думаешь, что без души жить так плохо? — Люций перевернул страницу газеты. — Ты глубоко ошибаешься. Более тридцати процентов людей живет без души на этой планете. — при этом Дьявол развернулся к Паше боком и показал большими буквами заголовок статьи: “Илон Маск запустил свой первый пилотируемый космический корабль”. — Душа сущность эфемерная и для большинства совершенно бесполезная. Я лишь предлагаю воспользоваться святым правом человека — правом выбора.

—          Слушай, Сатана, Дьявол или как там…

—          … Люций, если можно.

—          Хорошо, пусть будет, Люций. Мне не интересно твое предложение, ну вот совсем, правда. Верни меня обратно и как говорится — счастливо оставаться.

Люций отложил наконец газету и пристально посмотрел Паше в глаза. Потом он обошел больничную койку с другой стороны и прикоснулся к руке больного.

—          Он попал в аварию. Ты знал? — Паша молча наблюдал за сценой. — Водитель скрылся с места происшествия. Помимо переломов рук, ног и ребер у него сломан позвоночник. — Дьявол сделал паузу и отнял руку.  — Он больше никогда не сможет ходить, а был выдающимся спортсменом, пловцом.

—          Это печально. — заметил Павел.

—          Ты знаешь, о чем она просила? Какое ее желание?  — Люций указал жестом на женщину. —  Она молила о отмщении. Не о выздоровлении своего сына, нет. Она яростно молила чтобы водителя наказали, жестоко наказали. — Люций замолчал. В палате повисла немая тишина.

—          Зачем душа тому, кто не хочет ею пользоваться? У тебя есть время подумать над моим предложением до своего праздника. То самое желание, ты знаешь, о чем я говорю, всего лишь за твою душу. Поверь, без нее жить станет только легче. — закончил Люций и щелкнул пальцами. Паша исчез из палаты.

—          А ты могла спасти его…Но я не имею права вмешиваться, лишь давать право выбора. — произнес Дьявол в пустоту и тоже испарился.

 

 

—          Что с гостями? – спросил Люций усаживаясь в любимое кресло.

—          Все прибудут вовремя. – Отчитался Вольт.

—          Письменно подтвердили?

—          Так точно. В трех экземплярах, заверено десятью юристами каждый и с заверительными бланками. – бюрократия была любимым развлечением Дьявола. Изобрели ее конечно же люди, но сама концепция прекрасно вписалась в законы Гиены.

—          Сегодня не ёрничаешь. – заметил Люций. Вольт выпрямился по стойке «смирно» и промолчал. Всем видом прислужник старался показать, что желает исправится и остаться в услужении Дьявола. Свой черт милее – как говорят.

Камин приятно трещал поленьями и огонь выплясывал любимые танцы Сатаны.

—          Отец ответил? – тихо спросил Люций и посмотрел на слугу.

—          Хм. Эм. – начал было Вольт, но запнулся.

—          Ясно. Ничего, он никогда не отвечает на приглашения, но иногда появляется…пусть и ненадолго.

—          Чаю. – коротко скомандовал Дьявол и уставился в огонь. Отец его очень любил и Люций знал это, но… Но все же редко посещал своего любимого сына. Полвека назад ходили слухи, что он пропал, исчез. Люций посмеялся тогда, да и только. Не в отпуск же создатель Вселенной отправился. Но факт оставался фактом – уже более пятидесяти лет никто его не видел, даже Люций.

 

Паша открыл бутылку рома и плеснул на полпальца. Ну не верил он в Дьявола и все тут. Нет, фантастики разной начитался он в свое время размером с пятиэтажный дом и выше, но… Но увидеть Сатану собственной персоной своими глазами вот так без прикрас. Нет. Все это чушь, ерунда и скорее всего просто глюк, навеянный недавним стрессом. Инвестора дышали в спину, проекты стояли намертво и деньги уходили как песок сквозь пальцы. Именно так и не иначе. Ибо поверить во встречу с Дьяволом может либо сумасшедший, либо после сильнейшего перепоя. И еще эта чушь на счет душ. Люди значит могут жить без души и прекрасно себя чувствовать – ну прям Кинг не иначе в реальной жизни и при свете дня.

—          Люций. Ха! Бред! Чушь! Ахинея просто! – Паша стал прохаживаться по кабинету, шаг, еще шаг, потом разворот и в обратную сторону.

—          Чепухня! – сделал глоток, остановился и снова продолжил измерять комнату шагами, — Бессмыслица какая-то. Дьявол! Ха! Бредятина! Идиотизм!

В голове всплыли слова Люция про желание. Да. Имелось у Паши самое заветное желание и давно, то о котором он уже и думать забыл, пока сам Сатана в розовом галстуке не напомнил. Оно грело душу и терзало одновременно. Какое-то время он даже запрещал себе насильно не желать, но в самом потаенном уголке души оно светило ярким лучом и озаряло душу.

—          А если это возможно? А что если и правда это был Дьявол и желание исполнимо, вот прямо завтра, в мой день рожденья? Нет. Стоп. Это просто идиотизм какой-то. – еще глоток и он обессиленно упал в кресло. Мысленно приказал себе собраться, поставил стакан на стол и отправился в кровать.

—          Не бывать этому. – Павел твердо решил забыть о происшедшем, зарыть глубже его, заветное желание, и завтра ни за какие коврижки ничего не желать, совсем. Сатана, если он и существует, по его мнению, сущность лживая и обманчивая, почти как джин из бутылки. Ненароком пожелаешь случайно зеленый свет на светофоре, он аварию устроит на ровном месте. Паша еще долго крутился в кровати и не мог уснуть и только под утро закрыл глаза и провалился в царство морфея.

Из небытия его вывел будильник на семь часов и противно пиликая заставил-таки встать с теплой постели. Душ, бритье, кофе и уже спустя двадцать минут Паша выезжал из дома в офис. Отключив сигнализацию, он устало стал искать ключи от кабинета. Одна чашка кофе ничто в сравнении с бессонной ночью, организму срочно требовался кофеин и побольше. Отперев дверь, он поставил сумку на гостевой стул и заметил на столе конверт. Небольшой белый прямоугольник лежал прямо посередине и совершенно не вписывался в его картину мира. Паша точно помнил, что вчера оставлял стол полностью пустым. Он открыл конверт и вытащил открытку. Небольшая юморная картинка в виде карикатурного черта с улыбкой Джокера на обложке и только одна фраза внутри: «Твое самое заветное желание – твой выбор».

Не приснилось – первое что подумал Паша и тяжело опустился в кресло. Мысли снова понеслись галопом, и он даже немного тряхнул головой отгоняя назойливые видения. Начальник устало закрыл глаза и стал массировать виски. Перебирая снова все возможные варианты для логического объяснения конверту – подчиненные подшутили или кто из друзей прикололся. Но каждый раз мысли сводились лишь к одному — Дьявол существует, и он желает его душу. Ему хотелось забыть произошедшее и просто спокойно провести еще один рабочий день. Праздновать сорок лет он не собирался, даже с родными, поэтому и думать даже не хотел о своем дне рождения. Внезапно он вскочил на ноги и улыбнулся. На лице отразились все чувства разом – восторг от идеи, радость от принятия решения и огромнейшее удовольствие что эта фантастическая история наконец закончится.

—          Я желаю. – произнес он вслух. Паша даже удивился, что это раньше не пришло ему в голову. Это же так просто и понятно. – Слышишь? Эй, Сатана?  Я желаю!

В кабинете материализовался Люций с бокалом мартини с тремя зелеными оливками и улыбнулся.

—          Так ты все же желаешь? – промурчал Сатана и помешал мартини палочкой.

—          Все так просто. Я даже не могу поверить, что все так просто. – Паша стал заливаться от смеха и схватился за живот. Сонливость сняло как рукой.

—          Тогда пожмем руки? – Люций протянул свою руку в белой перчатке.

—          Вначале я думал, что сбрендил, понимаешь? – Люций не удостоил ответом сие излияние и убрал руку снова к бокалу. – Ведь не только я желаю, но и ты желаешь, так?

—          Именно.

—          И ты желаешь всегда только одного, так? – уверенность росла с каждым произнесенным им словом.

—          Так. – Люций все так же улыбался, абсолютно не замечая подвоха. Обмануть? Дьявола? Увольте.

—          И ты всегда исполняешь желание, какое бы оно ни было? – Люций молча кивнул. – То есть я могу пожелать, например, Эйфелеву башню у себя во дворе или весь пакет акций Apple, и ты выполнишь? – Дьявол снова вежливо кивнул. Как может прийти Сатане в его самую умную голову после ума Всевышнего, что его может подловить на собственном слове простой человечишка. Уверенность Люция была безгранична. Поэтому он просто молча кивал в ответ и все так же загадочно улыбался.

Паша собрался с духом, показал все свои тридцать два и гордо произнёс.

—          Я желаю, чтобы твои желания больше никогда не сбывались. – Люций только крякнул и выронил палочку для коктейля. Вся гамма удивления пронеслась по лицу. Он смерил улыбку, вылил в себя весь бокал мартини за раз и просто щелкнул пальцами.

—          Хитрец. – бросил Дьявол и в мгновение исчез. И только терпкий аромат зеленого яблочного мартини выдавало его недавнее присутствие.

Паша глубоко выдохнул, улыбнулся еще шире и опустился в свое кожаное кресло.

—          Книгу, что ли об этом написать? – подумал Павел в слух. – Назову ее – Желание Дьявола…Да…Хорошо звучит…

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.